Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Крым, кто ты и чей ты?


Крым, кто ты и чей ты?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: Крым, Феодосия
Время и Погодные условия: Лето 1944.
Главные действующие лица: Украина, Греция.
Второстепенные персонажи: Турция, Россия, ну и если еще кому-то интересен этот незначительный эпизод в столь трудное время.
Нежелательные страны: Ну по логике, все остальные.
Зачин:
Вторая Мировая подходит к концу, а вместе с ней и Великая Отечественная. Россия, со свойственной ему непредсказуемостью, вбил себе в голову (быть может даже небезосновательно), что Греция, имеющий на полуострове Крым свою резиденцию, имеет какие-то странные дела с Германией. Будучи в крайне неустойчивом психическом состоянии из-за всех свалившихся на него дел, он просит Украину выселить греков восвояси. Или уничтожить, как получиться. В порыве щедрости Россия даже согласен отдать как-нибудь потом Крым Украинской ССР.  Украина расстроена, совсем не знает, как ей быть и как вообще выгонять кого-то, подобного Греции. Но она в то же время не хочет нагружать и так переутомившегося брата (да и такой лакомый кусочек лишним не будет), поэтому берет вилы и отправляется выгонять греческих кошек со своих побережий.

Первыми стартуют: Украина --> Греция.

0

2

Жаркий летний день, на небе – ни облачка. С моря налетает легкий ветерок и мягко  перебирает светлые волосы. Ей очень нравится запах соли и водорослей, она вдыхает его полной грудью и никак не может надышаться. Горячий, обжигающий песок под ногами, еще чуть-чуть и терпеть будет невозможно...
Конечно, она была здесь уже не первый раз. Но  всякий раз, попадая на побережье, она часами не могла оторвать взгляд от воды. Особенно поражал цвет волн, в один день он мог быть светлым, почти белым, а в другой раз таким темным, что не удивляло и само название Черного моря. Было что-то успокаивающее в их постоянном движении. Очень хотелось скинуть одежду и, аккуратно пройдя прибрежные камни, окунуться в прохладную воду, смыть с себя всю усталость и горечь последних лет. Украина еще раз глубоко вдохнула морской воздух и со всхлипом выдохнула.
Зачем же брат послал ее сюда сегодня. Дело было серьезным и, вместе с тем, не могло не казаться нелепым. Какие дела могут быть у мирных греков с немецкими захватчиками? Глупо было подозревать простых людей в пособничестве вражеским войскам. Да, безусловно, предатели встречались среди мирного населения, но они встречались повсюду. А как можно обвинять тощего мальчишку в том, что он принял хлеб от немецкого солдата, а потом отнес его домой и отдал сестренке, умирающей с голоду. Или презирать парня, который по приказу солдата выполняет его поручения, ненавидеть мужчину, который продолжает работать, чтобы прокормить свое несчастное потомство. Находясь в оккупации,  мирное население выживает, как может, и плевать хотело  на тех, кто находится у власти. Подобная ситуация была не уникальной для Крыма, Украина это знала на собственном опыте. Вместе с тем, она понимала сомнения брата. Всем пришлось тяжело в последние годы, Россия исключением не был. И хотя в этом сложном деле Украина предпочла бы остаться в стороне, брат смог предложить ей награду, от которой не было сил отказаться. Получить Крым, разве не об этом она мечтала? И пусть ради такого приза ей приходится жертвовать чьими-то интересами, оно того стоило. Ведь правда?
Минуты, проведенные на берегу, уже давно превратились в часы, а решимости все не было. Еще один тяжелый вздох слетел с губ. Надев ботинки, девушка уныло свернула на дорогу. Оружие брать с собой она не стала, если не считать за таковое старые рабочие вилы. Чего уж скрывать, драться у нее не было ни сил, ни желания. Под палящими лучами солнца, низко опустив голову, Украина подошла к крыльцу. Девушка помедлила еще минуту, а потом, прикрыв глаза и закусив губу, поднялась к двери и постучала:
– Греция, Вы дома?

Отредактировано Ukraine (2011-12-21 23:02:03)

0

3

Геракл проснулся рано от сверлящей головной боли. Пролежав с полчаса с закрытыми глазами, он решил переползти на пол, а потом... а потом он еще пару часов валялся на деревянном полу своей резиденции в обнимку с котом. С огромным трудом удалось разлепить глаза и на автомате побрести на поиски воды,чтобы хотя бы умыть лицо перед днем, обещающим быть изнурительным.
Греция любил Крым. Для него это была легендарная земля, о которой слагались легенды, что-то не совсем понятное и неизведанное. Честно говоря, даже постоянная резиденция никак не помогала справиться с этим чувством отчужденности. Да еще эта война. Постоянно приходилось разрываться, носиться туда-сюда, что-то делать и думать, думать, думать... Может, от этого и болит голова, потому и ломит все тело?
Итак, раздетый пояса Греция выбрался на свежий воздух. Солнце лизнуло еще ласковыми лучами лицо и обнаженную кожу, соленый ветерок взъерошил волосы. Плеснув в лицо воды из корыта, Геракл почувствовал некоторое облегчение и вернулся в дом. Надо было наполнить водой бочку и полить посаженные растения...
— Греция, Вы дома? — резкий стук в дверь, выдернул Грецию из задумчивости. Он удивленно осмотрел ее, немного помедлил и потянул на себя ручку. За дверью стояла Украина, судорожно сжимавшая в руках вилы. Ну не помогать же с урожаем она пришла, далеко до него еще.
— Калимера... — тихо поздоровался Геракл, блуждая взглядом по сверкающим в утренних лучах зубьям. Спустя пару долгих минут он посторонился, пропуская девушку в дом, потому что был очень вежливым.
— Прости, я себя неважно чувствую... в последнее время. Впрочем, как и все, — Греция устало улыбнулся.

0

4

Украина стояла возле двери, опустив взгляд в землю. После того как она наконец постучала, девушка поняла, что так и не решила, как ей начать разговор. А потому, когда дверь распахнулась, она воздрогнула и только покрепче сжала в руках вилы, слега заслонившись.
- Калимера... - раздался голос Грека, и снова стало тихо. Украина посмотрела на хозяина дома. Хотя была середина дня, Греция выглядел удивительно усталым и несчастным, и это странным образом добавило девушке уверенности. Возможно, Греция не так сильно держался за эту землю, как она привыкла думать. Мужчина посторонился, приглашая ее в дом.
— Прости, я себя неважно чувствую... в последнее время. Впрочем, как и все, — продолжил Греция, так и не дождавшись никакого ответа. Украина шагнула через порог и несмело огляделась. Дом был небольшим, но удивительно уютным, даже несмотря на царивший беспорядок. Взгляд девушки остановился на разобранной кровати, с которой свисало на пол одеяло. Тут же на полу валялась подушка, на которой сидел толстый пушистый кот. Девушка слегка улыбнулась, когда представила, как Греция скатился с кровати, но, так и не проснувшись, остался досыпать на полу. Картина была настолько комичной, что Украина уже улыбалась открыто, весело поглядывая на стоящего рядом сонного и помятого парня. Только сейчас она обратила внимание, что челка у него влажная, а по щекам и с носа капает вода. Ее слегка удивило, что, похоже, он только что проснулся, но с другой стороны, Греция был известен своей привычкой спать в любое время.
Неожиданно Украина представила, как выглядит в глазах Грека, стоя у него на пороге и сверкая вилами. Если это и не выглядело устрашающе, то точно выглядело очень глупо. Она нервно спрятала вилы за спину и аккуратно прислонила к стене.
- Ммм, добрый день, Греция, - несмело начала девушка и снова замолчала.
Толстый котяра поднялся со своего места и неспеша подошел к гостье, мимоходом и как бы невзначай мазнув ее теплым боком. Украина присела на корточки и почесала кота за ушком.
- Знаете, мне бы хотелось с вами побеседовать, - внезапно осмелев, продолжила Украина. Она чувствовала симпатию к этому неряшливому парню. Будь на то ее воля, она, скорее всего, оставила бы Грецию в покое. В самом деле, греки жили на этой земле очень давно, а потому и прав на нее имели не меньше, чем все остальные. Собственно, даже город, в котором они сейчас находились, был основан греками, а значит , корни их были здесь глубоки. Но, возможно, если она правильно изложит свою просьбу (ну не станет она ему угрожать, все-таки решать проблемы силой без брата она не хотела), Греция и сам захочет вернуться на родину.
– Я полагаю, что беседа будет не из легких, а потому, может у вас найдется что-нибудь выпить?

Отредактировано Ukraine (2011-12-26 23:10:48)

0

5

Война выжимала соки по полной. Конечно, формально, Советы уже победили, но, как бы это не было печально, это еще далеко не конец. Впереди еще стоит дотянуть до жирной точки, и пережить то, что было сделано на все эти ужасные годы.
Признаться, в последнее время Иван изменился. Все это время он почти не улыбался, не вспоминал подсолнухи. Даже сон теперь стал роскошью. Вместо этого - выстрелы, бомбардировки и.. вновь обострившаяся жестокость, которая шла чуть ли не за гранью понятия "человечность". Наверняка, когда все это кончится, страх перед ним возрастет у всех. И это принесет что-то очень, очень плохое, но сейчас Брагинсий не думал об этом.
Совсем недавно он говорил с Украиной. Хотя какой это разговор? Хоть Россия и был сладшим братом, все же позицию он занимал явно лидерскую. Сейчас, скорее, даже диктаторскую. Но разве можно иначе, разве это время простит слабость и понимание? Конечно, Иван вес понимал, ему было неприятно делать подобные вещи, порой они снились ему в минуты редкого сна, когда тот был просто необходим, но... Все это блондин отбрасывал куда-то на задний план. Нельзя  давать   волю   эмоциям    на   войне. На войне. Война. Наверное, она вновь свела его с ума, заставив меняться. И теперь эту волну изменений придется пережить и сестре. Не только по тому, что он хочет. Так надо, иначе Украина может не выжить сама.

Сейчас Иван, уставший и угрюмый, шел вдоль побережья. Это был период затишья. Часто СССР использовал их вместо спасительно сна. Просто для того, чтобы не сойти с ума окончательно, чтобы не забыть, какого это - раненной войной море, волны, ветер, иногда кричащие чайки... Быть может, это лучше всякого сна? Однако же, сейчас на это нет времени. Брагинский знал, что сестра может не справиться, а поэтому решил сделать все самому. Или, по крайней мере, подтолкнуть Украину. В конце-то концов, ей ведь нужен крымский полуостров? И, какая ирония, в будущем именно этот  проклятый полуостров стал причиной ссоры двух родных стран - словно продолжение этой истории, когда не смогла Украина, Россия пришел, чтобы сделать за него.

Голова более или менее успокоилась. Место визита уже и вовсе было в двух шагах. На то, чтобы подняться и постучать - не было много времени.
- Здравствуй. - он был рад был бы потянуть время, но это не в его духе. Тяжелая аура силы позади - он уже привык ей соответствовать, и тянуть было нельзя. Не позволяло время. И босс так хотел. - Греция, у меня к тебе очень важный разговор. - голос звучал ровно, но было понятно, что настроение у грека не улучшиться. Россия явно не с хорошими вестями, и уж точно не обрадует его.
Знал бы кто-то, как я не люблю подобные моменты. Но всем приходится чем-то жертвовать. Жертвовать не просто так. Греция, сейчас ты - в списке тех самых жертв. Я есть тот, кто я есть, и не могу упускать этого из вижу. Жаль. Усталый вздох. Наверное, все это уже им всем надоело...

0

6

— Ммм, добрый день, Греция.
Греция рассеянным взглядом наблюдал за Украиной, слабо улыбнулся, когда она погладила его кота. Устрашающие вилы были прислонены к стене, но что-то в поведении Украины настораживало. То ли она стеснялась больше обычного, то ли наоборот… Зайти в гости с вилами — это не просто так, точно.
«Ох, уж эта война. Я теперь всех подозреваю во всем. Нельзя так,  ох, нельзя…»
— Знаете, мне бы хотелось с вами побеседовать.
— Почему бы и нет? — Геракл пожал плечами, закрыл за девушкой дверь и неспешно стал освобождать какую-то  горизонтальную поверхность от хлама, чтобы усадить гостью.
— Я полагаю, что беседа будет не из легких, а потому, может у вас найдется что-нибудь выпить?
— Вода или водка? — грек растерялся. Воду надо было набирать, а водку он, честно говоря, побаивался, хотя знал, что эта семейка предпочитает пить только этот незамысловатый напиток. — Только у меня нет ни того, ни другого…
Неожиданно раздался еще один стук в дверь. Более уверенный и звучный, по коже Греции пробежали мурашки, и он с некоторой опаской открыл дверь.
— Здравствуй, — раздался голос России. Еще один неожиданный утренний гость. Геракл  начал нервничать.
— Калимэра, — поздоровался он с вновь прибывшим и вопросительно посмотрел на Украину.
— Греция, у меня к тебе очень важный разговор, — сказано спокойно. Слишком спокойно.
— Как, и у тебя? — Греция окончательно упал духом, закрыл дверь и, стараясь держаться подальше и от России и от вдруг начавших жутковато поблескивать вил, отошел к окну, подставив тело солнцу. От России веяло холодом, а еще он в последнее время вел себя довольно психопатично.
«Война, война, что ты сделала с нами? России пришлось нелегко за последние годы, он практически один воевал со всей «германской» Европой. А, как известно, тот, кто ведет войну со всеми, едва ли в мире с самим собой.»
— Я, конечно, рад вас видеть… Неужели у нас за последние годы были несерьезные разговоры? — неудачная попытка пошутить, он и сам понимал это.

0

7

Возможно, девушка еще несколько часов ходила бы вокруг да около. Возможно, она бы напилась вместе с Греком и рассталась полюбовно, было бы чем.  Но у Провидения было свое мнение на серьезные разговоры, и нерешительной Украине не хватало только маленького толчка... Толчка в дверь.
Громкий стук за спиной заставил вздрогнуть, а знакомый голос привел в состояние ужаса. «Зачем он здесь? Сначала отправил меня и тут же явился сам. Проверяет? Или просто передумал и не хочет отдавать теперь мне Крым? Что делать? Что делать?» Мысли в панике заметались в голове. Девушка прислонилась к стене и нашарила рукой родные вилы.
— Как, и у тебя? — печально переспросил Грек, опасливо поглядывая на Россию. Потом кинул странный взгляд на вилы и отшел к окну. Видимо, брат и его пугал сильно.
«Интересно, когда дела пойдут совсем плохо, он просто сиганет в окно и даст деру? Ладно, пора действовать.» Решительно перехватив вилы и пропустив мимо ушей вялую шутку Греции, Украина вышла на середину комнаты.
-Здравствуй, брат, не ждала я тебя так скоро здесь. Да и вообще не ждала. Ты же поручил это дело мне!- Украина укоризненно посмотрела на второго гостя. – Если ты так сильно мне не доверяешь, то не надо было и отправлять сюда. Между прочим, не ты один устал в последнее время.- при последних словах девушка гневно впечатала деревянную ручку вил в пол. Громкий стук заставил ее саму нервно вздрогнуть.
-Так, а теперь на счет Вас, Греция!- резко развернувшись в другую сторону Украина уставилась на второго мужчину. – Я не хочу на Вас давить или необоснованно обвинять в чем бы то ни было. Однако, нам с братом стало известно, что во время оккупации Крыма, на данной территори имели место быть подозрительные связи между греками и войсками противника. Я бы хотела услышать Вашу точку зрения по данному поводу. Потому как, если обвинения окажутся правдивыми, мы с братом, - резкий кивок в сторону России, - будем вынуждены просить Вас и ваших людей покинуть территорию нашего государства!
Длинная речь отняла все силы, но показывать этого было нельзя. Поэтому, поудобнее ухватившись за единственное оружие, девушка не отрывала взгляд от глаз своего противника.

Отредактировано Ukraine (2012-01-12 17:34:15)

0

8

Греция почувствовал, что что-то здесь не так. Эти двое явились по делу, и дело это явно было одно и то же. Не очень приятное, потому что Брагинскому пришлось появиться, чтобы воодушевить свою сестру…
— Так, а теперь на счет Вас, Греция! — Геракл вздрогнул и сообразил, что не отрывает взгляд от вил.  — Я не хочу на Вас давить или необоснованно обвинять в чем бы то ни было. — Он не любил подобное начало разговора. Оно всегда означало как раз то, что будут и давить, и обвинять. — Однако нам с братом стало известно, что во время оккупации Крыма, на данной территории имели место быть подозрительные связи между греками и войсками противника. — В глазах потемнело.
«Вот оно, значит, как. Подозрительные связи. И как я сразу не догадался-то, после массовой депортации крымских татар? Россия стал параноиком, да и газеты… ох, газеты!»
Греция бросил взгляд на пол. Где-то тут должна была валяться газета. Ничего особенного, но один кусочек текста все-таки всплывал в памяти.
«Ага, вот она, под окном валяется, кошки, наверное, сбросили…»
На первой же полосе была некая аналитическая записка, направленная Берией Сталину. Один небольшой абзац…

« …Греческое население проживает в большинстве районов Крыма. Значительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом оккупантов занялись торговлей и мелкой промышленностью. Немецкие власти оказывали содействие грекам в торговле, транспортировке товаров и т. д.».

Да, не более трех десятков слов, но сколько смысла, боли и слез от незаслуженной обиды они сулили… А он ведь даже поначалу не придал этому никакого значения, только теперь, после прихода Украины и России, этот отрывок стал зловещим. Так бывает, когда мирно мурчащий во сне кот вдруг зевает, обнажая крепкие клыки хищника, и ты понимаешь, что в этих пушистых лапках нашла свою смерть не одна мышка.
— Я бы хотела услышать Вашу точку зрения по данному поводу. Потому как, если обвинения окажутся правдивыми, мы с братом будем вынуждены просить вас и ваших людей покинуть территорию нашего государства!
Греция тряхнул головой. У него спрашивают мнения. С чего бы?
— Я не знаю, что вы называете пособничеством. Представьте себе, пока Крым был в оккупации, люди здесь как-то жили. Например, отец и сын зарабатывали на жизнь тем, что мастерили ручные каменные мельницы для помола зерна, собирали резиновые покрышки и меняли всё это добро на хлеб в окрестных деревнях. И немцы им при этом не мешали. Считать это пособничеством? Или вот… пекарь получил от немецкой городской управы патент на содержание собственной пекарни. Он выпекал хлеб и продавал его на рынке, продавал только своим землякам. Но двое его детей работали на немцев: 22-летняя дочь 24-летний сын были угнаны фашистами в Германию. — Геракл перевел дух и насколько мог саркастически добавил: — Ну да, разумеется, они, своей работой, как ни крути, укрепляли вражеское государство.
Греция выдохся и умолк. Пожалуй, причиной такого красноречия стали недвусмысленно сжатые в руках Украины вилы.
А за окном в это время почти летний день расцвечивал яркими красками небольшой греческий садик. Легкий ветерок играл в листве, мирно щебетали птицы, солнечные лучики игриво  поблескивали в оконном стекле. Невозможно было поверить, что идет война. Страшная война. Война, ломающая сильных и стирающая в порошок слабых.
За два с половиной года оккупации Крыма даже ребёнок не мог избежать сотрудничества с фашистами: он мог по приказу фрица сбегать с котелком на полевую кухню и доставить ему обед, мог почистить офицеру вермахта сапоги, мог даже принять от врага шоколадку и съесть ее. А как иначе? Кто мог, уходили партизанами в леса, но люди, которым есть, что терять, хотели жить, и они выживали, как могли. И так было на всех территориях, оккупированных странами Оси.
Сам Греция с началом войны появлялся в Крыму все реже и реже, у него и своих проблем хватало — проспать наступление Италии, это ж надо было так… Да и попадаться на глаза окончательно съехавшему с катушек России тоже особо не улыбалось. Но ему очень не хотелось уезжать отсюда насовсем, тем более — так.
Геракл посмотрел девушке в глаза:
— Украина, ты же понимаешь меня? Ты же знаешь, что такое оккупация… — Греция сделал паузу, размышляя, стоит ли заводить эту тему, но решил, что выбора уже все равно нет. — И что такое настоящее пособничество.

+1


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Крым, кто ты и чей ты?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC