Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Война войной, политика - по расписанию.


Война войной, политика - по расписанию.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: Москва, Россия. Александровский Сад.
Время и Погодные условия: 16 ноября 2012 года. Утро. Ясно, солнечно, прохладно.
Главные действующие лица: Афганистан, Россия.
Нежелательные страны: Все, кроме участников.
Зачин: Афганистан, желая изгнать войска стран-участниц НАТО, решил заключить союз с Россией, который способен оказать ощутимую поддержку Афганистану в этом вопросе. И для заключения союза отправился в Москву, столицу России, в такой вот чуждый для мусульманина и жителя востока город. Нет, ну, а куда же еще, как не в Москву? Не поедет же Ваня в неспокойный Кабул!
Но и Россия, как мы знаем, не самая простая страна и он наверняка попытается выжать из Афганистана все, что только возможно. В общем, интересная у этих двух встреча в парке намечается. А так ли это будет, нам покажет лишь время
Первыми стартуют: Афганистан --> Россия.


Итог: 16.11.12, на встрече представителей России и Афганистана в Москве последний вышел из политической изоляции. Как позже призналось российское правительство — афганскую сторону не устроили несколько пунктов договора о членстве Афганистана в ЕАС. А потому две страны не  достигли консенсуса.

0

2

Утро.  Прохладное, для Афганистана – очень холодное, ибо на его территории обычно жарко – во всех смыслах. Партизанские войны, битвы за свободу и прочие финты ушами слегка выматывали, и не давали особой передышки. Когда боевые действия стихали, ему хотелось избавится от назойливой головной боли – постоянные выстрелы били в висках, так что анальгетик стал  незаменимым спутником и атрибутом  афганца, с которым, как и с ножом, он не расставался ни на минуту.
Так что политико-деловой визит на территорию России стал своеобразной отдушиной, можно сказать, выходом – в неспокойном Кабуле он чувствовал себя как в клетке, и это не являлось безосновательными предположениями, ибо оккупацию никто не снимал. Сам факт наличия внешней политики уже давал повод для радости – внутренние распри не должны были мешать улучшению различных отношений.  Хотя это и было сложным.
Афганистан впервые был в Москве – за пределы своей территории он выходил редко, предпочитая уладить свои войны, чем ввязываться в межполитические конфликты, которые обычно ничем хорошим не заканчивались,  личный опыт, так сказать. И определенные опасения эта встреча вызывала.  Более того – элементарный страх перед более сильными государствами возникал. Панический страх, который он старался всеми силами перебороть.
Аше вдохнул холодный воздух и зябко поежился – кажется, он пришёл к назначенному месту гораздо раньше, чем планировалось изначально.  Холод давал о себе знать, и потихоньку чувствовалось неприятное покалывание в горле – кажется, скоро кто-то заболеет.
«-Надеюсь, оно того стоит…»  - подумалось ему. 
Александровский сад – парк, что с северо-западной стороны от Кремля, был практически пуст -  раннее утро вряд ли располагает к прогулке, а самому Афганистану до мемориального значения данного места  дела не было. Будь у него куда менее важные цели, он бы с радостью осмотрелся, однако сейчас это было бы грубым.  Следовало дождаться вторую сторону стола переговоров.  Место встречи тоже было символичным донельзя -  Романовский обелиск был хорошо заметен, является центром сада и сам по себе имеет достаточно много значений, о которых Исламская Республика старался не думать – и так в голове была густая и клейкая каша из мешанины различных мыслей любого толка – от религии и до того, что Кабул с его узкими улицами, мечетями и развалинами, оставшимися после бомбежек, выглядит менее презентабельно. Хорошо еще ума народу хватило не трогать мечети – единственную вещь, которая могла хоть немного оживить поствоенный пейзаж одного из беднейших в мире государств. Особенно ярким был красноречивый факт – пораженные выстрелами дети или старики могли лежать на дорогах, и их никто не замечал.
Афганистан горько усмехнулся – вот он, закон военного времени, который в его доме действовал почти три четверти сознательной жизни.  А сколько жизней унесли с собой радикалисты-талибы, из-за которых была бомбежка по Кандагару и Кабулу? Вспоминать не хотелось.
Единственное, что Мохаммед знал точно – нужно что-то делать. В стране назревал переворот, и вполне возможно, что народ, пришедши к власти, решит для себя все сам – быть или не быть, жизнь или смерть, ад или надежда.
И если честно, он не был против.
Решение посетить Брагинского возникло не на пустом месте – с момента ввода на территорию Афганистана советских войск, отношения между ними изрядно подпортились – никому не нужная война с сотнями жертв и искалеченных судеб. Но  в мире не все решает оружие. Оно есть орудие тех, кто просто не имеет других вариантов. Война – удел  тех, кто не может утвердиться в чем-либо другом. А таковым Афганистан себя не считал.
Поэтому он и решил для себя – сделать все возможное, чтобы заключить с Россией союз. Военный или нет – не столь важно, главным здесь был другой факт.  Несмотря на тяжелые воспоминания с обеих сторон, это была первая попытка к тому, чтобы постараться забыть общие обиды и залечить общие раны.
Первый  шаг, который может стать чем-то грандиозным.
Выдохнув, Афганистан посмотрел на ясное небо. Все-таки удивительно, насколько разным могло быть то, что во всем мире одинаковое. Где-то синим, где-то серым. А где-то – алым, и пронизаным криками.
Мир жесток. И с этим приходится мириться.
«Надеюсь, оно того стоит…»

+2

3

Если бы можно было оценить этот звонок от Афганистана по "шкале неожиданности" и 10-ти бальной системе, то русский оценил бы его на 8. Это высоко. Очень высоко - Иванушку удивить не просто, но вот Моххамеду это удалось превосходно. Он даже сначала не поверил, что это - и вправду Афганистан! С какой такой стати? Формально, их отношения закончились еще до развала СССР, а с приходом НАТО - и вовсе сошли на нет. И, определенно, раз так случилось - значит это нечто важное. И оно немного напрягало: у России без того было "много головной боли", так теперь еще и... это?
С другой стороны - он бы не предложил встретиться просто так. Зная Аше, Брагинский был уверен в этом более чем точно. К тому же, тот также наверняка переступает себя, делая предложение именно Ване. Ване. Ване! Вы ведь смекаете, что это значит? И сам Ваня понимал. Наверное, потому и согласился.

Сегодня, как на зло, на голову навалилось очень много дел, однако Иван сделал все для того, чтобы не опоздать. И не опоздал. Однако, как специально, направляясь на место встречи, да еще и в столь символичном для столицы Месте, Брагинский невольно "ударился в ностальгию". Вспомнилось самое его начало, возведение этого места, СССР, распад... Вспомнилась и та самая встреча на поле боя с Афганистаном. Признаться, совершенно нежеланная и бессмысленная - Россия до сих пор был уверен, что тогда его спровоцировала Англия. А, впрочем, какая разница? Сегодняшняя встреча явно обещала обновить эту забытую и неприятную тему. Возможно, заложить начало чему-то хорошему и неожиданному, что Ваня в последнее время и планировал. Правда Брагинский понимал, что именно эта встреча и то, что скорее всего последует за ней, принесет ему много хлопот. А ведь их итак много - в списке насущного все еще висит Греция. У которой, кстати, все та же проблема - НАТО. Что здесь сказать: Альфред явно не съел свой мозг вместо гамбургера. Впрочем, Иван тоже его не до конца пропил.
  Вспомнив и представив, сколько теперь проблем предстоит решить, рука блондина по-привычке потянулась за пазуху - водка всегда рядом. Так, как "типичное" дополнение к "типичной" России. Сделал пару глотков, спрятал. И с каких это пор его волнуют трудности? Он преодолеет все. И главное сейчас - не подвести Афганистан, по поводу которого у Брагинского уже появились некоторые мысли.

  Мужчина поправил шарф и вышел к Романовскому обелиску, который был назначен "Местом встречи". И почему в последнее время его преследовала символика?
-Здравствуй, Моххамед. Благодарю, что посетил меня - не близко ехать пришлось. - светловолосый чуть улыбнулся. Было видно, что он серьезен, однако улыбка всегда казалась России каким-то универсальным методом проявления того, что есть надежда на лучшее. К тому же, она была искренней, и даже нависший над Россией временной ореол "страшного и сильного государства" не мешал этому. - Я тебя слушаю.

0

4

Афганистан вся так же беззастенчиво пялился на небо, медленно покрываясь едкой паутиной мрачных мыслей,  когда его буквально вырвали из этой тяжелой мыслительной деятельности:
-Здравствуй, Моххамед.
-Здравствуй… - голос был тихим, однако Аше можно было услышать без особых проблем, - Как ты знаешь, на моей территории встречаться не безопасно. Так что извини за беспокойство.
Афганец кивнул, скрыв руки в карманах – они мерзли, а по иному согреть их вряд ли бы удалось, - и посмотрел на русского. Судя по всему, тот был удивлен его визиту, который, к слову, был неожиданным даже для самого Аше. Но это было скорее досадным, чем печальным – он не  додумался до этого раньше, так что теперь все было в порядке. Более чем.
-Мне нужно поговорить.
«Да я гений очевидности!» - про себя усмехнулся брюнет. Понятное дело, что если он был в Москве, за тридевять земель от дома. В его положении вообще не следовало особенно рыпаться, но дергаться хотелось. Причем масштабно.
-У меня к тебе деловое предложение,- начал Афганистан, глядя на русского спокойными черными глазами. Сейчас, именно сейчас был момент истины, если это можно было так назвать. От этого разговора зависело многое, и сейчас это многое зависело от ответа России.
-Я хочу заключить с тобой союз. Знаю, весьма бредовое предложения, учитывая наши не самые радужные взаимоотношения, однако на фоне нынешнего положения в мире, я считаю, что предложить тебе сотрудничество – лучшее, что я мог придумать. Разумеется, что все это не просто так, и что-то не дается просто так, - отчетливо произнес он,  чуть улыбнувшись – улыбка была средством показать полнейшее доверие, особенно сейчас, когда оно остро необходимо в этом безумном мире, - И я согласен на любые условия. Неважно, на какие. Я просто хочу наладить отношения. И все.
Афганистан прикрыл глаза, и спокойно приготовился слушать все. Ибо он уже чувствовал, что скоро все будет иначе, если Россия согласится. И снова дикая, странная мысль:
«Надеюсь, оно того стоит…»

0

5

Россия внимательно слушал Афганистан. Точнее, он всегда слушал внимательно - сейчас особенно. Неожиданный визит, неожиданной страны, с неожиданным предложением. Вот правда неожиданным, если смотреть с той позиции, что ничего подобного Брагинский не планирован.
- Дай мне подумать минуту. - выслушав потенциально возможного союзника, Иван попросил небольшой отсрочки. Да, у него нет много времени, он должен принять решение сейчас. И дело не в том, что Афганистан, в случае надобности, не придет снова. Просто такого случая может более и не представиться.
  Иван указал в сторону ближайшей скамейки. На самом деле, было бы неплохо присесть. Признаться, в последнее время это стало довольно редкой возможностью - Россия почти всегда был чем-то занят, плодотворно действовал, стоял на ногах. Вероятно, это также относилось и к Аше.
Когда мужчины уселись, Россия глубоко задумался, можно сказать, ушел в себя, устремив взгляд куда-то в сторону одного из памятников. Было логично предположить, что и Моххамед находился в подобном состоянии.
Афганистан. Многолетняя война, на фоне этого слабая и не развивающаяся экономика, НАТО заканчивать не планирует. Здесь же отсутствие стабильной власти, террористическое прошлое, производство и торговля наркотиками. С другой стороны - выгодное территориальное расположение, большое количество ископаемых. "Нефть". Хм... Вот поэтому-то с НАТО и трудно распрощаться, эти ресурсы нужны им. Так же, как и в других странах, утопленными этой организацией. Россия поднял глаза на сидящего рядом Афганистана. Как ни крути, а ему это не выгодно, слишком много проблем со Штатами. Но вид мужчины и какое-то непонятное понимание его положения говорило России, что не стоит быть столь категоричным. Обычно - да. Но не в этот раз. Он - особенный.
В последнее время моя экономика существенно поднялась, я уже стабильно стою на ногах, однако мои внешние отношения с некоторыми странами ухудшились. На горизонте много сильных врагов. Союзники - побитые и изношенные ими страны. И этот союз может либо а)еще более ухудшить мое положение, что будет несомненно б)подарить мне настоящего верного товарища, который не променяет мою дружбу на западные обещания. Однако же, это ведь Я провожу реформы, это я делаю то, что не мог сделать ранее? Кто-то должен взяться за решение подобных проблем. Если же не по силам сиюминутное решение - а сейчас оно мне не по силам - поддержать и не дать утонуть. Я и сам был потоплен. Теперь пора объединяться. Я вновь набираю мощь, во мне видят поддержку, и если взять в учет, что Афганистан обратился ко мне - не к Китаю, которого также можно назвать мощной и растущей державой... Хм... Эта череда мыслей казалась такой теплой, что Иван был готов согласиться. Но сомнения вновь взяли вверх. Допустим: я берусь помогать Афганистану. Но что будет мне? За просто так я не готов рисковать своим существованием. Но и бросать - не намерен. Россия я, или нет, в конце-то концов.
- Я готов сотрудничать с тобой. - наконец Брагинский нарушил тишину. - Скажу прямо: это нелегкое решение. Ты ведь сам знаешь, почему НАТО никак не оставит тебя в покое. Ты также знаешь, что первоначальная цель данной организации - Я. И это может принести мне много проблем. - его слова было трудно назвать обнадеживающими. Оба понимали, чем грозит подобное соглашение. Сделав небольшую паузу, Россия продолжил. - Однако же у нас принято говорить: "Бедный бедного в беде не бросает. Все мы братья по-несчастью". И я не собираюсь нарушать это высказывание. - еще пауза. Было трудно четко сформулировать мысли по данному поводу. Это волнительно, в любом случае волнительно. - Я готов предоставить тебе некоторые финансы, сельскохозяйственные ресурсы и другую поддержку, необходимую на первых парах поддержания и поднятия экономики. Впрочем, чего тянуть - я могу помочь с вооружением и армией. Однако мои условия будут жесткими. В прямом смысле - революционными. Последствия могут стать необратимыми - ты знаешь, Кто является нашим "врагом". - последние два предложения Брагинский выделили особенно четко, давая понять, что, прежде чем продолжить, ему важно услышать согласие Афганистана на подобные последствия, возможно, еще более ужасные, чем есть сейчас. Впрочем, разве может ему быть еще хуже? К тому же, русский ждал, чемможет дополнить его речь Аше - быть может, его интересуют определенные виды сотрудничества, и он умолчал? Или может, уже появились вопросы? Россия помнил эту страну по давним и не самым приятным воспоминаниям, и сейчас, когда они, вроде как, планируют "затеять дружбу", ему будет важно понять афганистанца, увидеть его с новой стороны. Хотя бы для того, чтобы оба не совершили раковую ошибку.

0

6

Афганистан вздохнул – предполагалось долгое раздумье, ибо такие решения не принимают спонтанно , на них нужно время. Время, которого не было. Которое исчезло очень и очень давно. Время – это то, что нужно. Самая драгоценная валюта, которой никогда не хватает.  Это Аше понимал как никто другой – он был старше многих, помнил большинство государств молодыми и юными. И до сих пор не смирился с тем, что его положение, в итоге, оказалось одним из самых плачевных.
Мысли, мысли, мысли. Они были глубоко внутри афганца, не в голове – в душе. Стаи черных, злых и голодных птиц, которые рвут на части своего хозяина.  Этих черных ворон Мохаммед вырастил сам, и теперь был рад, что их можно выпустить на волю – надоело сидеть и прикармливать их пеплом надежды и сухим, ни капли не утоляющим безудержного птичьего  голода стремлением к свободе. 
Афганистан понимал, что шанс на союз если и есть, то один из ста – слишком многое разделяло этих двоих, слишком много крови, предубеждений, взаимной грызни… Но и связывало их тоже слишком многое. И…Это была кровь, предубеждения, взаимная грызня. Насколько глубоко засела их странная связь, и сколько времени будет стоит восстановить утраченное?... Неизвестно.  Пока он понимал одно – это ему необходимо. Во всяком случае, этот человек точно не разорвет его при первой же возможности.
Мир на грани войны – безумной, безжалостной и кровопролитной.  И что-то делать стоило. Иначе это грозило Афганистану банальной смертью. В такой ситуации наступаешь себе на глотку – хотел ты этого, или нет.
Тишина давила на уши и действовала нервы, острыми когтями скребла по этим струнам, ни на секунду давая забыть о том, зачем он здесь. Это так неприятно – ждать.
- Я готов сотрудничать с тобой.
Аше тихо выдохнул. Первая стадия разговора прошла успешно – на союз Брагинский согласен. И, увы, афганец понимал, чем это грозит им обоим.  Как минимум – проблемами, особенно с режимом. Во всяком случае, на его территории точно. Хотя на этот счёт у Аше уже  были планы. Далеко не самые справедливые, далеко не самые честные. Аморальные и дикие планы. Но кто сказал, что на войне легко, не так ли?
-Учти, что со мной много проблем, увы. Но я готов абсолютно на все, и ты это знаешь. Вот и сейчас у меня проблемы, - как бы невзначай произнес Аше, встав со скамейки, - Но они не особенно важные.

0

7

- Я в курсе. - спокойно произнес Брагинский, сильнее укутываясь в шарф. Не то чтобы ему было холодно, просто этот жест всегда помогал мыслить более здраво. Насколько, конечно же, он мог. Хотя это смешно: о каком здавомыслии может идти речь, когда на носу столь масштабная война, что после нее не останется, как думал Иван, вообще ничего? О, будь на то его воля, ничего подобного не было бы и в помине. Однако слишком мало значимых шишек на доске, думающих похожим образом.
Афганистан встал со скамейки, а Россия все также сидел. Уж слишком хорошо он устроился. Да и совершенно не нервничал, чтобы играть в "сядь-встань". Кончено же. По сути, кроме своей репутации (и без того невесомой), он ничего потерять, грубо говоря, не мог. А вот Моххамед... У того было больше причин, дабы нервничать. Если, конечно же, нервные клетки у брюнета вообще остались.
Много, проблем, говоришь? Видать, тебе приятно вспоминать об этом. Русский никак не мог отказаться от внутреннего диалога. Или это монолог? Я способен дать тебе кое-что нужное, однако мое влияние в вопросе с НАТО способно лишь усугублять. Война все это время не прекращалась, и выступить своей армией в поддержку - будет значить, вступить в нее. Это не то, что мне нужно сейчас. И сам умеешь воевать. Значит, я могу оказать свою поддержку в других делах.
- Твой босс мешает нашему сотрудничеству: этот вопрос я оставляю на тебя. - голос стал на тон ниже. Кажется, Россия собирался говорить о делах. Встреча не может продолжаться долго, а раз это касается войны и смерти.... Наверное, это рефлекс. - Вступать в войну таким образом я также не намерен. Это чревато и бессмысленно. Однако, я готов вливать в тебя деньги. Пока они еще есть... Довольно большие. Первое условие я уже назвал ранее. К тому же, тебе придется помириться с некоторыми моими союзниками. Они уже готовы вывести свои "войска" из твоей страны на некоторых условиях, однако вам нужно официальное примирение. Разумеется, под моим руководством.
Брагинский замолчал и засунул руки в карманы, подняв глаза на Афганистан. Несомненно, он явно не придет в восторг от того, что предлагает Россия. Однако же, обязан дослушать. И согласиться, раз уж на то пошло.
- Как ты поминаешь, все это - своего рода долг. Я также должен получить что-то взамен. Кроме самого тебя. Ты же понимаешь, о чем речь? Союзник должен быть либо стабилен, либо послушен. Подвисшнее не нужно никому. Если действовать правильно, то подвисшее может стать подвижным. Твоя экономика временно перейдет а мои руки. "Будет контролироваться" - называй, как тебе угодно. Себя же я про стимулирую твоими ресурсами.
Известно же, что это одна из причин начала твоей войны. К тому же, тебе слишком не повезло с соседями. Однако же есть разница того, как будут пользоваться твоим богатством: с пряниками или ножом у горла. Пока же они в твоих руках, давление будет лишь усилятся. Брагинский отвел взгляд в сторону, на один из памятников. Он заговорил о ресурсах? Поразительно, это ведь даже для самого Ивана больная тема и вечная головная боль, из-за которой его не одну сотню лет мечтают разнести. О, через год это будет еще более актуально. Как никогда актуально. И теперь, выходит, предлагает подобное Афганистану? Что же. Раз предлагает, значит в этом есть свой толк. Пора бы ввести в эту страну что-то новое, кроме выращиваемого между перестрелками маком.
  Экономика Афганистана, естественно, была в самой глубокой точке седалищной "конечности". Стимула нет, на наркоте одной стабильно не продержишься, на границе всегда война. Тем не менее, все же локальная - оставались  прекрасные территории, которыми можно воспользоваться - было бы на то только разрешение "стран свыше". Теперь оно будет. Российская Федерация уже догадывался, как именно он с этим всем поступит. И пусть мешают со слюнями у рта - у Ивана есть труба. Не только в Европу, но и та самая - которой он уже надавал врагам во время Второй Мировой Войны.
- И еще кое-что. После того, как разберешься со своей верхушкой - "новая" должна обратиться к моей. Слезливо, трагично. С сенсациями. Пусть сыграют для мировой арены. Однако же, если мои "друзья" верно расценят ситуацию, то им придется перестать давить так сильно. Страна, которая  решила встать на ноги, отказаться от терроризма и нашла поддержку, в коей ей оказывали остальные, не может быть так просто разбита. Это нарушение законов демократии. Если реакция лидеров этой никчемности будет агрессивна, но пропитанной все той же отравляющей демократией народ не простит им это. Козни не должны быть внешними. Как... Россия усмехнулся страшной картине, что вырисовалась в его сознании. Да той же самой холерой. Они ведь совершенно потеряли стыд, действовать подобным образом. "Это война, сынок". Однако даже на войне мировое сообщество все еще что-то значит.
- Я вполне мог что-то забыть. Слушаю твои дополнения.

0

8

Афганистан молча слушал Россию, и смотрел в серое,  безмолвное небо над головой.  И мрачнел с каждым новым словом, что произносил Брагинский. Мешает лидер? Афганистан не дурак,  он понимал, что придется убить. Убить без жалости и сожаления. Чтож, марать руки в крови не было впервой, однако к такому открытому протесту против боссов – обычно он вел себя как солдат. Воин. Предпочитал держаться в стороне, выполняя свою первую обязанность – воевать.  А теперь… Открыто убить? Что же, раз так, значит – так. Однако…
Твоя экономика временно перейдет в мои руки. "Будет контролироваться" - называй, как тебе угодно. Себя же я простимулирую твоими ресурсами.
Аше тихо закипал от злости. Конечно. На мирных переговорах это было недопустимо, но кровь брала свое. В голове истерично билась одна-единственная мысль, и она долбила по вискам, резала нервы и вгрызалась в мозг острыми зубками:
«Вся эта война началась из-за ресурса, именуемого нефть. Кому-то это было нужно, и что теперь? Теперь это все повторится? Чем он теперь лучше? НИЧЕМ!» 
Аше ругнулся и посмотрел на Ивана.
-Прости, но вынужден не согласиться с одним из условий, Брагинский. – Мохаммед пылал яростью, однако он старательно сдерживал ее. Пытался подавить  и загнать в дальний угол сознания.  Не получалось. Он опять наступил на те же грабли, что и обычно – никому, никогда нельзя верить. Вообще. Но все-таки придется мириться с фактом, раз уж сам пришел.
-Прости. Но свою экономику я предпочитаю контролировать сам. И. благодаря тебе, у меня даже появился план действий.  Вопрос ресурсов обговорим позднее,  а сейчас мне пора. О смене лидера ты узнаешь в скорейшем времени.
Аше развернулся на каблуках и стремительно направился к выходу из сада – встреча не оставила у него приятных впечатлений. Она его разозлила.
«К чертям! Столько лет был один, столько же и протяну.  Надеюсь на это, Брагинский. Ты подал мне отличную мысль. Прости, но дальше я как-нибудь сам.  Без тебя, еще один шакал»

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Война войной, политика - по расписанию.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC