Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Тот, кто видел войну, будет видеть ее всегда (с)


Тот, кто видел войну, будет видеть ее всегда (с)

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

КНДР дёргался и всем своим видом показывал полную индифферентность к воззваниям Китая. Это напоказ — Китаю было совершенно ясно. Он по-прежнему разливал чай и хладнокровно выслушивал братца. Да, отчитал его, да, свёл брови на переносице, хмур лицом, выплеснул эмоции — Кванъёнг именно этого и заслуживает — но не более того. В конце концов, неизбежно и необходимо иметь готовый план на случай… потери КНДР. Он так ничего и не понимает. И, самое печальное, не хочет понять.
Пока Корея кричал, Большой брат прикрыл глаза и погрузился в созерцание политической карты Восточной Азии, светящейся перед внутренним взором, — карты с задачей. Затем — попытался успокоить КНДР, воздействуя на тщеславие (не помогло), затем — также, как и кореец, обернулся на шум и почти вслух издал мученический стон. Сянгана тут только не хватало!
Надо было, надо было встать и тут же вытолкать его обратно за дверь!
— Прекрасный чай, Яо. Благодарю. Засиделся я.
—  Ким Кванъёнг, мы ещё не закончили разговор. Я очень огорчусь, если ты уйдёшь сейчас, и мы не обсудим дело из-за этого абсурдного недоразумения.
Не скрывая почти искреннего раздражения на Гонконга, Китай также почти искренним просительным взглядом посмотрел на корейца. Потом обернулся к Гонконгу, и на лице отразилась суровость.
—  В чём дело?

0

32

Отыгрываемая страна: Гонконг
Имя: Ли Чжан (европейское имя Билл)

Яо был недоволен, и неудивительно – Чжан ведь не спросил разрешения, но это ничего, бывает, скоро брат сменит гнев на милость, а вот и Корея уходит – отлично. Впрочем, какое Гонконгу дело, он внешней политикой не занимается.
—  В чём дело?
Проявив полное безразличие по отношению к КНДР, Ли занял место рядом с Китаем и заговорил доверительно, как он думал, а на самом деле медлительно и невнятно.
– Послушай, на Тайване у нас возникает небольшая проблема - когда там вчера русская мафия напоролась на твоих людей – они грозят раскрыть всё, если мы им не дадим зелёный свет там – в дело собираются вмешиваться власти Ивана – а я не могу, как ты сам понимаешь, я вообще не при делах, почему я должен терпеть убытки…
Такой был, или примерно такой, поток слов.

Отредактировано %username% (2012-08-21 13:16:18)

0

33

— А что еще нужно обсудить? Мы все успели. — Кореец недовольно фыркнул. — Да и у этого есть к тебе какое-то важное дело.
Товарищ Ким наверняка не смог точно рассказать, чем же его раздражает "этот". Просто раздражает и все тут. Но вот со стороны все не так прозаично — Чжан успешен, Чжану позволено почти и все и главное — Гонконг не участвует в мировой политике. Вот это уж точно тянуло на вескую причину для ненависти. Успешных никто не любит, но и неуспешных от этого никто обожать не станет — Кван Йонг тому пример. А давиться еще одной волной зависти не хотелось.
Услышав слова парня, КНДР попросту поднял одну бровь. Жест малостоящий, но многоговорящий.
— Вот как. — Кван Йонг хмыкнул.

0

34

— Нет, не всё, — возразил Китай КНДР до того, как Гонконг заставил его обратить на себя всё внимание.
Сянган обладал такой природой: его хотелось потискать, как пупса (в этом Яо понимал Артура – Артура! И как тут не стать безразличным ко всему вокруг?). А вот  злиться на него было невозможно, разве что сожалеть о его положении: наркотиках, криминале… Образно выражаясь, каждый член азиатской семьи был запечатлён рубцом на сердце Китая, что ныл постоянно, то забываясь, то вновь напоминая о себе.
— Стоп! Стоп! – Большой брат перебил специальный административный район. — О твоих проблемах мы можем поговорить позже, когда я решу более насущные вопросы с нашим уважаемым гостем.  Ты сегодня ел? Держи ключи, найдёшь в холодильнике овощи. Всё, давай,  до свидания…
Яо что-то сомневался, что Гонконг вот прямо так и уйдёт, но КНР был решительно настроен выставить его – надо иметь уважение. Поэтому, передав ключи, он снова повернулся к Корее и заговорил, как ни в чём не бывало, показывая тем самым, что «это малое дитя» ничуть не сможет навредить, даже если что-нибудь поймёт. Втайне же он гордился Гонконгом: уж Гонконг не будет устраивать сцены ревности или плести интриги. Последнее, по крайней мере, на политической почве.
— Итак… Да, если ты спешишь, ты мы могли бы подвести итоги и браться за дело, каждый со своей стороны, а технические моменты обсудить в переписке.
Прискорбно: к еде кореец даже не притронулся. Решительно посылая подальше ощущения беспокойства и волнения, Яо сел поудобнее и набил трубку табаком с сухим кисловато-горьким запахом.
Как теперь заново сокращать дистанцию?

0

35

Отыгрываемая страна: Гонконг
Имя: Ли Чжан (европейское имя Билл)

— Да и у этого есть к тебе какое-то важное дело.
Кореец такой понтовщик, – Чжан ухмыльнулся, не переставая внимать Китаю. Когда тот сказал про вопросы с «уважаемым гостем», Ли сделал умное лицо и понимающе глянул на корейца. Ну, а потом «ты поел», ла-ла-ла, всё такое. Он взял ключи, покладисто кивнул, мол, ладно, ладно. Страшно представить, что будет после 47-го года. К себе переселит? Ну да ладно, нужно жить сегодняшним днём, а завтра будет всё нипочём (если деньги будут крутиться, конечно). Как-нибудь договоримся… А терять автономность ой как не хочется…
Вот Яо и так уже шпыняет, как малолетку. Услышав «до свидания», Гонконг коснулся плеча брата:
- Э, подожди, подожди. Мне сказать ему, пусть ждёт, пока ты с ним свяжешься? …Слушай, а ты с Северной Кореей какой-то проект мутишь?

0

36

Кореец хмыкнул. Фыркнул. Притопнул. Быстро, словно в падении, опустился на гладь подушек. Прямая спина. Он был важнее Гонконга. Это хорошо. Прекрасно. Греет душу лучше любого ядерного реактора. Ну, что же, придется дожидаться, пространственно взирая на окружающих. Как труп. Особо притворяться не придется. Такие времена.
Потом была какая-то бессмысленная болтовня про овощи. А о чем, собственно, еще можно говорить с этим?
— Лучше бы про мясо поговорили. — КНДР окинул взглядом еду. Тихо вздохнул и притрагиваться к ней не стал. Отравить могут. Да и попросту как-то не хотелось есть. Кван Йонг знал, коли долго голодаешь, сразу же после этого лучше не наедаться до отвалу. Чревато.

— Первый ход твой. В любом раскладе. Без энергии никакого ремонта не будет. А комендантские пять часов вечера — это уже слишком. — Даже для меня. — Мы договорились, полагаю. Если захочется повоевать — оповещу тебя. — Интересно, Ли услышал?

Неловкость повисла в воздухе тяжелым дурманящим запахом. Хотелось чихать и плеваться. Мерзость. Напряжение от присутствия лишнего пульсировало в Корее. Когда кого-то видно боковым зрением — жди удара. Товарищ Ким поежился.
— Можно еще чаю, Яо?.. — Кван Йонг отсутствующим взглядом стал разглядывать стены, громко выдыхая. Напряженность постепенно выходила. С каждым выдохом ее было все меньше. Сердце билось в приступе безумия. Тук-тук-тук. Кажется, еще мгновение и кореец взорвется. Тук-тук-тук. Резать зеленый или красный? Зеленый или красный?! Зеле…

0

37

«Наглеет, лис». Китай покачал головой.
— Будь по-твоему, но ты знаешь, что провести ЛЭП – не дело пяти минут.
Раскуривая трубку, он знал, что подаёт младшему плохой пример.  Но этот младший и сам кого хочешь плохому научит, так что полно трястись за него.
— Мы договорились, полагаю. Если захочется повоевать — оповещу тебя.
— Обязательно, — кивнул, — но лучше потерпи… — и повернулся к Гонконгу, теребящему плечо.
— Просто не встречайся с ним, пока я не скажу… Да, у нас с Кореей проект. Ты что-то ещё хотел? — Судя по всему, Гонконг рассчитывает на какую-нибудь выгоду для себя в этой ситуации. Нет, парень, корейцу ничего ни продать, ни инвестировать невозможно.
Яо сполоснул свою и Кванъёнга чашки и заварил свежую порцию чая.
Что ещё можно такого сказать КНДР, чтобы воодушевить его и вызвать доверие? Чтобы он не развязал заведомо проигрышный бой, а сыграл на руку Китаю?
— Потерпи. Не хочется делать ставки на войну, но что-то мне подсказывает, что у тебя в скором времени образуется более удобный момент померяться силой с братом.

0

38

Отыгрываемая страна: Гонконг
Имя: Ли Чжан (европейское имя Билл)
Китай тянет в Корею свои провода,  тянет свои ручки, тянет во все стороны тоненькую паутинку – такой привычный Яо. И совершенно не боится говорить о своих секретах про Чжане. Но Билл не хуже всех их, и не глупее. Большой брат пытается убедить Северную Корею не воевать, чтобы использовать его в качестве буфера, но ведь Билл тоже может поучаствовать и сделать в Корее свой бизнес. Если у брата получится ещё потянуть время – а у него наверняка получится. А что? Всем выгодно. Хотя, как именно ему будет «выгодно», Гонконг ещё не придумал.
- Ну давайте я тогда с вами, что ли… Не пожалеете.
Лучше так, чем упустить.

0

39

Гонконг наскучил Кван Йонгу. Он не уходил, он не веселил, он тянул на себя одеяло, он признал западный стиль жизни.  Никаких причин хоть для проформы уважать Чжана не было. А он еще тут. Раздражение.
— Посмотрим. — КНДР кивнул. — А чай я подожду, так уж и быть.

Удивление корейца — дело редкое. А сейчас она даже было… приятным. Оно грело и тешило самолюбие. Гонконг интересуется им. Как славно и неожиданно. Хотел то блевать в тазик, то хлопать в ладоши от радости. Какое счастье. Ли интересует им, а он Ли — нет. Это же просто торжество справедливости. По крайней мере, Кван Йонг старался верить, что он не интересуется. Запретный плод сладок.

— Что-то мне подсказывает, что по приезду домой я устану от долгих споров и поддамся импульсу. — Северная Корея прикрыл глаза. Аромат можно ощущать и без глаз.
— Нет, не с нами. Да, пожалеем. — Товарищ Ким усмехнулся и поднес чашку ко рту. И запах насыщеннее и вкус уже ощущается. В сторону Чжана он, увы, так и не повернулся. Не достоин. Кто именно? Кван Йонга это не особо заботило, пока у него был свой голодающий гниющий мирок. Пока он есть жизнь привычна и хороша. Скоро он рухнет. И корейцу нужно умереть скорее, чем разрушится изоляционный занавес. Во что бы то ни стало. Хотелось поскорее вернуться в Пхеньян.

0

40

Всё, надо сворачивать вечеринку.
Небо за окнами становилось густо-серым, начинал накрапывать мелкий дождик. Запах осеннего холода неведомо как проникал в павильон и смешивался с запахом курева и тёплым паром чая. Зябкая сырость на улице напоминала странам, что скоро зима, и только укутавшись в одеяла или кожаные куртки на меху, можно будет чувствовать себя в надежности и безопасности.
Обед, конечно, остыл.
Всё с этим Кимом не так, и лучше сделать не получается.
— Чего ты хочешь добиться, заявляя о намерении сделать такую глупость? Я никуда не потяну электричество, если к тому моменту, как линия будет достроена, на месте ожидаемой фабрики будет велик шанс застать руины. Ты, надеюсь, прекрасно это понимаешь.
Гонконг, как и ожидалось, принял попытку присоединиться, а Корея – какое высокомерие позволил себе Корея!  Неужели нельзя быть повежливее, когда ты в таком положении? Впрочем, и сам Китай не стал что-либо отвечать Сянгану.
— Предлагаю тебе подумать некоторое время, и, когда примешь твёрдое решение, мы подпишем договор.

Отредактировано China (2012-08-29 14:36:08)

0

41

Отыгрываемая страна: Гонконг
Имя: Ли Чжан (европейское имя Билл)

Как это не с нами? Яо, как это не с нами? Чжан повернулся и обиженно-недоверчивым взглядом посмотрел на него. Но Яо был занят другим. Это он что ли меня проигнорировал?
- Ну-ну… Как знаешь, - сказал Гонконг корейцу и встал. К Яо:
- Это… Ну, я пошёл, а то ещё нужно в банк…
Как-то, знаете, всё никак. Дождь пошёл. Немного ещё потоптавшись, Ли направился к выходу.

0

42

Глоток чая, еще глоток. Нервный, остервенелый. Хотелось втянуть в себя как можно больше вкуса. Яо не доверял Кван Йонгу. Отчасти или полностью. Сердило? Нет. Скорее обижало. Не то, чтобы до глубины души, но… Задело. Кореец даже испортил ровную линию губ и опустил их кончики. Еще глоток.
— Мне не нравится, что ты мне не доверяешь. А руины вполне могут быть. Смирись. Так быстро реконструкции фабрики не провести — нужны деньги. — КНДР пожал плечами. В очередной раз растолковывать о своих невзгодах не хотелось. — Они будут. Но не так быстро.
Еще глоток.
— Меня все устраивает. Над чем мне еще думать? — Если бы не устраивало, Северной Кореи здесь бы не было. — Или, может, подумать надо тебе?

Реакция Чжана была потешной.
— «Как скажешь»? Уже сказал. Дурак. — Кван Йонг уставился на пустую пиалу, проглотив воздух. Тем временем малоприятное общение ушло в сторону выхода. Товарищ Ким наклонился поближе к Китаю.
— Он обиделся?
И беззаботно поставил чашечку на стол.

0

43

Всё устраивает - вот и отлично. Вот и хватит демагогии.
— Ну ты на всякий раз хорошенько подумай. Оцени стоимость ремонта, внеси в бюджет, составь план.
Все остальные нездоровые выплески КНДР Китай снова пожелал пропустить мимо ушей ради своего душевного равновесия. Младший брат потерял логику разговора, как с ним часто бывает, и начал производить то, чему разве что психологи знают название. А Китай не был психологом, и он возвышался над психологией.
Он верил, что брат и так чувствует его любовь. Как и Тайвань, и Гонконг, и Ёнсу, и даже Кику.
Выкурив трубку, Яо почувствовал, что проголодался, и может даже давно. Так что ещё раз выразительно посмотрел на Кванъёнга, взял палочки и принялся есть.
Чжан ушёл, теперь можно было снова намекнуть про оружие, может быть, это немного поуспокоит Корею. Хотя... нет. Пожалуй, пока нет.
— Он обиделся?
— Ты думаешь? Да нет, почему? Он всё понял.

0

44

Порядком устал Кван Йонг. Измотался. Да и еда настроения не повышает, когда ее не ешь. Да тут еще и Яо со своими наставлениями. Чушь. Слишком много.
— Хорошо. Я подумаю. — Северная Корея отстраненно махнул рукой. — Может, еще передумаю.

Ест и смотрит. Искуситель. Ест и смотрит. Раздражает. Лев разделывает свою добычу и смотрит тебе в глаза — отвратительно. Кореец стремительно отвел взгляд. В зале уже все казалось не по-корейски знакомым. Скука.
— Вот и замечательно.
КНДР медлил. Всегда не мог решиться и выбрать правильный вариант. И всегда этого боялся.
— Приятного аппетита, Яо, — все же решено. — Кажется, мне пора.
И остался сидеть на месте, беззаботно разглядывая стены. Вдруг что еще осталось без внимания.

0

45

Корея попрощался и не ушёл. Какой же он смешной, наивный. Как в редкие времена бывало и раньше, Китай поддался чему-то, всплеснувшемуся в душе, присел рядом с Северной Кореей и обнял его, прижав к себе.
Он, будучи ещё молодым и буйным, любил потискать младших, принимая их за своих детей, как тигр котят. Но теперь войны и иностранные завоевания оттоптали всю душу, и Китай так старался быть осмотрительным. Вот как Гонконг. Поднебесная в этом положении только закрыв глаза на диктуемые международным сообществом порядки могла себе позволить по-братски обнять брата, не позволяла расстановка сил. Яо и закрыл глаза.
— Не передумаешь!
И тут он из-за пазухи достаёт миниатюрную модель новейшей баллистической ракеты вроде Дунфэн-21 и хитро улыбается.
— К слову о чертежах.

Отредактировано China (2013-06-15 23:12:34)

0

46

«Не передумаешь». Чепуха чепушиная — вот это что. «Не передумаешь». А вот КНДР возьмёт — и сможет. И передумает. Назло братцу: ничего под два миллиарда носов задирать — и без него как-то выживали. Перебивались. Землю да траву ели (если вместе — так отлично; как там в этом его сволочном Западе? «Воскресный ужин»?). 
— Ничего он не понимает, этот Китай, — хотелось подумать Кванг Йонгу, как вдруг братец вытаскивает из-за пазухи какую-то штукенцию. Купить хочет; но, видать, сильно хочет.

— И зачем это тебе? — кореец пробежался взглядом по ракетке и продолжил с нескрываемым презрением рассматривать стены. Он — гордый Ким Кван Йонг, а не какая-то коммерчески-меркантильная краля. Уж кому, как не Китаю, знать про плановую экономику.

И когда там родится по плану продажный КНДР? А, бюро экономический прогнозов им. товарища Ким Чен Ира? Секунд через пять? Раз, два, три, че…

— Ты дашь их мне просто так?

— Я купил журнал «Корея» — там то же, что у нас. Там товарищ Ким Ир Сен. Там тоже хорошо.

Всё идёт по плану — по плану Китая. Не впервой.

0

47

— Как договаривались, — круглое лицо Китая расплылось в кошачьей улыбке, при этом он покачал головой, как фигурка Конфуция, мол, нет, эк ты захотел, вспомни, что я говорил.
— Я не возьму денег с младшего брата, ведь это всего лишь чертежи, — наконец, произнёс он расплывчато, будто бы забыл, что с Кореей нужно каждый момент быть на чеку, не допускать возможности что-то не то заподозрить. Не забыл, но размах манипуляций и аппетиты даже нынешнего Китая попробуй отрегулируй: если смотреть так вблизи, видно, как шевелится эта человеческая махина.
Вон где-то люди начали передавать из руку в руки деловые бумаги, собираться и обсуждать смету нового проекта - постройки ЛЭП традиционного типа с конечной точкой в Хыйчхоне. А вон дипломат, едущий на переговоры с представителями Российской Федерации, получил какой-то важный звонок. А вот здесь происходит скайп-конференция с Южной Кореей...
Но сам Яо пока здесь, с Севером. Он многообещающе смотрит на Кванъёнга и, кажется, весь поглощён данным моментом. В конце концов, он ведь действительно столько вкладывает в корейско-китайские отношения.
— ...И всё, что я могу предложить — это средства, которые ты выручишь за счёт работ на обновлённой шёлковой фабрике.
Яо снова сунул руку за пазуху и выложил на стол стопку бумаг, возглавлял которую договор на поставку технического оборудования. Бумаг, которые в глазах младшего братца должны превращаться в белый душистый рис на тарелке, потому что работающая на дармовой энергии фабрика и новые рабочие места от государства — это, по сути, оно и есть.
Вот Юг... Вот Югу повезёт сильно меньше. И Китай почувствовал себя даже несколько неловко, подумав о предстоящей вечером встрече с Японией и представив лицо этого взрослого младенца Ёнсу, если бы он мог наблюдать всё это со стороны.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Тот, кто видел войну, будет видеть ее всегда (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC