Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Югославия, Югославия, как цветок в алом всплеске пожарища...


Югославия, Югославия, как цветок в алом всплеске пожарища...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место: Белград, Сербия. Народная скупщина, зал заседаний, на данный момент пустой.
Время и Погодные условия: 13 ноября 2012 года. День. Моросит мелкий дождь, прохладно, ветра нет.
Главные действующие лица: Сербия, Босния и Герцеговина, Хорватия, Б.Ю.Р. Македония, Словения, Черногория (НПС).
Второстепенные персонажи: Косово (НПС), возможно неожиданное вмешательство Австрии.
Нежелательные страны: Все, кроме участников.
Зачин: И грянул гром... Конечно же, для великих сверхдержав это был всего лишь писк комара, но для стран бывшей Югославии это был гром, фурор, неожиданность, сюрприз! Так вот, в чем же заключался это гром? Да в том, что Сербия пригласил всех своих братьев и сестер посетить Белград, обсудить локальные проблемы да поболтать за рюмкой сливовицы. Верите в такую открытость и бескорыстность? А зря. Конечно же, пригласил он их не просто так, а с целью, с целью объединения бывшею Югославии! Ведь то были прекрасные времена! И вот, сам Сербия готовится к столь важному заявлению (но, скорее всего это будет просто предложение), а остальные страны просто подозревают о чем-нибудь то ли загадочном, то ли интересном, то ли неладном. И, как только они узнают о намерениях Сербии, то они явно захотят урвать свой кусочек да побольше за участие в возрождении великой и просто хорошей страны. А вот сможет ли Сербия и другие сторонники объединения Югославии (если таковые найдутся) убедить остальных в необходимости создания нового, общего государства – это уже вопросы, да не из легких, впрочем, у Сербии есть хороший козырь - поддержка Америки. Но и козырями нужно уметь пользоваться. В общем, как видите, ситуация очень запутанная, то есть, стандартная ситуация на Балканах! Но уж если у них и получится объединиться то, возможно, весь мир снова вспомнит о Балканах, таких неспокойных, таких неуемных... И, возможно, именно ими, Балканами, будет в очередной раз развязана война, мировая война, Третья Мировая Война. Ну, что же, поживем - увидим.
Первыми стартуют: Босния --> Словения --> Хорватия --> Б.Ю.Р. Македония --> Черногория (НПС)/Косово (НПС) --> Сербия.
Итак, гости прибывают на место, в зал заседаний, осматриваются, переговариваются друг с другом на отвлеченные темы или же пытаются выяснить, почему же их пригласил Сербия. А после этого появляется сам Сербия и непосредственно переходит к делу, то есть к конференции.


Итог: Верховные круги Сербии пребывают в эйфории: Новая Югославия образовалась!
13 ноября в здании Народной Скупщины представители Сербии, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении и Македонии подписали договор о создании принципиально новой, демократической югославской федерации под главенством Белграда.
Неучастной осталась лишь маленькая Черногория, что, впрочем, поправимо, как заметили международные эксперты, которые в осномном позитивно отозвались о югославском иррендентизме.
Однако есть и те, кто со скепсисом отнесся к новоиспеченной федерации — мол, постигнет та же участь, более развитым Хорватии и Словении придется оплачивать долги всех остальных.
На такие заявления немедленно отреагировало правительство Новой Югославии, заявив, что будут приняты меры по восстановлению старой экономической системы.
Как бы то ни было, но после долгих переговоров страны бывшей Югославии стали странами Новой Югославии. Посмотрим, что их ждет на мировой арене.

0

2

Босния прибыл первым. Это было несвойственно ему, обычно Караджич являлся, когда все уже собирались, потому что так можно было пинком распахнуть дверь и удовлетворённо заметить недовольство на лицах ожидающих. Ради таких сказочных моментов он готов был никогда не приходить вовремя, даже на весьма важные собрания.

Но в этот раз всё было по-другому. С одной стороны, моросил мелкий - и оттого противный дождь, а Босния, как назло, приехал слишком рано. В другую погоду он бы прошёлся по Белграду, возможно, даже завалил бы в любимый бар на улице князя Михаила, чтобы опрокинуть перед встречей с обожаемыми родственничками рюмку-другую ракии, но в этот раз погода не способствовала прогулкам. Давор любил палящее солнце и бьющий в лицо ветер, а не хмурость и сырость.

С другой стороны, прийти первому было даже интересно, по крайней мере можно было немного побыть в тишине. Шаги Боснии раздавались в широких коридорах Скупщины гулким эхом, перед входом в зал заседаний он тряхнул тёмными волосами, и на пол полетели капельки дождевой воды.
"Чёртов братишка не нашёл лучшей погоды для родственной встречи!" - не подумать зло о Сербии у Боснии не получилось, это уже было в крови, и старшего брата Давор готов был сделать ответственным за всё, даже за паршивую погоду.

Зал был пуст. Давор прошёлся по нему туда-сюда, пнул пару стульев и подумал, что неплохо было бы прихватить выпивку с собой: встреча явно намечалась официальная, и устроить маленький дебош было бы совсем, совсем неплохо. Хотя бы ради одного вида разъярённого Гордана.
Босния улыбнулся, взъерошил и без того растрёпанные мокрые волосы и забрался на один из стульев с ногами, сев на его спинку, лицом к двери.

Ожидать семью долго не пришлось: они зашли в зал практически одновременно. Все, кроме самого виновника этого собрания.
"Ну, пичка матер, серб, ты точно что-то задумал!" - одновременно зло и с предвкушением подумал Давор. Встреча обещала быть интересной.
Он усмехнулся, встал прямо на стуле и картинно поклонился прибывшим.
- Добар дан, дорогие братья и сёстры! Приветствую вас в Белграде, куда нас притащил чёртов братец, который сам пока не соизволил появиться! Я не удивлюсь, если сейчас сюда влетит толпа сербского спецназа, и нам всем каюк, - Босния засмеялся и обвёл зал рукой. - В общем, рассаживайтесь и не говорите, что никто из вас не захватил сливовицу!

+3

3

Зачем меня вообще сюда пригласили? - думал Надич, входя в Зал заседаний Народной скупщины, где уже к тому времени сидел Босния. Нико кивнул Давору головой в знак дружеского приветствия и занял отведенное ему за столом переговоров место с табличкой с названием его страны. Никакого желания переворачивать уже еще раз закрытую страницу своей жизни у него не было. Заняв свое место, Нико молча ожидал появления инициатора этой встречи - Сербии. Помня о том, каким непростой было их пребывание вместе и последующее решение идти каждому своей дорогой, Нико определился с собственным мнением: если речь вновь зайдет об объединении, пусть даже на обновленных и не столь жестких условиях, как это было ранее, он тотчас же нажмет кнопку "Против". Родственник родственником, а дважды входить в одну и ту же реку и наступать на лежащие на дне грабли Нико не хотел. Прежние душевные раны больше не беспокоили и бередить их в угоду веяниям времени мог только сумасшедший, прельстившийся перспективой новой безоблачной жизни, коим Нико себя не считал.
Пусть все останется, как есть. Слишком дорого мне обошлось мое спокойствие - подумал Нико, не спеша "заправлять" себя порцией сливолицы. Послушаю лучше музыку, пока никто не пришел - решил Нико, нажав на кнопку с пиктограммой в виде треугольничка. Еще мгновение и Надич унесся в мир любимых композиций. Это хотя бы могло отвлечь его от не слишком приятной для словенца повестки дня этого расширенного собрания стран балканского региона.

Отредактировано Slovenia (2011-12-06 07:33:03)

+1

4

«Который там час? Я ещё не опаздываю?» - мысленно спросила себя хорватка и посмотрела на часы. «Hvala Svemogući!* Ещё час до начала назначенной встречи. За это время я должна бы успеть добраться из аэропорта до зала заседаний.»Хорватия, только что прилетевшая в аэропорт сербской столицы из родного Загреба, не любила опаздывать, да и погода сегодня не радовала. Небо было пасмурным, шёл мелкий противный дождь, поэтому Бранислава села в первое же попавшееся такси и сразу предупредила водителя, что ехать придётся быстро. «И зачем только братец решил нас всех собрать?! Неужто его снова посетила мысль о создании Югославии?! И будто специально назначил сборы именно на этот день, зная, что погода будет мерзкой…» - размышляла Хорватия, рассматривая пейзажи Белграда через окно автомобиля. Настроение хорватки сегодня было далеко не лучшим для встречи с родственниками. Несколько часов перелёта, разболевшаяся голова и просто, характерная для осени, хмурая погода сделали своё дело. Подъезжая к залу заседаний, девушка попытала собраться с мыслями и хоть как-то улучшить своё настроение. «Нужно взять себя в руки и вести себя приветливо, ведь мое не очень хорошее расположение духа не должно сказываться на окружающих. Я, конечно, могу только предполагать, чего от сегодняшней встречи хочет добиться Гордан, но за то, что благодаря его инициативе появится повод встретиться с братьями и сестрами – низкий поклон. Мы ведь так давно не виделись!»- Хорватия посмотрела на себя в зеркало, поправляя причёску и макияж, которые успели испортиться за время полета. Тем временем, пока Бранислава приводила в порядок свой внешний вид и думала о предстоящей встрече, на горизонте показались стены Народной скупщины. Убедившись в том, что выглядит хорошо, хорватка вышла из такси и последовала в зал заседаний. Проходя по длинному широкому коридору, девушка взглянула на часы. С тех пор, как она вышла из аэропорта, прошёл ровно час. «Замечательно. Прямо минута в минуту и даже не опоздала из-за пробок на дорогах.»
Хорватия открыла дверь и вошла в зал. Увидев, из присутствующих только Боснию и Словению, хорватка удивилась, так как мысленно уже подготавливала извинения за то, что задержалась. «Хм…А где же сам «виновник торжества»?!»- подумала Хорватия.
- Добр дан, братья! Нико, Давор, ну, как вы? -  произнесла с улыбкой Бранислава и стала продвигаться по залу к отведенному для неё месту.

*Hvala Svemogući - Хвала Всевышнему

Отредактировано Croatia (2011-12-07 23:02:56)

+1

5

Наступившая пятница обещала быть страшной.  Старший братец мало того, что хочет ворошить прошлое так ещё и в пятницу 13-го. Точно всё закончится провалом или грандиозным скандалом. Ехать суеверной Роксолане не очень-то  хотелось после всех конфликтов и споров, но собравшись  с силами и мыслями Роксолана решила ,что отсутствие на этом мероприятии тоже ни чем хорошим однозначно не закончится. На счёт наряда она не заморачивалась. "Какая разница? Всё-таки не на показ мод еду!"- заплетая свои длинные волосы в косу, тихо произнесла она,  покрутившись ещё «пару минут» возле зеркала как полагается каждой девушке. Путь был не сильно долгим и не сильно приятным потому, что девушка то ли боялась, то ли попросту не хотела этой встречи. "А может провести этот вечер как люди, а не вечно ссорящиеся звери? Побыть такой, какой хочется, а не такой как меня хотят видеть старшие сёстры и братья? Хотя какой пример я при подам младшим? Эх... Не думала я ,что обычная встреча с родственничками доведёт меня до столь печального состояния!"- бедная македонка сама терзала себя этими вопросами. Она с самого юношества боролась за справедливость и независимость, добившись своей цели в совсем юном возрасте ей было очень тяжело." Ну Гордан конечно всегда меня поучал по поводу и без, но всё же были советы , которые мне действительно помогали в определённых ситуациях..."- печально произнесла Роксалана смотря на стекло за которым не было ничего видно из-за не прекращающегося ливня.
Подъехав к Народной скупщине, Македония вышла из машины любезно согласившегося молодого человека подвезти её к этому прекрасному зданию. Мило улыбнувшись рыжеволосому парню провожая его машину взглядом, стоящая уже возле дверей  девушка выдохнула и открыла двери.
Увидевши, что она не первая и не последняя Роксолана подошла к родным.
- Добрый день, мои дорогие! Как же мы с вами давно не виделись! А не выпить ли нам по рюмочке сливовицы? Как вы считаете? - увидев печальные глаза Давора, который видимо давно, хотел выпить решила предложить Роксолана. "А что? Оценивши глазом то, как сидит Босния сразу было видно, что он настроен на дебош. А я чем хуже?"- подумала девушка, передавая пакет Давору, в котором находилась бутылка этого прекрасного напитка...

Отредактировано FYR of Macedonia (2011-12-23 01:04:51)

+1

6

У всех такие посты лаконичные, а у меня он такой огромный... Простите за объем.
- Тамо, далеко, где не видать горя,
   Там, где осталась семья моя, там Югославия...
   Там, где осталась семья моя, там Югославия...
   Там, где осталась семья моя, там Югославия...
   Югославия...

Обычно в коридорах слышны шаги, разговоры, крики, молчание. А сейчас здесь, в одном из коридоров скупщины ничего этого не было, кто-то просто напевал известную мелодию с неизвестными словами, а если быть точным, то такой текст для известной всем сербам песни появился на свет этим утром, когда этот «кто-то» вновь закурил. Представляете, не курить целых десять лет, а теперь взять и закурить? Наверняка вы уже можете  представить всю сложность этой ситуации, но давайте все же я луче расскажу вам обо всем по порядку? Начнем с того, что этот «кто-то» вовсе не «кто-то», а вполне себе определенный человек, да даже и не человек, а страна. Да-да, вполне себе конкретная страна, которая гордо зовет себя «Република Србија», а иностранцы завистливо говорят просто «Сербия», в общем, прошу любить и жаловать. Но сейчас, увы, было не до шуток. Сербия, который последний раз курил в 1999 на фоне пылающий зданий, который не закурил даже во время истерик Косово сейчас стоял и курил, кажется, курил он уже то ли четвертую, то ли пятую сигарету. Старался успокоиться. Не получалось. Совсем не получалось. А все волнения, переживания, коридоры, моросящий дождь за окном и сигареты начались с того, что Сербия по глупости (а в том, что все это он сделал либо пьяным, либо сдуру Сербия сейчас не сомневался) пригласил всю свою, с позволения сказать, семью на, с позволения сказать, встречу (ведь это же очевидно, что из всего официального на этой встрече были лишь Народная скупщина да красивый кожаный чемоданчик Сербии, который он просто не мог не продемонстрировать перед своими родственничками, но сейчас, как вы уже смогли понять, Сербии было не до чемоданчика). Так вот, значится, пригласил их Сербия к себе домой, в Белград, в Белый Город. А ведь пригласил он их не просто так. Просто так бы он никогда не решился их всех пригласить, но сейчас он обладал какой-никакой, а все же и поддержкой, пусть и от ненавистных Соединенных Штатов, зато они могли гарантировать то, что Сербия теперь становится обыкновенной страной, все, больше никаких конфликтов по поводу Косово, никаких... Да, сложное было это решение – дать Косово жить свободно и независимо. Ну, а вдруг игра все же стоит свеч? Вдруг у южных славян опять получится объединиться? Вдруг... Всего лишь вдруг. Вот именно это «вдруг» и было первой причиной, по которой Сербия сейчас выкуривал уже шестую сигарету. Именно первой, были и другие. И все они были связаны с личной неприязнью Сербии практически к каждому родственнику. Да, сначала, когда Сербия телеграфировал в Загреб, Сараево, Любляну, Скопье и Подгорицу, все казалось таким хорошим, таким воодушевляющим, отношения чудились прекрасными и крепкими, улыбки - добрыми и учтивыми, неприятности - забытыми, а проблемы - несуществующими.  А вот сейчас... А сейчас все кажется сложным, глупым, тяжелым, отношения – натянутыми и отдаленными, улыбки – лицемерными и лживыми, неприятности – явными и тлеющими, а проблему – огромными. В общем, сейчас было проще застрелиться, чем идти в зал заседаний к братьям и сестрам, которые уже должны были начать прибывать на место встречи. А все из-за того, что Сербия никак не мог забыть и простить: Хорватии – лагерь смерти Ясеновац, это ужасное место, где царили лишь отчаянье, нежелание жить да серость и восхваление всего австрийского, Боснии – то, что Босния не остался с ним до конца, а тоже вдруг заявил о том, что он, видите ли, свободная страна, Македонии – тоже самое, что и Боснии, а еще вечные встречи с Албанией, Словении – вечное безучастие и то, что словенец легко поддается контролю, Черногории – уход в самый последний момент по видом демократического решения черногорского народа. Это все можно было бы давно забыть и не вспоминать, но Сербия не мог и не хотел. Он просто из вредности помнил все ужасы своей истории и он просто из вредности упоминал и ставил в укор своим родственничкам все свои мучения. Вот так вот из вредности могла разрушиться его мечта. А он этого даже не понимал. Кстати, сейчас самое время, чтобы рассказать об этой самой мечте, а то все ходим вокруг да около. Мечта простая, понятная, но для ее исполнения нужны титанические усилия и хорошо повешенный язык и мечта эта – объединение или же создание Новой Югославии. Странная мечта, учитывая все то, о чем помнит Сербия, очень странная. И именно из-за того, что эта мечта сейчас, без розовых очков, кажется Сербии идиотической, а решения не отменить, из-за того, что он уперся и не хочет мириться со своими братьями и сестрами. Сейчас Сербия уже докуривал девятую сигарету и все также думал обо всем этом, а еще он думал о том, какой же он идиот.  А впрочем, после такой порции успокаивающего курения Сербия и вправду начал приходить в чувства. Пришел в чувства и опять ужаснулся, ну, может, и не ужаснулся, но уж точно не обрадовался. Во-первых, от хоть какой-то трезвости мыслей их наименее приятная часть не испарилась, а во-вторых, Сербия сейчас без всяческих зазрений совести опаздывал, опаздывал на важную встречу и даже, может, заставлял волноваться свою семью. Хотя, мысли про волнения своих ненаглядных родственников Сербия отбросил сразу же, уж больно хорошо он их знает. Уж больно хорошо... И сейчас серб понял, что именно из-за того, что он прекрасно знает всех своих братьев и сестер он сможет попытать счастья в исполнении своей мечты, ведь главное – это знать человека (даже если этот человек – страна), а остальное ведь приложится! И сейчас Сербия, воодушевленный этой идеей, быстро бросил уже начатую пачку сигарет в свой кожаный чемоданчик, а сигарету – в урну. При этом Сербия даже и не заметил, что его деловой чемоданчик пуст, никаких бумаг, скучных график, даже диаграмм и тех не было, только та самая пачка сигарет, да и она появилась там относительно недавно. Ох уж это рассеянность! Ну и ладно, черт с ними, с диаграммами, сейчас Сербия почувствовал прилив сил, такой неожиданный прилив сил! И Сербия размашистым шагом направился к залу заседаний, благо, идти нужно было не так уж и далеко. И это тоже было хорошо. Да, он опаздывал, но сейчас он возьмет и исправит ситуацию своим появлением. Серб, миновав часть коридора, лестничный пролет и широкий холл, стоял сейчас перед дверьми главного зала Народной скупщины – зала заседаний. И вдруг что-то его остановило, он отстранил руку от дверной ручки. И хотя из зала заседаний уже доносились знакомые голоса, Сербия не спешил нарушать эту своеобразную семейную идиллию своим появлением. Да и он хотел еще немного подумать, слишком уж много времени съели его глобальные и, в общем-то, не очень уж и хорошие мысли, но сейчас он не собирался ворошить в своей памяти события прошлого, нет. Он просто хотел собраться и войти, как ни в чем не бывало. Он уже представлял театрально распахнутую дверь, слова приветствия, едкие замечания и чисто сербский, непонятный для них всех, кроме Боснии и Черногории, язык. А потом он понял, что все-таки в закоулках его мозга осталась звериная ненависть ко всем тем странам. Не-на-висть.
- Проклетство! Jебена албанка! Пичка матер! Коjи курац?! – сейчас последовали тихие сербские ругательства, скорее всего, их услышал лишь сам Сербия. Да, серб выругался, зато теперь он чувствовал себя полностью расслабленным, напряжение вышло вместе со словами. А после Сербия усмехнулся, Сербия повернул дверную ручку, Сербия открыл дверь, Сербия заставил молчание воцариться в зале, Сербия молодец. Молодец вздохнул и начал:
- Добар дан, Роксолана, Бранислава, Нико, Давор! Рад вас видеть, - и если первую фразу приветствия Сербия произнес четко, громко и весело, то последнюю он буквально пробормотал себе под нос, - А где Черногория? Неужели не приехал? – Проклетство! – Ох, ну и ладно! А вы, как я погляжу, все пьете-пьете, - Сербия неодобрительно покачал головой, - А впрочем, все мы такие и даже я, так что, уж и мне налейте рюмку! – Сербия взмахнул рукой и как бы нечаянно отпустил кожаный кейс на один из стульев. Сам же Сербия не поленился и подошел к Словении, достал наушники из его ушей и с благодушной улыбкой произнес:
- Нико, а тебе мое отдельное приветствие! Добар дан! – Сербия не сдержался и радостно прокричал все это в ухо словенцу, не скрывая самодовольной улыбки. После чего Сербия наконец-то нашел себе уютное местечко и тоже присел.
- Так вы мне будете рассказывать как у вас дела или как? Давайте-давайте, рассказывайте, чай, не каждую неделю семьей собираемся! – Сербия сказал это, сидя на своем стуле полубоком и пристально глядя на Боснию. Нет, поведение Боснии Сербию пока что даже и не бесило, даже веселило. Но здесь определяющее слова – это «пока что». В итоге у Сербии, наверное, получилось все это сказать обыденно, весело, беззаботно и при этом ему удалось даже и не коснуться темы воссоединения, такой болезненной темы. Но в любом случае ее нужно будет затронуть и как бы Сербия не боялся реакции югославов на такое предложение, он его сделает не смотря ни на что. И Сербия надеялся, что после встречи ему не придется докуривать ту самую пачку сигарет из кейса.
- Ну, что же, пора начинать игру!

+3

7

Ну конечно, виновник торжества (хотя какого, к курацу, торжества?!) не явится сразу. "Не царско-сербское это дело, очевидно", - зло подумал Давор, а вот остальные, к счастью, не заставили себя ждать и вели себя, прямо скажем, на удивление мирно. Даже, страшно сказать, по-родственному, - Боснию аж передёрнуло, вот уж чего не надо себе позволять, так это взаимных объятий и ностальгических воспоминаний. Для начала нужно понять, что задумал тот, который сейчас шляется непонятно где.
А до тех пор можно и выпить!

Он махнул Словении, который тут же погрузился в мир музыки, как будто отстраняясь от данного мероприятия.
"Ну а чего ты ожидал, Давор? Он всегда был непохож на других представителей сумасшедшей балканской семейки. Австрийское воспитание, что ли, сказалось на нём сильнее?" - Босния отвёл взгляд от словенца и кивнул Хорватии, которая вежливо поинтересовалась, как у него дела.
- Лучше всех, Бранислава! - фыркнул он. - Но будет ещё лучше, когда я узнаю, с чего бы вдруг наш милый старший брат вспомнил о существовании младших. Прямо горю желанием задать ему это вопрос и получить конкретный ответ, - Караджич сполз со спинки стула и уселся на него практически нормально, подогнув под себя ногу.

Вот Роксолана - та сразу поступила правильно, протянув ему бутылку сливовицы. В глазах боснийца промелькнуло одобрение. Чёрт подери, в конце концов, наверное, он не так уж и ненавидит свою семейку. "Почти всю", - тут же исправил он сам себя, потому что излишнюю слабость с добротой проявлять сейчас никак нельзя: не те времена. Да и как известно, хорошими делами вообще прославиться нельзя.

Рюмок в этом зале, конечно, не было, зато были стаканы с водой. Давор, недолго думая, вылил воду из своего стакана в первый попавшийся горшок с цветком. "Пусть серб скажет спасибо, что не на пол" - и до половины наполнил его сливовицей.
- Сказал бы тост, - сообщил он. - Но пока не придёт тот, кто решил, раздери его Тито, собрать нас всех, не могу понять, за упокой пить или за здравие. Поэтому просто выпью.

Сербия вошёл, когда на дне стакана оставался маленький глоток. Босния, прищурившись, глянул на Гордана и проводил того взглядом, пока серб не присел, не спросил, как дела, и не попросил и себе рюмку.
Впрочем, Давор и дальше не спускал с него глаз: Сербия, когда хотел, мог отлично владеть собой, и его затею, а в том, что тут что-то затевается, Караджич не сомневался, можно было понять разве что так: по глазам, по жестам, по тону голоса. Но есть и вторая задача: не дать понять Зоричу, что он следит за ним, как охотник в диком лесу. А поэтому лучше ответить ему как ни в чём не бывало.
- Сараево на месте, дела были неплохо, пока некий серб не оторвал меня от них и не позвал в свой Белый Городишко, - откинулся на стуле Давор. - А для сливовицы ты, брат, не предусмотрел рюмок, и это непростительно!
"Раз топор войны у нас давно зарыт, можно же хоть битву сарказма устроить?"

+3

8

Отыгрываемая страна: Словения;
Имя: Нико Надич (М);
Возраст: 25 лет;

Очередной трек подходил к концу, и надрывный голос певицы уступал место электронной музыке. Такой интересной, такой необычной, такой странной и такой современной. Она нравилась Нико, но была абсолютно чуждой Словении. В минуты покоя Надич слышал, как в его голове играли совсем другие мелодии. Простые и незатейлевые, но такие родные и близкие сердцу. Мелодии, что шли через века и впитали в себя скорбь и печаль, грусть и обиду, радость и счастье. Они были с народом в тёмные годы и годы побед. И эти мелодии не могли исчезнуть, ведь они стали частью Словении. Частью культуры этого народа: не державного, но, по-своему, великого.
Постепенно в зале становилось оживлённее.
- Спасибо, хорошо. Не отлично, но всё же совсем не плохо. Рад видеть вас всех, друзья мои, но от сливовицы я предпочту пока что отказаться. Уж извините, - со скромной очаровательной улыбкой Словения пожал плечами, вновь уносясь в мир современной попсы. Уж кто-кто, а Сербия умел выводить Надича из музыкального транса. Он вытащил "бананы" из ушей и радостно проорал своему брату на ухо: - Нико, а тебе мое отдельное приветствие! Добар дан! Словения вытаращил глаза и даже пошатнулся в противоположную сторону, готовый, подобно "Титанику", завалиться на бок от десятков децибел и потонуть в пучинах кресел. Рот безмолвно искривился.
- Пр...привет, Горррдан. Получилось глуповато, словно Нико решил переквалифицироваться в заику. Сербская энергия понеслась далее, а Надич, тем временем, бережно свернул провода и положил плеер в карман. Кажется, все в сборе. Музыка подождёт, в конце концов, не каждый же день встречалась вся славная югославская семья.
Найдя себе наиболее подходящее местечко, Зорич начал вещать, словно сарафанное радио. Как показалось Словении, тот тараторил: очевидно, музыка пагубно сказывалась на его чувстве умеренного. - Так вы мне будете рассказывать как у вас дела или как? Давайте-давайте, рассказывайте, чай, не каждую неделю семьей собираемся! Пожалуй, их мысли совпали. В горле пересохло и запершило. Выпив на треть свой стакан с водой, Нико, слушая выступления участников конкурса остроумия в лице Боснии и Сербии, стал рассматривать грани чистого стекла. Вмешиваться в спор двух братьев не было ни сил, ни мало-мальского желания. Наверное, прав он, Давор: всё-таки Словения отличался от всех остальных югославов.

Отредактировано %username% (2012-01-28 13:36:11)

+3

9

Хорватка, сидевшая рядом с Боснией и Словенией, наблюдала за братьями. Время текло очень медленно, как казалось Браниславе, за те несчастные несколько минут, пока её братья «мило общались», прошла целая вечность. Огромное количество мыслей пронеслось в голове девушки. Похожее чувство она часто испытывала ночью, когда не могла уснуть. « Разные мысли лезут в голову. Одна незначительная деталь приводит к новой мысли, и так эта длинная цепочка уходит своими корнями в сон, и никогда не узнаешь, какой была твоя последняя мысль.»- Хорватия, находившаяся под влиянием энного количества рюмок выпитой сливовицы, слышала реплики братьев только отрывками и уже даже не знала, о чем именно они говорят. «Да, а я думала, что встреча с семьёй пройдёт как-то иначе»- шёпотом произнесла девушка. 
-Извините…-,Бранислава встала и пересела подальше, чтобы не мешать братьям разговаривать, к  тому же у хорватки стала кружиться голова и она задумалась о том, что не плохо бы было выйти на  улицу и подышать свежим воздухом. «Мда, можно было и не приезжать! Только деньги на новое платье и туфли зря потратила, хотя на эти туфли не жалко!»,посмотрев на новенькие замшевые туфли на высоком каблуке, она взяла стакан наполненный сливовицей и маленькими глотками стала его опустошать.  Размышления Хорватии на высокие философские темы (это было неудивительно для неё, девушка любила «поумничать», когда выпьет, и Хвала Господу, что сегодня это были только размышления, которых она не озвучивала ) сменились банальными рассуждениями о внешнем виде.
Заскучавшая девушка начала потихоньку рассматривать одежду братьев. Это были строгие костюмы Словении и Сербии и также строгая рубашка Боснии, неплохо сочетавшаяся с джинсами. Хорватия не спеша перевела свой взгляд на сестру и оценила её прикид тоже. Он показался ей изысканным, но немного старомодным. Обычно хорватка не придавала такого значения одежде, но, видимо, вариант «рассматривание одежды оценивающим взглядом» был самым интересным занятием из всех, что пришли ей в голову. Через некоторое время, Бранислава снова уставилась на беседующих братьев. « Всё-таки они милые» - девушка  улыбнулась. Теперь рассуждения о внешнем виде и философствования должны были покинуть девушку, но вслед за ними приходит обычно следующая стадия – так называемая «Вселенская любовь». Объясняя в двух словах, это что-то вроде «Ребята, как же я Вас всех люблю…»и прочие фразы о том, как все для тебя дороги и «как же печально то, что все мы так редко собираемся все вместе, нашей семьей». Опять таки, удивительно, что всё это происходило только в мыслях девушки, видимо Хорватия сегодня решила контролировать себя и не давать волю эмоциям.  Хотя… Ещё не вечер, так что, кто знает, удастся ли…
Хорватка поставила свой стакан поближе к Боснии чтобы тот налил ей ещё сливовицы. Оглядевшись она подумала о том, что в зале было как-то пустовато и кого-то не хватало. Да, действительно, в зале всё ещё не хватало самого младшего члена Югославской семьи - Черногории…
Повернувшись к братьям, Бранислава увидела свой стакан, уже наполненный до верха сливовицей. Она взяла его и подумала «Хватит сидеть в одиночестве, пойду-ка с сестрой пообщаюсь » и сделав глоток, направилась к Роксолане, которая, как оказалось девушке, тоже сидела и не знала, чем себя занять.

0

10

Приветствие  , плавно переросшее в битву сарказма , пока не предвещало беды. «Может мне чего с умничать, или не надо?», -возник вопрос  у  уже не совсем трезвой девушки. Тяжело вздохнув   Роксолана, опрокинула ещё пол стаканчика сливовицы. «А может если  Гордан  предложит нам снова соединиться согласиться? Хотя нельзя, тогда я, получается, буду против остальных? Или нет?» , - окончательно запутавшаяся девушка уже не о чём не думала, просто смотрела в одну точку. Она вроде и слышала голоса родственничков, но уже давно не улавливала сути .  Не обращавшие на неё внимания старшие перекидывались язвительными фразами, как бы не задевая старых обид.
Черногория всё не являлся. « Печально, что он не пришёл…Я по нему тоже соскучилась! А вдруг с ним что-то случилось? И вообще, чего это я не пью?»,- потянулась за стаканом, который  был уже наполнен сливовицей благодарю братцу . Опрокинувши ещё стакан ,Роксолана стала икать. Резко повернув голову в сторону, где всё ещё разговаривали братья и  сестра. « И бу-бу и бу-бу …о чём хорошем бы поговорили. Например, обо мне, ну или где  младшенький - Черногория.»,-с обидой подумала девушка, на которую не  обращали никакого внимания. Она поставила стакан и поправила растрёпавшиеся волосы, заплетённые в косу, но потом передумала и распустила их вовсе. Роксолана ,наконец оставивши в покое свои волосы увидела надвигающуюся к ней сестру .Та тоже была не совсем трезва . «Да…не поговорили по-хорошему, так наклюкались»-, пронеслось в голове македонки. Сестра села рядом и явно пыталась что-то спросить, но не знала с чего начать. Так как у них никогда раньше и уж теперь тем более, после оглашения независимости обеих стран не было общих тем для разговоров.
-Дорогие мои, а где Черногория? Не случилось ли с ним какой-нибудь неприятности? ,- икая через  каждое слово произнесла Македония. Она попыталась встать, чтобы пройтись. Посмотрев наверх бедная юная девушка, которая совершенно не знала меры в приёме алкоголя, так как не приходилось никогда ранее потреблять что-то крепче шампанского, а как было известно сливовица довольно таки крепкий напиток, начала падать, видимо у неё  закружилась голова. Благо она не успела отойти от стула и приземлилась именно на него. Это естественно привлекло внимание окружающих, ибо никогда до сих пор ничего подобного не приключалось в их и без того весёлой семейке. Все столпились возле Македонии и не могли понять ,что с ней и как ей помочь.

Отредактировано FYR of Macedonia (2012-02-02 23:07:25)

0

11

Вроде бы свой среди вроде бы чужих своих. И если первое «вроде бы» серб благодушно опускал, дабы не мозолило глаза, то за второе – отчаянно цеплялся.
«Нет, ну, не чужие же люди, в конце-то концов!» - Так и есть, но эти мыслишки отнюдь не успокаивают. Еще сильнее удручают родственные связи с этими... да, просто с этими. А может, удручает только то, что при таких-то родственных узах такое отношение друг к другу. В общем, серб еще не до конца разобрался в своих чувствах, да и времени ему никто особо на это не давал. Все ждали. Всем было чересчур интересно. Все впивались в серба голодными взглядами (по крайней мере, Сербии хотелось так думать – ведь если ты жертва, то и отбиваться проще, ты за собой никакой вину не чувствуешь). А еще Зорича сейчас бесило его собственное бессилие. Нет, на подколку он всегда может ответить подколкой, ведь так всегда было, но вот посмотреть по-волчьи в ответ он права не имел. Ведь все его планы сейчас зависят только от него самого, он уже давно опутан паутиной интриг, которая отчасти поддерживает его на ногах. Но вот одно лишь необдуманное движение – и все, конец, паутина разорвалась, и опять приходиться все делать заново. А серб ненавидел что-то делать заново даже больше, чем свое бессилие. Из двух зол нужно выбрать меньшое, лучше потерпеть, чем разрушить все старания в пух и прах. Вот Гордан и терпел. Но терпел он с сарказмом и язвинкой, впрочем, как обычно. Все шло своим чередом и это не могло не радовать. 
«Хвала ти, Господе! Хоть что-то не раздражает!»
- Сараево на месте, дела были неплохо, пока некий серб не оторвал меня от них и не позвал в свой Белый Городишко, - этот мерзавец – пичка матер! – еще и на стуле откинулся. – А для сливовицы ты, брат, не предусмотрел рюмок, это не простительно! – Такие привычные слова от любимого (а может быть и «любимого» брата). Вот что-что, но это никогда не задевало, наверно выработался иммунитет. М сейчас серб, даже немного расслабившись от такой атмосферы, ответит бошняку в такой же манере:
- Какая жалость, его, случаем, еще не объявили «ничейной территорией» и не загнали туда толпы миротворец, брэ? Тебе нужно развеяться, не всю же жизнь выбирать между христианами да иноверцами, - не отставая от Давора, Гордан небрежно положил ногу на ногу, как-то уж совсем не по-деловому. – Ну, брэ, Сербия же – это Европа, а не какая-то варварская держава. Уж кто-кто, а ты, Давор, должен знать европейские нравы да традиции, особенно миротворческого толка, - на этом моменте серб сверкнул глазами, вот уж не мог он не попрекнуть Боснию его же боснийской политикой, которая не так уж и давно стала достоянием общественности.
А пока мы не перешли к прочим югославским чертям, нужно отметить, что серб воспринимал все на удивление серьезно, даже очень – что ни скажи, примет близко к сердцу, если таковое имелось с рождения да не отсохло со временем. Хотя, кто его, Зорича, знает?.. А вдруг он просто не любил когда смеялись над ним? Его некая надменность это упорно подтверждает. Но факт остается фактом – запал серба притух, но не пропал. И в поле зрения хмурых глаз Сербии попал Словения – тот парень, на котором можно отыграться в полную силу за нервотрепку с бошняком.
- Нико, драге мой, неужто тебе-то и нечего рассказать? Все же ты значимая персона в Европске униjе! Так что от увлекательного рассказа про свою жизнь тебе не отвертеться! – Сербия не смог сдержать ироничной улыбки, просто не умел он этого делать – сдерживать хоть в чем-то, если уж он завелся, то не успокоится. И если с Боснией серб боялся преодолевать грань его терпения, то со Словенией – нет, возможно, у Нико даже и не существовало никакой грани. А если начистоту, то Зорич попросту завидовал словенцу. Ведь этого самого словенца, такого вот серого, пресного... никакого, в общем, взяли в такой желанный для Сербии Европейский союз, а такого хорошего серба – увы, нет. Все, хватит с этого словенца, пора бы перейти к Хорватии, несомненно, более значимой стране на этой встрече.
А Хорватия... А Хорватия никакой активности не проявляла. Ну, что же, хотите молчать, значит, будете молчать. Ну, хвала Господу, что хоть Босния еще не лишился своей дерзости.
- Извините...
- Не так уж и страшно, как ты бы могла подумать! Ах, да, Бранислава, драге моя, как же ты поживаешь? Да и не поверю я, что ничего важного у тебя не случилось! – Сербия скрипнул зубами – сдерживать себя получалось все хуже и хуже. - Все ведь вы тут собрались не просто так и всем вам интересна причина, так завяжите же разговор! Самому мне вещать как-то несподручно, знаете ли. Так вот, почему бы вам, братья-сестры, все же не начать? Как по мне, так это вам не Ясеновац, а всего-то семейные посиделки, можете расслабиться. - Которые порою бывают и похуже все извращений усташей. – Зорич вновь сверкнул глазами, продолжил ломать комедию, деланно благодушно улыбнулся, как говорится, «во все 32», схватил стакан с водой и тут же вылил его содержимое куда подальше:
- Сливовицы мне, получается, можно и не ждать? Ну, что же, как пожелаете, - серб схватил в руки бутылку такого знакомого напитка, немного приподнявшись со стула. А спустя несколько минут он делал первый глоток. А алкоголь уж сделает свое дело, и несомненно развяжет сербу язык, ведь, как мы знаем, меры Сербия не знал.
- И да, кто-нибудь мне все же объяснит где Черногория и что с ним, пичка матер, произошло?! – последняя фраза сопровождалась ударом кулака о полированное дерево, не обращая никакого внимания на состояние Македонии. – Святой Савва, поймите меня, драге мои, это не так уж и маловажно! Черногория необходим на встрече, организованной ради объединения Югославии! – Пусть все они думают, что я оговорился, пусть... Как раз будет видна их реакция на это. Прекрасно!  Лучше и не придумаешь! – Вот теперь и Гордан мог позволить себе фривольно откинуться на стуле как это до него сделал Караджич, ведь серб выговорился, даже чуток успокоился. А действительно, зачем же волноваться, если дела идут как по маслу?

+1

12

И всё же не зря Босния ждал начала српского радиовещания. Хотя какое радио? Тут наличествовал не только голос, тут весь серб сидел и разглагольствовал. И если поначалу Давор слушал Гордана деланно вальяжно и расслабленно, то после упоминания о религии и миротворческом вопросе, Караджич перестал ломать стул и сел прямо, даже слишком прямо, - и замер, только не как безжизненная статуя, а как охотничья собака, почуяв дичь.

Можно было устроить скандал прямо сейчас, эдакую локальную семейную разборку в красивых декорациях (в самом деле, не вечно же воевать на пыльных дорогах Балкан?!), но босниец лишь зло сощурил глаза, отчётливо скрипнул зубами и налил себе ещё. Хорватия, Македония, Словения, отсутствующий Черногория, о котором так беспокоились, - все они сейчас отошли на второй план, как будто мир в очередной раз сузился лишь до них двоих: Сербии и Боснии.

Не вклиниться в монолог Зорича он не мог, когда тот подал отличный повод, в очередной раз упомянув черногорца.
- Да нахрена ему тут быть? - усмехнулся Караджич. - Несчастный сбежал от тебя не так давно, небось, сидит в Подгорице, поёт весёлые пьяные песни и радуется жизни.
Камень в огород серба, конечно, упал, но следующая фраза старшенького заставила Давора забыть об их милом обмене саркастическими замечаниями.
- Черногория необходим на встрече, организованной ради объединения Югославии!

Босния отреагировал мгновенно. Он вскочил, с грохотом отодвинув стул, - усидеть на месте было невозможно - и приблизился к Гордану.
- Вот оно что! - протянул Караджич и расхохотался. - Твою мать, этого следовало ожидать, ты раньше не был таким предсказуемым, Сербия. Стареешь? - он покачал головой и, не переставая смеяться, отошёл подальше на несколько шагов - чтобы иметь возможность обозревать всю семью.

- Пусть выскажутся, - а вот сейчас смех пропал, голос боснийца звучал глухо и жёстко. - А я после них. Не знаю, что решат они, Зорич, но после твоих слов о моих религиозных метаниях и миротворцах, тебе нужно хорошенько подумать, что ты можешь мне предложить этим, пичка матер, объединением, - он скривился. - Только, иншаллах, не говори "братскую любовь"!

+2

13

Отыгрываемая страна: Словения;
Имя: Нико Надич (М);
Возраст: 25 лет;

-Дорогие мои, а где Черногория? Не случилось ли с ним какой-нибудь неприятности?
"Навряд ли, наверное, просто опаздывает. Но лучше бы всё же скинул SMS или позвонил и не заставлял Роксолану волноваться". Нико поднял взгляд и молча посмотрел на своих сестёр, мысленно удивляясь, как они, хрупкие девушки, способны выпить стакан или два прекрасной сливовицы и оставаться не только в ясном уме, но и быть способными обсуждать весьма щепетильные политические вопросы.
Македония попыталась встать - и тут же вновь неуклюже приземлилась на кресло. Надич обеспокоенно посмотрел на сестру, а поскольку он сидел не так уж и далеко от неё, то заботливо поинтересовался:
- Роксолана, тебе плохо? Могу ли я чем-нибудь помочь? С неизменным стаканом сливовицы в руках к Македонии подошла хорватка, которая, по всей видимости, была более устойчивой к национальному южнославянскому напитку.
- Драге мой, неужто тебе-то и нечего рассказать? Нико чуть вздрогнул - действительно, прервав перепалку с Боснией, Гордан мгновенно переключился на словенца -  и вопросительно посмотрел на Сербию, правда, явственно ощущая себя эдаким козлом отпущения во всей красе. Зорич иронично улыбался и отчаянно хмурился: несомненно, Давор успешно выполнял план по доведению своего брата до белого каления. Словения повернулся лицом к сербу и спокойно, словно ничего и не случилось, ответил:
- Что именно ты хочешь знать, Гордан? У меня всё хорошо. Потихоньку развиваюсь, преодолеваю последствия экономического спада девятого года, пытаюсь бороться с безработицей. В еврозоне сейчас неспокойно, к моему великому сожалению, а ты ведь знаешь, в моей стране эту валюту.
Словения, по всей видимости, обладал прекрасный свойством - не заострять внимания на попытках каким-либо образом задеть его или оскорбить. Жить так было намного проще.
- И да, кто-нибудь мне все же объяснит где Черногория и что с ним, пичка матер, произошло?!
- Может быть, стоит для начала позвонить ему?... Однако никто не обратил внимания на слова Нико, которые незаметно прозвучали и так же незаметно затерялись в громких речах разгорячённого алкоголем Сербии.
- Черногория необходим на встрече, организованной ради объединения Югославии! Наконец прозвучала главная цель сегодняшней встречи. "Возрождение Югославии?" Словения изобразил на лице удивление, не понимая, для чего им возвращаться к прошлому и бередить старые раны, когда каждый из них сумел стать вполне самостоятельным и даже успешным государством. Бурная реакция боснийца не могла не привлечь к себе внимания, и он смело взял бразды "правления" в свои руки. - Пусть выскажутся. Выслушав брата до конца, Нико поднялся со своего места и ни на грош не изменившимся тоном обратился к Сербии:
- Гордан, я полностью согласен с Давором. Сплочённая семья - это, несомненно, прекрасно, но какие перспективы и преимущества мы будем иметь в новой Югославии? Откуда нам знать, что это не приведёт нас к новому упадку? Что касается меня, то я вполне комфортно чувствую себя в Европейском Союзе и не хотел бы возвращаться к давно закрытой книге.

+1


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Югославия, Югославия, как цветок в алом всплеске пожарища...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC