Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Adolescence of Palestina


Adolescence of Palestina

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место: Палестинская автономия, Рамалла
Время и Погодные условия: 19 ноября 2012, вечер, малооблачно
Главные действующие лица: Палестина, Франция (по телефону). Кто хочет, может попробовать присоединиться.
Точка отправки: Палестина возвращается со встречи с Ираном (по сведениям из моссадовских источников целью их встречи было разжигание новой войны) в Рамаллу, где произошли большие перемены. В Палестине творится что-то странное.

Картинка

http://venividi.ru/files/img/7247/33.jpg

Отредактировано Palestine (2012-06-27 14:15:01)

0

2

В предвечернее время Али возвратился во временную столицу. На улицах Рамаллы было пусто, в воздухе висело гнетущее молчание и казалось, будто невидимый враг следит за тобой, или наоборот, будто ты рыщешь в поисках преследуемой жертвы, которая затаилась за поворотом. Али опёрся рукой о стену и его вырвало: на изрытом бетоне расползались тёмные кровавые сгустки - так сказывалась недавняя резня. Изредка доносились из окон отдалённые одиночные вопли женских рыданий.
Давно столько крови не проливалось. Израиль причиняет палестинскому народу меньше вреда, чем непрекращающаяся междоусобная вражда. Палестина вынул нож и размашистым движением полоснул по внешней стороне сжатой в кулак ладони, найдя это единственным способом предостеречься от смертельно опасной жалости к себе. Затем, не дожидаясь перемены ощущений, он побежал.

0

3

"Иран не хочет действовать согласованно, но при этом он хочет, чтобы я продолжал ослаблять Израиль. Но я уверен, что если бы мы прямо сейчас напали бы на неё вместе, никто бы не заступился. А избавившись от вторженца, мы стали бы единой силой, которую ничто не смогло бы расколоть более. Страх перед Америкой и Европой заставляет братьев вилять хвостами и чувствовать вину за каждый шаг. Скрывать свои мысли... Только дайте мне боеприпасы. Только прекратите же уже заниматься всеми этими бессмысленными мелочами, которые только разлагают ваше сознание... Экономика разрушается и дети страдают не оттого, что их отцы участвуют в святом деле войны, а оттого, что их политики двухголовые: смотрят в две стороны, на всех надеются, боятся, попрошайничают. Мы будем бороться до конца. О Аллах, Милостивый, Милосердный, когда Ты обратишь на нас свой взгляд?"

0

4

"Ну, в конце концов, в одном он меня не обманет," - Сейчас Али предупредил людей, с которыми вместе построили и отработали план операции по перевозке оружия и боеприпасов. Наступал вечер, солнце село, и небосвод из бледно-жёлтого на западе становился багрово-красным, а с востока его окутывала тёмно-синяя густая пелена ночи. Парни вспотели: они много ругались в процессе обсуждения, потрясали автоматами, перекидывались острыми взглядами. Теперь прохладный ветер холодил горячую кожу через взмокшую футболку, потоки воздуха, поднимаясь от остывающей земли, воздействовали успокаивающе. Ещё оставалось время для молитвы и просто посмотреть в окно на площадку, где гоняют мяч дети. Али и сам недавно бегал там, и побегал бы сейчас, если бы не более важные дела... дела, которые отрешают страну от мира смертных. Которые привлекают к себе и людей, призывая покинуть семьи, надеть маски, забыть о делах земных и жить духом на иной стороне. Призывая матерей жертвовать самым дорогим, и отцов укрываться в школах и домах беженцев во время обстрелов, потому что мы все уже живём на той стороне. Эти люди больше, чем люди - они и есть страна. Кто может быть бессмертнее?
Ощущая дискомфорт, боли и резь в области администрации бывшего председателя ПНА, Палестина лёг в постель, чтобы забыться и покончить с этим днём. Кончалось 19 ноября.

Отредактировано Palestine (2012-07-07 18:17:15)

0

5

Уснуть не удавалось. То ли душная жара, стоявшая весь день, а теперь приближавшиеся дождевые тучи, то ли какая другая причина вынуждали усталый ум в мучительной беспричинной тоске прокручивать события дня снова и снова.
Ребята из "Изз ад-Дин аль-Кассам". Они лучшие. Они всегда оставались с Палестиной, никогда её не оставляли, оказывали социальную помощь и были на её стороне даже в самые трудные времена, несмотря на то, сколько зла им причинило "официальное" руководство автономии. Безукоризненные и верные своей идеологии, они всегда требовали от Палестины только одного: "Надень пояс смертника и становись на путь шахида, Исмаил". Ночью приходят другие мысли.
И откуда взялась эта слабость? Где она прячется, в каком городе или посёлке она смогла найти укрывище, если сейчас, в полвторого ночи, в голову проникают эти её слизкие прохладные щупальца, заставляя Палестину под тёплым одеялом дрожать от озноба? "Зачем ты отнял у меня Арафата, о Аллах?"
На севере пустыни Негев израильтяне обнаружили склад оружия (из двух автоматов и магазина патронов); при изъятии убили подростка. В Джебалии около лагеря беженцев пересох колодец - тысячи людей остались практически без воды. Неужели больше никого в мире это не волнует? Есть же какой-то выход. Должен же быть какой-то ход... Какой-то хитроумный способ...
<врезка>
Когда рассвело, она обнаружила себя на почте набирающей номер Франциска.

Отредактировано Palestine (2012-07-22 01:50:05)

0

6

В кой-то веки Франциск спал. Спокойно лежал, уткнувшись небритой щекой в подушку, завернувшись в одеяло. Именно в такие секунды взрослые безумно похожи на детей. Наверное, где-то ещё живёт этот маленький Франциск, где-то в задней части черепа, свернулся, забитый вечными проблемами, войнами, страхом. И лишь спокойный сон помогал этому внутреннему ребёнку выйти из укрытия.
Перед тем, как упасть в кровать, Франц весь день бегал с документами и отвечал на звонки, проклиная режим своей работы. Ведь он просто сумасшедший! Очень тяжело быть страной, очень тяжело. Прежде чем заснуть, Бонфуа стоял на балконе, сверял усталым взглядом огромное небо. Курил. О, он очень редко курил, но курил. Ненавидел эту привычку, но изредка он всё же давал себе слабину. Нехорошо ведь, нехорошо.
Бонфуа был разбужен рано утром. Проклиная звонящего всеми бранными словами, он не спешил брать трубку. Фрнсуа медленно сел, протёр глаза, зевнул. Он с трудом оторвал филейную часть от мягкой кровати и, пошатываясь, приблизился к орущему телефонному аппарату.
"...и не звони мне больше никогда, чудовище!" - мысленно заканчивал Франц гневную тираду, которой хотел одарить наглеца. Франция снял трубку и прижал её к уху.
- Алло... - лениво и сипло произнёс он. Откашлявшись, он совсем шёпотом добавил. - Вы хоть знаете, который час? Надеюсь, повод позвонить мне был веским...

+1

7

- Алло... - и из трубки полилась приглушённая французская речь. Выждав, когда она кончится, Палестина нерешительно произнесла по-английски:
- Zdravstvuite...
Немелодичный, мальчишеский голос прозвучал неожиданно грубо и хрипло. Услышав саму себя, автономия испугалась и занервничала; от волнения возник чудовищный акцент.
- Gospodin Bonfua? Eto... Eto F'lestin.
Далее следовало назвать причину звонка, но что она могла сказать? Голос у Франциска был сонный и усталый - наверное, он спал. Вряд ли он был рад слышать неблагополучную ближневосточную страну.
В голове вмиг стало пусто и как-то сияюще светло - как это бывает, когда не спишь всю ночь, а затем выходить из полумрака комнаты на яркий дневной свет. За спиной автономии встало солнце. Палестина бессмысленно ковыряла царапину в деревянной полке для телефона; неудобная пауза длилась; в голове молодого народа пронеслось 99 эпитетов, которыми его наверняка сейчас про себя наградил Франция. Но деваться было некуда, а терпение сына запада было уж точно не безграничным, поэтому она вымолвила, что вертелось на уме, как нырнула в холодную воду.
- Franciye, mne ochin' plokho. Ty mozhesh' chto-to sdilat'?

Отредактировано Palestine (2012-07-09 00:58:38)

0

8

В хриплом голосе пацана Франциск без труда узнал Палестину. Бонфуа тут же нахмурился.
"Интересно, чего он хочет от меня? В честь чего такой звонок? Почему именно мне?" - Француз упёрся спиной в стену, прикрыв глаза. Наверное, будь этот звонок с иной эмоциональной окраской, Франсуа бы съехал спиной по стене и задремал прямо на полу. Но парнише нужна была помощь. Не то чтобы Франциску было дело до чужой страны... Просто... Ну, в общем, просто, по-человечески трудно было отказать ему хотя бы в разговоре.
Палестина говорил очень нечётко, быстро, напугано. Франциску стало просто жалко этого человека. Но он вдруг вспомнил, что жалость - плохое чувство. Не стоит с ним "играть", не стоит делать человека слабее. А уж тем более, государство.
- Что стряслось? Почему тебе плохо? - спросил Бонфуа, посмотрев краем глаза на тёмную телефонную трубку.
"Что-то сделать?! Блеск! Что я могу сделать? И, да, почему именно я? Я только что продрал глаза, очень хочу спать..." - мысленно ругался Бонфуа, поглядывая на кровать в комнате. - "Неужели нет никого ближе?" - пару раз Франц подумывал бросить трубку, замаскировав эту ситуацию под телефонные неполадки. Но всё время решал, что это, как минимум, не культурно с его стороны.

0

9

Ту Палестину, которая набрала этот номер и говорила с Франциском, не покидала отчаянная вера, что страны, имеющие вес в ООН, - её последняя надежда. Да, они чужаки (но ведь братья сами находятся в положении, едва ли не худшем, чем ПНА). Да, за последние годы их поддержка уменьшилась в несколько раз, и это почти довело Палестину до коллапса. Но... "ты можешь сделать так, чтобы Голда не напала на меня и не убила. Чтобы она, воспользовавшись моим положением, не забрала у меня последнее. Ты хотя бы можешь повлиять на своих соседей, чтобы они прислушались ко мне."
- Ochin' plokho. - Повторила автономия одеревеневшим голосом. - U menya umirlo mnogho liudei. Boeviki voshli v nash' doma... Mne prishlos' ubezhat'.
А ведь действительно, с чего бы вдруг было надеяться, что чувства Франциска этот спектакль тронет в очередной раз? - гундело что-то внутри. - Однако же, быть Святой Землёй - это въедается в кости...
Чья-то тень мелькнула в переулке. Опасность была рядом - Палестина почуяла это неким сверхчутьём. Ей действительно пришлось бежать в дальние уголки сознания, чтобы спасти своё существование, но то, что тело ещё слушалось её, говорило, что народ на её стороне. Однако противник шёл по пятам, отставая лишь на мысль.

Отредактировано Palestine (2012-07-15 00:36:35)

0

10

Франсуа нахмурился, вслушиваясь в голос Палестины. Его терзала странная двойственность. А с чего это вдруг страна внезапно жалуется на то, о чём Франсуа знает чуть ли не лучше. Ведь руки самого Бонфуа по локоть в крови. Уж он-то лучше Палестины знал, что такое, когда кто-то врывается в твои дома, рушит всё, что у тебя есть. Но как-то помощи ему прислали мало. Франц сам через это прошёл. Все должны когда-то пройти через всё сами.
С другой стороны, так хотелось уже смыть эту багровую жидкость с рук. Так надоела жестокость и крики в ушах. Так уже устал каждый раз прятать голову от этих страшных воспоминаний. Сколько их сейчас свалится на голову Палестины? Много! А ведь Франциск в силах оградить.
В силах... Но на его плечах Франция. Родина. Он не мог забыть её ради других. Ведь, как говорится, если ему придётся выбирать, его народ или чужой, он, скорее всего, выберет свой. Да, он будет каждое утро смотреть в зеркало и проклинать себя, но он будет понимать, что это было необходимо.
Франц запрокинул голову наверх, вслушиваясь в слова Палестины.
- Послушай... В мире каждый день умирает очень много людей. Я знаю, тебе больно, но именно в этот момент надо собраться и жить, понимаешь? Жить, выживать и бороться... Я через это прошёл, ты тоже знаешь, о чём я. Боевики вошли в ваши дома, а ты сейчас нашёл телефон и говоришь со мной. О чём ты думаешь? Это не лучшее время, а? Ты бы сейчас внимательнее по сторонам смотрел, да ситуацию обдумал бы лучше. Я тебе никак помочь не смогу, хотел бы я или нет. - В голосе Франца была и строгость и понимание. Надо было, чтобы Палестина сам научился этому, но при этом, его ещё нужно и подвести к этому самому "уроку".

+1

11

Много эмоций, так много эмоций! С самого момента, когда Франциск начал свой ответ, это было: "Да что этот старый пердун понимает в боли?" Но потом... Палестина открыла рот и некоторое время молчала - она была в шоке. Потому что европеец говорил, как сказал бы кто-то из братьев.  Какая-то трезвость и адекватность утренним солнцем проблестнули в тумане эмоций автономии. Да, наверняка бы Сирия сказал бы именно это, если бы он был здоров. Если бы он только был здоров.
Палестина, конечно, не ожидала таких слов от француза, как не ожидают встретить старого друга в чужом городе, но - она звонила не за советом. Под конец возник протест - протест внутреннего "ребёнка".
- Но Франция, у меня же нет оружия! Террористов поддерживают режимы ваххабитов, а у меня только камни...
"Что ты делаешь, дура? - едва ли не шипящий внутренний голос был более похож на хват жёстких пальцев на шее. - Ты родину сейчас продаёшь!"
Палестина тихо захныкала и пустила слезу. Очевидно, "Хамас" обнаружил её след. У неё остаются секунды.
И собеседник так далеко.
А враг беспощаден.
Сглотнув, автономия продолжила, снова относительно спокойно и робко, проглатывая звуки.
- Ya ubezhal- iz doma.

Отредактировано Palestine (2012-10-12 14:34:49)

0

12

Автономия только успела подняться с корточек, прижав трубку к уху плечом, и обернуться, чтобы оглядеться. Неожиданный удар по икрам бросил её на пол, вышибив из кабинки, трубка разбилась вдребезги, ударившись о стену, и в ту же секунду застрекотали автоматы, и пули роем понеслись над головой в ослепительном фейерверке осколков; визжа, одни служащие почты побежали на улицы, прикрывая головы руками, другие упали ничком, спасаясь от ворвавшихся солдат боевого крыла "Хамаса". Парни в униформе и чёрных масках стали обыскивать помещение.

Али опёрся рукой о пол, сел, поднял голову...
- Она успела скрыться... - Он поднялся, проверил на работоспособность останки трубки. - Теперь не узнаешь, что и кому она успела сообщить.
- На выход, - скомандовал бойцам руководитель операции, подошёл к Али и помог ему отряхнуть осколки. Палестина посмотрел на него злым и разочарованным взглядом.
- Минутой раньше, и мы бы её задержали...
Боевик не сказал ничего в ответ, прошептал проклятие. Ведь предательница могла поставить под угрозу всю кампанию, а командование будет в гневе. И не у кого допытаться, где скрывается бывший президент.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Adolescence of Palestina


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC