Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Акции » Акция №2


Акция №2

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Вашему вниманию представляю неканонических персонажей, которые требуются ролевой. У них продуманы имена и биографии. С вас же только остается опередить внешность и характер. Данные персонажи очень требуются в игру, поэтому их утверждение не заставит себя долго ждать.

При желании вы можете внести свои изменения.

Продуманны следующие персонажи:
Чехия
Армения
Палестина
Воеводина
Сирия
Черногория
БЮР Македония
Албания
Болгария

0

2

Страна: Армения

Имя: <Гаяне Асриянц>

Пол: Ж

Возраст: до 18

История:
Армения, или Айастан, является одной из таких стран, которые родились не в то время и не в том месте. Она родилась в XIX столетии, 23 сентября, в бедной семье. Армения и её мама Айастан жили в то время в доме Османской империи. Вероятнее всего, её отцом был Ассирия, но этого она теперь не узнает, поскольку Турция, во время геноцида, убил и маму, и папу.

Конечно, младенчество свое она не помнит, но хорошо помнит рассказы России о себе и своей семье. Когда Турция узнал, что мама-Армения беременна, он сразу понял, что это значит – скоро на свет появится новая Армения и должна будет в будущем получить свою часть земли. И, как вы понимаете, Осман был крайне недоволен таким раскладом событий и делал все возможное, чтобы усугубить жизнь Армении без лишних подозрений. Обложил налогами, брал беременную с собой на сражения, всячески старался унизить, чтобы навредить будущему ребенку. Армения все сдерживала и терпела. И вот, на радость людям и назло Турции, родилась малышка, которую люди прозвали «Новой Арменией», а в миру Гаяне Асриянц. Первое время все были счастливы, девочку сразу же крестили. К сожалению, на тот период из христианских стран в доме Османской империи почти никого не оставалось, поэтому крестной девочки стала самая близкая Армении страна - Трапезунд (Понт), старшая сестра Греции. Совершив таинство крещения, они навлеки на себя турецкий гнев. Только хотел Осман вмешаться в происходящее, как тут же началась первая мировая война, в которую он ушел «с головой». Обстоятельства складывались крайне неудачным образом, Осман заметно проигрывал, и с каждым днем ему становилось все хуже. Последний султан не оправдывал ни его надежд, ни надежд народа. Империя разваливалась на части, а Греция, Англия, Франция, России и даже пресловутый Италия захватывали все новые и новые территории, и что самое раздражающее - они уже решили, как между собой поделят его страну. Армения осознала, что есть возможность бежать, но столкнулась с сопротивлением Ассирии и Понта. Они были бы и рады уйти, но понимали, что есть вероятность того, что Осман прикидывается, и все может стать только хуже, если они сбегут. Они ждали этого момента очень долго, но случилось неожиданное событие. Утром, перед их запланированным ночным побегом, к Осману пришел очень странный человек в черном костюме, от которого так и веяло холодом и злобой. Пройдя мимо «христианских братьев», он даже не посмотрел на них, а только покривил носом в знак омерзения, потом зашел в комнату Османа и начал вести с ним долгий разговор. Армения насторожилась – вдруг это врач, который будет лечить этого бесстыдного поработителя? Её худшие ожидания оправдались - буквально через час Турция стоял на ногах совершенно здоровый, как ни в чем не бывало. Это сразило беглецов наповал. Турция совершенно изменился, но что более интересно – изменился его взгляд, он стал абсолютно холодным. Теперь он не называет себя Османом, теперь он Турция! А этот великий человек, который исцелил его, был никто иной, как Кемал Ататюрк. Когда Армения смотрела на этого лекаря, у неё бежали мушки по коже, это был никакой не лекарь, а обычный гипнотизер, который вошел в сознание Турции и начал управлять им, сделав его абсолютно безжалостной машиной для убийств. До Турции невозможно было достучаться, он как будто игнорировал все просьбы и разговоры. В тот же день, ближе к вечеру, в комнату Понта и Армении из окна залетел Россия, чтобы «спасти» девушек из рабства. От раздавшегося шума Турция, вместе с Кемалем, вбежал в комнату, и были готовы начать сражение, и никого не интересовало, что в комнате маленький ребенок. Россия, всегда улыбающийся, уставился в лицо Турции, и, ничего не говоря, начал с ним сражение. Армения, испугавшись за судьбу дочери, помогла России нанести серьезный удар по Турции, лишь бы сражение прекратилось. Турция был повержен, но Кемаль, который стоял сзади как статуя, ничего не предпринимал и даже не менял холодного выражения лица. Перед новым ударом он посмотрел на Турцию и скомандовал ему уйти. Тот, нехотя, но сдался и ушел за своим «лекарем». В комнате остались три страны и маленький ребенок. Понт, видя, как ослабла Армения, взяла крестницу и начала её успокаивать. И тут случилось несчастье. Россия неожиданно позеленел, его стало серьезно колотить и шатать во все стороны – в его стране происходила кровавая смена власти, что означало серьезные изменения в самом Иване. Бунты по стране и Санкт-Петербурге на нем отразились ужасно. Он, стиснув зубы, попросил прощения у Армении и Понта и… исчез, оставив их в одиночестве. Дальше действия развивались стремительно - в ту же секунду в комнату влетел разъяренный Турция с окровавленным лицом, ударил девушек кулаком по лицу за предательство и содействие России, схватив их в охапку и бросил их в подземелье вместе с Ассирией. Гнев Турции с каждым днем нагнетал Кемал, который призывал раз и навсегда расправиться с «язычниками», сделав «Турцию для турок». Мама Армении в темнице от пережитого ужаса начала терять молоко и поэтому не могла кормить свою дочь… Понт и Ассирия помогали Армении, чем могли, но это было тщетно, здоровье Армении с каждым днем становилось все хуже. Самое большое несчастье случилось через пару дней, когда они все уже серьезно ослабшие увидели, что в кромешной тьме наверху открылась дверь, где появился силуэт Турции, который яростно сжимал кулаки. За ним, как обычно, стоял тот самый Ататюрк. Он шепнул что-то на ухо Турции, и тот, ни секунды не сомневаясь, спустился вниз и начал массовое избиение. Хорошо, что из-за тьмы никто не видел его глаз тот момент. Казалось, что он всю свою ненависть и призрение пытается вынести на беззащитных и ослабших странах, последних жителей его дома… Ассирия скончался на месте, за ним скончалась Армения… Когда скомандовал Ататюрк, Турция почти разделался с Понтом, но прекратил и ушел, оставив её и малышку доживать свои последние дни. Когда он ушел, она собрала сквозь боль и слезы свои последние силы и взяла маленькую Армению на руки. Охвативший её ужас, было, парализовал её, но вдруг за спиной появился свет. Понт подумала, что она уже мертва и идет в Град Божий, но нет… Дверь открыл маленький Курдистан, который сжалился над ней и выпустил на свободу. Понт, ничего ему не говоря, вышла, прихрамывая и всхлипывая от боли из темницы, и ушла, куда глядели глаза. Никто ей по дороге не встретился. На дворе была зима и Понт совсем не осознавала, что идет босиком по снегу, её главной целью было спасти крестницу. Она шла и не знала сколько, только чувствовала, что ноги у неё отнимаются. Она не знала, откуда берет силы на слезы, все тело было в страшной агонии. Оказавшись среди заснеженных деревьев, она неожиданно поняла, что идет по лесу и от бессилия упала на отмороженные коленки. Казалось, что жизнь закончена… но нет, перед её взором неожиданно оказался Россия. Он несколько оправился от восстаний, поэтому смог вернуться, но было уже поздно. Понт, исхудавшими руками и из последних сил передала Армению России, посмотрела ему в глаза и… скончалась. Армения навсегда осталось сиротой…

Когда Россия пересказывал ей эту историю, Армения плакала и с трудом могла сдерживать слезы. С тех пор, Армения была частью России. Когда она подросла, она тоже стала социалистической республикой и молила Россию помочь отомстить Турции. Она даже ради этого выступила помощницей во Второй мировой войне, хотя ей было чуть больше 10 лет, но, к сожалению, ничего не удалось. Она жила в ЗСФСР вместе с Грузией и Азербайджаном. Не смотря на то, что они казались братьями и сестрами, между ними не редко вспыхивали конфликты – посудите сами: Армения – православная, Грузия, благодаря влиянию Турции, ни то, ни сё, а Азербайджан был ярым мусульманином. Когда Армения повзрослела последний часто приставал к ней, домогался, но все было тщетно, в конце концов, он разозлился и пообещал отомстить. Не зная, как ей отомстить, он решил отобрать Карабах, её исконные земли! Совершил он эту кражу по-тихому, ночью, пока все спали. Утром Армения пропажу не заметила, но все пошло со времени обеда. Когда все должны были прийти за стол, Россия попросил Армению помочь ему накрыть на стол. Когда Армения брала посуду для обеда из серванта, Азербайджан подговорил парочку ребят и опрокинул сервант на неё.  Армения чудом осталась жива, но теперь перепалки с Азербайджаном стали просто ежедневны, поскольку он ко всему прочему сознался в том, что украл Карабах и гордился этим! И как назло, комнату-домик Армении разрушило страшное землетрясение. У неё не было сил, чтобы сражаться, поэтому она была вынуждена прекратить конфликт. Время шло, СССР слабел, и постепенно все начали покидать Дом России. Армения, повзрослев, тоже сделала свой выбор и ушла из дома. Она попросила Россию простить её, так как у неё своя дорога, но о доброте России она никогда не забудет.

Сейчас Армения не слишком сильное государство на южных склонах Кавказских Гор. Она ежегодно привлекает внимание мира к кровавым страницам прошлого и находит все больше стран, которые её поддерживают. Находится в очень хороших отношениях с Грецией и Россией. Постоянно конфликтует с Азербайджаном и просто его на дух не переносит… так же, как и Турцию. Хотя ей в голову приходят благородные идеи, и она ищет разговора с Турцией, чтобы выяснить, где лежит тело её матери. 24 апреля каждого года она собирает всех армян мира в Ереване на общую молитву за упокой души.
http://cs5581.vk.com/u6440006/-5/z_3b76b4ad.jpg

0

3

Страна: БЮР Македония

Имя: <Вангелия Валав>

Пол: Ж

Возраст: 18-20 лет

История:
Под каким именем этой девушке побывать не удалось – и Скопиа, и Македония, и Вардарска Бановина, но из всех имен она любит, всем наперекор, Республика Македония. Когда она приходит к своим согражданам, она зовет себя <Вангелия Валав>. Днем рождения считает 8 сентября, по крайней мере, именно в этот день она, сказав Сербии, что достаточно взрослая, ушла, громко хлопнув дверью. Такое поведение поразило её брата, поскольку раньше, в детстве и отрочестве, БЮР Македония отличалась миролюбием и покладистостью. Тем не менее, давайте посмотрим на её прошлое.
Родителей БЮР Македония помнит очень плохо, поскольку те покинули своих детей при странных обстоятельствах, свалив груз ответственности на Сербию. Со временем, когда всей югославской братией попала в дом Византии, она стала взрослеть и сходиться все с новыми странами. Большое влияние на нее оказывала сама Византия, поскольку поселила в комнате своей матери, Древней Греции. Византия довольно часто проводила время вместе с маленькой Македонией, много рассказывала о самой Древней Греции и её походах вместе с Александром Македонским. Маленькой Вангелии это так нравилось, что она начинала представлять себя наследницей Македонского и даже дочерью Древней Греции. Византии это только нравилось, но она даже не могла представить, как это может аукнуться и без того намучившемуся Греции, её сыну. Македония очень любила своего брата Сербию и подружку Албанию, очень часто с ними проводила время, пока не влюбилась… в Болгарию. Когда она стала испытывать чувства к Болгарии, она стала забывать про своих друзей и родных и часто стала проводить время с «единственным». Сербии это совершенно не нравилось, поэтому он стал встревать в их отношения, но делал этим только хуже. Конечно, в 12 лет БЮР Македонии казалось, что старший брат понимает мир лучше, поэтому она замкнулась в себе и старалась не видеться с Болгарией. Тем не менее, их общий Византийский дом рушится на глазах, поскольку в Европу попал чужеземец – Османская Империя. И вот здесь все стало гораздо хуже, обычная мирная жизнь сменилась с тяжелым христианским существованием. Некоторые братия, такие как Хорватия и Словения, попали под влияние Австрийской империи, Босния, как в принципе и сама она, серьезно отурчивался, поэтому она старалась как можно чаще быть с братом, ибо он бы ей единственным оплотом в тот период. Периодически она грустила из-за разлуки с Болгарией, но ничего не поделаешь, в суровые времена вся жизнь суровая. С Албанией они стали часто конфликтовать, поскольку Албания приняла Ислам и стала слишком большой задирой из-за того, что получила османское расположение. Тихо-мирно время шло, БЮР Македония росла, но неожиданно случилось то, что Турция стал слабеть и на одном из мирных договоров подписал условие о «формальной независимости» Сербии. Это означало то, что её брат уходит, а она остается вместе с Албанией и Болгарией в доме Османа. Тут и началась смена характера БЮР Македонии на более вредный. На тот момент девочке было 15 лет, а в этом возрасте порой нужен образец для подражания. В этом ей активно помогла Албания. У Македонии появился голос, она стала снова встречаться с Болгарией, очень многое почерпнула от него. Когда же пришло время русско-турецких войн XIX века, она активно боролась на стороне Болгарии и России, но, к сожалению, из-за влияния запада, она не смогла добить ни жизни в Болгарском доме, ни своей независимости, поэтому осталась жить у Османа, который с каждым днем терял к ней свое доверие. В 1912 году девушке было уже 18 лет, и именно в этом году началась Балканская Война. Когда она свободно ходила в лес, на неё неожиданно напал Болгария, который сразу похитил её и утащил в свой дом. Как только Сербия об этом узнал, он пришел в неслабую ярость и начал их подживать. Когда поймал момент он, при помощи Греции, начал сражаться с Болгарией. Между ребятами завязались нешуточные споры за владение БЮР Македонией, пока последняя не сбежала прочь ото всех, поскольку поняла, что им нужна не она, а лишь та территория, которой она владеет. После подписания мира, три страны «разорвали» территорию Македонии на свои куски: под названием Južna Srbija («Южная Сербия»), Эгейская Македония (Греция) и Пиринский край (Болгария). Спустя некоторое время она вернулась в дом Сербии, который назывался теперь  Королевство сербов, хорватов и словенцев, или проще говоря – Югославия. Первое время все жили очень неплохо и дружно,  до начала Второй мировой войны. Здесь бедная Вангелия снова оказалась между двух огней – Албании и Болгарии. Они разделили и без того её маленькую территорию, но по завершении войны все вернулось на круги свою, только Македония слишком изменилась. Она начинала ненавидеть своих братьев и настивать на независимости. Ей даже плевать хотелось на «веру в дружбу и социализм», что впоследствии серьезно сыграло на руку Америке, который удачно попытался развалить Югославию. И вот, 8 сентября 1991 года она ушла из Югославии и стала жить отдельно.
Она была тихой и доверчивой, но жить её научили никому не верить и не слушать, поэтому она плевать хотела на Грецию с его ВЕТО, ей тысячу раз не интересно общаться с Сербией, в отличие от его дочери вместе с Албанией, Косово, хотя тут тоже есть свои проблемы. Албания стала частенько гостить у  БЮР Македонии, втихую грабить и без того небогатую Вангелию и «соблазнять албанскими печенюшками», то есть звать на её сторону. Лишь Болгария остается той отдушиной, с которой хочется ей общаться, и то, бывает, у бывшего возлюбленного, не все дома.

0

4

Страна: Албания

Имя: --

Пол: Ж

Возраст: от 20 до 25

История: Итак, Албания. Такая маленькая и, безусловно, Великая! Днем рождения считает 28 ноября, именно в этот день страны подарили ей независимость. Ну… точнее выпросила…. Ну… точнее уговорила…. Ну… точнее… читайте ниже.
Албания плохо помнит своих родителей, но уверена, что мамой была Древняя Иллирия, а отец – Александр Македонский. Она всегда во всем уверена и не позволяет, чтобы окружающие думали иначе. В ней много огня, даже флаг кроваво-красный. Хотя в детстве она такой не была, абсолютно. Она была примерной христианкой, жившая в доме своей наставницы Византии. Ещё в возрасте пяти лет она показывала незаурядные умственные способности и непомерную хитрость. Будучи в компании таких придурков как Сербия, всякая там Греция и прочая мелкая шваль, она хотела независимости. Хотя поначалу она с ними была в хороших отношениях, особенно с Грецией, наследником Византии. Сейчас трудно дать оценку, было ли это действительно чистым чувством, но в любом случае к своим 12-13 годам она старалась обратить внимание Греции на себя, но он почему-то игнорировал её и довел тем самым до огромного разочарования. Албания начала разочаровываться во всем этом Православии, греках и так далее. Ей вообще стало не интересно сидеть в этом Византийском доме, хотелось что-то поменять. Пришлось это желание на период упадка Византии. Албания была готова уйти, сжигая за собой все мосты, но блин… её поймала мама Северной Италии. Ну что ж, будучи оптимисткой, она решила пожить у неё и, как ни странно, ей это понравилось. Она познакомилась с маленьким С. Италией, слушала интересные рассказы о католицизме и как хорошо стать европейской страной… но потом она резко поняла, что ей промывают мозги. Поняв, что последняя не лучше Византии, она взяла и гордо ушла. Вернувшись, она стала сидеть в одиночестве, ей это настолько наскучило, что она пошла к Сербии отмечать свое 15-летие, благо другом был. Был. Сволочь. Воспользовавшись одичалостью Албании, Сербия начал спаивать юную девушку, и, до ведя её до нужной кондиции, «пошел творить новую страну».  Когда Албания поняла, что беременна, она чуть ли на месте не убила Сербию, но тут их разборке помешал ворвавшийся Османская империи, который поработил обоих.  Гнев Албании был неописуем, она поняла, что Сербии надо отомстить, но как? Все оказалось гораздо проще, чем она думала. Однажды осман собрал всех балканцев в своем зале и предложил им условие, если они передут в Ислам. Албания поняла, что тут можно выиграть, поскольку все её соседи стали напрочь отказываться. Осман, как будто знавиший, спросил Албанию последней. И она… ба-бах, согласилась перейти в Ислам! Шок, в который пришли все другие православные страны, был неописуем, а Албании нравилась эта идея, поскольку эти идиоты её вообще никак не уважали. Хороший, такой, урок преподала им Албания, поскольку стала одной из главных любимец Османа. Она распоряжалась всеми странами на балканах как хотела, ведь Осман поставил ей главной на Балканах. Незаметно подошло время родов. Албания родила девочку, но никак не могла придумать ей имя и подумала – раз в сербской семье могли девочку назвать Македонией, то почему бы ей не назвать её… например Косово? После родов к ней стал приползать скулящий Сербия и просить примирения, чтобы увидится с дочкой. Одно время Албания его отказывалась слушать, но со временем позволила, сделав вид, что простила (Ога, щаз). Осман очень часто стал вызывать её к себе, и поэтому с дочкой сидеть она не могла, так что она «доверила» воспитание Сербии. Постепенно она сошла с Македонией, стала с ней дружить и подначивать перейти жить в её дом, но та постоянно сопротивлялась, потому что без решения брата ничего не могла делать. Тогда Албания решила «подкорректировать» миролюбивый характер этой особы, когда Сербия перестал подчиняться Османской империи и стал жить отдельно. Зная свое весомое религиозное преимущество, она давила на все рычаги управления, уж больно ей нравилась комната, в которой жила подружка. Со временем она сумела повлиять на мнение Македонии, «разведя» ей с Болгарией и воспитывая в лучших албанских традициях. Время шло, Осман слабел, Албания все больше желала независимости. Последнее время Османская империя ей серьезно наскучил, стал подолгу пропадать, а когда началась Первая Мировая Война, он вообще начал с ума сходить. Он стал постоянно наказывать Албанию за любую оплошность (и не только). Когда она заявила, что если этот никчемышь ещё раз вякнет, она вообще объявит независимость! Он чуть было не порвал на месте Албанию, но не тут-то было, в просторную Албанскую комнату ворвались Греция, Сербия и Черногория и начали яростное сражение с Османом, в результате чего он был повержен, а сама она оказалась под угрозой дележа у троих придурков. Но… вы не поверите! Она из такой ужасной ситуации смогла выкрутиться! Ещё во время сражения она смогла сбежать и примчаться к европейским странам со слезами и причитаниями, как же её тяжело, как же ей плохо, её никто не любит, хотят смерти, разделить, что все просто ужасно, ей белый свет не мил. В 1912—1913 Австро-Венгрия, Великобритания, Германия, Италия, Россия и Франция признали вначале автономию, а затем — независимость Албании от Турции. Фактически над Албанией был установлен протекторат этих шести держав, которые и определили границы нового государства. Ну что ж, вот она, свобода, блин! Только что с ней делать? Долго думать не пришлось. Оказывается, Северная Италия испытывал к Албании светлые чувства, которые также испытывал и Германия. Из-за этого, кстати, Италия ушел из Тройственного союза в Антанту и начал крутить романчик с Албанией. Жаль, Албания не знала всех секретов. Пока она наслаждалась романтикой с Италией, союзники по Антанте пленили её, ликвидировав независимости, и она снова оказалась в жадных греко-сербских руках. Но сбежать от них Албании вообще не составило труда, и в 1920 году она объявила свою независимость! Пока она восстанавливалась, туда-сюда, за ней снова начал ухаживать С. Италия. От нахлынувших эмоций она совершенно забылась, подписала кучу договоров, совершенно не глядя на них, так ей нравилось быть с милым итальянцем. Дело дошло даже до заключения личной унии с Италией, но вот… вот. Она как-то забыла, что сейчас идет Вторая Мировая Война. Греция начал захватывать её дом в 1940 году, которому пришлось столнкунться не только с Албанией, но и… бац, с Италией. Сумев выгнать грека, Италия подарил Албании… не, не кольцо, а Косово и половину дома Македонии, что тоже неплохо! Планы о восстановлении Великой Албании подходили к своему воплощению!... Если бы… если бы Италия не оказался таким трусом. Получив по носу от Англии, он вышел из войны, оставив Албанию одну… на которую давно слюни пускал никто иной, как Германия. Со скоростью ягуара он захватил Албанию и забыл про неё. Как же её все это осточертело. Эти захваты, туда-сюда, она женщина, а не знамя переходящее! В конце-концов она так разъярилась, что в 1944 сама освободилась из немецкого плена и вышла из войны. Но надо признать, одной страной она таки восхищалась – СССР, сразившей Германию наповал. Как только стала она свободной, провозгласила себя Социалистической страной. Всем сила она старалась сделать так, чтобы Россия обратил таки свое внимание на её незначительную персону! Она все сделала для этого – и прическу поменяла, и в атеизм перешла, но ему пофиг! Он больше смотрит на Сербию, хотя в ней тоже есть славянские корни (ну, как она думает). Когда Россия «прочертил» границы СССР и Железного занавеса, она поняла, что вообще не нужна ему! И закрылась ото всех! Будучи в страшной депрессии, она била все, что попадалось от прошлых ухажеров, разрушала христианские храмы, занималось всяческой «Чисткой населения»… много чего ещё делала… Отходить стала лишь к 1986 году, когда была построена железная дорога «Албания-Югославия». Стала сходиться снова с Италией, Грецией, Сербией, но все хорошо помнила. Мило улыбаясь, она стала заниматься потихоря черным бизнесом. Особенно это было видно, когда она перестала строить коммунизм и стала Демократической страной. В доме Албании часто бывали мафиози, даже Южный Италия стал частым гостем, она в шутку называла его Дон Помидорко. Связи с азиатскими странами помогли подготовить хорошую поставку марихуаны в Европу. Её меньше всего интересовал человеческий фактор – как учил её новый друг Америка – главное в мире лишь деньги. Зато ей было очень радостно наблюдать за своей милой дочуркой, Косово, которая готова была вообще разгромить дом Сербии к чертовой бабушке.
Сейчас Албания не теряет оптимизма, частенько бывает в гостях у Греции и Италии, дружит с Македонией (особенно в вопросах по чморению и троллингу Греции), презренно относится к Сербии, но безумно любит свою маленькую дочку бунтарку Косово, которая так на неё похожа! Если вы думаете, что Албания растеряла умение хитрить и выходить сухой из воды – вы страшно ошибаетесь! Она стала просто… более разумнее в плане чувств. И теперь никто никогда не узнает, что у неё на уме.

0

5

Страна: Палестинская автономия

Имя: <Джамаль Хусейн>

Пол: М.

Возраст: 17-19

История: Мальчик резкий и пробивной. Если что-то не по нему, если он что из того, что ему нужно, он не получит, будьте уверены, придёт и возьмёт сам. Уж, по крайней мере, приложит все усилия.
Детство у него выдалось запутанное и тяжёлое. Жить мальцу было негде. Он шатался с караванами верблюдов по пустыне, время от времени навещая своих старших братьев (Египет и Сирию) и сестёр (Иорданию и Ливан). Те, в отличие от Джамаля остепенились, обзавелись своими домами и жили, не сказать что припеваючи, но относительно стабильно. Во время таких визитов они и приучили младшего брата к своей культуре, письменности и, главное, вере. Из непонятного кочевника Палестина стал мусульманином, чем, надо сказать, очень гордится и по сей день. Вера для него – едва ли не самое главное в жизни.
Со временем бессмысленные походы по пустыне ему наскучили: захотелось собственного дома, такого, как у всех родственников. Джамаль и место даже присмотрел, очень хорошее, у самого моря (удобно, не придётся забрасывать любимое ремесло торговца) и недалеко от сестёр и братьев. Увы, место понравилось не ему одному: на привлекательные территории толпой хлынули европейцы. Палестине пришлось уходить с любимого насиженного места. Впрочем, ненадолго. Когда он обратился за помощью к братьям, те с радостью откликнулись и пришли к нему на помощь. Вместе с Сирией и Египтом Палестина начал сражаться с европейскими захватчиками. Военное дело давалось ему легко и быстро, воин из него получился умелый и храбрый. Впоследствии война станет одним из его любимых занятий, оттеснив мирную торговлю на второй план.
То ли европейцам наскучило воевать, то ли Джамаль с братьями оказались умелыми воинами, но вскоре незваные гости с запада являться перестали. Зато появился Турция. Тут ни Палестина, ни его родственники не сопротивлялись, повоевали немного, для порядка, и хватит. Турция их, во-первых, не притеснял, а, напротив, высоко ценил, а, во-вторых, хоть и не был родственником, был братом по вере. Редко-редко Палестина проявлял своё неповиновение, и то не сам, а только чтобы поддержать брата Египта, и, в конце концов, всё решалось относительно спокойно и мирно.
Проблемы у Палестины начались, когда Турция заболел, и его огромная Империя развалилась. Тут снова нахлынули европейцы, желающие навести свои порядки. Сил воевать с ними у Палестины не было, а сотрудничать он не хотел. Джамаль вспомнил старые времена и снова удалился в пустыню к караванам верблюдов. А когда вернулся, понял, что дом его занят и даже не европейцами, а вообще непонятно кем. Палестина внимательно изучил новую хозяйку, даже вспомнил, что когда-то встречал её в доме Турции, но внимания особого не обращал, решил, что справиться с ней будет легко, но для порядка позвал братьев. Каково же было его изумление, когда и он, и его многочисленная родня потерпели сокрушительное поражение.
Казалось, всё было потеряно, и ни дома, ни чего бы то ни было у него не осталось, но Израиль махнула рукой, добивать и не стала и даже пожить разрешила, ну где-нибудь с краю, чтоб не мешался. Наличие своего хотя бы угла Палестину порадовало, но хотел-то он большего: весь дом обратно и никакого Израиля. Снова и снова Палестина копил силы, договаривался с братьями, шёл воевать. И снова терпел поражение.
Поняв, что обычными способами ему Израиль не победить, он стал нападать исподтишка, а иногда и не нападать вовсе, а только рассказывать всем, как Израиль его обижает. Палестину многие жалели, предлагали помощь, даже помогали (нередко, хоть и тайно, с ним встречался Россия, передавая нужные продукты и даже оружие, иногда сочувствие обиженному выражали и страны Европы, как на врага на него смотрел разве что Америка), однако признавать его самостоятельным государством никто кроме братьев не спешил.
Чем дальше, тем больше Палестина стремится к собственной независимости и (очень желательно) уничтожению Израиля, он мечтает вернуть себе территории, которые считает своими. А потом, если получится и продвинуться дальше. Завоёвывали же его европейцы, а ему их нельзя что ли?

0

6

Страна: Воеводина

Имя: <Злата Зорич>

Пол: ж.

Возраст: 4-6

История: Маленькая, милая и веселая девочка. Думаете, таких пруд пруди? А для своей семьи она единственная и неповторимая. Имя этой девочке Воеводина, или же Злата, она добра ко всем без исключения, любит петь и танцевать, но больше всего она любит своих вечно ссорящихся родителей Венгрию и Сербию. И хотя сейчас она живет со своим отцом, свою маму она уважает и старается быть похожей на нее. Но вернемся к прошлому нашей маленькой героини. Родилась она во время венгерской революции, когда Венгрия воспротивилась Австрии и захотела независимости, но он со своей новой «музой» Хорватией дал отпор венгерскому желанию самостоятельности. Именно тогда Венгрия пошла плакаться в жилетку к Сербии, своему старому «заклятому» другу. Но, как известно, от любви до ненависти всего лишь один шаг, и плодом этой любви стала Воеводина. А произошло-то все из-за трех бутылок успокаивающей нервы сливовицы, и дружба Сербии и Венгрии быстро переросла в любовь, страстную, но мимолетную. После рождения Воеводины отношения Австрии и Венгрии приняли новый романтический оборот, и Венгрия забрала малышку Воеводине к себе, после этого Австрия и Венгрия сыграли пышную свадьбу, и Австрия согласился признать Воеводину своей дочерью. А виноватым во всех ссорах Эржбеты с Родерихом оказался Сербия, и долгое время отец не виделся со своей дочерью. А время шло, и Злата постепенно росла, и вот она уже умеет держать головку, наслаждается игрой на рояле и прочее. А вскоре она уже училась ходить и говорить. В это время Злата познакомилась со Словакией, и многое переняла от ее языка. Тогда же началась Первая Мировая Война, Воеводина конечно же в ней не участвовала, но именно в то время, когда у многих случались трагедии, у маленькой Златы наступил период радости и веселья, ведь она повстречалась со свои отцом. Он тоже начал учить ее своему языку, пытаясь наверстать упущенные годы обучения дочки, и первым «словом» Воеводины стало «татаnya»*. После Первой Мировой Войны Злата попала в Югославский дом к своему папе, она была бы счастлива, если бы здесь была ее мама, но она ушла от Австрии и стала жить отдельно, переодически навещая малышку. Так длилось несколько лет, но в это короткое время все обитатели югославского дома вложили частичку своей души в Злату. А потом началась Вторая Мировая Война, сначала все было относительно мирно и спокойно, но потом Хорватия стала марионеткой в руках врага, Словения попал в дом Северной Италии, Черногория так же стал марионеточным государством, держался только Сербия с Воеводиной на руках. Но так долго продолжаться не могло, да и он устал сражаться... В общем, Сербия сложил оружие, но сделал он это скорее ради Воеводины, которая в последствии опять оказалась рядом со своей мамой. Воеводину очень беспокоило то, что ее мама стала очень строгой, нервной и очень редко появлялась дома. А скорее и так небогатая Венгрия совсем обнищала, и есть было нечего – война приняла плохой для Златы и ее матери оборот, Эржбета не ела уже которую неделю и всю свою еду отдавала Злате, своей последней надежде. Но тут, как по волшебству, появился Сербия, тоже небогатый, но и не нуждающийся в деньгах. Тогда-то Международный суд и отдал злату Гордану, который мог обеспечить ей более хорошее существование, чем могла обеспечить ей Венгрия. Таким образом, Воеводина вновь пришла в уже обветшалый югославский дом, но благодушный Россия, близкий друг Сербии, от которого сам Гордан «заразился» и стал неформалом-социалистом, помог деньгами, и очень скоро общий дом стал более красивым и уютным, чем был раньше. В это время Воеводина уже хорошо научилась говорить, хорошо и уверенно ходить, считать до десяти и многое другое. Злата по сей день с теплом вспоминает те приятные дни в окружении большой семьи. И она очень хотела, чтобы папа и мама стали жить вместе и больше не ссорились, но они этого почему-то не хотели... С такими одновременно грустными и веселыми мыслями прошел период СФРЮ в памяти Воеводины. А потом началась какая-то суета и неразбериха. Словения с Хорватией ушли первыми, причем ушли по-английски, не оставив ни записки, ни чего-то еще. Воеводина так и не смогла понять своих дядю и тетю. Так тут еще и ее папа побежал за ними, желая услышать объяснения. А потом началась новая война, а точнее, серия войн... А потом еще и Босния с Македонией ушли, и осталась Воеводина в большом доме только вместе с Сербией, своей сводной сестрой Косово и Черногорией... А сестричка-то с характером попалась, ей тоже независимость подавай! Воеводина и так не очень-то любила свою сестру, а за такую истерику стала считать ее эгоистичной особой. И вот из-за этой сестренки опять у всей многострадальной семьи начались проблемы – за Косово вступилась Албания, а за нее уже и весь НАТО. А потом была война, война недолгая, но оставившая шрам на плече и на сердце у Сербии, тогда Злата очень переживала за папу, поддерживала его и успокаивала. Маленький ребенок смог сделать то, что было не под силу всем взрослым, Воеводина практически залечила душевную рану своего отца. И Гордан понял, что ему еще есть для кого жить, оправился от шока и стал опять усердно работать на благо семьи. А потом из дома ушел Черногория, но он хотя бы все обсудил, не дрался, а просто ушел строить свою новую жизнь. А потом опять был маленький период спокойствия, радости, песен и танцев. А потом сестренка Воеводины Косово опять начала бунтовать и просить независимости. Честно говоря, Злата никогда ее не понимала, т.к. считала семью самой большой радостью, а семью, где мама и папа вместе – вообще великолепнейшим чудом. Так вот, Косово опять захотела независимости, и за нее опять вступился альянс НАТО, а ООН взяла ее под свою опеку. И Косово практически ушла из дома, хотя иногда там появлялась. И теперь Воеводина осталась практически одна с папой, но это даже ее радовало, ведь теперь ее папа будет больше времени проводить с ней. А это ведь так чудесно, правда ведь, чудесно? Но при этом Воеводина очень скучала по маме и хотела объединения семьи. А вот получится ли это у маленькой Воеводины - это уже вопрос.
* смесь сербского "тата"(папа) и венгерского "аnya"(мама)

0

7

Страна: Чехия

Имя: <Катержина Прохазкова>

Пол: Ж.

Возраст: 19-22

История: Девушка с противоречивым характером: то она воинственная и резкая, стремящаяся к самостоятельности, то спокойная и сговорчивая, приводящая в порядок свой дом.
Когда большая славянская семья шла выбирать себе земли, маленькая Чехия бежала чуть ли не впереди всех. Понемногу большая семья распадалась. Кто-то останавливался на месте, кто-то сворачивал к югу. Забежавшая вперёд Чехия даже не сразу сообразила, что вокруг неё почти никого не осталось. Сравнительно недалеко, правда, обосновался Польша, но идти к нему означало возвращаться назад, а этого она совсем не хотела. Кроме того, как выяснилось, она оказалась в прекрасном месте, в самом центре Европы – что может быть лучше? Рядом с Чехией поселился и её брат Словакия, он, возможно, и был бы рад остановиться пораньше, но неугомонная сестра тащила его за собой всю дорогу.
Не сказать, что соседи были рады Чехии и Словакии. Привлекательные земли центральной Европы они давно привыкли считать своими, а появление на них двух подростков непонятного происхождения никак не входило в их планы. На Чехию и Словакию стали нападать Священная Римская Империя, Венгрия и даже Франция. Миролюбивый и спокойный Словакия воевать не хотел, он соглашался пожить там, где ему скажут, и слушаться того, в чьём доме он оказался. Чехии это не нравилось, повлиять на своего брата она не могла, но сама сдаваться отказывалась. Священной Римской Империи она подчинялась ненадолго и тут же принималась бунтовать и требовать обратно свою свободу, а венгерскую агрессию и вовсе отражала сразу.
Вернувшись домой после очередного столкновения с Венгрией, Чехия обнаружила у себя дома Австрию, который совершенно мирно предложил ей пожить у него. То ли Чехия прониклась тем, что австриец пришёл не с войной, а с миром, то ли сил воевать у неё больше не было, то ли просто аристократичный сосед с запада ей приглянулся, и она согласилась. Сперва она даже не пожалела об этом: Австрия разрешал ей практически всё, был внимателен и даже нежен. Он проводил с ней много времени, приобщал к своей культуре, учил языку. Пожалуй, он бывал в Праге едва ли не чаще, чем в Вене, иногда Чехии казалось, что ещё немного, и австриец сделает ей предложение. А потом всё рухнуло. Бурный и страстный роман завершился не менее бурным и страстным скандалом, переросшим в войну*. Чехия тогда рассказала всем и каждому, что именно она думает об австрийце, и многие её поддержали.
После окончания войны Чехия была истощена, но главное, вынуждена остаться в доме Австрии, самостоятельности ей не дали, а прежних тёплых отношений между ними уже не было и не могло быть. Чехия стала вспоминать свой язык и свою культуру, стараясь всё больше отдалиться от Австрии и его влияния.
Уйти из австрийского дома ей удалось только после Первой мировой войны, она забрала с собой своего брата Словакию и поселилась с ним вместе. Впрочем, мирно и спокойно жить им оставалось недолго, вскоре они попали под власть Германии, а когда тот проиграл войну, России. Находиться в зависимости от кого бы то ни было Чехии не нравилось – хватило с неё австрийца. Но если против Германии идти было бессмысленно и опасно, то потом на России она отыгралась, тот, правда, активно сопротивлялся, стараясь подавить все стремления к свободе. В итоге Чехия с братом ушли, хлопнув дверью, вместе после этого они прожили недолго, но разошлись мирно, сохранив дружеские отношения.
Сейчас Чехия довольна своей жизнью. Её дом в порядке, всё стабильно. Только вот грядущие перемены в Европе не могут не затронуть её центральной части. Или могут?
___________________________________________________
* Имеется в виду Тридцатилетняя война

0

8

Страна: Сирия

Имя: <Али Измаил Хусейн>

Пол: М.

Возраст: 23-25

История: Он двигается с быстротой и пластикой хищника из семейства кошачьих, о его уме и жестокости ходят легенды, он улыбается холодной улыбкой, говорит одно, а делает противоположенное. Упаси вас Господь повернуться к нему спиной – понятия о чести у этого господина весьма своеобразны.
С раннего детства он привык быть в центре внимания: каждый ступивший на ближневосточную землю рано или поздно добирался до Дамаска. Сирии нравилось сражаться с ними, почти до конца, до полного изнеможения. Впрочем, ещё больше ему нравилось, когда бились между собой за него самого. Он был нужен всем, противники были готовы чуть ли не глотки друг другу рвать за него. Он терпеливо ждал победителя, чтобы спустя некоторое время всадить ему, обессиленному, нож в спину. Никогда Сирия не будет никому подчиняться.
Первым, кто его подчинил, стал Древний Рим. Тот даже сражаться толком не стал. Пришёл, увидел, захватил. Сириец был оскорблён: его захватили, его ни во что не ставили, более того, его объединили с Израилем. Расквитаться с Древним Римом Сирии не удалось, тот умер сам по себе. Жизнь Сирии от этого проще не стала: за много лет подчинения он уже почти забыл о былой славе и репутации центра мира. Он превращался в заброшенную, нищую провинцию, что не могло его не угнетать.
Его спасла и возвысила вера. Снова Дамаск засверкал и стал столицей, на этот раз, Дамасского халифата. Снова потянулись к центру Ближнего востока торговцы и завоеватели. Снова воспрянул Сирия. Начался новый этап славных битв и сражений, как и раньше, он рвался в битву впереди своего народа, на белом арабском коне, зажав в руке кривой клинок из лучшей в мире стали.
Он был непобедим, по крайней мере, он считал себя непобедимым. Вместе со своими братьями, Египтом и Палестиной, они были грозой для всякого, кто посягнёт на их земли. Турецкое владычество подкосило его, как никого другого. Появился более великий воин, чем он, более сильный, более могущественный, тот, кто сумел его победить. Сирия готовил восстания чуть ли не ежегодно, стоило хоть кому-то заявить о борьбе с Турцией, он немедленно подключался. Когда Египту удалось на время получить некоторую самостоятельность и захватить часть турецкого дома, сириец бросился на помощь старшему брату, сражаясь в первых рядах; когда на его территории появился Франция, замышлявший что-то против Османа, он был готов пойти на договор с ненавистным европейцем, лишь бы снова оказаться самому по себе, с одной стороны, и лидером Ближнего востока, с другой. Увы, все его попытки были обречены на провал. До поры до времени.
Во время Первой мировой войны в его доме появился Англия, воевавший против Турции. Этот шанс Сирия упустить не мог. Он прошёл войну под английскими знамёнами, прогнал из своего дома Турцию и, наконец, о счастье, вернулся к столь желанной свободе. Не учёл он только одного: европейцы оказались куда проницательнее и коварнее, чем он думал, его использовали против Турции а, уничтожив общего врага, взялись за бывшего союзника. Сирию отдали под протекторат сперва Англии, затем Франции. Только после ряда кровопролитных восстаний и прошедшей в Европе мировой войны, ему, наконец, удалось избавиться от европейского присутствия.
Сейчас Сирия сравнительно тих и спокоен. Он разбирается со своими проблемами и набирается сил, изредка он вмешивается в конфликты в регионе, в основном, поддерживая своего младшего брата Палестину в борьбе с Израилем. С западными странами предпочитает не сталкиваться. Пока. Хищник затаился и приготовился к прыжку.

0

9

Страна: Понтийская Республика

Имя: <Евдкоия Карипиди>

Пол: Ж.

Возраст: 16-17

История: Некоторые люди говорят, что если ты очень любишь жизнь, то после смерти «на верху» тебе позволят прожить её снова. Евдокия является живым воплощением этого утверждения. Пройдя девять кругов ада, она вернулась в этот мир. Не верите?
Евдокия Карипиди, или Понтос, является старшей дочерью Византии. Она даже помнит свою бабушку, Древнюю Грецию, правда довольно смутно. К сожалению, она не была действительно желанным ребенком. Дело в том, что в далекие времена, когда Персия по стопам преследовал Древнюю Грецию, случалась трагедия – он тайком выкрал 14-тилетнюю Византию у Греции и примерно на месяц забрал себе в «любимые жены». Какая ужасная участь ждала её. Любимой женой она ни разу не была, а скорее наоборот, была игрушкой для её потех, однажды даже сексуальных… именно той ночью Византия оказалась беременна. Моральная травма, которую она получила, ещё долго о себе напоминала тяжелым осадком в памяти. В 15 лет она родила девочку, которую назвала Понтос. Несмотря на такое печальное прошлое, девочку любили все, только она всех не очень. Особенно Рима. Уже в младенчестве она показывала всем свой довольно боевой характер. Так получилось, например, что в возрасте 4 лет она сбежал из дома, основав свое царство. Как бы ни уговаривали её вернуться домой, она наотрез отказывалась, а однажды вообще так сильно ударила дедушку Рима, что он довольно долго приходил в себя, но когда таки вернулся, моментально вернул Понт домой. Зато маму она очень любила… и нового папу тоже. Его звали Афон. Несмотря на всю его загадочную мрачность, он привлекал и располагал к себе. Очень скоро у Понта появились братики – Эллас (Греция) и Крит, воспитанием которых она занималась сама в столь юном возрасте. (Ну или по крайней мере опекала, пока те росли) Жили они дружно до поры до времени… Пока неожиданно не пропала бабушка. Как следствие этого, Византия стала ругаться с Римом  практически по любому поводу и периодически детям тоже доставалось… В конце концов она забрала своих детей и ушла строить свою жизнь. Афон, как обычно, жил отдельно от всех, у себя на полуострове, стараясь не вмешиваться в семейные разборки. Первые дни существования Византии были тяжелые. Постоянные набеги варваров, кочевников, и однажды опять случилось несчастье, её тетя, Древний Кипр, была убита, оставив крохотного сына сиротой. Как только она узнала об этом событии, сразу забрала Кипра, поселила у себя в доме и воспитывала наравне с детьми. Таким образом, у Понта появился ещё один братик. Детство проходило очень ярко, Понт неплохо ладила с братьями, бывшие враги-славяне стали друзьями, особенно дети Киевской Руси и дети Кавказа – Грузия и Армения. Все шло очень хорошо… до периода иностранных захватчиков. Зная миролюбие мамы, Понт не понимала, зачем она позволяет их заходить в дом и грабить все, что лежит… Так в их доме поселился Осман (Турция) и много других разных диковатых обитателей, которые вместо того, чтобы строить общий дом, старались его разрушить. Мама часто стала собирать своих детей вместе и давать им «уроки выживания». Дети не понимали, зачем им это, а Византия, видимо, чувствовала, что её время уходит… Понта она воспитывала воином, умеющим не только постоять за себя, но и защитить других; Крита воспитывала как хорошего хозяйственника; Кипра обучала основам дипломатии и мира, а Грецию… из Греции она готовила своего наследника. К сожалению, так получилось, что Кипра забрал Франция «на воспитание», Крит сбежал и сдружился с Италией, многие обитатели дома покинули Византию, и она осталась наедине с Понтом и Грецией. С каждым днем их жизнь становилась хуже и хуже, пока не случился 1204 год. Именно в этом году варвары Запада ворвались в Константинополь, разворовали его. Перед захватом Византия сделала усилие над собой… и попрощалась с Понтом. Она верила в свою доченьку, со слезами обняв её, приказала убежать и попросить Грузию о помощи в объявлении независимости. Понт послушалась её и убежала. К сожалению, с мамой она больше никогда не увиделась… зато «папины» отпрыски постоянно приходили к ней, пытаясь захватить. Она держалась гордо и строго, потому что резко выросла, как физически, так и духовно, её никто не мог захватить на протяжении 2-3 веков. Однажды она снова повстречалась с тем Османом, который жил в их доме, но теперь он был взрослым и статным юношей. Поначалу он даже несколько раздражал её, но тем временем привлекал. После того, что случилось с мамой, она решил никому не доверять и запечатать свои чувства на замок, спустя некоторое время, её захватил Осман и так бесчеловечно разделался с царской семьей, что Понт на него серьезно разозлилась, да так, что тот подходить к ней боялся, хотя не скрывал «заинтересованных» взглядов. Тем не менее, они жили в мире. Очень скоро новый мусульманский дом оказался настолько большим, что, казалось, что все участники Византийского дома были здесь. С братьями она снова увиделась, стала несколько мягче, но постоянно занималась критикой Греции и Кипра, доходило до очень больших скандалов, зачинщиками которых была она. Осману это нравилось, и он периодически стал «подкатывать» к Понту. Она старалась держать его на расстоянии, хотя сказала себе никакой любви, тем более к мусульманину. Но сердце ни на какие замки не закроешь, отсюда у девушки стали появляться большие проблемы, сердце требует любви, а разум против. Время шло, ситуация не менялась. Осман часто проводил время с ней, не говоря о том, что много чего украл, например, её родную понтийскую лиру переделал в кемендже, перенял кое-какие традиции и особенности, но в отличие от многих друг обитателей не трогал. Поэтому она росла и набиралась сил. Став юной взрослой девушкой, она все больше начинала тосковать по Осману. Ругая себя за слабость, что позволила ему проникнуть в её сердце, старалась разлюбить его. Это получалось очень плохо. Получалось только не показывать это на людях. Ей что-то не хватало, но чего, она не могла понять. Когда Греция решил объявить независимость, она одновременно поддерживала его, и нет, потому что знала, что это может плохо кончится. К сожалению, войны было не избежать… Ей было запрещено заниматься поддержкой брата, но и сидеть на месте она не могла. Когда произошла битва, она в самый решающий момент подбежала и закрыла брата от пули, которая угодила в неё. Она довольно быстро стала терять кровь и потом упала в обморок. Очнулась она перевязанная в своей комнате. Собрав силы, она пошла по дому, искать Грецию, но его нигде не было. Видимо, он получил независимость… но почему же её здесь оставил? Почему она снова в этом проклятом доме? С каждым днем ситуация становилась все хуже, дом покидали обитатели один за другим, шел тот же крах, который постиг Византию. Понт стала замечать, что Осман с каждым днем слабеет. Очень скоро в доме остались лишь она, Курдистан, Армения и Ассирия. И это некогда шумный и полностью забитый дом… империя… Но и хорошее однажды случилось – Армения родила девочку, для которой Понт стала крестницей. Только никто не могу подумать, чего это будет ей стоить. В отличие от Османа, который с каждым днем слабел, Понт набиралась сил. Она жаждала свободы. Когда началась первая мировая, она решила потребовать независимости, но встретила такой яростный отказ Османа, какого не слышала ещё никогда в жизни. Тут, на её взгляд, было личное отношение, чем продиктованное. Армения однажды предложила бежать, но Понту показалась эта идея не той, что-то в ней было не так, если Осман их поймает, то беды не избежать. В тот же день явился этот гипнотизер Ататурк, который многновенно поставил теперь уже Турцию на ноги. Понт смотрела на здорового и глазам не верила – его глаза стали безумными и пустыми. Она не узнавала того, кого знала. Она была из немногих, кто видела в Османе не только «злобного мусульманина», она старалась смотреть глубже.  В тот же день, ближе к вечеру, в комнату Понта и Армении из окна залетел Россия, чтобы «спасти» девушек из рабства. От раздавшегося шума Турция, вместе с Кемалем, вбежал в комнату, и были готовы начать сражение, и никого не интересовало, что в комнате маленький ребенок. Россия, всегда улыбающийся, уставился в лицо Турции, и, ничего не говоря, начал с ним сражение. Армения, испугавшись за судьбу дочери, помогла России нанести серьезный удар по Турции, лишь бы сражение прекратилось. Турция был повержен, но Кемаль, который стоял сзади как статуя, ничего не предпринимал и даже не менял холодного выражения лица. Перед новым ударом он посмотрел на Турцию и скомандовал ему уйти. Тот, нехотя, но сдался и ушел за своим «лекарем». В комнате остались три страны и маленький ребенок. Понт, видя, как ослабла Армения, взяла крестницу и начала её успокаивать. И тут случилось несчастье. Россия неожиданно позеленел, его стало серьезно колотить и шатать во все стороны – в его стране происходила кровавая смена власти, что означало серьезные изменения в самом Иване. Бунты по стране и Санкт-Петербурге на нем отразились ужасно. Он, стиснув зубы, попросил прощения у Армении и Понта и… исчез, оставив их в одиночестве. Дальше действия развивались стремительно - в ту же секунду в комнату влетел разъяренный Турция с окровавленным лицом, ударил девушек кулаком по лицу за предательство и содействие России, схватив их в охапку и бросил их в подземелье вместе с Ассирией. Гнев Турции с каждым днем нагнетал Кемал. Понт как старалась помогала Армении, но той становилось все хуже, она молила спасти дочь. Самое большое несчастье случилось через пару дней, когда они все уже серьезно ослабшие увидели, что в кромешной тьме наверху открылась дверь, где появился силуэт Турции, который яростно сжимал кулаки. За ним, как обычно, стоял тот самый Ататюрк. Он шепнул что-то на ухо Турции, и тот, ни секунды не сомневаясь, спустился вниз и начал массовое избиение. Хорошо, что из-за тьмы никто не видел его глаз тот момент. Казалось, что он всю свою ненависть и призрение пытается вынести на беззащитных и ослабших странах, последних жителей его дома… Ассирия скончался на месте, за ним скончалась Армения… Когда скомандовал Ататюрк, Турция почти разделался с Понтом, но прекратил и ушел, оставив её и малышку доживать свои последние дни. Когда он ушел, она собрала сквозь боль и слезы свои последние силы и взяла маленькую Армению на руки. Охвативший её ужас, было, парализовал её, но вдруг за спиной появился свет. Понт подумала, что она уже мертва и идет в Град Божий, но нет… Дверь открыл маленький Курдистан, который сжалился над ней и выпустил на свободу. Понт, ничего ему не говоря, вышла, прихрамывая и всхлипывая от боли из темницы, и ушла, куда глядели глаза. Никто ей по дороге не встретился. На дворе была зима и Понт совсем не осознавала, что идет босиком по снегу, её главной целью было спасти крестницу. Она шла и не знала сколько, только чувствовала, что ноги у неё отнимаются. Она не знала, откуда берет силы на слезы, все тело было в страшной агонии. Оказавшись среди заснеженных деревьев, она неожиданно поняла, что идет по лесу и от бессилия упала на отмороженные коленки. Казалось, что жизнь закончена… но нет, перед её взором неожиданно оказался Россия. Он несколько оправился от восстаний, поэтому смог вернуться, но было уже поздно. Понт, исхудавшими руками и из последних сил передала Армению России, посмотрела ему в глаза и… скончалась. Россия, спасший Армению младшую, постарался позаботится и о Понте. Он положил её в стеклянный склеп и с соболезнованиями отправил Греции. Греция очень сильно горевал, когда узнал о событиях, учиненными Турцией и очень долго не мог найти утехи. Видя тяжелые переживания Греции, к нему спустился его отец, Афон. Он не знал, что делать, но был готов помочь. Ничего не говоря Греции, он прикоснулся пальцами к охладевшему лбу Понта и начал что-то бормотать. Через пару минут поднялся сильный ветер, Афон резко постарел, а Понт… стала совсем маленькой девочкой. Афон, с Божьей милостью и со своим наказанием, воскресил её, а после исчез. Счастье было огромное, Понт жива, но теперь у неё много трудностей – она не сможет стать девушкой до тех пор, пока Турция не признает убийства со своих рук и пока «частицы» Понта не станут едины. После её воскрешения, многие её «частицы» оказались в разных странах, от Америки до России. Да, Понт жива, но многое поменялось в её характере. Она осталось той же боевой натурой, но не доверяет практически никому, кроме братика и некоторых православных родственников.
Сейчас ей примерно 16-17 лет, она живет в основном в Салониках, хотя очень часто бывает в гостях у России, США и других странах, где ищет «себя». С Грецией у неё неплохие отношения, хотя у них постоянно бывают споры, по любому поводу. Зная вредный характер Понта, можно сказать, что Греции каждый раз приходится покупать новый сервиз. Понт стала очень ленивой. Заниматься не хочет, работать тоже, грезит о золотых горах, но ничего к этому не прикладывает. Постоянно говорит братьям, что она о них думает, вообще без зазрения совести, что является причиной большинства скандалов. Но тем не менее, все ситуации разливаются мирно. Осталось только понять, как скоро Турция признает свои геноциды… и признает ли он их вообще….

0

10

Страна: Черногория

Имя: <Слободан Зорич>

Пол: М.

Возраст: 17-19

История: Черногория всегда отличался от своей семьи, он был более спокойным, более тихим (но не таким тихим, как Словения!) и, как считал сам Черногория, он был более умным и расчетливым. А уж, правда это или нет, вы решите сами после прочтения этого краткого жизнеописания. В детстве у Слободана не получилось пожить самостоятельно, сначала он жил под опекой Сербии, а потом уже под опекой Византии. Однако в византийском доме ему не хватило места, и Византия поселила его в свой флигель*. Тем не менее, несмотря на очевидную зависимость от Византии Черногория считал себя сильным и независимым. От Византии Черногория перенял Православие и впоследствии никогда не жалел об этом. А потом на Византию напал Османская Империя, и жизнь в византийском доме стала неспокойной, тогда Сербия, Босния и Черногория бежали из византийского поместья и стали жить самостоятельно и независимо. В это время Слободан начал формировать свое собственное мнение о мире, о счастье и о многом другом. Тогда же он понял, что родственные узы – это не повод жить в мире и спокойствии, а все из-за этого Сербии! Потом Черногории удалось бежать из сербского дома и снова жить самостоятельно. Затем Сербию захватил Османская Империя, а Черногория спасся у того, кого вся Европа считала слабаком – у Северной Италии. Именно его протекторат помог Черногории остаться независимым, хотя самому Слободану не очень-то нравился этот итальянец. Но он терпел, терпел ради свободы. А потом Черногория, как он сам думает, «влюбился» в Албанию, но никакой любви не было, была лишь одна страсть. Именно тогда Албания приняла Ислам, когда одни кричали о ее неверности Православию, Слободан все больше и больше хотел Албанию, теперь он и сам понимал, что никакой любви не было, но страсть и желание его тоже устраивали. Причем эта страсть сохранялась очень долго. И из-за этой «любви» он принял защиту Османской Империи дабы видеться с предметом своего вожделения. Жизнь стала тяжёлой и скучной... Потом вдруг случилась череда событий! Сначала Черногория не на шутку увлекся религией**, потом увеличил свой дом***, а потом и вовсе избавился от османского владычества. Вот тогда он снова ощутил прекрасное чувство свободы. Вскоре и Сербия, и Болгария, и Греция получили независимость. А потом они вместе вмешались в авантюру – в Балканские войны. Для Черногории это был шанс наконец-то завладеть Албанией. Но не тут-то было, Албания сама стала суверенной державой. А во время Второй Балканской Войны Болгария пошел против своих бывших союзников, за что и получил. И вот, снова война! Но этот раз уже не локальная, а мировая! А точнее – Первая Мировая Война! А все из-за Сербии! Конечно, Черногория открыто не заявлял, что считает Сербию виноватым во всем, но, тем не менее, он так думал... Он начал думать, что он пусть и маленькая страна, но он умнее и хитрее всех своих братьев и сестер. Может, это так и было, но разве только в небольшой степени. Так вот, началась война, и это было относительно плохо... Черногория вообще не любил войны, а эту войну особенно... Сначала в его дом ворвались Австрия с Венгрией, а потом уже и Сербия заглянул, прикрывшись титулом освободителя. А после войны Черногория пришел в новый югославский дом. Он не мог разобраться тогда, да и не может сейчас, было ли это правильно – объединиться с братьями и сестрами. Но дело было сделано, и Слободан практически смирился с этим. Он решил выбрать себе неплохую и достаточно приятную роль второго плана – всеобщего помощника. Этот выбор оправдывал себя уже много раз. Так и жил Черногория в югославском доме, а потом, как снег на голову, началась Вторая Мировая Война. Во время войны Черногорию оккупировал Северная Италия и взял его под свою опеку. Хотя эта «опека» была ужасной, но все же Черногория был в некоторой степени независимым. А потом опять пришел Сербия, но на этот раз Черногория был даже рад его появлению, ибо жить под опекой Северного Италии не так уж и приятно. А потом опять образовался югославский дом, но в этот раз Сербия увлекся новомодным движением социализма. Слободан уже чуть было не поверил, что началась идиллия, гармония и прочее, как крепкая югославская семья стала распадаться. Ушла Хорватия со Словенией, ушел Босния, ушла Македония... Только Черногория остался вместе с Сербией, ибо очень к нему привязался. Но вскоре и он начал намекать о желании получить независимость. Только делал он это аккуратно, без скандалов и ссор. И таким мирным образом он покинул югославский дом. Но даже сейчас он не может привыкнуть к тому, что некому играть для него первую роль, а он все так же продолжает играть вторую... Получится ли у него долго пробыть самостоятельной держава или же расширить свою территорию – это вопрос, очень сложный вопрос...
_______________________________________________________________________________________
*Черногория сильно зависела от Византии, но при этом была ее вассалом, а не входила в ее территории.
**1516-1852 существовало теократическое гос-во Черногория
***Сан-Стефанский мирный договор, который увеличил территорию Черногории за счет территории Османской Империи.

Отредактировано Serbia (2011-08-13 23:07:53)

0

11

Страна: Болгария

Имя:  <Борис Тодоров>

Пол: М

Возраст: 22-25

История: Болгария – это взрослый парень, живущий на окраине Европейского Союза. Зовут его Борис Тодоров, днем рождения считает дату 22 октября, именно в этот день пали его оковы от Османской империи.
Подробностей своего детства он мало помнит. Хорошо помнит родителей. Мама – Фракия, отец – Юслав (Южные славяне), вместе с ними прожил замечательную, беззаботную жизнь. По отцу он роднится с Сербией и производными братьяи/сестрами от этого «далекого». К слову сказать, не особо любит всю сербскую компанию, кроме одной юной особы.
С родителями жил недолго, поскольку его выкрал Волжский Булгария и воспитывал в своих традициях. С тех пор Болгария постоянно с кем-то воевал, плечом к плечу с новым «отцом», Врагами были Византия, Сербия, Дакия, вообще все соседи, он постоянно учился расширять свою территорию.  Только он не понимал, что просто за отчима делает всю грязную работу, портя со всеми соседями свои отношения. Когда он это осознал, решил поговорить с ним, но… не обнаружил ни его, ни армий, ничего. Он просто бросил его. Через пару дней его схватила Византия и поселила у себя.
Жизнь в греческом доме была до ужаса тоскливой, того экстрима, которого он получал вместе с отчимом, ему ничто не могло заменить. Периодически он пытался уйти от Византии, но тем самым только осложнял ситуацию. А однажды случился вообще вопиющий случай. Найдя Византию в дурном расположении духа, он снова потребовал независимости, но тут дело чуть ли не до войны дошло. В конце концов, он сбежал из дома и объявил независимость сам. Обстановка была ужасная, все были готовы захватить юношу, но он не сдавался. Его выручил человек, который впоследствии вошел в историю. Болгария всеми силами старался ему помочь… своему спасителю, новому, многообещающему царю - Калояну. Вместе они много сражались (порой подло, но кто сейчас спросит) и захватили огромную часть всего балканского полуострова. Воспользовались исчезновением Византии, раздорами в сербской семье, но зато стали самой большой державой на Балканах. После смерти Калояна пришел ещё один великий правитель – Иван Асень II, при котором держава тоже крепла и росла. Однако после ухода Ивана… дела пошли все хуже и хуже. Сам Болгария поменялся. Он примирился с уже умирающей Византией и начал защищаться от Монголии, которой, к сожалению, проиграл и начал платить дань, вконец обнищав. Постоянные войны с Сербией и Венгрией не давали покоя, со временем его покинул старый напарник – Валахия (кто в будущем станет Румынией), жизнь вообще омрачилась. Только это была ещё первая волна плохой жизни, через пару лет его стал порабощать… Турция. К этому времени ему было около 14 лет.
Этот Турция оказался племянником Волжской Булгарии, то бишь в каком-то понимании они были родственниками, только это никак не рассматривалось. Турция планомерно захватил регионы Болгарии, сделав его на долгие времена «колхозником». Болгария сам себе удивлялся – он же знал, как будет действовать восточный захватчик, почему он попался? Результатом пятисотлетнего турецкого правления было полное разорение страны, уничтожение городов, в частности, крепостей, и уменьшение населения. Уже в XV веке все болгарские органы власти уровнем выше коммунального (сёл и городов) были распущены. Болгарская церковь потеряла самостоятельность и была подчинена константинопольскому патриарху.
Земля формально принадлежала Турции, но в основном болгарская терриротия использовалась как конюшня для сипах. Турция был глубоко враждебен к нему, поскольку тот исповедовал Православное Христианство. Несмотря на это, он пытался обратить Болгарию в Ислам, но это совсем никак не получалось. Болгария был верен своей вере, за что страдал очень долго. Болгария неоднократно поднимал восстания, причем ещё более жестче, чем в Византийском доме, но турк с ним разделывался в легкую.
Постепенно Болгария начал знакомится с обитателями дома. Сербию, он, конечно, знал, а вот про юную девушку, которая стеснялась говорить свое имя, он ничего не слышал. Первое время они очень хорошо ладили, что не нравилось Сербии. Болгария и не знал, что эта девушка приходится ему кузиной, да и она сама не говорила о своем сербском происхождении. Так что, через некоторое время они начали встречаться. Сербии казалось, что Болгария это делал назло ему, но тот не имел под этим ничего, кроме светлого чувства. Девушке не нравилось её имя, Вардаская Бановина, поэтому Болгария стал звать её Македонией. Ей это очень нравилось, что было ещё одним поводом довериться сей чудесной стране. С выходом серба из состава османской империи дало повод Болгарии заняться более тесным сближением с Македонией. Он обещал ей, что однажды они станут едины, будут одной страной, самой сильно в регионе. Она все верила ему и с нетерпением ждала это великой минуты.
Болгарии надоело жить под османским гнетом, и, при помощи России, своего лучшего брата (как он его называл), объявил независимость в войне 1878 года. Гулял так, что порвал два баяна. Постепенно он начал наращивать свою мощь, чтобы с новой силой попасть на мировую арену и стать главой Балкан.
Первым делом он считал необходимым объявить войну Турции, око за око, зуб за зуб. Его начали поддерживать, на удивление, Сербия, Черногория и Греция. Они сформировали Балканский союз и добились серьезных успехов в Первой Балканской Войне. Влияние Турции на Балканы было исключено. Яблоком раздором стала… Македония. Союзники никак не могли поделить эту страну между собой. Болгария, ведомый только своей мощью, полез в драку за неё, чем вызвал ответную агрессию со стороны союзников. Вторая Балканская Война была против Болгарии. Бывшие союзники, теперь вместе с Румынией и Турцией, пошли против него! «Они забрали его преелсть». Конечно же, Болгария проиграл эту войну. Пятеро против одного! Такого предательства Болгария не ожидал. Ему было около 18 лет на тот момент, и тестостерон зашкаливал. Не прощая своих ошибок, он решается на вступление в Первую Мировую Войну на стороне… стран Оси. Его подначивали царь и многие политики страны, хотя народ и просвещенная элита взывали, чтобы одумались, поскольку таким поступком Болгария предавал Россию, с помощью которого он объявил независимость. Но что сделаешь с юнцом, который ничего не видит, кроме господства в регионе?
Россия старался игнорировать действия Болгарии, поэтому не вмешивался в тот балканский каламбур. Болгария опять оказался проигравшим. Македония осталась у Сербии, Греция перекрыл выход к Эгейскому морю, дела вообще шли из рук вон плохо. После выхода из войны, Болгария пошел просить прощения у России. Он помогал ему пережить тяжелый период гражданской войны. Сам стал вести более спокойный образ жизни. Ко времени начала Второй Мировой войны Болгария старался держать нейтралитет, но давление Германии вынудило его подписать пакт в Берлине о союзе. Он соглашался предоставить проход для Германии через свою территорию, но отказался воевать против СССР. Предав тем самым своих соседей, он позволил Германии осуществить операцию «Марица», а впоследствии и сам начал войну с соседями, видя силу блока Германии. СССР расценил это действие Болгарии как введение войны против него и через пару дней его «усмирила» Красная Армия. От подаренных территорий Третьим Рейхом пришлось опять отказаться, но теперь он стал самым главным союзником СССР, тем самым сняв с себя «позор», вызванный предательством.
После войны он с такой любовью смотрел на СССР, что многие ему поражались. Он так сошелся с ним, что люди даже придумали фразу «Курица – не птица, Болгария – не заграница». Он стал во всем быть похожим на своего лучшего брата.
К сожалению, это продолжалось сравнительно недолго – около 40 человеческих лет. После выхода из социалистического лагеря, Болгария начал долгий и тяжелый период перестройки под Запад. Не смотря на то, что он ещё сохранял социалистическое сознание, он сумел добится расположения у стран Европы, войдя в 2007 году в Европейский союз.
Сейчас Болгария – скромное и довольное тихое государство Европы. Но предпочитает заниматься своими делами самостоятельно, развивая туризм и сельское хозяйство. По силе он уже далеко не лидер региона. На постоянном счету у него 32 00 военнослужащих. Но кто знает, как может поменяться ситуация в толерантной Европе? Вдруг Болгария опять покажет свой неспокойный нрав и захочет доминировать на Балканах? Или он поддержит идею Единого Православного Союза? Посмотрим, что покажет время.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Акции » Акция №2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC