Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Овцы — цветы жизни


Овцы — цветы жизни

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Место: Остров Судурой.
Время и погода: Где-то 9 век нашей эры, раннее утро, холодно.
Зачин: Случайно встретившись на общей пока еще зыбкой границе, Швеция и Норвегия отправились вместе исследовать просторы северных морей в поисках легкой наживы. Долго ли коротко ли, нашли они  в открытом море небольшой архипелаг, населенный лишь птицами, да овцами. На первый взгляд… Ведь у островов есть свой хозяин.
Участники: Норвегия, Швеция, чиби!Фареры.
Очередность: Норвегия—> Швеция —> чиби!Фареры.

0

2

У Норвега внезапные проблемы, поэтому мы поменялись местами по обоюдному согласию.

Мерные удары весел о морскую гладь… убаюкивали. Соленые брызги и резкий северо-восточный ветер стали настолько привычными, что уже не оказывали того бодрящего эффекта, как в самом начале плавания.  Так всегда бывало, когда Бервальд  отправлялся в очередное морское путешествие. Сначала все существо охватывает безудержная радость и ощущение свободы, потом оно спадает, и ты проникаешься уважением к водной стихии, в чьей власти ты находишься, когда береговая линия уже давно скрылась вдали, а первая буря уже игриво хлещет волнами о борт снеккара и заливает палубу холодной водой.
Свей прищурился и вгляделся в разрезавший синие волны  в нескольких десятках футах корабль. Кажется, он даже разглядел белобрысую голову своего соседа…
Они встретились неожиданно. Просто  Бервальд решил в этот раз отправиться  не на восток, а на запад. Через южное море добираться было бы неудобно, да и с Даном встречаться лишний раз не хотелось, поэтому он решил отплывать от северных берегов. Тут-то он и встретил Эрлинга. Путешествовать в компании соседа было определенно лучше, особенно учитывая норвежский опыт плавания в открытом море. Свей не любил отходить далеко от берегов, предпочитая держатся ближе к земле или вообще путешествовать по рекам. Неоднократно приносил он благодарственную жертву асам за придуманные ими реки — свободные и широкие дороги для его кораблей.
Несколько дней совместного плавания позади, и вот на горизонте многообещающе показалась черная полоса…
… Под аккомпанемент прибрежных камней, встревоженных столь наглым вторжением, легкий снеккар скользнул на сушу. Перемахнув через борт, Бервальд снял с свой щит и проследил, чтобы корабль был вытащен на берег . Удостоверившись, что прилив не унесет судно в море, он направился навстречу Эрлу.
— Отличное местечко. Ты бывал здесь раньше?
Местечко и впрямь было отличное. Солнце только-только показалось на горизонтом,  щурясь розоватым глазом сквозь утреннюю дымку. А остров был зеленым. Травяной ковер начинался сразу за каменистой береговой насыпью и уходил дальше вглубь острова, укрытого молочного цвета туманом. Местных жителей не было видно, возможно, норвежец специально выбрал место для высадки подальше от крупных селений. Свей целиком положился на его опыт и вовсе не собирался нравоучительно напоминать о традиционном внезапном нападении с моря, которое всегда себя оправдывало.
— Пойдем? — вопросил он и, поплотнее запахнувшись в плащ из овечьей шкуры, первым направился в холодную неизвестность.

0

3

Оффтоп: все по договоренности.

Острова…Они прекрасны. Фареры всегда были излюбленным местом птиц, овечьим раем и местом, старательно облюбованном норвежцами, поселенцами или же просто гостями этого  Богом забытого архипелага.
Это одно из тех мест, где море поет свои песни ветру, а тот в свою очередь разносит эти баллады птичьим стаям, что грудились на прибрежных скалах.
Песни о ветре, буре, море и пламени, о вере и гордости, любви и смерти, слушали и другие обитатели островов, а в ярких снах, что нашептал им северный ветер, они видели ярость бури и смелость героев.  Покой этого зыбкого мира сновидений охраняли холодные стражи-скалы, незримо наблюдающие за горизонтом, слушая тихий шепот волн.
Прохладное туманное утро. Оно ничем не отличается от того, что происходило на островах обычно. Маленький хозяин островов безмятежно спал, уткнувшись носом в теплый овечий бок. Он всегда спал с этими животными, когда холодало. Верные соратницы всегда делились с ним живым теплом,  а бараны, что были лидерами отар, предупреждали молодого хозяина архипелага об опасности своим блеяньем, или же будили, если появлялись чужаки. Вот и сейчас, к примеру, он распахнул голубые глазенки от того, что кто-то толкал его своими рогами. Сонно зевнув, мальчишка встретился взглядом с обеспокоенными черными глазами барана. Тот нервно блеял, глядя куда-то в сторону берега.  Фареры поднялся, погладив по голове черную овцу, что так безвозмездно поделилась с ним своим теплом.
-Спасибо.
Овечка проблеяла что-то невнятное, а мальчишка сонно улыбнулся.  Взглянул на барана, который все так же смотрел на берег, и быстро бил копытом по земле.  Нервничает – это Фареры понял без труда. На побережье всполошились птицы – стая взмыла в небо с громким, пронзительным криком.
«Чужак!»
Это было очень плохо – малыш не мог дать достойного отпора противнику, он слишком юн, чтобы держать в руках оружие… Да и где его взять, когда в округе только птицы, что тревожат островной покой, овцы и море. Безграничное синее море, которое служит защитой и смертью.
«Как мне быть? Что делать? Пойти на берег? Или остаться здесь? Или… или... или…»
Он начинал нервничать. Не понимал, что ему нужно делать. Что он должен предпринять? И  чем закончится вся эта затея?... Вцепившись в шерсть барана, мальчишка тихо-тихо выдохнул.
-Веди меня… Ты…ты же знаешь, где это, правда? – животное кивнуло. И медленно направилось сквозь тума – туда, в неизвестность, прямо к опасности. И Фареры шел за ним, еще не зная, что принесет эта встреча ему, маленькому хозяину почти необитаемых островов…

0

4

— … И все равно это глупо, — Эрл стоял на своем. Почему и в какой момент он решил разделиться и отправиться исследовать этот остров поодиночке, свей не знал, но считал, что это опрометчиво. Все логично: двое — это в два раза больше, чем один, при встрече с возможным противником. В том, что противник должен был быть, он ни капли не сомневался, уж слишком это место было… самостоятельным. Но он сейчас не хотел спорить. Норвегия лучше знал эти края, и не доверять ему в подобных обстоятельствах было бы действительно по-идиотски.
Эрл ушел вдоль берега. Бервальд некоторое время смотрел ему вслед, а затем решительно направился в утренний туман. Норманн всегда был сам себе на уме, но свей именно за это и ценил его.
В конце концов, с каких пор он вдруг стал таким подозрительным и оседлым? Они с братьями разделили, так сказать, «зоны влияния», и с тех пор Бервальду почему-то не хотелось оборачиваться на запад, уходя все глубже на восток и на юг. На этом безымянном острове он чувствовал себя незваным гостем, а это было для него необычно. Он часто был хозяином, завоевателем, разбойником, но гостем бывал редко.
Молочно-белый туман холодными влажными струями лизал открытые участки тела, и хотелось раздвинуть его рукой. Вдруг Бервальд замер. Ему показалось или впереди действительно было какое-то движение?.. Слегка расставив ноги и согнув их в коленях, он вытащил наполовину из ножен меч и прислушался. Что-то большое размеренно приближалось к нему. Постепенно очертания становились все более четкими и перед свеем оказался…
— Баран... — то ли с облегчением, то ли просто констатируя факт, произнес он, впрочем, не спеша успокаиваться и убирать меч. Бервальд отошел с пути этой какой-то неправдоподобно огромной зверюги, попутно отмечая, что если таких тут водится много, то еды у него будет достаточно.

0

5

Фареры видел силуэт человека. Он видел, как его спутник отправился туда. А это могло означать только одно – враг там. Именно враг – не соперник, не товарищ – враг. И преимущество у молодого, еще едва освоившегося государства. Значит, нужно его использовать.
Альвисс поднял с земли увесистый камень и с интересом взвесил его в руке. Долететь должен, осталось только не прогадать с траекторией полета.  Если осечка – то, по крайней мере, попытался. Отогнать неприятеля. Замахнувшись, он метнул камень – на столько, насколько хватало его небольших сил. Дети порой бывают жестокими.
С интересом оглядев гальку, мальчик выбрал камень поострее, и направился вперед – если нелегкий булыжник попал-таки в противника, то можно его будет добить. Зарезать, то бишь. Как бы не был Фарер юн, он не раз уже резал овец – жить как-то надо. Хотя овечки не были против – этот круг жизни устоялся, и менять его правила никто не собирался. Звери помогали ему, он помогал им.
Дети – воистину жестокие существа.  Особенно если ты – отпрыск Норвегии, будь добр привыкать к жизни, полной попыток отстоять свое право на жизнь. А потому – убивать, убивать и еще раз убивать. Ну, или хотя бы попытаться.
Варг осторожно приблизился к человеку – он не знал, упал тот, или сам мальчишка промахнулся. Главное – вовремя ударить. И ударить так, чтобы не было шансов.
Вот только слишком уж слабое это государство - Фареры....

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Овцы — цветы жизни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC