Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Это пи*дец (врезка к эпизоду Adolescence of Palestina)


Это пи*дец (врезка к эпизоду Adolescence of Palestina)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Врезка к этому посту.

Место: Палестинская автономия, Рамалла
Время и Погодные условия: 20 ноября 2012, ещё ночь, ясно
Главные действующие лица: Палестина.
Точка отправки: Палестина не может уснуть.

Отредактировано Palestine (2012-07-24 00:34:26)

0

2

Ночь. Из окна доносится тонкий запах традиционной еврейской еды, слышна отдалённая речь – какая-то семья села ужинать. Завернувшись в тонкое одеяло, Палестина лежит на холодной постели и смотрит в темноту. Он очень измучен собой и сегодняшним днём, и его мысли, устав от рационального анализа, отвергают реальность и утопают в этом тонком запахе, тёплом блеске вечерних свечей и мелком почерке страниц Талмуда, шершавом говоре, знакомом чуть хрипловатом смехе. «Нет, нет, уходи, я ничего не хочу о тебе знать. Меня тошнит о тебя». Автономия переворачивается на другой бок. Зажмуриваясь и открывая глаза, он видит Голду – она сидит на кровати, заправленной покрывалом из золотистого шёлка (повсюду очень красиво, в роскошном персидском стиле), безо всякого высокомерия и показного превосходства.
Она растрёпанная и усталая от войны. Али точно знает, что под военной курткой у неё белая майка и нет другого белья. Он мог бы сесть рядом, приблизиться, проникновенно глядя в глаза, и увидеть, что в них больше нет отчуждения и равнодушия.
Он запустил бы пальцы в её густые волосы, которые пахли бы благовонными мастями – розовым маслом, или лучше ничем бы не пахли, кроме запаха самой Голды, который наполняет собой всего, всю сущность Палестины. Али с наслаждением раздевает её, понимая, что времени у него нет: он или взорвётся изнутри, или подавится собственным сердцем. На пол падает одежда и оружие. Они стоят друг напротив друга.
Голда мягкая, кожа её – бархат, а линии округлостей и углублений гармоничного тела – совершенны. Прикасающемуся к ней они дарят абсолютное, неизъяснимое счастье, вместе с которым не живёт никакое другое чувство или мысль. И только обняв её, Али почувствует свободу, истинную свободу и независимость. О, он так тосковал по этому и так страдал.
Руки Палестины, как питоны, обняли бы её, сдавили, привлекли, прижали, со всеми вожделенными горами её и долинами, к его голодному телу, в котором горит кровь, горит кожа пустыни.
Он ладонями бы почувствовал крутой изгиб её спины, провёл бы рукой ниже, прижал сильнее. …А пальцами другой руки он проведёт по худой и гладкой шее, обхватит рукой и на мгновение замрёт, впитывая ощущение – это то, чего он на самом деле хотел.
Палестина часто дышит, судорожно глотает слюну, его мысли не могут остановиться. Он видит, как уверенной рукой изобилия и благоустройства Израиль прикасается к хрупкому ростку его государственной структуры, зарождающемуся в Секторе Газа. Сердце почти разрывает грудную клетку, в горле спирает дыхание от того, что она делает; Али в одном шаге от того, чтобы покрыть бесчисленными поцелуями всю её кожу.
Он припадает к её мягкому влажному рту, совершенно забывая, на каком находится свете; засовывает язык, будто всегда мечтал всосаться туда полностью, и чувствует, как тело Израиль, раскалившись, вплавляется в его. Он смотрит в её глаза и видит, что они затуманены от желания.
Еврейский народ в трепете и напряжении. Вместо мёртвой религии и культуры они получают смысл и волю к жизни… Али бережно кладёт Израиль на кровать… Она знает, что он единственный человек в мире, которому она нужна, жизненно необходима, и всё в Палестине, но особенно его пламенный дух, его терпение, бесстрашие перед войной и смертью, привлекают её. Он ловко раздвинет коленкой её ноги и станет полновластным обладателем земли молока и мёда.
Его хорошо организованные отряды (внезапно оказавшиеся достаточно значительными) входят в Хайфу, – потому что сон лжив и нет в нём никакой правды. Давно ставшие блестящими и живыми, широко раскрытые глаза Израиль, то, как она хватает ртом воздух и его губы, говорят Али, как она мечтала об этом. Над всеми её городами расправляются флаги Государства Палестина. Парень видит, как на исторической коже Голды остаются царапины от его арматуры и проволоки, и ему это доставляет эгоистическое удовольствие, так же, как и то, как еврейка покорно расслабляет плечи, расправляясь на простыне...
Али глубоко спал, разметавшись во влажных от пота простынях. Холодный и горький предрассветный свет серым молоком втекал в комнату. Зелёные циферки электронного будильника показывали без пяти четыре.

Отредактировано Palestine (2012-07-26 03:35:00)

0

3

Палестину разбудил азан, призывающий по радио верных к фаджру. Рот пересох, как липкое болото, тело тоже было липким, и Али захотелось немедленно удавиться, едва он вспомнил, чем был занят вечером. Он мог бы всю ночь читать Коран, раз не спалось, но…
Зачем он дал этому желанию разгореться? «Как та русалочка: ты можешь жить рядом с ней, пока будешь воевать с ней. Как только настанет мир, ты превратишься в морскую пену…» От отвращения к себе из-за таких мыслей у подростка на душе будто помочились кошки.
Он с ужасом представил насмешку Голды, если она начнёт о чём-то догадываться. А если об этом узнает Сирия? Или Иран?! Или – сохрани Аллах – Ас-Саудия?.. Они обольют его презрением (и перестанут снабжать)… и навсегда отвернутся от него. «Нет, они не могут, - прошептала автономия. – Они не могут, я Святая Земля… И я ненавижу евреев». «Аллаху акбар…» - начал он молитву, совершив омовение.
Вскоре после утреннего намаза в дверь постучали – это был почтальон. Он принёс деньги: правительство Израиля регулярно собирало налог на содержание населения Палестины. Али никогда это не оскорбляло – ему очень нужны были эти деньги. Но сейчас он подумал: «Я убью её». После молитвы на душе посветлело, и Али был настроен особенно решительно.

Отредактировано Palestine (2012-07-23 17:32:43)

0

4

Это было, как будто на болевых точках на шее Западного Берега сомкнулись жёсткие пальцы, и бесцеремонный голос произнёс: «Ты должна сказать им, что хочешь мира!» - «Я и так хочу мира…» - уклончиво заныла ПНА, вжав голову. «Ты должна снова начать переговоры, чтобы я мог воевать». Ей ничего не оставалось, кроме как подчиниться, зажмурив намокшие глаза. А после она вырвалась и побежала. А после она скрылась в многочисленных переулках…

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Это пи*дец (врезка к эпизоду Adolescence of Palestina)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC