Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Вдвойне опасен наркоман - он лезет в душу и карман.


Вдвойне опасен наркоман - он лезет в душу и карман.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Место: Свободный город Христиания (Копенгаген), Пушер-стрит.
Время и Погодные условия: 15 ноября 2012 года. Утро. Морозно и солнечно, чуть ниже нуля.
Главные действующие лица: Дания, Швеция.
Второстепенные персонажи: Прочие скандинавы.
Нежелательные страны: Все остальные.
Зачин:
Дания, понаблюдав за лихорадкой ЕС, и принеся жертву Одину за дарованную предусмотрительность, приглашает Швецию в гости отдохнуть, поболтать о том о сем, выпить,  покурить, да и просто расслабиться.
ЕС перестал быть стабильной системой и готов вот-вот рухнуть, но предусмотрительно сохраненная собственная валюта дает шанс как-то выпутаться из этой истории. Но история-то только начинается, это уже ни для кого не секрет… Северный Совет — это, конечно, хорошо, да только время заставляет поставить перед ним совершенно другие задачи, а не ограничиваться культурой да защитой окружающей среды.
Но Северному Совету с новым лицом, как ни крути, нужен лидер. Кто им станет? Ответственный и упорный швед или воодушевляющий и заражающий идеями датчанин? Прочие скандинавы не приглашены, потому что одновременно со всеми договориться невозможно, а Швеция с Данией — давние идеологические противники. Если им удастся решить все между собой, прочие подтянутся.
Встреча была назначена на таинственной Пушер-стрит, улице, где запрещено фотографировать и где постоянно толкутся туристы, а значит, вряд ли кто заметит внезапно вспыхнувший интерес друг к другу двух стран, категорически отказывающихся  находиться в одной комнате. Только Пушер-стрит — это очень своеобразное место…

Задачи:  договориться о новых целях и задачах Северного Совета. Дании – накурить и уболтать Шве отдать ему главенствующую роль. Швеции, соответственно, попытаться сохранить здравый рассудок во благо всех скандинавов. То есть, возглавить союз, разумеется.

Первыми стартуют: Дания --> Швеция.


Итог:

+2

2

Ветер. Холодный осенний ветер норовил забраться под воротник пальто, под его подол, растрепать волосы и унести с собой все мысли, что так старательно были разложены по полочкам их хозяином. Всю ночь шел проливной дождь, поэтому на мятом, с выбоинами, асфальте улицы Пушер были глубокие лужи. Абелю нравилась осень за её богатое и красивое убранство, за её золотые листья на деревьях, за стаи перелетных птиц в синем небе. Вся эта природная роскошь почему-то навевала искреннюю и светлую тоску по уходящему лету. В силу своего северного расположения лето в Дании всегда было не слишком долгим. Межсезонье преобладало над всеми остальными временами года. Хоть осень и сохраняет в себе тепло короткого лета, но, тем не менее, она куда более дождливая и ветреная, чем весна.
А небо? Какое осенью небо! С каждым днем оно становится все более далеким, глубоким, таким ярким, что болят глаза от одного лишь взгляда. Воздух сырой и холодный. От этого теплое дыхание вырывается из груди нежным облачком пара. Чудесное и завораживающее время года. Одновременно красивое и тоскливое. Абель всегда считал, что в этом есть что-то такое особое и романтичное.
Перчатки были слишком теплые и еще не подходили по сезону, в них было жарко, поэтому руки приходилось держать постоянно в карманах, дабы не мерзнуть. Солнце было уже достаточно высоко, и постепенно начинало согревать озябшую за ночь землю. От постоянного порывистого ветра на щеках молодого человека появился румянец, что, конечно же, со стороны здОрово смотрелось в купе с небесно-голубыми глазами и светлыми волосами. Абель стоял на углу перекрестка, где начиналась улица Пушер. Тут была назначена, пожалуй, самая важная встреча для него за последние несколько лет.
Всю ночь Денсен плохо спал, ему снились неприятные видения, поэтому утром, он поспешил скорее покинуть свой дом и, потому пришел несколько раньше, чем Бервальд. Светловолосый мужчина зарылся носом в теплый шарф, дабы спрятаться от усиливающихся порывов ветра. По небу быстро бежали облака, принимающие каждое мгновение новую причудливую форму. Время постепенно подходило к назначенному часу. От долгого ожидания Абель начинал потихоньку нервничать. Время почему-то шло крайне медленно. Будто кто-то нарочно его заколдовал. Стрелки часов, казалось, прилипли к циферблату.
Недолго думая, молодой человек решил немного пройтись вглубь улицы, где была запрещена фотосъемка. Вдоль  неухоженных невысоких домов носились толпы туристов, жаждущих хоть что-нибудь сфотографировать. Однако, увы, ничего, кроме таблички «NO FOTO PLEASE» почти всем из них запечатлеть не удастся. Характерной чертой этого экзотического места являются пестрые урбанистические граффити на стенах тех самых частично обшарпанных домов. Глядя на многие из них, невольно задаешься вопросом «А что курил автор?». В самом деле, большая часть тех, что можно увидеть с главной улицы, не поддается никаким логическим объяснениям. Не зря же Пушер славится тем, что именно тут легче всего в Дании приобрести любые наркотики, в том числе самые тяжелые из них. Абель хмыкнул, проходя мимо одной из крохотных, но уютных забегаловок, где уже был заказан столик на двоих. Во внутреннем кармане пальто были припасены самые забористые сигареты, какие только смог найти Денсен для Шведа. Пора было возвращаться на место встречи. Всё же крайне не хотелось опоздать и произвести неприятное впечатление.

0

3

Бервальд мягко ступал по влажной брусчатке Копенгагена, целеустремленно направляясь к виднеющемуся над низкими крышами куполу Церкви Спасителя. Несмотря на солнечную погоду, в лицо дул пронизывающий ветер, стальными пальцами перехватывая дыхание. Швеция на ходу еще выше поднял воротник и спрятал лицо под шарф до самых очков.
Давно Швеция не выбирался за пределы дома. Если не считать частых визитов к Финляндии, конечно. Бервальд очень любил свой дом. В него была вложена вся душа без остатка, он был построен и выведен в постиндустриальную эпоху его руками. Каждая отрасль, каждый городок — все было ему дорого. Он до безумия любил заснеженные и непредсказуемые Скандинавские горы. Он с восторгом пил морозную и вкусную воду озера Венерн. Он был рад и когда наступало холодное лето, и когда мягкая зима укрывала снежным покрывалом его земли. Швецию давно уже не слишком интересовало, что происходит за границами, прошли времена, когда ему хотелось создать Великую Шведскую Империю. Прошли?.. Или у него появился новый шанс? Ох, не зря Дания пожелал встречи тет-а-тет. Этот мерзавец всегда отличался наблюдательностью, хорошей интуицией и острым умом. Неужели что-то назревает? Не то чтобы Швеция не был в курсе мировых проблем, просто он считал, что если руки растут из правильного места и если есть голова на плечах, то справиться можно с чем угодно и его людям не грозит голодная смерть. Но Абель своим предложением встретиться вывел его из равновесия. Это-то и не нравилось шведу.
«Да еще и место встречи выбрал… Это какой-то дикий датский план или просто соседское свидание? Хотя, какое тут «просто свидание». Без плана тут никак не обойтись», — привычно пошутил про себя Бервальд и так же привычно мысленно усмехнулся своей шутке.
Вот и валуны, символизирующие границу Свободного города Христиании. Немного помедлив, как всегда бывало перед переходом любой, даже настолько незначительной и условной границы, швед шагнул на вольную землю наследников хиппи и свернул к Пушер-стрит.
На перекрестке было не так много народу. Компания молодых людей, явно американцев на выезде, еще пара туристических групп, не решающихся заходить за табличку «NO FOTO PLEASE», несколько местных, узнаваемых по одежде и умиротворенному выражению лиц, несколько копенгагенцев, спешащих по своим делам… Абеля, впрочем, среди них не было. Швеция остановился и посмотрел на часы. Длинная стрелка только-только переместилась на цифру 12, а значит, он, как всегда, пришел минута в минуту. Вдруг боковым зрением Бервальд заметил до боли знакомый силуэт. Обладатель этого силуэта направлялся в его сторону из аляповато цветастых глубин улицы Пушер.
— Hallå, — коротко и сухо поздоровался швед, когда датчанин подошел поближе. — Есть дело?

0

4

Он точен, как часы. Всё и всегда делает во время. С одной стороны это своего рода занудство, но именно эта черта характера Шведа нравилась Абелю. В некоторой степени это была та крайняя противоположность, какая привлекает разных людей друг в друге. Резко похолодало. Подул сильный северный ветер и, казалось, что солнце уже совсем перестало греть. Порыв был таким сильным, что на глазах невольно появились слезы. Абель шмыгнул носом, его гость уже был на месте, его высокую и широкоплечую фигуру было хорошо видно издалека. Мужчина сделал еще несколько шагов навстречу и тут же встретился с пронзительным взглядом синих глаз. На мгновение показалось, что в них спряталась укоризна. «Неужели он решил, что я опоздал?» - на секунду Абель принял виноватый вид, но сразу тряхнул головой, вытянул шею, освободив свой подбородок из теплого шарфа, и вытащил руки из карманов, чтобы поздороваться.
- God dag – сказал Дерсен, протягивая распахнутую ладонь для рукопожатия. Он немного виновато улыбнулся. Сам не понимая, почему так робеет, он жестом предложил пройтись вдоль улицы, чтобы согреться и развеяться.
Абель внимательно рассматривал лицо своего собеседника, чтобы понять в каком же расположении духа он находится. Нужно было понять с каких интонаций начать разговор, дабы не разозлить его, но при этом подвести к основной теме разговора, а затем еще и уговорить на нужные Дании условия. Эта задача бала не из легких. На несколько секунд повисло не то, чтобы неловкое, но не слишком нужное молчание. Яркие лучи холодного солнца коснулись бледной кожи Бервальда, освещая его лицо. Этот вид был, в самом деле, достоин восхищения. Абель хотел было уже начать разговор, но онемел. В одно мгновение он понял, почему Швецию называли «Лев Северной Европы». Благородные ровные черты лица, спокойный и холодный взгляд. Они завораживали, подобно красоте хищника, которой очаровывается его жертва и уже не может оторвать от него своих глаз.
Дерсен снова тряхнул головой, и, наконец, начал разговор.
- Знаешь, мы так давно не виделись. Я понимаю, что ты не любишь подобных встреч. – Молодой человек почему-то робел. Серьезный вид Бервальда постоянно заставлял его волноваться, думать, что с ним что-то не так. На всякий случай он одернул пальто, чтобы оно не дай Бог, не топорщилось. Следовало взять себя в руки. В конце концов, его ждали обсуждения, практически, наполеоновских планов на будущее всего Северного Совета.
- Тут есть замечательное кафе. Думаю следует направиться именно туда, а то погода на улице не располагает к долгим душевным беседам. – Абель вновь неловко улыбнулся. Всё-таки он слишком сильно волновался. Таким темпом он точно не сможет успокоиться и взять себя в руки. Он сделал глубокий выдох. Изо рта вырвался густой пар, который сразу же унес порывистый холодный ветер.
- Само собой я хотел с тобой обсудить кое-что, но для начала поболтаем о том о сём. – Сказал Денсен, открывая дверь злачного заведения, и пропуская перед собой молчаливого Шведа. Мужчина движением пригласил Бервальда за столик в глубине уютного помещения. Народу, на удивление, было мало. Абель взял пальто Шведа и аккуратно повесил на вешалку вместе со своим. Надо отметить, что кафе, в отличие от большинства здешних заведений подобного характера, было отделано в духе охотничьего домика. На стенах красовались старинные ружья и всевозможные иллюстрации по данной тематике. Охотники с гончими, привал, красивые пейзажи с лесами и озерами, манки и блестящие рожки, коими пользуются перепелятники. Спокойная и тихая обстановка помогла Абелю забыть о своей взволнованности. Он сел напротив своего гостя и вновь улыбнулся, но уже не так неловко, как раньше, а скорее доброжелательно.
К ним сразу же подошла пышногрудая официантка и подала меню.
- Два пива, пожалуйста. – Обратился к ней осмелевший Денсен. – А там дальше разберемся. – Закончил он и легонько ущипнул девушку за аппетитный зад, когда та развернулась, чтобы принести заказ.

0

5

Датчанин, казалось, не изменился. По крайней мере, поприветствовал в своем неповторимом репертуаре: принял виноватый вид, начисто проигнорировав заданный вопрос. Пожав родственнику руку, Бервальд  последовал за собеседником вдоль легендарной улицы. После некоторого молчания, которое  традиционно устанавливалось в присутствии шведа, пока окружающие лихорадочно что-то себе придумывали, Абель заговорил:
— Знаешь, мы так давно не виделись. Я понимаю, что ты не любишь подобных встреч.
Понимает он, как же. Встреча же все-таки у него дома, в этом странном месте. Швеция посмотрел на Данию. Действительно ли он не изменился? Все такой же придурошно-вызывающий вид, все та же улыбка на пол-лица. Только сейчас она, вроде как, выглядит… смущенной?
— Тут есть замечательное кафе. Думаю, следует направиться именно туда, а то погода на улице не располагает к долгим душевным беседам, — выдал Абель, странно закопошился и добавил, — Само собой я хотел с тобой обсудить кое-что, но для начала поболтаем о том о сём.
Швеция облегченно вздохнул и кивнул. Все-таки это не праздная вечеринка, которой можно было бы ожидать от этого весельчака, а какое-то дело. Что ж, по крайней мере, послушать явно стоило.
Они зашли в небольшое кафе и погрузились в мягкий полумрак. Замерзшее лицо приятно пощекотало кажущимся горячим с мороза дыханием натопленного помещения. Швед вдохнул ароматный и теплый воздух полной грудью, изгоняя мороз из тела, и незаметно вздрогнул. Сели за столик, видимо, предусмотрительно выбранный принимающей стороной, который находился в самом углу, и скандинавы совершенно не  привлекали посторонних взглядов, несмотря на то, что народу здесь было мало. Бервальд автоматически поставил еще одну «галочку» в мысленном списке, который состоял из фактов, указывающих на важность встречи.
Откинувшись на спинку стула, швед скрестил руки на груди и обвел глазами помещение. Итак, что мы имеем? Пародию на охотничий домик в  хипповском городке, в котором нельзя фотографировать.
«Интересно, внутреннее убранство, состоящее из оскаленных морд стеклянноглазых зверей, картин, изображающих сцены охоты, развешанных по стенам и разложенных по всем горизонтальным поверхностям охотничьих приспособлений прошлых веков, — тоже что-то значит?..»
Далее. Спрятанный в углу столик. Отсутствие других представителей Скандинавии. Явно взволнованный (да  уже только этого достаточно!) вид Абеля.
Синие глаза остановились на лице собеседника. Тепло и уют благотворно подействовали на Денсена: мышцы расслабились, по лицу уже не бродило странное смущенное выражение, улыбка стала более открытой и располагающей. Вот таким Дания и нравился Швеции. Такой Дания был привычен, с ним известно, как обращаться: ему однозначно нельзя доверять.
— Два пива, пожалуйста. А там дальше разберемся, — сделал заказ Абель, так обаятельно улыбнувшись официантке, что она лишь хихикнула в ответ на фривольность. Бервальд не возражал. Пиво — замечательный напиток для деловой беседы…. Хотя, стоп. Разговор «о том о сем», кажется. Датчанин хочет в этот раз соблюсти все условности. Еще одна жирная «галочка» в списке.  С каких пор он стал себя вести как закоренелый европеец? Северяне не тратят слов понапрасну, даже Дания раньше, хоть и болтал много, но делал всегда больше, чем говорил. Швеция пристально посмотрел Дании в глаза.
— Проблемы?

+1

6

По внешнему виду Шведа была отлично видно, что он изо всех сил старается найти подвох. Абель внимательно следил за реакцией Бервальда, как он осматривает помещение, как он пытается понять, что же на самом деле от него хочет братец. Эта черта Денсену крайне нравилась. Швед в таких ситуациях походил на какое-то зверя, который понимал, что на него ведется охота, но понять, где сейчас находится хищник, он не мог. Жертва испуганно оглядывается, осторожно ступает, дрожит, ждет и ищет взглядом, где же её охотник. Сам страх быть пойманным, ожидание смерти, куда хуже, чем нападение. Бервальд был именно в таком состоянии.
— Проблемы? – Наконец, спросил он.
Абель улыбнулся. Внутри зашевелилось приятный задор, какой бывает во время охоты. Обстановка выбранного заведения, как раз располагала для беседы именно такого характера. Следовало замаскироваться, успокоиться, скрыть свои истинные мотивы, усыпить бдительность жертвы, очаровать её. В такие моменты было трудно сдерживать свои истинные эмоции. Абель опустил игривый взгляд расширенных зрачков, слегка улыбнулся, чтобы это выглядело, как легкое возбуждение от созерцания приятных форм официантки.
- С чего ты взял? Мы давненько не виделись. Я соскучился по дорогому брату. – Тут Денсен добродушно улыбнулся. Мало кто смог бы понять, что эта улыбка – хорошо продуманный ход, чтобы Швед не смог ничего заподозрить. Тут молодой человек развернулся на стуле, провожая взглядом только что ушедшую девушку.
- Ты погляди, какая попка. Настоящий сахарный персик. – Тут он цокнул языком. – Что будешь заказывать? Я, честно говоря, сильно замерз, пока ждал тебя и, поэтому проголодался. Знаешь, сегодня так плохо спал, поэтому пришел немного раньше и решил пройтись по улочке. Странная погода в это время года. – Тут Денсен взял своё меню, перевернул несколько страниц, рассматривая красочные изображения фирменных блюд и напитков данного заведения. – Всю ночь шел проливной дождь, а сейчас начало подмораживать. Бррр… - Он глянул на сосредоточенного, на выборе Шведа и мягко улыбнулся.
- Кстати, я угощаю, можешь заказывать всё, что захочешь. Тут очень вкусно готовят мясо. Бифштекс с кровью вообще изумительный. Гарниры тоже ничего. К слову, тут подают лучшее пиво во всей Пушер стрит. – Абель заложил пальцами странички с тем, что хотел бы заказать, расслабленно откинулся на спинку стула и добродушно посмотрел на Бервальда.
- Покурим? – свободной рукой достал из кармана серебристый портсигар, ловко раскрыл его и протянул своему собеседнику.

Отредактировано Denmark* (2011-12-23 03:35:46)

+1

7

— С чего ты взял? Мы давненько не виделись. Я соскучился по дорогому брату, — весь вид Дании буквально кричал: «Я добрая, невинная овечка!» Но Швеция ни на йоту ему не верил. Было время, он велся на эту вот невинную улыбочку на ангельском личике, а потом неожиданно оказывался перед оскаленным в упоении яростью и битвой ликом эйнхерия.
Беспокойство , мучавшее шведа со вчерашнего дня, понемногу улеглось — закоснелым типом Бервальд не был и мог легко приспасабливаться к новым условиям. Опять соперничество, опять лицемерные экивоки, наверняка, не обойдется и без противостояния. Что ж, пусть будет так, новый Рагнарёк не за горами.
«О боги, знать бы только, ради чего все это. Он явно настроен очень решительно.»
И словно бы подтверждая его слова, Дания начал молоть чепуху со страшной силой. Швеция привычно включил фильтр на похабщину и прочий информационный мусор и открыл меню. Выбор был, скажем, небогат. Местечко специализировалось на разного рода дичи, поэтому такая штука, как обычные фрикадельки без всяких извращений над вкусовыми рецепторами, в меню не нашлась. Бервальд внимательно осмотрел предлагаемую дичь, прочитав даже то, что было подписано мелким шрифтом, и с удовольствием отметил наличие неплохого пива. Иногда датчанин выдавал совершенно бесплатно действительно важную информацию.
— Покурим?
Швеция оторвался от созерцания меню и бросил взгляд на предложенное. Правая бровь, слегка приподнявшись, изогнулась, выдавая недоумение. Он вопросительно посмотрел на Данию, взял из портсигара скрученную трубочку и поднес к глазам. Вдохнув знакомый слегка сладковатый запах, Бервальд опять посмотрел на Абеля.
— Все настолько плохо?
Швеция легализовал легкие наркотики только этой весной. И то, весьма избирательно и в очень ограниченных количествах. Раньше он вместе с Россией и США выступал категорически против введения подобного законопроекта, но время и внутренние проблемы показали, что гораздо дальновиднее будет дать людям (и себе) некоторое послабление, иначе полиция просто не справлялась с мелкими наркоманами, а соответственно, процветали такие пороки, как взяточниство и кумовство. Уже спустя пару месяцев швед начал ощущать себя намного лучше, да еще и появились новые, ранее незнакомые идеи и мысли.
Нельзя сказать, что датчанин опять его удивил. Пушер-стрит — это место не для обычных семейных посиделок. Продолжая вертеть трубочку в пальцах, Бервальд рассеянно посмотрел на приблизившуюся за заказом официантку. Та поставила перед клиентами заказанное пиво и приготовила блокнот для записи.
— Будьте любезны, филе фазана, фаршированное сыром, мармелад из красной капусты с картофельным пюре и утиной печенью. И еще пива.
Швеция отложил меню, протянул руку за кружкой и с сделал несколько больших глотков.

0

8

В мире есть вещи, о которых никому и никогда не расскажешь. Ты можешь быть в них профессионалом, мастером во всех отношениях, но даже не подозревать об этом. Есть такие человеческие свойства, которые либо даны тебе, либо их нет, и тут хоть тресни, тебе ни за что не удастся овладеть теми или иными навыками. Например, манипулировать окружающими тебя людьми. Надо заметить, что данная функция бывает весьма полезна, но, если у тебя нет к этому определенной предрасположенности, то можешь забыть об этом, даже не пытаться, получится плохо. Но, как уже стало понятно, Дания был в этом отличным мастером. Он знал, чего хочет Швед, и точно знал, как этого добиться. Не будем скрывать того, что между этими двумя было немало ситуаций, когда Абель сполна использовал все свои природные навыки манипуляции, а теперь у Бервальда появился своего рода иммунитет. Сейчас Денсен должен был вывести новый способ, при котором можно было втереться в доверие к Шведу и при этом остаться незамеченным, будто хорошо обученный шпион, пробирающийся на тайную базу противника в поисках секретных документов, военных тайн, чертежей и всего такого прочего. Внутри Абеля всё буквально кипело, его нервы были на пределе. Раньше он с легкостью разводил Бервальда, входил к нему в доверие, становился ближе всех на свете, а потом разрывал на куски.… Разве это не есть самое веселое на свете? Конечно! Так и есть! Правда, в то время Абель был еще слишком неопытен и не учел того, что в будущем Швед может больше не быть таким же легковерным, как раньше. А теперь начиналось самое интересное. Новый поворот сюжета, новая игра, новые условия и даже правила. Прошло так много времени, столько всего изменилось, но, похоже, опыт Бервальда подсказывал ему, что в этот раз следует быть более осторожным и не спешил довериться датскому принцу. Денсен незаметно облизнул подсохшие губы кончиком влажного языка, подобно голодному хищнику, что выжидает в засаде свою невинную жертву. Его дыхание замедлилось, игра принимала куда более интересные обороты, чем он мог себе представить. Швед не спешил ему верить. И, знаете? Это чертовски возбуждало. Серьезно. Людские взаимоотношения – это игра. В ней постоянно что-то меняется, появляются новые условия, участники, правила. В неё можно научиться играть, лишь со временем, с опытом, и, самое главное, с более искусными оппонентами. Как говорится, чем искушеннее игра, тем искушеннее соперник. Если соперник поистине хорош, то он загонит жертву в ситуацию, которой сможет управлять. И чем ближе она к реальности, тем ей легче управлять. Сейчас было необходимо дать Шведу немного того, чего он желает больше всего. Создать впечатление, что все находится на поверхности, а затем отвлечь его, как жертву, пока он будет корчиться в объятиях собственной жадности.
Все настолько плохо? – Вновь поинтересовался Бервальд, вытягивая из серебристого портсигара аккуратную самокрутку с терпким запахом легкого наркотика.
«Будто я так легко поддамся. Думает, что я вот так просто ему доложу. Ну конечно. Святая простота» - Подумал про себя Абель, взял одну сигаретку себе, и добродушно улыбнулся и посмотрел в глаза Шведа. В игре манипуляций одним из важнейших аспектов успешности является контроль во всех понятиях этого слова. Контроль над собой, своими эмоциями, мимикой, взглядом, дыханием, движениями. Ничто не должно выдать тебя, твоих истинных намерений. Ты хищник, который затаился и ждет подходящего момента для нападения. Дания это прекрасно понимал, поэтому он улыбался. По статистике люди со светлыми волосами и голубыми глазами вызывают доверие у окружающих гораздо чаще и проще, чем те, у кого глаза карие, а волосы имеют более темные оттенки. В этом Абель тоже разбирался. Его улыбка, подобна ангелу. Он знает, как нужно себя вести, как подать себя и что нужно говорить, а тот факт, что Швед не хочет поддаваться натиску датского очарования, лишь сильнее раззадоривал интерес Денсена. Приятная пикантность в новом раунде. Зрачки всё еще немного расширены. Такие вот реакции организма прятать было куда сложнее, чем все остальные, поэтому он неловко потупил взгляд, обращая свой взор на кружку пенистого пива, что стояла перед ним. Должно быть, со стороны это выглядело мило. Тем не менее следовало сделать заказ.
- Пожалуйста «Глухарь, тушеный с брусникой» - здесь молодой человек указал пальцем на одну из картинок в меню – с гарниром из жареного картофеля по-домашнему. – Тут Абель заглянул в глаза симпатичной официантки – и, конечно, еще пива. – Захлопнул меню и отдал его девушке, та быстренько ретировалась.
- Знаешь, - Абель многозначительно посмотрел на Шведа, чтобы тот проникся всей важностью того, о чем сейчас он будет говорить. – Между нами многое произошло и я, конечно же, понимаю, что на всё это нельзя закрыть и глаза и просто так это не забыть. – Денсен достал из кармана слегка потертую, но красивую зажигалку, протянул её Бервальду. – Порой мне бывает очень стыдно за свое прошлое. – Щелчком зажег огонь и дал прикурить Шведу. – Однако, как я уже сказал, многое просто так не забудется. – Тут он и сам закурил, сделав глубокий дымный выдох. – Тем не менее, мы живем в совершенно новом мире, и сложные вопросы уже не решаются кровопролитными войнами и стычками. – Молодой человек отклонился на спинку стула, держа между двух пальцев дымящуюся сигарету, и усмехнулся. – По крайней мере, в большинстве цивилизованных стран, как мы с тобой. – Абель говорил мягко, вкрадчиво, при  последней фразе он позволил себе указать жестом раскрытой ладони на себя и Шведа соответственно. Это должно было смягчить обстановку.
- Многие страны начинают бессмысленные и бесполезные споры, в то время, как необходимо налаживать контакты и, само собой, образовывать союзы. – Денсен гипнотизировал Шведа тихой интонацией, хорошо поставленной размеренной речью, продолжал следить за каждой реакцией мужчины.
- К сожалению, когда-то я слишком много времени посвящал неприятным вещам, и потому совсем позабыл, как налаживать контакты с теми, кто находится ко мне ближе всего. – Минутка слабости. Надо показать свою зависимость, чтобы оппонент почувствовал некоторую силу. Контроль. Помнить об этом.
- Поэтому я начну с мелочи. Скоро, как ты помнишь, день рождения у Финляндии. Я знаю, что вы близки, поэтому я решил, что ты мог бы дать мне совет и помочь с выбором подарка для него. – Абель сделал еще один глубокий затяг терпким дымом и выдохнул в сторону. При этом как-то незаметно его бокал с пивом стал более пустым. Опыта в распитии спиртных напитков у Дании было много, а потому такая доза алкоголя никоим образом на ясности его мышления не отразилась.

Отредактировано Denmark* (2011-12-25 19:47:43)

+2

9

Бервальд поставил почти пустую кружку на стол. Стало заметно светлее, мороз, до этого момента еще тревоживший шведа, отступил. Он любил такие минуты. На улице морозно и льдисто, колючий ветер рвет кожу и пытается пробраться к наглухо закутанному в теплую одежду телу, а потом ты заходишь в уютное помещение. Протираешь запотевшие от внезапного скачка температуры очки, снимаешь холодное пальто и тяжелые ботинки. Садишься в кресло у самого огня заботливо растопленного камина. Тихо потрескивает огонь, и рядом появляется Тино с кружкой горячего шоколада и обычной немного смущенной улыбкой на лице. И Бервальда согревает настоящее  Тепло. Он вздохнул. Здесь не было ни горячего шоколада, ни уютных тапочек, ни Тино. Зато был Абель, давний противник и оппонент.
— Знаешь, между нами многое произошло и я, конечно же, понимаю, что на всё это нельзя закрыть и глаза и просто так это не забыть.  Порой мне бывает очень стыдно за свое прошлое.
После этих слов Швеция едва не позволил себе удивленно-скептически усмехнуться.
«Стыдно? Ему? Да что с ним сделали на материке, что он настолько окультурился? Или это ловушка? Скорее всего. Подождем, что будет дальше.»
Швед прикурил от предложенной зажигалки, отмечая про себя странную символику: Дания поделился огнем, основой жизни. Помнит ли он сам об этом обычае, о его значении? Сделав глубокую затяжку и позволив дыму наполнить его, он продолжал слушать излияния Абеля.
— Однако, как я уже сказал, многое просто так не забудется. Тем не менее, мы живем в совершенно новом мире, и сложные вопросы уже не решаются кровопролитными войнами и стычками. По крайней мере, в большинстве цивилизованных стран, как мы с тобой.
Речь Дании текла легко и плавно, его поведение успокаивало, выражение лица внушало доверие, жесты не были резкими — в общем, покой и умиротворение, доверие и дружба. Швеция сморгнул, отгоняя наваждение , и затянулся еще раз. Его льдистые глаза сузились. Он прекрасно чувствовал, когда с ним играли. Иногда он был даже готов поддержать игру, дать то, чего от него ожидали. Только ради того, чтобы его оставили в покое. Ему совсем не улыбалось вмешиваться в межнациональные интриги: он давно перестал их понимать, с тех самых пор, как сила и отвага перестали быть залогом победы. Политика, выработанная после краха Шведской Империи, давала свои странные плоды. Швеция благодарил Советский Союз за поддержку своего нейтралитета в годы Второй мировой, а потом так же благодарил Германию «за разгром большевизма». Он  снабжал Германию практически всем необходимым для войны, и в то же время ухитрялся помогать и своим скандинавским братьям. Весь боевой запал — болезнь, подкосившая тогда Европу— был брошен на производство. И это был правильный выбор.  Да, он, возможно, слишком увлекся и чуть не потерял Финляндию... Но Тино вернулся, и поэтому Бервальд не считал себя проигравшим. Называйте это лицемерием, но он никогда не предавал ни своих друзей, ни свои принципы.
Швеция расслабился и затянулся еще раз. Быть гибким просто, если придерживаться четких правил. Скажи то, чего от тебя хотят услышать. Дай то, что от тебя хотят, если получишь взамен нечто гораздо более важное. А уж Швеция умел расставлять приоритеты. Например, железную руду за мир и покой.
— Многие страны начинают бессмысленные и бесполезные споры, в то время, как необходимо налаживать контакты и, само собой, образовывать союзы.
Швеция согласно кивнул. Это было правильно и логично. Да, из-за чересчур интровертного характера Бервальду было сложно находить союзников и договариваться, но он был абсолютно согласен: в современном мире, который стал слишком мал, необходимо объединяться, это естественный процесс. Тихая и размеренная речь Абеля мягко успокаивала, кошачьей лапкой гладила слух, и Швеция почувствовал симпатию. Нелогичную, странную симпатию к этому вроде как повзрослевшему безумцу. Пока он говорил верные и важные вещи. Впрочем, почему бы и не быть симпатичным этому человеку? Он же сосед, как-никак,  родственник. Дрянной, дурной, непонятный, делавший действительно мерзкие вещи, слишком шумный и буйный, но все же — родственник.
«Союз? Про какой союз он говорит? ЕС сотрясается в агонии и вот-вот обрушиться всей своей массой в Вальгаллу. НАТО? Я давно уже говорил, что мы с Финляндией будем соблюдать нейтралитет как можно дольше. ООН? Совсем бредово... Северный Союз? Больше похоже на правду. Хоть он и был организован для мирного сотрудничества, но вполне может перерасти в военный блок. Если кто-нибудь его возглавит...»
— К сожалению, когда-то я слишком много времени посвящал неприятным вещам, и потому совсем позабыл, как налаживать контакты с теми, кто находится ко мне ближе всего.
«Точно, так и есть. А налаживать контакты на взаимовыгодных условиях ты и не умел никогда.» Швеция склонил голову и едва-едва поднял уголки губ. Потом потянулся к кружке с остатками пива и залпом допил содержимое.
Тяжелый дым легкого наркотика освободил голову от лишних мыслей, оставив после себя ясное и острое лезвие чистого разума. И разум этот говорил, что менять тактику последних десятилетий не стоит. Абель хочет доверия? Получит, до определенной границы. Дания хочет союз? Будет ему союз. Военный? Пусть, но условия будет диктовать Швеция. Почему? Да просто он лучше знает, как надо вести себя в войнах. В современных войнах. Только ему из всех братьев удалось сохранить относительную независимость от Германии больше полувека назад. Потому что он понимал, Скандинавия — это не претендент на мировое господство, только какой-нибудь слепой цверг  этого не видит. Честь, гордость, безрассудная отвага — это все, наверное, замечательно. Но не для твердо стоящего на ногах шведа.
— Поэтому я начну с мелочи. Скоро, как ты помнишь, день рождения у Финляндии. Я знаю, что вы близки, поэтому я решил, что ты мог бы дать мне совет и помочь с выбором подарка для него.
Бервальд внимательно посмотрел на Абеля и совершенно без эмоций проговорил:
— Я приехал в Копенгаген только для того, чтобы посоветовать тебе подарить нашему общему другу хороший алкоголь. Великолепно.
Свободной рукой он снял очки и положил их на стол. Теперь он, вроде как, оказался в не очень выгодном положении — очертания предметов смазались, и следить за датчанином и выражением его лица было невозможно. Вместе с тем пропал внешний смысловой шум, и гипнотизирующие движения Абеля — всего лишь плавающие на поверхности реальности пятна. Плюс, у Шведа был свой способ отступления, который он всегда заготавливал, если вдруг начинал курить что-то кроме обычного табака.
— Любой из наших родственников будет благодарен тебе за такой подарок. Цены на алкоголь у тебя на порядок ниже.

+1

10

Поединок слов, эмоций и мыслей. Себя нужно сдерживать, нужно быть покладистым, внимательным, быть максимально естественным. Главное сейчас довести большого брата до нужной кондиции, а там будет точно видно, как себя вести дальше. Дания старался думать на несколько шагов вперед. Как себя держать, как подать каждое слово, как смотреть, как двигаться, чтобы Бервальд продолжал успокаиваться и расслабляться. Вокруг всё было отделано в теплых тонах, в одном из углов заведения даже был разведен небольшой камин. С первого взгляда Абель его не заметил, а теперь обратил внимания, что язычки пламени отражаются на разных охотничьих снастях, что со щедростью были развешаны по стенам. Молодой человек вздохнул. Внутреннее напряжение постепенно спадало, игра принимала более спокойный и умиротворенный ход. Пожалуй, в этом заключался одна из её многочисленных прелестей. Маскировка. Помнить. Держать себя под контролем. Помни. Бервальд постепенно хорошел. Он заметно расслабился и даже позволил себе некоторое подобие улыбки на тонких холодных губах. Швеция.… Один лишь внешний вид Бервальда давал понять, что в этих широких плечах скрыта огромная сила, которую тот сможет применить, когда это понадобится. Абель это знал. Помимо этого он понимал, что швед не глуп, что обмануть его будет сложно. А ведь именно это и задумал принц датский. Это было не что иное, как самый настоящий обман. Может он не был слишком страшен, но всё же. Следовало осторожно прочувствовать ситуацию и расположение мужчины, понять в каком направлении он станет думать.
Абель осушил свою кружку пива и проводил взглядом стекающую по прозрачному стеклу пену. Сразу после этого из неоткуда возникла официантка с новой порцией пива и вместе с этим поставила на стол темно-фиолетовую пепельницу. Денсен про себя заметил, что этот цвет не подходит под общее оформление заведение. Он сразу смахнул со своей сигареты горячий пепел. Хороший цвет – фиолетовый. Аккуратно заключенный в объятия в цветовом спектре между синим и белым. Он приносит выигрыш. Как бы там не было, сколько бы безумств за свою историю ни совершал Дания, он выходил из каждой передряги с определенным опытом. Быть может в его поступках, порой, отсутствовала логика, но теперь всё было иначе. Он научился владеть человеческими чувствами и заставлять их действовать так, как было угодно интересам Абеля. Это напоминало игру в шахматы, а еще какую-то очередную разводку. Быть может, Денсен придавал этому слишком много значения? Как знать.
— Я приехал в Копенгаген только для того, чтобы посоветовать тебе подарить нашему общему другу хороший алкоголь. Великолепно. – Наконец выдал Бервальд.
Молодой человек хмыкнул. В самом деле, до подобного он и сам мог додуматься без посторонней помощи.
- Я знаю, что у меня и алкоголь дешевле и местами он даже лучше, а от импортных напитков закрома просто ломятся. Но разве этого нужно человеку в 20 лет его жизни? – Возразил Абель. -  Я понимаю, что многим представителям современной молодежи хотелось бы напиться, а потом проспаться или чего там еще, но мы оба знаем, что Тино не такой. Я хотел подарить что-то особенное, а не просто бутылку хорошего коньяка. – Тут Абель сделал глубокий вдох и тем самым докурил свою сигарету, затушил окурок в пепельнице. Эта травка отлично шла вместе с пивом. А еще Абель знал, что она также неплохо идет под текилу, но это следует оставить на потом.
Швед, наконец, расшевелился, начал говорить. Абель в глубине души надеялся, что вскоре он окончательно расслабится и разговор станет более приятным им обоим. Дания обратил внимание, что Бервальд снял очки. В таком состоянии «Лев Северных стран» терял внимательность, меньше обращал внимания на внешние визуальные раздражители, ибо зрение у него было не слишком хорошее. Когда зверь не может положиться на зрение, у него сразу же обостряется слух и обоняние. Таков закон природы. Он же работает и с людьми, ведь мы на самом деле точно такие же звери. Шахматы и разводки — опасное сочетание.
Чем масштабнее разводка — тем она древнее и ее проще провернуть. Пешки, поддавки. Создаешь иллюзию, будто ты точно такой же, как твой соперник, будто ты слабее, будто сам ничего не понимаешь. И наконец, когда жертва начинает сомневаться, что соперник ей равен, на самом деле она начинает сомневаться в своих собственных интеллектуальных способностях, но никто в этом не признается. Даже самому себе. Впрочем, не стоило уходить в размышления слишком на долго.
- Я подумывал о покупке какого-нибудь элемента одежды или аксессуара. Мне бы хотелось показать Тино, что я не просто так это делаю, лишь бы откупиться. – Абель искренне заглянул в глаза Бервальда.
Главная задача обманщика - самому поверить в свой обман и только тогда все поверят ему и будут внимательно слушать. У Абеля это получалось лучше всего на свете. Теперь, когда швед не мог точно рассмотреть, куда направлен взгляд его собеседника, можно было внимательнее разглядеть этого льва в человеческом обличии. Дерсен без стеснения пристально изучал внешний вид шведа, его мимику, его одежду. Ледяные глаза, строгие брови, высокие скулы, широкие плечи. Всё это пропитано холодом, недоверием, серьезностью. Было в этом что-то красивое, что всегда тайно восхищало Абель, но о чем он ни за что бы не признался.
«Нелегко будет его расшевелить» - думал про себя Абель.
За всю свою жизнь Дания успел многое узнать, но самым главным было то, что в любой игре всегда есть охотник и жертва. Вся хитрость – вовремя превратиться их жертвы в охотника. Никогда нельзя недооценивать своего оппонента, даже если твоя победа очевидна, либо он кажется очень слабым. Подводные камни еще никто не отменял. Всегда надо быть начеку, ждать подвоха, думать на несколько шагов вперед.
Между тем очередной бокал пива потихоньку пустел, а с выполнением заказа почему-то не спешили.

0

11

Пепельницу еще не принесли, а столбик пепла тем временем все увеличивался. Бервальд допил пиво и, стараясь держать самокрутку вертикально, чтобы не уронить этот столбик на стол или на пол, мысленно сетовал на датскую расхлябанность.  Даже в самой задрипанной шведской забегаловке пепельницу всегда принесут до того, как она пригодится.  Только шведские мысли начали переходить в другое, менее благодушное русло, пред ним оказалась вожделенная пепельница, в которую он с мрачным удовлетворением и стряхнул пепел.
— Я знаю, что у меня и алкоголь дешевле и местами он даже лучше, а от импортных напитков закрома просто ломятся. Но разве этого нужно человеку в 20 лет его жизни? — без умолку трещал Абель. —  Я понимаю, что многим представителям современной молодежи хотелось бы напиться, а потом проспаться или чего там еще, но мы оба знаем, что Тино не такой. Я хотел подарить что-то особенное, а не просто бутылку хорошего коньяка.
Бервальд медленно смаковал только что принесенное пиво, внимательно прислушиваясь той бесполезной чуши, что порол Дания. Его голос успокаивал, и тон был вполне дружелюбным. Не было ни обычных подколок и иррациональных выпадов, просто дружеская болтовня. Вот забавно, со стороны можно было подумать, что встретились два старых приятеля, чтобы обсудить предстоящее празднование дня рождения общего друга. Выяснить, что подарить, как подшутить, где веселее всего отметить, а заодно поностальгировать о прошлых совместных пьянках. Например: «А помнишь, как Эрл в 1066 напился в зюзю и решил завоевать Англию?.. Еле вывезли живым, а потом еще и мстить за него пришлось. — Да, веселое было время, да и Англию нагнули, в конце концов.»
К сожалению, Бервальд не мог поддержать разговор подобным образом. Не в его привычках было болтать попусту.
— Я подумывал о покупке какого-нибудь элемента одежды или аксессуара. Мне бы хотелось показать Тино, что я не просто так это делаю, лишь бы откупиться.
Эти слова стали своеобразным звоночком. Перед Швецией поставили задачу, и он со всей целеустремленностью айсберга принялся ее решать. Лично у него самого никогда не было проблем с подарками: принцип дарить только то, что может пригодиться, неоднократно доказывал свое превосходство перед другими. Может, и Дании посоветовать нечто подобное? Аксессуары, элементы одежды — это не совсем то, что можно дарить человеку, если не знаешь его достаточно хорошо. Бервальд на правах мужа мог себе это позволить, а вот Абель — нет.  Так, в чем там нынче больше нуждается Финляндия?.. В рабочей силе.  Нет, это не подойдет. Подобный подарок, скорее, сделает Россия, чем Дания. Что еще? Ах да… Хорошая кухня. Ему просто некогда этим заниматься, особенно в последнее время.
— Он оценит, если ты устроишь ему в подарок хороший банкет. С хорошими блюдами. Праздник. С твоими неповторимыми, — Бервальд сделал многозначительную  паузу, — штучками.
Финляндия любил праздники, и Швеция весьма ценил его умение отдыхать. Сам он всегда был сдержан и с трудом переходил от этого своего обычного состояния в состояние расслабления, а Тино часто ему в этом помогал. Но вот как-нибудь устроить праздник для финна швед так и не сумел. А Дания вполне мог бы. Особенно если он будет и дальше вести себя не как безумный викинг с маниакальными замашками, а как душка и клевый червяк-тусовщик.
Бервальд сделал последнюю затяжку, утопил окурок в пепельнице и откинулся на спинку стула. Его взгляд блуждал по столу, внимательно исследуя каждую трещину и случайную пылинку. На таком расстоянии близорукость была на руку: рельефность любой близкой поверхности завораживала. Впору было ощутить себя микроскопом.
Практически любая травка многократно усиливает ощущения, по крайне мере, именно так это действовало на шведа. Запахи обретают трехмерность, вкус обыкновенной тефтельки или даже просто пресного хлеба обретает новые оттенки, даже привычные ощущения от одежды становятся более резкими и ощутимыми.  Швеция буквально кожей ощущал на себе пристальный взгляд «принца датского», а нос, уловивший сквознячок из кухни, почувствовал ароматный запах мяса и расплавленного сыра.
Швеция повернул голову на запах как раз в тот момент, когда официантка вышла с большим подносом из-за двери с надписью «Только для сотрудников» и направилась в их сторону. Разговор (если его можно так назвать) прервался. Мило покрасневшая девушка, стараясь не смотреть на Абеля, расставляла тарелки, а Бервальд педантично осмотрел столовый прибор и расправил на коленях салфетку. Когда девчонка скрылась, пожелав приятного аппетита, он, игнорируя все вокруг, погрузил в мягкое и податливое фазанье филе вилку, медленно отрезал от него небольшой кусочек, выпустив таящийся внутри сыр, и отправил его в рот. Прикрыв глаза, швед позволил своим рецепторам сполна насладиться вкусом кусочка и только после этого начал обстоятельно его жевать, смакуя новые грани вкуса.
— Неплохо, — одобрительно проговорил он, закончив сие священное действие и давая понять собеседнику, что теперь разговор можно продолжать. Хорошая трапеза нуждается в хорошей беседе, а Дания явно хотел устроить ему именно хорошую беседу. Зачем и какие цели он преследовал, было пока неважно. Когда-нибудь это все равно станет понятно.

0

12

Обоняния коснулся терпкий аромат брусничного сока, перед мужчиной оказалось чудесное жаркое, которое не уступало, судя по всему, видом своему вкусу. Для того, чтобы быстрее протрезветь или же пьянеть медленнее, смотря чего вы ожидаете от вечера или посиделок, то следует заказать блюдо из мяса, желательно, красного, а еще побольше есть, для этого понадобится калорийный гарнир. Заказывать какое-нибудь блюдо из свинины или телятины было бы неразумно. Просто по той причине, что следовало вести себя, как можно более непринужденно, и заказать нечто такое, что было бы ярким представителем местной кухни. Надо быть более осторожным и внимательным. Нельзя расслабляться прямо сейчас, когда Бервальд уже был готов проглотить наживку Дании. Как только перед мужчинами поставили тарелки с их заказами, Абель сразу же последовал примеру своего собеседника, аккуратно разложил на коленях салфетку, ловко взял в руки столовые принадлежности и незамедлительно отрезал кусочек от изысканного блюда. Вкус, в самом деле, был божественным, таким, что Абель не смогу удержать блаженного тихого стона, полного благодарности повару и его подручным, которые так профессионально делают свою работу. Вот он истинный праздник вкусовых рецепторов. Абель запил мясо остатками пива и махнул девушке-официантке, что неплохо было бы добавки. Та понятливо кивнула и скрылась за барной стойкой.
По правде говоря, слова Бервальда о том, что для Финна можно было бы устроить праздник, оказались для Дании немного неожиданными. Что угодно, но не это. Довольно внезапное решение, но именно поэтому можно было развить эту тему.
- Знаешь, мне даже в голову не приходило это решение. Поэтому у меня возникло сразу же несколько вопросов, касательно этой важной – Абель сделал многозначительное ударение на этом слове – для меня темы.
Как-то незаметно подошла к концу терпкая самокрутка и её остатки теплились тонким язычком дыма в пепельнице. Надо было сделать небольшую паузу. А затем можно было пускать в ход тяжелую артиллерию. Дело в том, что некоторые сигареты, из тех, что были в портсигаре Дании, сильно отличались от тех, что только скурили эти двое. Во-первых, содержание травки в них было на порядок больше, а, во-вторых, травка была куда ядренее, чем эта. Расположение этих баллистических ракет хитрый блондин знал наизусть, ошибиться было невозможно. Данный ход был продуман заранее, а так же то, что после этого они будут пить что-то такое, что содержит алкоголь в процентах более серьезных, чем это светлое пиво. Мужчина вздохнул, всё еще внимательно разглядывая собеседника, стараясь уловить каждое его движение, взгляд, его улыбку. Эта улыбка, спрятанная в уголке губ, она очаровательна, она гипнотизирует, она манит, её хочется коснуться большим пальцем, как когда-то давно, когда после очередной отчаянной схватки Абель заботливо стирал алость с губ своего младшего брата. Дания тряхнул головой. Перед глазами быстро мелькали картины прошлого, они могли помешать ходу его мыслей. Необходимо от них срочно избавиться.
- Боюсь, это мероприятие куда более серьезное, чем просто подарок. Тут нужно продумать всё. Начиная от списка приглашенных гостей, музыки и заканчивая названиями десертов, которые будут поданы, когда всем уже будет плевать, но, тем не менее… - Абель развеселился. Его голос был непринужденным, губы растянулись в приятной и доброжелательной улыбке.
- Ты теперь должен рассказать мне всё. Предпочтения Тино в музыке, еде, его любимые цвета, другими словами абсолютно всё. – Примерно треть порции Дании была прикончена. Мужчина и не заметил, как пустые кружки из-под пива были заменены на полные запотевшие от прохлады. Мужчина сделал глубокий глоток. Содержание алкоголя в крови постепенно росло, но Денсен всё еще мог отдавать своим поступкам трезвый отчет, во всяком случае, до тех пор, пока он находился в положении сидя. Однако по его подсчетам, Швед был куда более слабым в отношении распития алкогольных напитков и вот уже его взгляд туманится, веки становятся более тяжелыми, моторика замедляется.
- Вот, а еще, где мы будем это всё проводить? – Абель как бы невзначай употребил местоимение «мы». С одной стороны такое вот пренебрежение не должно было каким-либо образом насторожить Шведа, но на подсознательном уровне, оно могло его расположить сильнее. Важная, но такая незаметная деталь. Всё должно было пройти гладко, по плану, по тому сюжету, который запланировал Дания. Возможно, он начал разговор издалека, но всё шло правильно, именно так, как он и хотел.

0

13

Трескотня Дании ушла на второй план. Тот опять все неправильно понял. Бервальд привык, что его действия и слова окружающие воспринимают совсем не так, как следовало. Ему часто приходилось задаваться вопросом, почему так происходит, но ни одного логичного ответа он так и не нашел. Оставалось смириться и ждать тех времен, когда люди научаться быть более внимательными друг к другу. Разве Швед говорил о празднике? Он говорил о банкете, ужине, пикнике или чем-то таком. По правде говоря, вкусы Тино в еде порой приводили Бервальда в ужас. Иногда он задавался вопросом, уже не приходится ли он родственником Англии?.. Казалось бы, ничего особенного, у всех северян примерно схожие вкусы, которые в равной степени пугают европейцев, но Финн ухитрялся таким образом сочетать традиционные блюда из рыбы с, допустим, лакричными конфетами, и Швед всерьез беспокоился о его желудке.
Швеция сосредоточился на паштете, когда Датчанин безапелляционно заявил:
— Ты теперь должен рассказать мне всё. Предпочтения Тино в музыке, еде, его любимые цвета, другими словами абсолютно всё.
Бервальд в упор посмотрел на него и полувопросительно вздернул брови, давая понять собеседнику, что тот ошибается — ничего  такого он ему точно не должен, — и потянулся за кружкой с пивом.
— Вот, а еще, где мы будем это всё проводить?
Вот это «мы» уже точно ни в какие ворота не лезло. Сделав несколько глотков, свежим  и бодрящим светом ухнувших вслед за паштетом, Швеция со стуком поставил кружку на стол, будто ставя окончательную точку после той чуши, что сейчас нес Дания.
— Достаточно.
Швеции уже порядком поднадоело это затянувшееся вступление. Более того, он начал чувствовать раздражение. Возможно, то, что чаша шведского терпения уже почти переполнилась, было вызвано тем самым легким наркотиком. Пора было заканчивать этот балаган.
— Ближе к делу, Дания. Это действительно все, что тебе от меня нужно?

0

14

Все, что от него нужно? О нет, нужно нечто куда более интересное и важное, чем дружеские ухмылки и обсуждение подарка старине Тино. История движется по кругу, а сейчас закручивается новый виток. И будет ли Северная Европа вновь объединена под чьим-то началом, или уже ее стянут чужие политические сети – зависит только от них. Грядет новый Рагнарек, из пучин восстанут ётунхеймские ладьи, а под чутким руководством освободившегося из оков Локи они пойдут… Как же. Побегут. С боевыми топорами. Будут брать на абордаж немецкие крейсера. Атака скелетов на Кильскую бухту. Усилием воли Дания пресек бредовые размышления и вернулся из Валхаллы на грешную землю. Солоноватый запах моря уступил место сигаретному дыму, а Дерсену вдруг стало неожиданно весело. Выпивка превысила все ожидания. И если даже Абеля понесло в поэтические дали, то Швеция уже должен был обосноваться там накрепко, насквозь пропахнув алкогольными парами. А значит? Значит, можно и нужно переходить к следующему пункту плана, но выкладывать карты на стол после первого же серьезного вопроса? Прости, Бервальд, но так легко ты не отделаешься. Контрольный-алкогольный в голову.
Абель припрятал собственные самодовольные мысли в бокале с пивом – сделав глубокий глоток, он выдохнул и отозвался:
- Нужно? Было бы неплохо, чтобы ты заплатил за ужин, но, на правах радушного хозяина, я готов сделать это сам. Кстати, у меня есть тост!
Тем временем Швеция опять принялся непринужденно ковыряться вилкой в паштете. Прекрасно зная, что родственник недолюбливает людей  вообще, а Дерсена в принципе, не столько за идейные разногласия, сколько за буйный нрав, Дания поднял бокал с пивом и, стерев с лица привычную нахальную усмешку, улыбнулся миру и пробегавшей мимо официантке светлой улыбкой ребенка, наивно верящего в счастье, справедливость и прочие маловероятные вещи, вроде горных троллей.
- Я бы хотел выпить за Тино. И не только за Тино – выпить за нас, за северное братство!  За север, -тут Дания вдруг на мгновение осекся - а вот с разговором про Северный совет еще нужно подождать. Совсем чуть-чуть, - За север! До дна!
Пожалев разве что об отсутствии аквавита, он поднес бокал к губам и с интересом покосился на Бервальда, прекрасно зная, что тот попросту не заметит в пляшущих в глазах Абеля чертенят.

Отредактировано Denmark (2012-04-05 07:52:59)

0

15

— Нужно? Было бы неплохо, чтобы ты заплатил за ужин, но, на правах радушного хозяина, я готов сделать это сам. Кстати, у меня есть тост!
Швеция проглотил  паштет и подслеповато прищурился на Данию. Как всегда бывало, тот  ухитрялся  заражать своим безудержным весельем кого угодно, даже его.  Вот и сейчас он невольно улыбнулся шутке и послушно поднял бокал. Что ж, если Датчанин решил раскошелиться, чтобы выпить с таким некомпанейским типом, как он, то... почему бы нет?
— Я бы хотел выпить за Тино. И не только за Тино – выпить за нас, за северное братство! За север! До дна!
Какое-то смутное беспокойство кольнуло Шведа, но было поздно. Светлая жидкость ухнула в желудок горячим  шаром. Он подавил отрыжку и  поставил пустой бокал на стол. Никто, кроме Дании не смог бы произнести такой пафосный тост настолько естественно и непринужденно.
— Отличный тост, — одобрительного кивка должно хватить для сигнала о том, что Бервальд не против продолжать. Тост действительно был хорошим. Север всегда был "слегка на ошибе" Европы.
— История показала, что нам жизненно необходимо держаться поближе друг к другу.
«Соблюдая определенную дистанцию», — добавил Швед про себя.
Остатки пены медленно стекали по внутренним стенкам пустого бокала, стало заметно светлее, и внутреннее напряжение куда-то ушло. То было странное напряжение. Оно всегда возникало, когда  Бервальд начинал общаться с кем-нибудь, кроме Тино. Такое совсем незаметное липкое ощущение внутреннего дискомфорта. Его не замечаешь, пока оно вдруг не пропадает  и можно вздохнуть свободно и посмотреть на мир другим, чуть более благодушным взглядом.
«Черт бы его побрал, — думал Бервальд, заставляя себя сетовать по поводу утраты этого напряжения. — Еще немного, и я опять потеряю осторожность, как это уже не раз случалось. Не стоит наступать на те же грабли, не позволяй себе расслабиться».
Да, расслабляться нельзя, но ведь можно себе позволить откинуться на спинку и ослабить узел галстука? Вполне. Это Швеция и сделал, с удовольствием размяв шею легким наклонами вправо-влево. Он старался не спускать глаз с собеседника, но тот, как обычно, не делал ничего подозрительного. Всегда таким был, подлец. И ведь не скажешь, что этот тип очень опасен.

0

16

Облизнув губы, Абель отставил свой бокал в сторону.  Слегка осоловевший Швеция изволил даже улыбнуться, а за такой карнавал эмоций на невозмутимом лице вечно угрюмого Бервальда уже можно было вешать себе медаль на грудь и выписывать грамоты за заслуги на дипломатическом фронте.
- Отличный тост.
Дания подмигнул и уже раскрыл рот, чтобы разразиться следующим, как вдруг Оксеншерна, по совместительству собеседник, союзник и соперник в одном лице, продолжил.
История показала, что нам жизненно необходимо держаться поближе друг к другу.
Как интересно! Неужели и он задумывался о союзе? Не переставая улыбаться, Абель потянулся за сигаретами.  Но Швеция и не думал заводить разговор о новом договоре: вместо этого он развязал галстук и принял самый благодушный вид. Хлопнув на стол пачку "Prince", Дания толкнул ее собутыльнику и полез за зажигалкой. Зажав сигарету в зубах, Денсен подхватил мысль:
- Подальше от европейского бардака.
"Однако насчет степени близости я бы поспорил," - после определенного градуса Абель любил заводить длинные диспуты на темы скандинавизма, Кальмарской унии и островного менталитета славного датского королевства. Но говорить об этом с идейным противником - пойти против собственного здравого смысла, все таки сохранившегося после изрядной дозы алкоголя. Денсен затянулся.
- Евро ни на что не годен, а ЕС потянет в кризис нас. Мы должны что-то предпринять. .
Не выдержав собственного серьезного тона, Дания взмахнул рукой, едва не свалив на пол собственный бокал.
- В Йотунхейм Хельсинский договор! Северной Европе нужен новый Северный Совет!

0

17

Взглянув на скользнувшую по столешнице пачку, Бервальд отрицательно покачал головой. Пока дыма достаточно. Кажется, Денсен перешел к делу. Сам он решил прекратить нести чушь о подарках для Тино, или это Бервальду удалось наконец вытащить из него настоящую причину этой встречи —  неважно. Главное, разговор стал идти о деле, а значит, голова Швеции, скрипнув шестеренками, в которые забилось вкусное угощение вперемешку с веселым дымком и алкогольными парами, начала работать в привычном режиме.
— Подальше от европейского бардака. 
Бервальд одобрительно склонил голову. Идея Европейского Союза была по-своему интересной и оригинальной, но, на шведский взгляд, слишком нереальной. Страны-члены ЕС — сборище совершенно разных типов, которые просто не могут двигаться в одном направлении все вместе.
— Евро ни на что не годен, а ЕС потянет в кризис нас. Мы должны что-то предпринять.
Бердвальд едва удержался от смешка. Подобное проявление чувств было бы чересчур не к месту. Хотя  очень хотелось напомнить Абелю, кто именно говорил почти то же самое после вступления в этот самый ЕС, только со знаком "плюс", а не "минус". Возможно, именно воодушевляющая и пророчащая колоссальные выгоды болтовня Дании и привела к тому, что и Финляндия, и Швеция тоже последовали за ним спустя пару десятков лет. Пожалуй, лишь Норвегия проявил завидное здравомыслие в этой ситуации...
— В Йотунхейм Хельсинский договор! Северной Европе нужен новый Северный Совет!
Заметив, что активная жестикуляция Денсена едва не привела к кончине бокала, Бервальд забрал очки со стола и водрузил их на законное и привычное место. Новый Северный Совет?.. А вот это уже интересно. Последний был скорее эдаким клубом без права доступа посторонним, в рамках которого соседям можно было бы взаимодействовать с пользой друг для друга. Развивать из него что-то большее не было причин. Пока не было.
— У тебя есть что предложить?
Почувствовав под ногами твердую почву делового разговора, а не вязкую лицемерную тину дружеского болотца, Швеция в упор уставился в глаза Дании. Уж не собрался ли этот белобрысый создать свой собственный Европейский Союз? Безумие. Может, он подхватил заразу какую от чрезмерной близсти с Германией?
— Ты же понимаешь, нельзя  так просто послать... кхгм... отказаться от Европы в общем и ЕС в частности без определенного варианта дальнейшей стратегии.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Вдвойне опасен наркоман - он лезет в душу и карман.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC