Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Квесты в порядке бреда » Она была актрисою, но абсолютно лысою


Она была актрисою, но абсолютно лысою

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Суть: У Сергея Попыизрукова была мечта. Мечта и руки из неправильного места, так что исполнить первую как следует не выходило. Сергей мечтал быть режиссером, ставить спектакли, срывать аншлаги, утопать в букетах и комплиментах. Труппу лепил из того, что было. Вылепил какое-то странное месиво и назвал его "Третья мировая" в честь почти ядерных взрывов, которые устраивало это месиво везде, где появлялось. Для пущего эффекта труппа была окрещена интернациональной, а каждому актеру предстояло выбрать себе предполагаемую национальность и псевдоним.
Предложений не было долго... Товарищ Попыизруков уже успел отчаяться. Как вдруг! "Третьей мировой" предстояло путешествие в русскую глубинку, село Хурмобровка Энной области. Местный ДК давно не предоставлял зрелищ, так что решили накопить денег и пригласить артистов. Пусть покажут... ну хотя бы "Золушку".
И вот приехали наши актеры: грязно, пусто, из декораций только одно картонное дерево, а местные жители до сих пор верят во второе пришествие Сталина. Выпили, собрались с мыслями и начали репетировать.

Место: село Хурмобровка, местный Дом культуры и иже с этим всем.

Время и Погодные условия: очень много мух, жара, июль. Ночи такие звёздные... И дальше по тексту.

Персонажи:

1. Якобы американец приходился товарищу Попыизрукову троюродным кем-то там по какой-то там бабушке. В плане актерского мастерства, танцев, пения, рисования, математики, литературы и вообще всего он был совершенно бездарен. Но в новом спектакле ВНЕЗАПНО получил роль прекрасного принца. С завидной регулярностью забывал реплики и весьма неадекватно импровизировал, ибо быдло. Звали парнишку Федором. Звали, пока он не попал в те самые руки, которые из попы. Псевдоним придумывали всей труппой; остановились на Альфреде Федоре Джонсе.

2. Артур Эдорастович был человеком консервативным, поэтому имя не менял, а на вопрос о предполагаемой национальности ответил без сомнений: англичанин. Пару веков назад блистал на сцене в роли Брежнева (угадайте, почему), а теперь лишь изредка поминает счастливые советские времена суровой прокоммунистической репликой. Узнав, что ему досталась роль Золушки, ушел в двухдневный запой. И, не успев из него выйти, вернулся обратно еще на неделю, так как познакомился с напарником. А ведь тупейшим импровизациям прекрасного принца придется подыгрывать в первую очередь ему...

3. Серб был актрисою. В свое время его называли главной гордостью столичного театра: Онегин, Отелло, Гамлет... Особенно Гамлет. В новом же спектакле наша звезда получила роль дерева, что, как ни странно, не мешало ей декламировать экспрессивные монологи, цитировать классиков и вообще находиться всегда в центре внимания. Таким образом картонное дерево из невинной сказки сделало Шекспировскую трагедию.

4. Георгия Андреевича немногочисленные друзья называли просто Гера. Иногда - просто Хера, иногда - "верни деньги, урод". А в последнее время он переквалифицировался в грека, при чем, не по своему желанию. Человеком он был своеобразным: флегматичным, хмурым, депрессивным. Пикантности своему образу придавал с помощью черного юмора и откровенного троллинга, который пролазил во все существующие щели. Даже положительные герои у грека выходили отрицательными. "Авангард", - подумал режиссер и утвердил его на роль Доброй Феи.

5. Местный палестинец на прослушивание пришел по наводке друга и под веществами, так что выступил достаточно хорошо, чтобы получить самую характерную роль - роль злой мачехи. Позже оказалось, что под веществами он всегда, а друг воображаемый. Но весело же! Роль решили не менять. Еще парень, будучи под кайфом, много рассказывает о себе; что из этого правда, а что - нет - это вам решать.

6. Был среди этого стада и гламурный афганский подонок - сын председателя сельсовета Хурмобровки. Гламурный настолько, насколько им можно быть в такой глуши. Падонок настолько, насколько им можно быть, чтобы не побили. По блату получил роль короля, которого тут же превратил в существо непонятного пола Kazaky-стайл. Сердцеед, конечно же.

7. У Марии Ивановны была тонкая душевная организация, очень тонкая, очень душевная и не очень организация. Она писала стихи, подбирала бездомных котят, ухаживала за цветами и обожала искусство. Особенно манил театр... К сожалению, Боженька не дал Марусе голоса, слуха или особого таланта, но из пяти тыщ прослушиваний одно оказалось успешным: в интернациональную труппу девушку взяли. Режиссер долго не мог придумать ей роль: казалось бы, вот она, Золушка! Но авангард же. "Будешь уродливой Золушкиной сестрой", - сказал он и похлопал новоявленную ирландку по плечу.

8. Когда на пробы пришел настоящий иностранец, владеющий русским языком, удивлению Сергея Попыизрукова не было предела! Сэр имени своего не назвал, но то, что он Сэр, было видно сразу. К сожалению, должность англичанина на тот момент занял местный Брежнев, так что Сэру досталась должность француза. Он был типичным британцем: любил Королеву, чай, яичницу с беконом и двухэтажные автобусы. А еще (но это тайна) работал на британскую разведку: на родине Сэру поручили добыть сведения о секретном химическом оружии, которое разрабатывала РФ. Однажды заглянув в окно старого театра, Сэр изумился: кажется, на актерах это оружие уже испытывали... Пришлось втираться в доверие и соглашаться на разные глупые роли. На этот раз - роль отца Золушки.

9. Родион Романыч Эдельштейн - обладатель еврейской национальности и родителей с больной фантазией. Вместо того, чтобы кромсать топором старушек занялся искусством, добился внушительной должности директора ДК, заменил в фамилии одну букву и взял сценический псевдоним Родерих. Утверждает, что сын австрийскоподданого. Эстет и жмот. "Третью мировую" пригласил потому что денег им платить надо мало или платить не надо вовсе. собственным занудством может доконать кого угодно, жену доканал до того, что она сбежала, забыв любимую сковородку. Теперь доканывает всю труппу. Ярость выражает при помощи рояля, в тяжелых случаях потрясает сковородой и жалуется на безвременно погубленную молодость. (сию роль придумал сам ЕРЖ)

10. Уроженец Фарерских островов (в реальности - таганрожец) был одним из немногих талантливых актеров в труппе. И пел, и танцевал, и роль тянул почти любую... Золотая находка. После первых двух минут прослушивания режиссер поспешил выразить свое восхищение и принял молодого человека безо всяких вопросов. Как оказалось позже, юное дарование страдало маниакально-депрессивным психозом: то активно всех любило, то грозилось повеситься от любой, даже самой мелкой неудачи. Уволить бы его от греха подальше, да вот только, потеряй фаререц работу, тут же спрыгнет с крыши театра! Режиссер перекрестился и отдал парнишке роль второй уродливой сестры, а всем остальным актерам поручил за этой сестрой приглядывать.

11. Датчанин был химиком. Сферическим ученым в вакууме: отрешенным, серьезным, но злобным и жестоким. И труппа была нужна ему исключительно для того, чтобы ставить на ней эксперименты: то он подсыпет загадочный порошок в не менее загадочные вещества палестинца, то подложит смесь реактивов замедленного действия в картонный макет сказочного замка... Короче, весело. И актеры все это безобразие, несомненно, замечали! И режиссер замечал! Но у него с химиком была весьма прибыльная договоренность. Поэтому актер предпочитал ничего на сцене не делать. К примеру, в Золушке он играл второе дерево. Молчал, экспериментировал и терпел злые взгляды дерева-конкурента в свою сторону. Что ж, удачи ему в этой "войне"!

(будет дополняться)


Правила просты: НПС предоставляет ситуацию - например, репетируем такую-то сцену - и начинаем. Часть указаний будет отправляться в ЛС участникам. Очередность постов свободная. Если игрок долго не отписывается, забейте на него. Или его.
ПРОШУ, не пишите много. Лучше мало, но часто. А то квест стоять будет. Особенно касается Золушки и дерева.
Роли прописываю я, в этом весь сакральный смысл. Все желающие участвовать пусть обращаются ко мне в ЛС, пропишу для них роли.
Называйте себя, как нравится: страна / канонное имя / то, которое представлено в квесте, если оно есть, или любое, если его нет.
Укуриваемся и наслаждаемся. Удачи)

+2

2

Ситуация №1.
Предварительный показ спектакля сельсовету. Сцена встречи Золушки и Доброй феи (стартуют). На заднем плане - экспрессивное дерево. Внезапно из-за кулис выходят непосредственный принц и укуренная мачеха: первый - по глупости, второй - по радужной дорожке с пони. Режиссер и актеры в ужасе: что делать?!
Задача: спасти положение. Король пусть тоже подключается, помогает.
Творим, что хотим. У нас авангард.

0

3

То, что Магомет Абулиев не араб, а уроженец Ингушетии осетино-чеченского происхождения, никого не волновало: Палестинец, значит, Палестинец. В конце концов, парню удалось привыкнуть, хотя он и не всегда сразу соображал, что обращаются к нему (ведь раньше был просто "Мага"). Например, сейчас, притаившись за зданием сортира и раскуривая косячок от подожжённого листка со сценарием, Абулиев не был твёрдо уверен, что понимал, чего от него хочет режиссёр. В конце концов, какая разница, когда на улице такая чёртова жара, футболка насквозь пропотела, и хочется только лежать, задрав ноги, на диване... кого вообще волнует этот спектакль?

Однако спустя пятнадцать минут стало гораздо интереснее...

Во-первых, здание, принятое за привокзальный туалет, оказалось самим ДК. Во-вторых, спектакль уже шёл (по крайней мере, предварительный показ). В-третьих, Палестинец не очень-то помнил, чтобы они что-то репетировали... Тем не менее, невротичные "коллеги" попытались быстро ввести парнишу в курс дела.

Мага сделал всё возможное, чтобы быть в роли, которая ему досталась - злой мачехи, - и сейчас повторял свои реплики (то, что помнил). Он уже надел роскошный гнедой парик, навёл макияж (синие тени до бровей) и переоделся в блестящее вечернее платье с подшитой ватной грудью и... кхм... задом. Вот сейчас фейерверки Диснейленда погаснут, и он, вооружившись китайской волшебной палочкой, выйдет на сцену, чтобы отправиться на бал, поразить дракона и спасти прекрасного принца (точно помню, что фигурировал именно принц!). Палестинец пнул в сторону какое-то дерево, которое стояло на пути артиста, притопывая ногами, словно хочет отлить, и вышел на освещённое пространство, явив себя публике в полном великолепии. Да, пожалуй, Мага действительно вошёл во вкус: его мир наполняли грудастые блондинки в нарядах горничных, розовые пони, переливающиеся радуги, золотые бабочки порхают с цветка на цветок, летучие голландцы, замки, кони, люди, сборная Ингушетии по футболу, медаль по боксу...

- Блять, это что такое?! - он никак не ожидал увидеть перед собой вместо миниатюрной красавицы мужика в жёлтом парике и с бровями, как у Леонида Ильича... а, да это же Артур Эдорастович в роли, как я мог забыть! На сцене также были Грек (почему-то в бабской одежде), Фёдор Сумкин и дерево. Со стороны зала смотрела восторженная публика. Тут же вспомнив, что он играет в пьесе, Палестинец артистично (по его мнению) вскинул руку, картинно протянул её к "Золушке" и начал как можно выше:

- Люк, я тывой...

"Кажется, не отсюда..." - вовремя дошло до артиста, и он поправил положение:

- мать!

Это было очень смешно, но никто почему-то (кроме самого Палестинца), не засмеялся.

Отредактировано Palestine (2012-03-17 07:04:41)

+2

4

Похмелье было ужасным.  Голова раскалывалась, в глазах полопались сосуды. Платье из блестючей ткани было твердым и колючим. Противно пахнущие старыми куклами волосы из дешевого парика кололи шею и щеки. Руки , держащие волшебную палочку с чрезмерно-блестящей звездочкой на конце, дрожали. Такими руками надо подносить ко рту сигарету , а не изображать постаревшую Сейлор Мун. Гера с ненавистью глядел на свою новоявленную крестницу, совершенно игнорируя тот факт, что Артур в женском платье страдал никак не меньше феи, и выплевывал  слова диалога, словно яд, на желтоволосую голову партнера.
Казалось бы, хуже быть не может. Но нет. Внезапно на сцену с русским матом вывалился ближневосточный коллега. Судя по сладковатому запаху, вживался в роль тот при помощи волшебного Семилистника. Гера замер с открытым ртом, не успев попросить у крестницы тыкву для кареты. Иссохший мозг, еще не до конца  избавившийся от алкогольных паров местного самогона отчаянно искал выход из создавшейся ситуации. И тут, сверкая глазами с расширенными зрачками, это укуренное чудо выдает:
— Люк, я тывой... мать!
Откровенная нелепость ситуации усугублялась ноющим на заднем плане деревом.
— Ах, сегодня твой счастливый день, Золушка! — хрипло воскликнул фальцетом добрый фей , танцующей походкой приближаясь  к угрожающей срывом спектакля раскрашенной фигуре. — Твоя злая мачеха сошла с ума!.. (шепотом на ухо Магомету) Ты что творишь, собака?! Сейчас упадешь и чтоб прикинулся ветошью и не отсвечивал. (громко) Будет милосердно и очень по-доброму ее …  убить.
Наставив волшебную палочку на злую мачеху, добрая фея изрекла:
— Авада Кедавра!
С этими словами, Георгий задрал юбку с проволочным кринолином, явив взору зрителей драные джинсы не первой свежести, и красивым пинком столкнул выходца из Средней Азии с метровой сцены. Почему-то захотелось при этом крикнуть во все горло: «THIS IS SPARTAAAA!». Но актер сдержался и повернулся обратно к Золушке.
— Тащи тыкву, дорогая. Будем искать тебе новую семью.

Отредактировано Greece (2012-03-17 11:46:03)

+4

5

Олимпий Венедиктович Иванов был местным сердцеедом – настолько, что даже поселковая ночная бабочка Марфа, которая, к слову, была далеко не первой свежести, падала ниц к его ногам, а местные представители hopnicus vulgaris прямо-таки жаждали начистить чью-то холеную, нежную рожицу.
А еще он был заядлым модником ,  и, проникнувшись современными веяниями, ходил в странноватого вида сеточке, напяленной на голый торс и порванной в нескольких местах.  Кривоватые ноги местной звезды обтягивали синие колготки, а довершался образ черными валенками. О том, что верхняя часть его гардероба состояла из сворованных у Марфы рабочих колготок с обрезанными носками и дырой под голову, он предпочитал умалчивать, ибо у каждого мужчины есть свои секреты. Даже такие грязные, склизкие и полные бледных трепонем.   
К роли в спектакле юноша подошёл основательно.  Нашел где-то старый, засохший ядовито-красный лак не первой свежести, который был приведен в боевую готовность с помощью самогона, отварил настой ромашки,  коим попытался отбелить волосы. Получилось не ахти, и они приобрели грязно-желтый цвет с вкраплениями родных черных пятен.  А грязно-красный, вонючий лак на ногтях был окрещен «благородным кармином» и оценен на твердую пятерку.
Разумеется, в довершение образа были направлены старые, полуразвалившиеся бигуди и парочка белых лент – как браслеты. Корона была сооружена из общипанных гусиных перьев, а мантией служила грязная облезлая медвежья шкура. Удовлетворенный своим «гламурным » образом, король во всей красе явился на репетицию, хлебнув клюквенной настоечки – ведь самогон был моветоном и вообще «фи!»
…«Король» завизжал диким визгом, узрев абсолютно ужасающую картину на сцене – летящую на него пьянящую рожу «палестинца». И похерестичные, длинные ноги Геры.  Его чуть инфаркт не хватил – обувь не сочеталась с джинсами!!! Стыд, позор. И ужас! Однако высказаться ему не дали – тело упало на тело. А валенки коварно скользнули по грязнющему полу Дома Культуры.
-Красота умирает! – сдавленно просипел Олимпий, (дал же бог имечко!) беспомощно дрыгнув ногами в валенках, и вдыхая ни с чем не сравнимые ароматы алкоголя, табака и нечищеных зубов.
-Слезь с меня, жертва  неудачной связи Равшана с бараном! Слезь!

+4

6

Натянув кепочку, как корону, Федор Михалыч потягивал пивко у входа в ДК. Было скучно, но позвать в компанию некого: единственный четкий пацан - Мага - и тот куда-то пропал. Долго сидеть на корточках было неудобно, так что, допив божественное Жигулевское, пиндос поднялся, отряхнулся и направился к старой лестнице.
Он вышел в синем спортивном костюмчике "Абибас", щелкая семечки и насвистывая бессмертные шедевры группы Ленинград. Зачем вышел? Гулял. Почему забыл о показе? Потому что беспонтово это как-то: толком не репетировали, а тут... Тем более, когда под боком такой кореш, которого развести на пивко и покурить нефиг делать. Как тут не забудешь о показе? Размышляя над тайнами мироздания, принц долго стоял в непонятках, пока на сцене происходила неведомая хня.
- Ну и че тут у нас за базар? - с этими словами Федя живописно выплюнул скорлупку на пол. Затем засунул руки в карманы и склонил голову, разглядывая зрелище. - Хули...
Он хотел продолжить монолог, но заметил неладное. Америка повернул голову в сторону зала, откуда на него пялилось штук 20 суровых глаз.
- Хули...ган! - с трудом нашелся Федор и повернул голову к Золушке-Брежневу и ее крестной.
На большее Федора попросту не хватило. Он даже не помнил, какого персонажа играет. Дабы не выглядеть еще глупее, четкий пацан начал порхать по сцене так художественно, как только мог. Да, по его мнению, этот ритуальный балет должен был спасти положение. И все бы ничего, но в какой-то момент на сцене появился кореш.
- Люк, я тывой...
Федора не отпускала мысль, что эту чудную фразу он уже где-то слышал; в попытке напрячь несуществующие извилины, принц застыл. И, наверное, простоял бы так еще минут 20, если бы Мага вдруг не полетел со сцены.
- Собака! Ты на моего кореша наехал! Иди сюда-на, фея, разберемся!
Как говорится, пацана не скрыть за широкими штанами. Продолжая лихорадочно соображать, как же он будет выкручиваться, принц закатал рукава спортивной куртки и с вызовом заглянул фее в глаза.

+1

7

Периодически Сэру казалось, что его рука уже приросла ко лбу, или же лицо болит из-за частых ударов ладоней о него. Ощущение было, что его начальство просто захотело избавиться от бедняги-разведчика.
- Дайте мне снайперку, умоляю! - мысленно провыл мужчина, опираясь спиной на более менее прохладную стену. Руки реально скучали по холодному железу оружия... Так хотелось пристрелить и вон ту укуренную мачеху, что так ловко притворяется Дарт Вейдером, и вон ту фею... Правда, для начала, надо её палочку запихнуть в... Гортань, а вы что подумали?! А того гламурного подонка вообще надо было распять в жёсткой форме! Благо, физическая подготовка Сэра это позволяла. Не позволяло одно - он же, вроде как, джентльмен, и, вроде как, должен казаться строгим англичанином.
- Если в России это понятие вообще имеет место быть... - обречённо подумал он, прикрыв глаза ладонью.
Чёрт побери, бедный отец Золушки выглядит достойнее короля! Светлые волосы аккуратно расчёсаны, белая рубашка с расстёгнутым воротником и чёрные брюки. Правда, с пиджаком он никак не мог расстаться, под ним пряталась крепко прицепленная к телу кобура с оружием. Долг, работа, что поделать? Галстук же он оставил где-то на подоконнике. Скорее всего, мужчина его более никогда не увидит.
- Всегда можно что-нибудь соврать, - криво усмехнулся про себя "француз" и провёл ладонью по лбу. Всё же, было ужасно жарко.
Отец увидел... О, ужас! Вышла мачеха! Надо спасать положение. Правда, интересно, какого чёрта спасать то, что спасти невозможно, но... Большого выбора у Сэра нет, посему он, сняв пиджак и быстро накинув поверх странную... Даже не понятно что это такое... Что-то в духе рубашки, дабы придать отцу некую потрёпанность, мол он замученный жизнью мужчина. Неужели этого не видно по лицу бедного "француза"?! Нет, надо было одежду из мешка делать. Но, беднякам выбирать не приходится. Он тихо выходит на сцену, но сразу же становится заметным.
- Доброго вечера, Золушка, - коротко кивнул он "внучке Брежнева". Он так же легко, бесшумно и быстро спрыгнул со сцены и сел рядом с мачехой.
- Уважаемая... ммм... - как-то "леди" не лезло из уст Сэра, но, как иначе-то назвать этого странного человека он не знал. Запах, конечно же, был ужасающий. Сэр пощёлкал перед глазами "мамаши", бросил короткий взгляд в сторону влетевшего борзого парня и сделал попытку поставить "палестинца" на ноги...
- Если вернусь - потребую повышения по службе!

+2

8

Антуан-Жан-Вероника-Виолетта де Бурбон дю Плесси-Морэ (хотя на деле самый, что ни на есть обычный Гордан, хорошо, хоть не использованный) в данный момент целомудренно рос посреди сцены. Снисходительно насвистывая «Мон папа нэвэ па, кё жё дансэ ля полька», он с выдержкой истинного аристократа терпел живую белку на своих распрекрасных ветвях-ручках, которая вгрызалась в его нежные кисти-сучья. Он с выправкой самого настоящего барона держал осанку, яблоки, желуди, белку и банные веники из местных терм. Он с героическим видом маркиза взирал на плебеев в зале. Он с кокетство графини приподнимал подол платья-ствола, отобранного у сестры Варвары (и именно потому создавалось ощущение, что древо, пораженное графиозом – естественно от слова «граф»! –, растет на смертном одре, что придавало образу еще большей трагичности).  И с бестолковостью паренька из деревни, что среди Балкан (в которых ни на чуть нет двойного дна – горы же!), он пытался надумать прекрасный монолог, который поразил бы многих! Так сказать, а-ля Baudlaire en boudoir! Да, точно «en», вряд ли припрятанный в дупле русско-французский разговорник так нагло врал сербу в яблоки.
И тут – да вы поглядите, что за хамка! – какая-то крашенная (крашенная, кстати, ужасно!) бабень сбила с ног прекрасный лавр, прямо вместе с его яблоками, желудями и белкой – «Вот diable!» (простое «дьябль», серб предпочел подумать как «дьябля!»).
- Холопка! Откуда ты
  Изволила явиться
  Пред моей
  Зеницей ока?!
  Расплатишься же ты
  За хамство, что
  Применила ты
  По отношению ко мне.
(У дерева всегда были проблемы с виршами - на то оно и дерево! -, зато заумные формулировки делать оно умело).
Дерево стонало нараспев. Оно было загадочным. Таинственным. А на деле – полным merde. И сейчас благородная роза (с порослью шиповника на себе) хотела вернуться в школу и понять, что роза – это отнюдь не дерево. Но в конце концов концов все вышло довольно-таки уверенно и даже красиво. Еще бы! Ведь дерево помнило старую истину – черное кружевное нижнее белье придает уверенности! И, maman твою налево, это действовало!
«Плебеи-плебеи, вот оно – суеверие моей мечты! Оно действует! А впрочем, куда вам до меня, ходячие простаки. Забудьте о хлебе и ешьте пирожные, как говаривала Маша-Тоня!»
- Авада кедавра!
- Писал когда-то тот, кого
  Все синекожие
  Да женщины любили:
  «Недурно, но все тлен».

Так наш ядерный взрыв местной «Третьей Мировой» отреагировал на практически труп дурно красящейся женщины, очень мужеподобной женщины (а может, это был женственный мужик? – Гордан так и не мог решить).
Да, наш благороднейший лавр явно был поклонником театральных суеверий a la: «Выйдешь на сцену с желтым зонтиком – забудешь каждое второе слово», или «Демоны на сцене – к пентаграммам», или «Если вторую цыганку из танца с лошадьми играет 87-летний старик – пьеса провалится». Но сейчас роль 87-летнего старика исполняли синекожие, предположительно – женщины.
А дальше дерево начало шелестеть фоном, французским фоном, загадочным французским фоном с акцентом франкоканадца:
- Allons, еnfants de la patrie...
Но тут же лавр перебил страшный вопль, достойный рассказов По. Впрочем, вопящий от орангутанга не очень отличался. Плодоносящий дерево-куст сейчас жалел, что не захватил с собою бритву возможно самого севильского цирюльника!
- Красота умирает!
- О смертный! как мечта из камня, я прекрасна!
  И грудь моя, что всех погубит чередой,
  Сердца художников томит любовью властно,
  Подобной веществу, предвечной и немой.

Бревно дю Плесси-Морэ было на удивление начитанным, а потому оно цитировало Бодлера (вертись в гробу, богохульник!). Да, серб прекрасно справлялся со своими задачами – фонить за кадром да говорить изысканную галиматью. Ведь творить бред – это тоже искусство.
Короля же в валенках благородный и побитый аристократичностью куст распознал в этом орангутанге час спустя и поприветствовал элегантным взмахом ветки – «Baiser-creuser! Чтобы тебе Изабелла Баварская регентом была, а Плантагенеты - родственниками!». Культурно и крайне загадочно. «Bien» - подумал серб сам про себя.
Под конец сучок (нет, не от «дерева» и «сучка», а от «сучки») решил немного описать для сельсовета главную героиню – Золушку, местное лицо кавказской национальности, упорно выдающее себя за англичанина:
- Оксюморон звучит забавно
  Гера мужик Федор спокойный
  Артюр же мнит себя красивым
  Рембо ну вы оксюморон!

Вспоминая, что Артюр Рембо был нетрадиционной ориентации (символист, а не деятель романтизма), лавр растянул дупло по своей коре, довольно скрипнул сучьями и уронил красное яблоко с торчащим из него шприцом – декорацию для Белоснежки. Серб предусмотрительно начал повторять всего «Гамлета» в голове, особенно часть про облака.
Ничто не предвещало merde.
________________________________
Расшифровка французского для низших слоев этого общества, с кем само дерево не якшается:
Merde - дерьмо.
Diable - черт.
Allons, еnfants de la patrie... - первая строчка незабвенной Марсельезы.
Baudlaire en boudoir - Бодлер в дамской комнате.
Baiser-creuser! - ебать-копать!
Bien - хорошо.
А теперь расшифровка для непонимающих истории:
"Маша-Тоня" - легендарная Мария-Антуанетта, которая изрекла: "Если у людей нет хлеба - пусть едят пирожные!", изрекла, естественно, по легенде.
"Изабелла Баварская", "регентство" и "Плантагенеты" - аллюзия на Столетнюю Войну, ибо дерево воспринимает любого короля как французского roi.

+4

9

Наконец-таки новоявленный Золушк вышел из десятидневного запоя. Опухшую морду юной «красавицы» кое-как скрывали тонны гримма. На сцене Артур Эдорастович Педросович фон Вокк - между прочим, эстоно-кавказского происхождения - красовался в странного покроя коричневом платье с передником, накладной поролоновой грудью, обещавшей в скором будущем отвалиться, и длинными белобрысыми локонами, которые, казалось, повидали ещё царя-батюшку. Культуру в массы! Именно поэтому героиня детской сказки странным образом стала напоминать доярку из соседнего колхоза.
   В скверном настроении он стоял на сцене и с идеальным похер-фейсом презрительно глядел на доброго Фея. Подбоченившись, ждал, когда же крестница свалит на бедную «девушку» все блага. Но тут из-за кулис выползло нечто неопределённого пола. - Блять, это что такое?! Элегантным жестом изящной ручки «Золушка» оттопырил средний палец . - Твоя злая мачеха сошла с ума!.. И крестница тут же поддакнула: – О, Боже, какая трагедия. Психбольница направо. Приём ежедневный. Кажется, он сморозил не то. Чуть сощурившись, Артур скосился на зрителей. Публика неистовствовала! Особенно, когда Гера пинком спустил незадачливую мачеху со сцены. Фоном верещало дерево и вещал юный гопник, только–только выделывавший перуэты по всей сцене,  словно ощутив себя доморощенным Николаем Цескаридзе. Выходило крайне отвратно. Бедная «Золушка» зафейспалмила. – Мама, роди меня обратно… И ещё этому балеруну подыгрывать, тьфу.
  - Доброго вечера, Золушка. Этот типчик лучшему исполнителю Брежнева всех времён и народов не нравился никогда. От природы скрипучим голосом, не сумев взять должную нотку, «доченька» рявкнула: - Здорово…батя… – и тут же в сторону добавила, цедя сквозь зубы: - Провалиться бы тебе, придурок. А дерево всё верещало и верещало, верещало и верещало, верещало и верещало… Попытавшись взять как можно более высокий тембр, «Золушка» прокурено (а курила эта «госпожа» немало, и не только табак) воскликнула: - Какая прекрасная, дивная песня! Ужель соловей поёт? Пойду посмотрю, тыкву принесу. «Красавица» удалилась на задний план, где судорожно схватила дерево за…хм…ствол (и не надо тут хи-хи!) и принялась душить это навязчивое растение, приговаривая: - Что за чудная песнь…гррр…разливается… Да соловей всё никак не затыкается… Из-за кулис выкатилась импровизированная тыква, которую «красавица»сразу же отфутболила Фею: - Вот вам, дорогая крёстная, и тыква. Запихав дереву в рот кляп, чью роль взяло на себя упавшее яблоко со шприцем, Артур, с чувством выполненного долга, вернулся на передний план, высокомерно оглядывая всю открывавшуюся картину знатного театрального позорища.

+1

10

Герр Эдельштайн был эстетом. Именно поэтому он сменил имя на Родерих (это вам не Родион Романыч, а уже тем более не Родя), заменил букву "е" в родной фамилии на "а" (вместо безвкусной и распространенной еврейской фамилии получил гордую и единственную в своем роде австрийскую) и требовал к себе обращения "герр" (созвучие с куда более привычным местным жителям словом из трех букв директора ДК не пугало - интеллигентным и аристократичным эстетам знать такие слова не положено). 
Герр Эдельштайн сидел на почетном месте в первом ряду, в самом центре, напротив сцены, и музыкально храпел. Храп складывался то ли в Маленькую ночную серенаду, то ли в Лунную сонату - абсолютный слух не подводил самого успешного (даром что, единственного) выпускника Консерватории даже во сне. 
Смотреть на заезжую труппу без слез директор ДК попросту не мог: один вид бровей исполнителя главной роли вводил обладателя лучшего в мире чувства прекрасного в тяжелейшую депрессию. Однако пропустить предварительный показ было бы непростительно, оставалось только усесться на самом видном месте, прикрыть глаза и музыкально храпеть - публика все равно не заметит. 
К слову, публику Родерих подобрел самую подходящую, чтобы провал спектакля остался незамеченным. Известно, что каждый житель села Хурмобровки в своей жизни прочел три книги: букварь, вторую и синюю. Герр Эдельштайн покопался в библиотеке ДК и синего издания "Золушки" не обнаружил, стало быть, опасность представляли лишь те граждане, у которых "Золушка" по иронии судьбы оказалась второй книгой. Путем нехитрых вычислений директор ДК отринул многодетную мать четырнадцати детей а также местную задумчивую дурочку, мечтавшую о прекрасном принце, а получавшую лишь знаки внимания от сына председателя сельсовета. Их и не позвал. 
Впрочем, ужас, происходивший на сцене мог шокировать даже совершенно неграмотного тракториста Васисуалия, заботливо усаженного на почетное, изрядно потрепанное молью кресло, исполняющее роль ложи. Заезжие звезды казались еще менее культурными, чем жители Хурмобровки, исключение составлял разве что отец главной героини - Неужели не я один хранитель и ревнитель культурных ценностей? Неужели я нашел единомышленника и последователя? Может, и он сын австрийскоподданого? - с надеждой думал разбуженный сценическими разборками Эдельштайн. 
- Внимание! - ринулся спасать положение любитель и знаток культуры. - Вы наблюдаете совершенно необыкновенную постановку пьесы! Оригинальное прочтение! Современные реалии! Поэзия Быдлера! Все это делает данную постановку новым словом в театральном искусстве, а нас с вами, дорогие односельчане, первыми в мире зрителями нового слова в театральном искусстве!
После длительного монолога директор ДК вздохнул с облегчением и прикрыл разгоряченный лик сковородой, единственным, что осталось ему на память от любимой жены Лизаветы. 

+2

11

Что хотел сказать Гера, Палестинец так и не понял. Его нога, как в кино при замедленной съёмке, взвилась в воздух и тут же молниеносно вонзилась Маге в живот. Ещё секунду назад он произносил свою первую реплику, а сейчас плавно летит в сторону какого-то диковинного чудовища с перьями на голове. "Х**ту какую-то мне подсунули. Встречу - им не жить. Надо было закинуться по-хорошему," - успел подумать про себя парень и мягко приземлился спиной на ископаемую шубу и её содержимое; поднялось облачко пыли. Содержимое заверещало.

- Слезь с меня, жертва неудачной связи Равшана с бараном! Слезь!

- Я не понял, э! Ара, ты на кого щас наехал? - немедля ответил гордый горец "чудовищу", оказавшемуся местным п*****ом, и хотел уже встать, но для этого потребовались усилия, а Мага так внезапно уснул...

Он внезапно проснулся (уснул, видимо, не закрывая глаз), когда чья-то рука пыталась поднять его за ворот. Местный с переменным успехом отдалялся, вертикальное положение казалось не такой уж и фантастикой. "Хорошо, что я лежал поперёк, а не вдоль," - порадовался артист, нащупывая ногами ровную почву. Зрение приобретало фокус. От эксцентричного вида содержимого бывшей подушки в груди возникала праведная тошнота. Наконец ему удалось, изрядно вспотев, помочь тому, кто пытался его поднять, и встать самому на ноги.

- Спасибо, брат, - растроганно сказал парень Французу, хлопнул его по плечу и пошёл вдоль "передовой" к ступенькам, ведущим в волшебное Закулисье, и дальше, в реальный мир Гримёрки. Слегка заносило, но Мага мотнул лохматой головой и твёрдо сказал себе: "Надо закинуться по-хорошему и сыграть на пять". Сказано - сделано: горный красавец приступил к выполнению плана.

Отредактировано Palestine (2012-03-19 06:35:00)

+1

12

Георгий презрительно окатил ледяным взглядом  принца в спортивном костюме и покрутил волшебной палочкой у виска. Спектакль спасению не подлежал. Вот уже из-за кулис повываливались практически все актеры, наивно полагая, что этим исправят положение. Глупые люди…
— Чудеса сегодняшнего вечера только начинаются, моя милая крестница, — пытаясь перекричать адский гвалт, гаркнула фея, с удовлетворением следя за актом насилия над беспокойным деревом. — Обрати свой взор на это чудное видение! — Рука в белой, едва не трескающейся по швам перчатке предупреждающе уперлась в грудь четкого пацанчика. — Лишь стоит произнести волшебные слова «Суженый, ряженый, приходи-ка ты наряженный», как, игнорируя пространство и время, образ твоего нареченного воплощается пред твоим взором. — Широкий взмах полуразодранным белым рукавом. — Вот он, Прекрасный Принц! Ищи его на балу, в смысле.
Геру понесло. Разумеется, после этих чудес превращение тыквы в карету было бы слишком пошлым и противоестественны, а потому грек, активно жестикулируя палочкой, которая опасно металась возле его лица и лица бровастой крестницы, рискуя выколоть кому-нибудь глаз, продолжил:
— О, это восхитительная ночь чудес! Едва солнце скрывается за горизонтом, как холодная красавица начинает укрывать мир своей таинственной сиреневой вуалью. Ее смех в первых лучах звезд, сначала робкий и стеснительный, а потом более смелый яркий. Ее волосы струятся в ночных облаках, а подол платья легок и непроницаем, как туман над рекой. Эта волшебница даровала мне свою силу, и посему, пока над землей солнца нет, мои чары особенно сильны. Взгляни, о Золушка, — Гера вытащил своего партнера на авансцену и стал пафосно тыкать палочкой куда-то в направлении задних рядов. — Пока солнце не прошло полный круг под землей, ты должна успеть найти этого принца. Принцы водятся на балах, и сейчас я тебя туда телепортирую.  Но помни о главном — никто не должен знать, кто ты на самом деле, и ты должна вернуться до полуночи. Ибо после полуночи на балах остаются только шалавы и проститутки.
Георгий начал закатывать рукава, обнажая волосатые руки. Что-то подсказывало ему, что спихивать таким же макаром со сцены главную героиню не стоит, поэтому он ограничился лишь грубым выпихиванием оной долой за кулисы, для ускорения тыкая полюбившейся палочкой чуть пониже спины. Чистой воды импровизация, а что делать? Позабытая тыква грустно перекатывалась под ногами.

+3

13

В ситуациях с особым количеством merde дерево впадало в уныние и начинало изрыгать всяческую философию. Gloire a Dieu, сейчас в дупле лавра красовалось его собственное детище – красненькое яблочко с аккуратненьким шприцом, поднятым на улице самой Белокаменной Moscou, а потому нести всю эту философию a la Descartes он не мог. Конечно, на пакетики с клеем в этой Хурмобровке древо не разменивалось – чай, не кошка, жить девять жизней не будет. К тому же наш серб был маркизом (если вы, конечно, понимаете, о чем я*), а потому лавр не промедлил применить все свои знания касательно... выплевывания яблока при помощи активных действий языка. Но после, пораскинув чуток корнями, серб решил, что от ласк еще никто не убегал. Так что вариант с маркизом – вовсе не вариант. Благородный лавр сейчас чувствовал себя беллетристом**.
Но вот луч прозрения озарил его ум и он таки решил сделать это руками. Вот еще один момент и... с его губ сорвался судорожный вздох свободы – наконец-то он расправился с путами этого короля искушения – яблока.
- Liberté, Égalité, Fraternité***, - уверенно продекламировало дерево на весь зал. В какой-то замшелой Russie, может, революцию и нес залп пушек какого-то корабля, названного в честь какой-то там богини какой-то там зари. Но здесь же царил Авангардизм, а потому свободу народу несло дерево! Да еще как несло!
По пути к кроваво-бровастому диктатору неведомо из-за какого закулисья дерево схватило метлу (видимо, декарацию к Макбету), намотало на нее изъеденные молью панталоны. Да это же флаг Свободной Франции! Флаг Свободного Театра! И, вот, оголив свою грудь (а это должно быть, было крайне сексуально, ведь деревья, они такие двуполые), серб, как La Liberté guidant le peuple****, шел напрямик. Только, постойте-ка... Чего-то тут не хватало... Ну, явно же не хватало... Ах, точно, должны быть жертвы борьбы с деспотией! Ну, ничего, сейчас мы устроим им victims! Ну, будем считать, что Крестному мужику в платье и Брежнушке повезло – они успели скрыться за кулисами. А потому жертвами борьбы за свободу, равенство и братство стали низшие классы театрального общества – ну очень четкий инфант, да какой-то противный англичанин, который лишь прикидывался истинным  français:
- Мы, Антуан-Жан-Вероника-Виолетта, посовещались и решили, что вы орки! – дерево проговорило басом какую-то смесь культур, и сбило с ног двух garçon’ов.
И тут древо осенило – да оно же на переднем плане! Ну, наконец-то! Теперь главное – выдать что-то гениальное, чтобы публика (состоящая сплошь из неразумных плебеев) это оценила.
Вспомнив песню какой-то попсовой шансоньетки (кажется, она выступала под псевдонимом «Лабуда»), что играла в машине всю дорогу, пока трупа ехали до Хурмобровки, серб запел:
- Я – революция!
  Великая Французская!
  Пала Бастилия,
  Ведь она меня, как и я ее...

Во время исполнения последней строчки экспрессивное дерево не менее экспрессивно взмахнул импровизированным флагом!
«Вот он – мой звездный час! Ах, где же ты, мой Делакруа*****?! Запечатли же меня скорее! Я буду твоей музой!».
Но, судя по тупым и не озаренным великой идеей лицам зрителей, они так и не поняли весь драматизм ситуации – «Вот crеtins!».
Однако, вспомнив, что он все-таки дерево (теперь уже живое) серб было начал:
- На Изенгард! Кхм... То есть... Ешь ананасы, рябчиков жуй! День твой последний приходит, буржуй!
И Антуан-Жан вперил свой жаждущий крови взгляд в задние ряды, дабы каждый тракторист, что сидел там, почувствовал себя буржуем! Ну, или хотя бы сумасшедшим волшебником...
Вот так вот дерево совершило прорыв! Революцию в мире театра!
________________________________
Опять же, расшифровка прекрасного французского языка для плебеев:
«Gloire a Dieu» - Слава Богу!
«Moscou» и «Russie» - только простолюдин не догадается, что это Москва и Россия, соответственно!
«Garçon» - парень.
«Descartes» - Декарт, который Рене.
«Français» - француз, вестимо же.
«Сrеtins!» - к сожалению, во Франции без дураков не обошлось, а потому их звали именно так.
«Victims» - жертвы.
А теперь простая расшифровка, частично французская:
*Естественно, намек идет на Маркиза де Сада.
**Французская игра слов, «belle et triste» - красивая и печальная. А посколько дерево было двуполым, то пусть будет!
***Свобода, равенство, братство! – девиз Великой Французской революции.
****«Свобода, ведущая народ!» - картина времен Великой Французской революции.
*****Собственно, Делакруа – это художник, который написал картину, описанную выше.

0

14

- Вот он, Прекрасный Принц! Ищи его на балу, в смысле.
Федор скривился:
- Ты шо гониш? - с характерной интонацией бросил он в лицо Хере и выпятил нижнюю челюсть. Видимо, ему казалось, что так он грозен до усрачки...
Вещал жидо-австриец. Что-то беспонтовое о постановке пьесы. Небольшой мозг пиндоса подал признаки жизни... Герой умерил свой пыл и, наклонившись к доброй фее, шепотом произнес:
- Вася, сыш, а это типа вообще уже того этого пьеса дох*я? Бляяяя...
Ответ был понятен по одному только взгляду доброго фея. "С*ка, это я ну короче друганов подставил..." Федя хлопнул себя ладонью по лбу. Требовались экстренные меры по стабилизации текущего непредвиденного положения дел. Собравшись с остатками мыслей, принц попытался вспомнить, что же пару минут назад сказал ему и Золушке фей. Бал, кажется, что-то про бал.
- А, ну я типа это... - американец повернулся к залу и встал в героическую позу. - Прекрасный принц стопицотого королевства и хочу ну бал короче устроить! Ща за короной схожу и ништяк!
С этими словами особа голубых кровей и голубых спортивных штанов вылетела со сцены за кулисы и без особого труда отыскала свою корону среди прочего хлама. И уже совсем скоро принц снова вышел к публике, на этот раз при параде, в короне сверху на кепочку и с картонной шпагой. Это прекрасное зрелище было нацелено на Золушку и ее любовь к принцам, как биологическому виду, и нашему герою в частности. Только вот Золушки на сцене не было. Подол ее прелестного платья скрылся за шторой. Но четкие пацанчики не привыкли сдаваться без боя! Подтянувшись и сделав якобы умное лицо, янки отправился за кулисы, а вернулся с желанной добычей - бровастенькой недоумевающей Золушкой.
- Девушка, Вы того, танцуете короче? Ну я прекрасный принц в натуре и все такое, да?
Изображая благородство и подобие галантности (о коих у Федора было своеобразное представление), пиндос подошел к возлюбленной, попутно пританцовывая. Ему хотелось подхватить Золушку в божественном венском вальсе, но чего-то не хватало для романтической атмосферы.
- Музончик-на вруби! - крикнул принц не известно кому и снова повернулся к любви всей его жизни. - Вы, дама, с какого района? В смысле, откуда будете, принцесса?
Чтобы выглядеть настоящим профессиональным артистом, Федя пару раз неуклюже крутанулся на месте и властно топнул ногой.

+1

15

-Здравствуйте, меня зовут Олег Варлеев. Мне 19 лет.
-Расскажите о себе.
Далее идут неважные детали анамнеза – родился, вырос и прочая ненужная мишура. Главный вопрос еще не задан.
-Почему вы обратились сюда.
-Мне сказали, я стал беспокойным. Понимаете, после того, как меня бросила девушка, я стал немного нервным, периодически пишу письма сам себе, резкие скачки настроения… - на этом месте пациент нервно смеется, речь начинает сбиваться, скорость произношения слов увеличивается, - и у меня забрали все острые предметы. Боялись, что покончу с собой. Я действительно…А, неважно? Мне кажется, что за мной постоянно следят, словно я стал крысой….
Врач спокойно выслушал молодого человека, и записал в амбулаторной карте несколько строк, смысл которых понять нетрудно:
Маниакально-депрессивный психоз на фоне длительных депрессивных состояний с признаками параноидальной шизофрении.

…Олег закрыл глаза. Разумеется, сам он себя ненормальным не считал, да и лечить никто его не собирался, а потому родительским решением был безапелляционный вердикт: отправить паренька в глушь, к дальней родне. А самим забыть, что у них когда-то существовал сыночек-псих.  Дальняя родня не выдержала вечно кислой мордашки ненормального отпрыска, и тот был отправлен на выселки деревни, где, по логике вещей, и должен обитать, но нет.
Так он и попал в труппу.
Далее было утомительное знакомство, и не менее утомительный переезд до села Хурмобровки, где должен был проходить первый спектакль.
Свою роль Олег знал. Он был одной из сестер Золушки, а потому предпочел не высовываться на переполненную и без его скромной персоны сцену. Он просто стоял за кулисами, смотрел прозрачно-голубыми глазами в темноту. И гладил по голове мертвую птицу. Воробей, чья шея была неудачно сломана, болтал головой в такт движений юноши, и, разумеется, ничего не мог сказать. Птица-то мертвая.
-Вот скажи, ты хоть что-нибудь понимаешь в этом театре абсурда? – Олег посмотрел птице прямо в глаза. Мертвые, неживые глаза.
-Почему ты молчишь?...  и ты… - трупик птицы упал на грязный, видавший виды пол. Иногда безумцы пугают.
-Ла-лее-лууу…. Даже птицы меня боятся… - парень вздохнул, глядя на сцену – там творился какой-то ужас. Впрочем, даже для этого сброда он казался чужим и странным.
Закрыв лицо ладонями, юноша осел на пол, совершенно не беспокоясь о том, что реквизит, а именно платье, окажется в плачевном состоянии. На него накатило. Снова шорохи, предчувствие присутствия и страх. Паника, страх и нечеловеческий ужас от того, что рядом есть кто-то чужой. Иной. Другой.
Но никого нет. Это просто паранойя.
Хотя кого это волнует?...

0

16

- Обрати свой взор на это чудное видение! "Золушка" раздражённо скосилась в сторону, куда указывала матёрая Фея-крёстная. "А я разве что-то говорил, ха?" - Вот он, Прекрасный Принц! Ищи его на балу, в смысле. Лицо юной и непорочной "девушки" скривилось в презрительной роже, когда взгляд опять напоролся на воплощение идиотизма в самой запущенной форме. Гера начал размахивать палочкой, так и норовясь кому-нибудь да и выколоть глаз. От греха подальше, Артур отшатнулся от "волшебницы", монолог которой вскоре привёл главную героиню в такое возбуждение, что "она" чуть ли не тряслась от сдавленно смеха, еле-еле сдерживая себя, чтобы не заржать на весь зал. Корсет, кое-как моделирующий некое отдалённое подобие женской фигуры, трещал по швам. Бровастая Золушка закрыла рот рукой, принимая такой важный и надутый вид, что, казалось, вот-вот лопнет. - Ибо после полуночи на балах остаются только шалавы и проститутки. Кажется, это было последней каплей. - Гх...Я понял...поняла Вас, фея....аха-ха-ха-ха!!!! На весь зал раздался истеричный смех "красавицы", напрочь позабывшей дальнейшие слова своей роли. "Поэзия Быдлера", согласно херру Эдельштейну, с успехом продолжалась. Фей грубо спихнул "англичанина" за кулисы, тыкая ему в зад волшебной палкой. Оскалившись, "Золушка" одарила крёстную таким испепеляющим взглядом, словно обещала после спектакля всадить эту хренотень Георгию по самые гланды.

За кулисами "актриса" наткнулся на шизофреника, которого обычно старался обходить чуть ли не за километр. Вжавшись в картонную перегородку, бровастая принцесса быстро проползла мимо, остерегаясь оставаться рядом с этим крайне странным типчиком, переодетым в дамское платье. Вдруг кто-то схватил "её" за руку и попёр обратно на сцену - Золушка взвизгнула от неожиданности и страха, сразу же погрешив на Олешку. "Она" вперила дикий взгляд в похитителя, правда, узнав в нём местного театрального долбоёба. Всё в том же бедном платье Золушка оказалась якобы на балу. - Девушка, Вы того, танцуете короче? Ну я прекрасный принц в натуре и все такое, да? Главная героиня в шоке вылупилась на "прынца", не зная, то ли выругаться, то ли подыграть, потом бросила короткий взгляд на красавчика директора ДК. - Эээ....Я? Нет, не танцую, придуро...кхем... И дальше пропищала тоненьким голоском: - Ах, принц, как это приятно! Конечно, танцую. Вам невозможно отказать. Пиндосина подошёл к типа возлюбленной, возлюбленная же отошла ровно на столько же, явно планируя ввалиться задом за кулисы. Взгляд нервно забегал по сцене в поисках спасения. Танцевать? С ним?! С этим малолетним имбициллом?! Да ни за что!!! - Вы, дама, с какого района? В смысле, откуда будете, принцесса? За кулисами показалась грозная харя режиссёра и его не менее грозный кулак. Сглотнув, Золушка резко схватила своего ненаглядного принца и утащила его в танец. - А вы догадайтесь, принц. "Девушка" кокетливо улыбнулась, после чего грациозно зашептала (и зарычала в том числе) на ухо гопоте: - Ты что делаешь, укурок малолетний?! Какого хера выпер меня раньше времени?! Ничего не замечаешь, а?! Лупы протри! Золушка на балу явно не в обносках таскалась!

+1

17

Едва ступив за кулисы, Гера почувствовал облегчение. Наконец-то можно расслабиться. После света  рампы темнота закулисья была слишком… темной, поэтому грек, словно слепой котенок начал тыкаться в драпировки и стены в поисках хода в гримерку. Хруст под ногой заставил его замереть и, подслеповато сощурившись, посмотреть вниз. Отблески прожекторов высветили скорчившуюся на полу фигурку в платье золушкиной сестры. Фигурка вздрагивала и явно мыслями находилась где-то далеко. Гера поднял ногу и похолодел от ужаса: на полу осталось отсвечивающее красноватым месиво, из которого торчали грязные перья. Сложив в похмельной голове два и два, грек решил, что гораздо благоразумнее будет смыться подальше, пока это чудовище с другом-птицей его не заметило. В конце концов, он же наплевал на наказ режиссера присматривать за этим психопатом. Стараясь не шуршать платьем и не поскальзываться измазанной в крови туфлей, он наконец отыскал лесенку, которая вела к гримеркам. С остервенением и выражающим крайнее отвращение выражением лица Георгий Андреевич соскоблил о ступеньку прилипшие к туфле останки птички и зашел в залитую желтоватым светом комнатку. Вопреки ожиданиям, она была практически пуста. Единственным относительно живым существом был укуренный и уже в доску пьяный выходец из Средней Азии, в одиночестве надирающийся перед гримерным зеркалом. Взяв с полки какой-то относительно чистый стакан, актер подошел к неудачливой мачехе и налил себе прозрачной жидкости. Пахнуло спиртом и ацетоном. Грек залпом опустошил стакан и вроде бы пришел в себя. Он хлопнул по плечу палестинца:
— Ты не бери в голову, коллега, надо было как-то спасать ситуацию, — он попытался вымученно улыбнуться, но перед глазами все еще стоял размазанный по полу трупик птицы.
Внезапно его взгляд зацепился за обернутые серебряной фольгой туфельки сорокового размера, заботливо ожидающие своего выхода на стуле у входа. Одна мысль потянула за собой другую, и вот уже целый состав загрохотал по греческим рельсам разума, смазанным алкоголем. Туфельки должны быть на Золушке.  Без туфелек сказка про Золушку будет лишена основной фишки сюжета, на которой все завязано. Гера сорвался с места, подхватил туфельки и, грязно матерясь, ринулся обратно на сцену. Там творилось невообразимое. Гопник окончательно потерял связь с реальностью и теперь кружил отчаянно гримасничавшую ему Золушку в вальсе, а дерево… А дерево просто творило какое-то непотребство. Гера был перфекционистом, а потому решил сразу убить двух зайцев.
Дерево, размахивающее флагом на авансцене внезапно было закружено в вальсе феей с каменным лицом. Флаг был отобран и полетел за кулисы, явно угодив в кого-то, судя по сдавленному вскрику. Гера провальсировал круг с деревом (неожиданно, но дерево оказалось действительно деревом в таком ответственном деле как танец), а потом громогласно объявил на ухо принцу:
— Обмен партнерами! — и толкнул дерево в объятия оглушенного принца. Крестницу же быстро увлек за фанерные деревья, которые непонятно что делали во дворце на балу.
— Одевай, живее, — свистящим шепотом выплюнул Гера, обдав Золушку свежим перегаром и вытаскивая из декольте спрятанные впопыхах блестящие туфли. — И не забудь одну этому уроду оставить на память.
Едва Золушка обулась, грек выпихнул ее обратно на освещенную часть сцены, а сам, спрятавший за деревом, снял парик и стал им обмахиваться. Нестерпимо захотелось курить. Благо, в джинсах отыскалась  мятая пачка сигарет и зажигалка. Георгий с удовольствием затянулся и стал прислушиваться к тому, что творилось на сцене, готовясь в любой момент прийти на помощь.

+1

18

Вскоре к нему присоединился так и не состоявшийся собутыльник.

...В гримёрке Мага не обнаружил того, за чем пришёл - собственно, "колёс". Нет, конечно, колёса бы-ыли, но не те. А те, что были, требовали запивки. И запивка, конечно, была, но не такая, и не Маги вовсе - такой водкой разве что зеркало протирать... Сказано - сделано.

Заметил, что кто-то вошёл он не сразу. А когда заметил, то было уже поздно - Гера подошёл, налил и выпил то, что стояло открытым на столике. "А раз он выпил, то почему бы и мне не выпить?" - подумал рассудительный горец и запил те, что были, тем, что было.

Между тем, Гера уже ушёл.

- Э, ара... - успел сказать товарищ Абулиев, но догонять не стал. Ведь надо было переодеть костюм. Не в этом же чудовищном прикиде делать пьесу чем-то действительно о***тельным...

И вот он в серебристом костюме человека из будущего, с гелем вздыбленными в космическом вихре волосами подходит к курящей по-за кулисами Фее, тоже достаёт сигаретку, прикуривает и начинает излагать:

- Тут, значит, уже савсем другая тема пашыла... Все уже ясно, что всё па-другому будет. Давай ты так выходиш там, это, праходиш так круг, кричишь: "Сос, памагите!", а я пахищаю дэвушку, а он мне мешает , а ему, а потом смотрю, что это мой дыруг старый! И я ему: "Давно не виделись, брат!" - А он... - И так далее. В общем, изложил Мага Греке свой замысел до самого финала, который должен всех порвать, да только по Греке не сказать, чтобы он сильно понял что-то. Мага тогда махнул рукой на пьяную малоадекватную фею и выскочил на сцену - опять. Он-то замечательно себя чувствовал.

Вон Палестинец серебристой кометой пересёк пространство, отделявшее его от танцевавшей парочки, отбросил сигаретку, широким жестом отстранил "Золушку" от "прекрасного принца".

- Пайдём са мной, красавица, на другую планету, я тебя пахищаю. Нечего тебе тут в Расии делать. У меня там дыварец, и вино, и всё, что хочеш: даже президент сывой!

Отредактировано Palestine (2012-05-29 21:45:31)

+3


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Квесты в порядке бреда » Она была актрисою, но абсолютно лысою


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC