Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Квесты в порядке бреда » It's our town, everybody scream In this town of Halloween!


It's our town, everybody scream In this town of Halloween!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место: ТОТ САМЫЙ загородный дом Англии, с ТЕМ САМЫМ бассейном, ТЕМ САМЫМ задним двором и ТЕМ САМЫМ озером.
Время и Погодные условия: 31 октября 2012 года, температура от +10 до +5. Пока на небе ни одной тучки, но скоро ВНЕЗАПНО начнется ливень и гроза.
Главные действующие лица: мы все равны, главных нет. Лол.
Второстепенные персонажи: собственно, все.
Нежелательные страны: полностью адекватные.
Зачин: бровастый "был таким невыносимым цундере" (с)АРН, что количество его друзей стремительно уменьшалось. Чтобы наконец завести собственную веселую компанию, Англия пригласил всех, кого знал, на костюмированную вечеринку в честь Хэллоуина, предварительно заготовив зелье и добавив его в выпивку. По задумке зелье должно было сделать Артура душой компании и обеспечить всеобщее обожание, но об успехах англичанина в готовке известно всем... Страны подняли бокалы, закричали "Хурей!" и сделали глоток... Теперь каждого из них ждет мучительное превращение в какую-нибудь нечисть или злобного маньяка, при чем это напрямую зависит от костюма, в котором пришел гость. Превращаемся, хулиганим, убиваем!


Обоснуй? Цели? Очередность постов? Итог?
http://s017.radikal.ru/i407/1110/b6/8a5dc19ab33e.jpg

+3

2

Бокал с пенистым напитком опрокинут. "А?" Артур как-то удивлённо вскинул брови и недоуменно глянул на выпивку, проведя языком по кончикам зубов. "Вкус же должен быть другим, разве нет?" Он несколько нахмурился, пытаясь оправдать свою находку. Вообще, ничего выходящего за грани разумного, но отчего-то алкоголь вдруг стал слаще обычного. Намного слаще. "Погоди-ка погоди, зелье же должно быть абсолютно безвкусным! И оно было таковым! Что за фигня?!" А фигня была в нём самом. Пару веков назад записал рецепт ТАКИМ почерком, что сейчас просто-навсего не разобрал собственные каракули и перепутал пару ингредиентов. Результат? Долго он себя ждать не заставил.

Негодование однако ж мигом улетучилось, когда Кёркленд напоролся на морщившуюся морду Франциска. Британец сощурился, вперив в того презрительный взгляд зелёных глаз. "Аррр, чёртов виносос! Всё ему не так, гурман хренов." Между тем зрачки англичанина постепенно стали сужаться, и через какое-то время на Бонфуа уже глядели далеко не человеческие глаза. Змеиные, дьявольские, как угодно. Фыркнув, Артур всё же не сдержался и ехидно протянул, улыбаясь: - Чтооо... Нравится? "Только этого не хватало для полного счастья... Неужели зубы заболели? Как вовремя.... О, да." Юноша прерывисто вздохнул - и зашипел... Широко раскрыв глаза, он ошарашенно прикрыл рот ладонью и сквозь кожу нащупал клыки. Длинные, острые и явно лишние. Британец занервничал. Начал глухо цедить сквозь сомкнутые челюсти, не понимая, что с ним творится. - Что за шшшуточки?... На несколько секунд убрал ладонь от лица, и тут же изо рта разок-другой высунулся и вновь исчез тонкий раздвоенный язычок, правда, Англия этого вовсе не заметил. И вновь для пущей достоверности Артур пощупал свои новоиспечённые зубки, отчего руки только дрогнули. - Ндааа....

Наконец в голову пришла поистине гениальная мысль, объясняющая вот эту сказочную хрень, творившуюся с ним, с самой что ни на есть рациональной точки зрения. Во всех смыслах. Улыбнувшись и блеснув всеми своими острыми зубищами, Кёркленд иронично прошипел и прищёлкнул пальцами: - Белочка, как я жжждал тебя. Он с насмешливым видом поднял свой бокал со столика. - А ведь сссегодня и капли в рот не брал. Нет, не заикался, вы не подумайте, а всего лишь многие слова стал просто навсего шипеть. И при этом изо рта всё так же быстро и незаметно для самого обладателя высовывался змеиный язычок. Поболтал алкоголь в посудине и, к тому времени твёрдо убедившись, что у него белая горячка в самом расцвете, сделал ещё пару глотков. Гулять так гулять! Изогнув брови, Артур, ухмыляясь, посмотрел на своего континентального соседа и задал издевательский вопрос: - Что-то не так? Растянув губы в довольной улыбочке с выглядывавшими клыками, хозяин вечеринки поправил стоячий воротник своего хэллоинского костюма вампира и провёл ладонью по волосам. Всё в порядке. Всё объяснимо. Ничего странного. Защекотало шею. Почесал. - Эм... Артур недоуменно нахмурился и ещё раз дотронулся до собственной кожи в том же месте. Холодной и с чешуйками. Челюсть так и отпала. Нервно сглотнув, Англия принялся ошалело трогать себя за шею, нащупывая всё новые и новые мутационные участки. Вздрогнув, он взволнованно вздохнул, прикрыл глаза и попытался себя успокоить. - Всссё в порядке... Это прооосто пьяный бред... Вдруг на пальцах почувствовалось что-то такое липкое, противное и такое же холодное. Приоткрыв один глаз, Кёркленд с ужасом для себя обнаружил, что на его ладони была обыкновенная слизь. С отвращением стряхнул. Ещё раз стряхнул. - Да что за... А она всё продолжала висеть. Не выдержав, англичанин быстренько стёр её бумажной салфеткой. Белочка, такая белочка. "Так, это всё не что иное, как порождение алкогольного делирия, он же Delirium tremens, а выражаясь по-простому, белая горячка!... Никогда больше не буду пить. Никогда. Закодируюсь." Внезапно внутри крепко защемило, а вскоре по всему телу пробежала сильная судорога. Англичанин оскалился и вцепился пальцами в край стола. С каждой секундой боль нарастала, становилась всё более невыносимой и разрывающей. Артур медленно сполз на колени и, наклонившись, обхватил себя руками. Долго скалился, шипел, но, в конце концов, сдался и сдавленно завопил от дикой боли внутри, казалось, перемалывающей все английские внутренности.

+2

3

Тонкие пальцы, облаченные в белоснежный шёлк перчаток, сжимают тонкую ножку бокала. Франц осторожно проводит рукой по золотистым волосам, что тонкими прядями лежат на его плечах. Каблуки белых мужских туфель отстукивают одним им известный ритм. Белые брюки, белая шёлковая рубашка, что очень велика Францу, что будто висит на нём, но придаёт ему сходство с чем-то воздушным и невесомым. А вкупе с его бледной кожей... Да, Франциск хорошо подготовился, чтобы на этот праздник выглядеть достойно. Сегодня он белый, словно первый снег. Но не тот праздник, чтобы сравнивать его с этим погодным явлением. Франция поправляет белую накидку с рваными, будто подгнившими от времени краями. На груди блеснула серебром подвеска, удерживающая так называемый плащ.
Осторожной, почти летящей походкой Франциск подходит к Англии и вот, почти с самого старта праздника, Франциск редко далеко отходит от англичанина. Но, что-то не так. Артур попивает свой напиток, который сам лично разливал, но как-то странно удивляется, будто пытаясь подробнее распробовать его. Бонфуа удивлёно наклонил голову на бок, но потом просто пожал плечами и сделал пару глотков из бокала.
- Слишком сладко… А так, вполне неплохо… - подумал Франция, медленно заглатывая сладковатый напиток с теплом алкоголя, что почти сразу поплыл по всему телу. Казалось, что от горла, напиток побежал по венам и артериям, щекоча своим горячим вкусом стенки сосудов.
- Да, вполне, - ехидно отозвался француз. – Но, можно было бы и лучше, - добавил он, посмотрев на Артура сквозь стекло бокала.
- Хм… что-то не так? Почему он так удивл… - но поток мыслей был прерван, когда Бонфуа внимательнее вгляделся в лицо Керкленда.
- Oh mon dieu, - удивлённо выдохнул блондин, посмотрев внимательно в глаза Артура. Какие, чёрт возьми, глаза! Но, почему, они такие… Не естественные? Не обычные для человека. Почему зрачок такое тонкий и ладно, он был бы точкой, но почему он идёт линией. Франциск нахмурился, когда слегка дрогнув, показался раздвоенный змеиный язычок. Бонфуа, не придумав ничего получше, осушил бокал одним махом. Опять это тепло и этот сладкий привкус, что теперь комом понёсся в горло. Франц поморщился, почувствовав, как горячее тепло опять побежала по тонким линиям, смешиваясь с алой кровью.
Но вот, стало происходить что-то вообще не правильное! Англия крепко ухватился за живот и, что-то прокряхтев, упал на колени, подвывая от боли. Француз очень часто воевал с Артуром, зная, что этот бывалый пират не позволит себе кричать в голос. Тихое вытьё стало для Франсуа тревожным звоночком, означающим, что всё немного хуже, чем он думает. Игнорируя жар в венах, который Франциск чувствовал физически, он быстро подошёл к Артуру и положил руки на его плечи.
- Что с тобой, mon Angleterre, - обеспокоенно проговорил Франция, сжав руки на плечах верного врага. Он несколько раз панически оглянулся по сторонам. Конечно же, Франсуа не собирался сейчас звать кого-то, чтобы помог Артуру. Франц сам в состояние помочь давнему врагу, но что за боль прожигает сосуды? Будто кто-то пустил кипяток по вене. Франциск поморщился, но продолжал игнорировать подозрительное ощущение. Видно было, что англичанину сейчас всяко хуже. Ещё крепче сжав плечо хозяина дома, Франциск резко развернул его к себе, желая увидеть примерное состояние «больного».

+1

4

Индия пока сам не понимал, что он здесь делает и почему. То есть, понятно, что его пригласил Англия, но почему парень пришел он и сам не знал. К Игирису он не питал никаких теплых чувств, даже наоборот, держался с ним как-то холодно и намеренно равнодушно.
"Хотя, ладно. Это все-таки лучше, чем просто сидеть дома. Тут хотя бы есть выпивка." - Индия снова глотнул приторно-сладкой жидкости из бокала и чуть поморщился. Он вообще-то не очень любил сладкое, но больше ничего путного не нашел, а пить очень уж хотелось. Поставив полупустой бокал на стол, Санджи откровенно зевнул, даже не пытаясь прикрывать рот рукой. Ему было скучно, он подумывал было скоро уйти, но пока оглядывался по сторонам, словно кого-то высматривая.
Но кого можно было высмотреть? Он стоял где-то поодаль ото всех, чтобы не привлекать особого внимания, так что за спинами других стран видел мало кого. Все, кстати, были так красиво одеты, специально подготовились, а сам же молодой человек надел то, что нашел у себя в шкафу. Видимо, одежда, которая осталась от прошлого праздника. На голове у Индии были волчьи уши, а из штанов торчал специально пришитый хвост, причем сделано было все так идеально, что хвост казался настоящим. Вообще-то Индия не любил сборища людей, а поэтому питал небольшую любовь к праздникам, но вот Хэлоуин стал исключением. Этот праздник был таким необычным, интересным, загадочным. Плюс ко всему, Датта ведь обожает различного рода ужасы, страшилки и нечисть, так что это послужило, пожалуй, чуть ли не самым главным поводом.
Шмыгнув носом, Индия решил, что пора бы уже прикончить этот странный напиток. Он снова взял бокал, сделал два глотка и по-детски зажал один край между зубов. Послышался тихий хруст, бокал упал на пол и разбился, а во рту у мужчины остались осколки. Глаза по пять рублей, на выкате, размером с блюдца. Называйте как хотите, а если говорить в общем, то Санджи был крайне удивлен. Он поспешно вытащил осколки изо рта, стараясь не пораниться, но все-таки поцарапал палец. Только явно не осколком. "Что за..?" - пронеслось у страны в голове, и он провел языком по своим зубам.
- Твою мать, - тихо выругавшись, Датта ощупал клыки пальцами. "Откуда? Я даже ничего не почувствовал. Странно", - в голове роились мысли, никак не хотели укладываться и систематизироваться. Даже в одну логическую цепочку складывались плохо. Но все-таки, приложив усилия, Индия смог сделать кое-какие, хоть и бредовые по его мнению, выводы. Он опустил взгляд, посмотрел на осколки и на остатки "зелья". "Не верю. Хотя, знаю Англию." - Индия горько усмехнулся и решил найти бровастого, чтобы высказать ему все, что он о нем думает. Но не тут-то было. Наткнувшись на Англию и Францию, Индия нахмурился еще сильнее. Артура явно скрутило, словно у него живот болел, а Франц пытался что-то сделать. Чтобы помочь, наверное, но пока у него ничего не получалось.
Индия вздохнул и, желая обратить на себя внимание, чтобы что-то сказать, похлопал Бонфуа по плечу. Похлопал, кинул взгляд на свою руку, которая так сильно выделялась на фоне белой одежды Франции, и ужаснулся.  Рука обросла серой шерстью, правда нельзя было сказать, что ее было слишком много. Она просто тонким слоем покрывала всю руку, что было отлично видно, так как рукава у Санджи были закатаны. К тому же ногти у мужчины явно немного подросли, что заставляло насторожиться. "Чертов чаефил, что ты за пойло нам давал? Не от него ли тебя, случаем, скрутило?" - Несмотря на всю странность и на весь ужас положения, Индия не паниковал. Это было не в его правилах, а значит, было абсолютно не нужно и бессмысленно. Нужно было сохранять рассудок, пока он еще сохранялся, потому что кто знает, что случиться через некоторое время. Мало ли, как действует это зелье. Может, оно как яд, медленно распространяется по телу, пока не "захватит" мозг, и он не начнет буйствовать.
Боль появилась внезапно и в неожиданном месте. Над самой пятой точкой, прямо из поясницы, явно что-то лезло, вылуплялось. Спина болела так, словно ее сейчас разрезали большим кухонным ножом, который предварительно даже не соизволили помыть. Правда боль, благо, закончилась также быстро, как началась. В штанах явно что-то мешалось, и это точно было не к добру. Индия нервно прикусил губу, посмотрел на стол, взял оттуда нож и наобум распорол джинсы. Распорол удачно, хвост с радостью вывалился наружу и завилял, словно Датта им не управлял, а тот жил своей жизнью. "Это уже сильно пугает. Может, я сплю? - С этими словами страна ущипнул себя и тут же усмехнулся. - Как по-детски глупо. Конечно, я не сплю." Санджи обернулся и посмотрел на свой хвост, потом глянул на руки и ощупал еще раз зубы. Вздохнул.
Оторвавшись, наконец, от любования собой, Индия вновь посмотрел на Англию и Францию. Последний был жутко бледен, а у Игирису вообще шея покрылась чешуей! "Мать твою за ногу, да простит меня Супермен!" - Мысленно удивился Индия, чувствуя, как его брови сами собой поползли наверх.

+1

5

фем!Сербия - Гордана Зорич

- Хэллоуин... Проявляются страхи, обнажаются боязни, становятся открытыми фобии... А еще призраки, полуразрушенные церкви, кладбища... Гробы, вампиры, старые замки, девушки в легкомысленных рубашках, жажда крови... Зомби, гниль, слизь, как же это отвратно... А еще это ужасно... Ужасно весело, - сейчас по идее при таких мыслях Сербия должна была скорчить дьявольскую гримасу, но не захотела, все-таки в нормальном и фактически адекватном обществе находится.
- Тоска смертная... Хм... Смертная? Самое то для Хэллоуина, - Сербия устало и немного грустно улыбнулась, - Ни один так и не подошел, ни один так и не заинтересовался, ни один так и не взял номер телефона...
Знаете, это все могло быть из-за ее внешнего вида, такой наряд одновременно привлекал и отталкивал. А некоторых, возможно, просто привлекал, а некоторых отталкивал... А на Сербии был всего лишь надет костюм горничной, стереотипной горничной из немецких фильмов. Вот горничная – белые кружевные чулки, белый чепец, белый и накрахмаленный фартук, белые и не менее кружевные повязки на руках, и, конечно же, маленькое черное платьице, то, что Коко Шанель прописала. А с другой стороны от вида этого платья Коко Шанель бы в гробу перевернулась, поэтому знать про это платье ей не обязательно, все же переворачиваться в гробу – это наверно не очень-то и приятно. Вот я и вам и описал внешний вид нашей Сербии. Хотя... Подождите... Нет, вру, я вам описал еще не все. На тайной петле под платьем, в паутине кружев висят наручники, не розовые и пушистые, а твердые и ситальные, но удовольствие от приковывания жертвы такими наручниками ничуть не меньше чем от таких же, но розовых, гламурных и пушистых. Да и вообще, приковывать людей к батарее или кровати – это жутко интересно, да-да, именно жутко и именно интересно. Особенно когда жертва это слбый мужчина, случайно зашедший в пустую спальню... Ммм... Так, простите, о чем это мы?.. Ах, да, теперь вы имеете представление о внешнем виде местной блюстительницы чистоты и оргий – Сербии.
А Сербия все так же продолжала стоять, держа бокал со странной, но явно алкогольной жидкостью в руке. Почему явно? Да потому что Сербия уже отпила глоток и, как видите, желание сделать второй как-то не теплилось в ее душе. А вот алкоголь теплился, да и еще как теплился! Он как будто шел по венам, артериям, наполнял собою сердце и разум, бил в виски, казалось, что он даже плещется в глазах! И, заметьте, это только от одного глотка, а в руках у Горданы оставался еще практически нетронутый бокал горячительного. И, кстати, к Сербии так никто инее подходил. Конечно, кому же нужна бедная балканская страна, у которой из всех достоинств есть только большой жизненный опыт да большая грудь?! А вот плохого в Сербии было много, порой ей даже казалось странным то, что с ней все еще кто-то хоть как-то общается. Нет, в ухажерах и любовниках недостатка не было, но ведь иногда даже и средоточию разврата всей Европы хочется простых, но чистых и возвышенных человеческих чувств. Честно, у Сербии даже в относительном детстве жизнь была странная и сейчас она ужалась тому, что происходило тогда, но уже ничего не исправишь, и ей вновь и вновь приходилось поддерживать такой привычный для всех образ ночной бабочки, причем это был не образ какого-то там чешуекрылого... И сейчас она стояла в костюме, который говорил за нее, нет, он даже не говорил, он кричал: «Смотрите, вот она я! Я вся ваша! О, да!» И от осознания подобного Сербии становилось не по себе. И вот, ей опять стало не по себе, внутри по телу пробежал холодок, она потупила взгляд и решила, что выпивка – это на данный момент отличнейшее спасение и... И в один миг опустошила бокал и тут же ощутила на себе «чудодейственный» эффект не менее «чудесного» варева Англии. Если до этого он просто шел по венам и артерия, то теперь он бежал, просачивался в малейшие щели, наполнял собой весь организм, согревал его своим теплом и... изменял. Да-да, именно изменял.
- Ах, клянусь 19 см Боснии, да это же покрепче сливовицы будет! Вот тепло разливается по моим венам, вот кружится голова, вот у меня помутнение рассудка, а вот... Сколько же здесь мужиков! Да еще и каких мужиков! Да это же рай! Вау!
В один миг Сербия почувствовала острое влечение к противоположному полу, нет, влечение было и до этого, причем не малое, но сейчас оно увеличилось в разы! Она вдруг осознала, что в комнате находится множество, по ее мнению, несчастных мужчин, которых непременно нужно утешить. Не важно какими способами, но чем интимнее – тем лучше. А еще она поняла, что в комнате до ужаса много пыли, мусора и хлама и в ней впервые в жизни проснулось желание уборки. В общем, сейчас Сербия представляла собой типичную «горячую домохозяйку», которая вот-вот разорвется между мужчинами и уборкой. Но это была Гордана, а потому долго выбирать не пришлось, и она взяла на себя тяжкий крест утешения и успокоения мужчин. Благо мужчин здесь было много, а заставить их страдать (ведь для того, чтобы утешать нужен страдающий человек, в данном случае мужчина) будет проще простого. Вот, уже кто-то страдает... Нет, это не просто кто-то, это бровастый кто-то, ну явно Англия! Ой, бедный, как же он корчится-то от боли...
- Так он же страдает... Ему же нужна помощь, утешение, успокоение... Да и сам по себе он неплох... А рядом с ним кто? Ах, Франция... Какой мужчина!.. – при этих мыслях в глазах Сербии заиграли пошлые огоньки, и она направилась в сторону двух красавчиков, очень привлекательных красавчиков, очень... Ммм... Впрочем, сейчас все мужчины, парни и даже мальчики для Сербии казались принцами на белых конях. И с каждой минутой это ощущение, чувство, влечение все усиливалось и усиливалось. Человека адекватного это бы напугало, но Сербия, видимо, уже вовсе поддалась действию варева и не замечала ничего. Ничего кроме своего страстного желания всех этих мужчин. А еще она желала навести порядок во всей этой чертовой и грязной комнате! Но от этого желания она опять же смогла избавиться, ибо сербка, и ибо «Бордель? Не, не слышала», да и мужчин явно было больше, чем мусора. Ах, прекрасная сербская логика!
А тем временем Сербия приблизилась, подбежала (насколько это возможно учитывая высокую шпильку) к двум «страстным, прекрасным и неимоверно красивым парням», как она сама про себя описала их внешность.
- С В-вами... – что-то внутри буквально передернуло Сербию, - тобой все в порядке?
- Ох, что-то со мной не так, я же обычно не так с мужчинами знакомлюсь... Что-то явно не так... Я же не всегда было такой... О, Боже, какие же у него глаза... Ммм... – Сербия легко прикусила нижнюю губу, - Подождите-ка, да он же вампир... Вампир с чешуей... Так-так, а что же нравится вампирам, а, Горданочка? Точно, шея, красивая и молодая шея! – при этой мысли Сербия еще сильнее расправила плечи, и поскольку платье было без плеч ее шея и плечи предстали в лучшем виде. Для дополнительного эффекта Сербия еще и склонилась над Англией так, чтобы ее шея оказалась ровно напротив его глаз, таких безумных глаз.
- Так что случилось, парниша? Пить что ли не умеешь? – Сербия сама от себя такого не ожидала, слова как бы сами вырывались из нее, а потом вырвался легкий смешок и ухмылка. Не сказать, что Сербии заигрывание с Англией не нравилось, но не такими же методами! А еще Сербия, не отводя взгляда от глаз Англии, дрожащей рукой распустила свои роскошные волосы и еще сильнее склонилась над Англией, предоставив ему роскошный вид своей груди. И что? И стала ждать ответной реакции. Хоть какой-то реакции, ей даже укус, хладнокровный и бесчувственный укус подойдет. А находившаяся внутри сербка еще сильнее ужаснулась от подобного поведения, но сделать ничего так и не смогла.

+1

6

«Хэллоуин, как же этот праздник изменился за века.  Мой любимый праздник…» - подумала Ирландия, беря в руку бокал со стола. Да и неважно с чем это бокал, что только наша Мэри не пила. Стоя в своём костюмчике, девушка смотрела на происходящее:
-Идиотизм.
Вообще, Северная Ирландия всегда знала, что Англия празднует подобный праздник неправильно, не соблюдает традиции, что для него не типично, и не понимает всю суть. «All-Hallows-Even», - подумала МакКарти, после чего уставилась в окно, наблюдая за растущей луной в этот знаменательный день. Да, растущая луна – прекрасный период начинаний в жизни, почему бы и нет, время расцвета жизни, только для Хэллоуина больше подходит полнолуние. На улице была потрясающая картина – кое-где мимолётно пролетали летучие мыши, по ту сторону окна сидел ворон, который чего-то выжидал. «Чего ты ждёшь, милый мой?»
-Честно говоря, мне не нравится, как ты оделась, Мэри, - сказала Банши, которая была излюбленной спутницей на Хеллоуине, и без разницы, что её никто больше не видел. Банши и леприконы – это тоже самое, что у Англии феи и единороги.
-А мне нравится, милая моя, этот праздник уже давно опошлили, - тихо пробормотала девушка, проводя пальцами по граням бокала.  На самом деле Банши были похоже на девушек в болахонах, словно они закутаны в эластичный футляр.
Со стороны это выглядело странно, но  даже на таком празднике Северная Ирландия выделалась любовью к собственным традициям – одеяние Банши, стилизованное под направленность сегодняшнего вечера. На девушке была белое платье в пол, открытые плечи, но прекрасные и полупрозрачные рукава, которые были явно длиннее. В целом, образ казался бы воздушным и праздничным, если бы не какие-то ализариновые пятна на одежде неизвестного происхождения и чёрный плащ на плечах, низ которого был уляпан чем-то алым. На голове творилось что-то невероятное – растрёпанные волосы, собранные в замысловатую причёску. Лицо было каким-то бледным, даже полупризрачным, только изумрудные глаза горели, как фонарики, несколько пугая.
Но, всё же, решив попробовать пойло, которое плескалось в бокале, Мэри почувствовала приторный вкус:
-Фе… Как сладко!
Поставив бокал, МакКарти почуяла то, что редко чувствовалось, по сути вещей. Что-то резко начало жечь кровь, такое чувство, что разрывало изнутри, губило каждую клеточку тела, сжигая её дотла, а остатки растворялись в организме, отравляя всё на своём пути.
-Аршхххх, - Мэри  хотела звонко проорать, а получилось томно прошипеть, да так пугающе, что у самой нервы шелохнулись, которые её могли это сделать, сопротивляясь боли. Девушка согнулась, схватившись за живот, но на секунду её взор упал на собственные руки, кожа которых была настолько бела,  что не верилось в то, что это части тела живого человека. «Что с моими ногтями?» - ужаснулась Ирландия, взглянув на белоснежные продолговатые ногти неимоверной длины. Минут через пять девушку отпустило – голова перестала болеть и не мучали десны, а также весь организм в целом. Еле поднявшись на ноги, девушка сняла туфли и босыми ногами подошла к зеркалу, в котором увидела бледное чудовище из мифологий, только вот глаза горели сочным, яблочным цветом. И всё это так резко контрастировало с бледной кожей и рыжими волосами. От ализариновых пятен  на плаще и платье внезапно  повеяло запахом крови.
-Что это? – поморгала Мэри и уставилась на собственное отражение в зеркале, которое тоже в ответ непонимающе смотрело. «Англия ведь. Мразь. Англия как же я тебя ненавижу!»
-Кхе-кхе, какой у нас молодец  Киркленд! Впервые хочу его поблагодарить. Видишь, ты оказалась в моей шкуре, - сказала Банши, которая осматривала внешний вид Северной Ирландии, самодовольно хихикая, но её смех напоминал скорее скрип дверцы.
Северная Ирландия взглянула на мифологическое существо, длинные и крючковатые пальцы которого прикасались к лицу девушки, невольно царапая его ногтями. Мэри прошипела, и Банши резко отвела руку назад. МакКарти поняла, что вся эта херь произошла после распития некого пойла из бокала. «Что же там было?»
-Да что ты творишь! Да как ты можешь на нас ставить свои магические эксперименты!
Вместо этого крика девушка на самом деле истошно проскрипела своими связками, это напоминало микс крипа половиц, истошного крика ребёнка в ночи и мяуканье дворовых кошек, но конец крика напоминал звонкое пение. Мэри сама закрыла уши от пронзительного крика, закрыв крепко-накрепко глаза. Видимо, голосом придётся ещё управлять, с ним явно что-то не так. «Что за чёрт!»
-Баншшшшши! – прошипела МакКарти, зовя её, но оглянувшись, девушка заметила, что спутницы не было, а раздалось громкое карканье за окном, смешанное с чьим-то зловещим смехом.
Надувшись, девушка подошла ближе к столпотворению и, взяв тыкву-светильник в руки, полностью сосредоточившись на своих голосовых связках, девушка сказала:
-Чшто происходит? Кому пора в могилу?
От голоса веяло холодом,  но он звенел как колокольчик, однако, был настолько могильным и пронзающим слух, что пугал.  Мэри продолжала наблюдать, слегка наклонив голову.

Отредактировано Northern Ireland (2011-11-01 12:11:07)

+1

7

Первым и главным симптомом оказалась нечеловеческая ненависть к самому себе. Маниакально-депрессивный Альфред с каждой секундой все больше понимал, что его, Америку, надо бы закрыть обратно. И закрыть лучше в подземной камере без окон, где-то в самом сердце Сибири. "Что я такого сделал?" - спрашивал он сам у себя. И тут же отвечал: "Как это что? Ты развратил и прогнул под себя весь мир. Ты не видишь перед собой ничего, кроме денег и своего тупого юмора. Ты даже сумел поиздеваться над языком так, что его теперь не узнать. А твоя массовая культура... Ах, как же она бесит! Все современные подростки вонна би Американо, вместо того, чтобы хотеть защищать Родину. Сталина на тебя нет!" На последней фразе превращение, вероятно, закончилось. Джонс посмотрел на бокал. "Дрянь заморская. И дорогущая какая! Наплодилось капиталистов, даже выпивку пытаются у народа отнять! Самогоночки бы..." И, почесав краном голову, герой отправился бродить по залу.
Что ж, несложно догадаться, кого избрал представитель Соединенных Штатов для званого вечера. Сегодня янки был не просто нечистью, а величайшей из величайших нечистей - настоящей Империей Зла. А именно Россией. При чем Россией Советской и, наверное, для пущего эффекта какой-то Сталинской тоталитарной Россией. Короче говоря, тем самым ужасным Советским Союзом. Костюм искал долго, пальто и вовсе шить пришлось. На груди блестели ордена, все те же обожаемые звезды, хоть и красные на этот раз. Подлинные али нет - не важно, куплены на московском блошином рынке, там же, у местных бабушек, найден нужный шарф. На перекраску волос и линзы Альфреда не хватило сугубо из-за лени, но теперь, когда превращение было завершено, волосы сами побелели до неприличия, да и глаза были другого оттенка. Но главное изменение произошло внутри, в идеалах морали и чести, в убеждениях и по-прежнему имперских планах.
- Сталина на вас нет! - повторил Джонс, на сей раз вслух и достаточно громко, обведя взглядом гостей. - Вот по тебе, милок, концлагерь плачет. Чой-то ты белые шмотки на себя напялил? Аль не защитник Родины?
Глядя на француза, янки качал головой и думал, куда бы лучше заслать оного. Было у него одно местечко, как раз для нечести антисоветской подготовлено. Он хотел уж было связаться с соответствующими органами, но его внимание отвлекло лицо совсем уж кавказской национальности, волосатое и хвостатое, вовсе на человека не похожее.
- Товарищ, аль не стыдно вам? - Америка всплеснул руками. - На праздник да небритым! Ну погодите, я вам в следующий раз бритвочку "Нива" подарю, оцените мощь советской легкой промышленности. Вы с Кавказа, надо полагать? И как там, марксистские идеалы уважают?
Убедив себя в том, что ответ на вопрос был слишком очевиден, Джонс двинулся дальше, пока не наткнулся на самого виновника торжества.
- Ай-яй-яй! Какой проклятый капиталист тебя из террариума в Ленинграде украл? Ну ничего, скоро службы приедут, всем вам достанется, помянете еще советскую мораль, да поздно будет.
Что могло быть хуже шипящей бровастой дряни? Правильно, только сербка.
- Батюшки! Гражданка, да что ж Вы себе позволяете?! Где Ваша честь, сдержанность, скромность! Натурально девушка легкого поведения! Ой горе-то родителям какое... Они-то, чай, думали, что законопослушную комсомолку вырастят, а тут такое...
От глубочайшего разочарования герой взялся за голову. Как теперь спасать общественность? Как строить светлое будущее? Исправительных работ тут мало будет. Расстрел да и только.

+4

8

Геракл посмотрел на напиток. Геракл выпил напиток.
Как член Евросоюза, он не мог не прийти на эту сомнительную вечеринку. Но ему тут не очень нравилось. Дома всегда лучше. Дома можно не делать все, что тебе заблагорассудится, а тут надо делать хоть что-то. Поили тут какой-то странной дрянью, которая обжигала не хуже метаксы, но была при этом чересчур сладкой. В конце концов, и праздник-то явно неправославный.
В приглашении было указано, что надо явиться в тематическом костюме. Но разбираться в теме Греции не хотелось, поэтому он надел только то, что у него и так было — подаренные Японией кошачьи ушки, а вместо хвоста прицепил какой-то старый кусок шерсти. «Может быть, все не так плохо. Если надо играть свою роль, то я могу просто улечься на диване и поспать.» Собственно, это он и собирался сделать, но тут появилось странное желание поточить когти о диван и незнакомое ощущение того, что надо почесать ногой за ухом. Но гораздо больший шок его ожидал, когда ему это удалось.
— Мяу, — на всякий случай сказал Греция и окончательно убедился, что его мечта сбылась. Теперь он кот, и… и что, собственно?
Тут в комнате началось какое-то движение. Если бы не четкое кошачье осознание того, что все люди — крайне бестолковые существа, Геракл наверняка хотя бы заинтересовался. Два заклятых друга едва ли не обнимаются, а рядом стоит… призрак? Ну это как раз неудивительно: кошки хорошо видят призраков. А вот взволнованный состоянием Англии Франция — это действительно удивительное зрелище.
— Мрррряу-фшшшшш! — в хвост впилось что-то острое, несчастный кот метнулся в сторону и попытался залезть на штору. Когти цеплялись за ткань, и взобраться на приличную высоту не получилось. Решив, что подоконник — это хороший наблюдательный пункт, Геракл уставился на компанию в комнате. Шерсть на загривке поднялась дыбом. Человек, наступивший на его хвост, оказался человеческой самкой, готовой к спариванию. Животные хорошо чувствуют подобное. О Боже, она была готова к спариванию со всеми самцами вокруг нее! Не с самыми сильными, а с каждым, невзирая на возраст, качество генов и, кажется, даже вид.
Отчетливо запахло псиной. Псина находилась рядом и этой псине надо было дать по морде когтистой лапой. Удивляясь своей кровожадности, Греция стал готовиться к схватке, рыча и подвывая.
Но тут его опять отвлекли. Начинала надоедать столь быстрая перемена концентрации внимания. Громкие звуки, которыми так гордятся люди, именуя речью, резанули по ушам, и новый объект стал центром мирка Геракла. Объект ходил из угла в угол и что-то вещал. Вещал громко и с чувством, так что любому коту было ясно, что ему требуется кошка. Ну или как там у них… а, женщина. Голос альфа-самца был раздражающим, и Гераклу очень захотелось написать ему в обувь. Чтоб знал, чья тут территория. Решив, что это подходящее развлечение, он отправился на поиски если не ботинок, то хоть чего-нибудь, принадлежащего этому типу, на чем можно оставить свой неповторимый запах. И это будет победа.

Отредактировано Greece (2011-11-03 13:20:35)

0

9

В какой-то миг ошалевшему от боли Англии показалось, что его просто разорвало на куски. Внутри ужасно жгло и резало. Сдерживая застрявщие в горле вопли, британец кусал собственные губы, начисто забывая о появлении клыков. И вот, по подбородку побежали струйки алой крови. Этот тонкий и потрясающе дивный аромат... Артур затих. С каждой секундой всё больше в груди разгоралось нереодолимое кровожадное желание. - Что с тобой, mon Angleterre? Юноша сильно вздрогнул, ощутив на своих плечах чужие руки. В ушах зазвучал жаркий ритм, с коим билась кровь во французских сосудах. Изо рта пару раз выскочил раздвоенный язычок, зрачки застыли, ни на что не реагируя. Бонфуа ещё сильнее сжал английские плечи и рывком развернул к себе, на что Кёркленд глухо и угрожающе зашипел. Собирался врезать давнему врагу, но внезапно остановился и замер, широко раскрыв глаза и периодически высовывая змеиный язык. Звон. Нет, удар... ещё один...  Англия отчётливо чувствовал, слышал, ощущал, как бежит кровь, такая сладкая, ароматная и ни с чем не сравнимая, по жилам француза, перекачиваемая сердцем. Перед глазами замаячила какая-то горничная. Тонкая шея, стройные плечи, оголённое декольте... От неё повеяло странным жаром. Взгляд британца скосился на мгновение на девушку. Она что-то произнесла, но Артур не услышал её: в ушах гремел звук бившейся крови. О, да... Кровь билась везде. Со всех сторон было слышно, как хлюпает эта чудесная жидкость в сосудах потенциального обеда, но более всего здесь, совсем рядом. Англия облизнулся. Дикий взгляд резко дёрнулся в сторону и уставился прямо в бледное лицо Бонфуа. Юноша растянул губы в дьявольской улыбочке, чуть оголив остриё клыков. - Сшшш... Как горячшшшо течёт... кровь в твоих сссшшшжилах... Подался вперёд, цепляясь руками за предплечья врага и впиваясь когтями (да-да, отросли) в его плоть. Изо рта вновь пару раз высунулся раздвоенный язычок. Лукаво сощурив глаза, Артур резко провёл острыми когтями по вороту и плащу Бонфуа, разрывая их и оголяя бледную кожу, под которой так сладко струилась кровушка. Сверкнув хищным оскалом, он тут же с жадностью впился ядовитыми клыками в шею француза.

Капля за каплей, в рот потекла горячая кровь. Такая обжигающая и ласкающая вкус. Британец ещё сильнее впился, стараясь проткнуть артерию, и у него это получилось, если бы не... Слишком горячая! Артур отпрянул назад и удивлённо уставился на континентального соседа, чуть приоткрыв обожжённый рот. - Шшшшто?... Лицо перекосила раздосадованная гримаса. Юноша провёл пальцами по своим губам и слизал с них остатки остывшей крови. К этому моменту, он уже полностью превратился в кровожадное существо, столь часто встречающееся в различных легендах, сказочках и как европейских, так и американских фильмах: обыкновенный демон с чертами змеи. Волосы британца поменяли цвет, и бывший блондин постепенно стал красно-рыжим, словно подражая в этом старшему брату. По бокам головы торчали небольшие изогнутые рога. Хвост и крылья были пока что только в проекте. Но, в любом случае, на выходе получился стандартный чёрт с наклонностями вампира, пятнами чешуи и ядовитым укусом. Элементарно, Ватсон! Откуда-то раздался пронзительный, истошный, скрипящий крик. Англия сгорбился и злобно оскалился, шипы и закрывая уши руками. Этот ужасный звук остро резанул по барабанным перепонкам. Пусть и демон, но англо-ирландский срач никуда не делся, и нотки голоса Мэри теперь ещё больше бесили Кёркленда. - Чшто происходит? Кому пора в могилу? Англия осатанело глянул через плечо, вперив в девушку змеиный недвижимый взгляд, и глухо прошипел: - Баншиии....

Отредактировано England (2011-11-03 16:38:14)

0

10

Франциск поднял взгляд на подошедшую даму. Да, красива, даже очень, но руки чесались оттолкнуть её и даже дело не в её издевательском тоне, о нет-нет, дело в чём-то другом. Дело в не ясном желание вредить, рвать, жечь, бить, что угодно, лишь бы оставить свой след, лишь бы показать, что жизнь ещё бьётся в этом теле в этом сердце.
- Мадемуазель, вы не видите?! Ему плохо! - просипел Франция. Внезапно голос именно сел, будто Франциск сорвал его на первом же звуке. Кончиками пальцев Бонфуа осторожно коснулся кадыка.
Но дальше было круче. Кто-то хлопнул Франсуа по плечу. тот резко обернулся, впиваясь взглядом ярко-голубых глаз в незнакомца. Этим незнакомцем был Индия... Но, мать вашу, что за Йетти?! Огромные грубые ладони, тело парня покрывала шерсть, уши... Собачьи, хотя, лучше сказать, волчьи уши. "Откуда всё это?" - спрашивал здравый смысл, панически стараясь осознать ситуацию.
Но, если вы думаете, что это всё, вы ошибаетесь. Франциск не осознавал, какой взгляд он бросил на Индию. Глаза, - я имею в виду не только радужку, но глаза в целом - засветились ослепительной лазурью, которая трещинами шла по вискам и щекам, будто кожа собралась сползти с лица Франциска.
Крик за спиной... Этот крик, хотя, нет, лучше сказать, хриплый скрип чьих-то связок, которые будто вырвали из горла, оглушал Францию, который ещё паниковал, который не понимал, что происходит. Последним, что добило терпение француза, был Америка, заявляющий что-то о цвете костюма Франсуа. Тот не выдержал и, схватив со стола бокал с вином, бросил в в нарушителя спокойствия... Хотя, да, смотря в какого... Ну, в данной ситуации, Франция целился в Америку, хотя хотелось, чтобы осколки задели всех.
Но, Бонфуа отвлёкся от своей первоначальной цели.
- Сшшш... Как горячшшшо течёт... кровь в твоих сссшшшжилах... - прошипел Артур. С губ Франсуа сорвалось хрупкое "ах". На большее сейчас ошеломлённый Франц не был способен. Он чувствовал боль в плечах, острые когти впивались, разрывая кожу, врываясь в плоть, собирая в себя капли горячей крови из разорванных сеточек мелких капилляров. Франсуа застыл, понимая, что не сможет сделать какие-то резкие движения. Послышался треск ткани, по оголённой шее пробежался холодок. Но, боже, какой взгляд... За такой взгляд продают душу. Франциск не мог оторвать взгляда светящихся глаз от лукавых очей Англии. А тому это было на руку... Секунда и белоснежные клыки врезались в кожу, обагряясь алыми струями горячей крови. Сердце отбивало чечётку. Вот и всё. Но, Артур резко отпустил Бонфуа. Тот лишь шокировано посмотрел на Керкленда, который явно изменился, после своего же напитка.
Франсуа схватился за шею и понял, что багряная кровь уже не была такой горячей и ледяными дорожками лежала на ключицах. Странная смена температуры, то эта жидкость струится со невероятной скоростью и ярым жаром обжигает всё внутри, то резко леденеет. Франц резко хватает со стола поднос и смотрит в него и... Ничего, и просто пусто. На Бонфуа из зеркальной глади смотрела именно пустота. Откинув поднос неизвестно куда, Франц посмотрел на свои руки. Белые, полупрозрачные... Только разум хотел задать вопрос, но тут же, словно по щелчку, он был выключен.
- Какого чёрта?! - "очнулся" Франц, взъевшись на Артура. За этим последовал резкий удар в английскую скулу. Хотелось рвать и метать, сжигать и замораживать, всё это ведь в силах таких странных созданий, каким стал Франция. Кстати, стоит учитывать, что и голос Бонфуа изменился. Он казалось, звучал с эхом и будто вбирал в себя звук, а не издавал его.

0

11

Посмотрев на Францию, а точнее в его глаза, мужчина даже испугался. Бонфуа выглядел не просто плохо, он выглядел ужасно отвратительно. Нет, ужасы и все такое до сих пор нравились Индии, но видеть такое в живую, перед собой... Это как-то даже для него слишком сильно. Колени не подкосились, не затряслись, но мужчина понимал, что лучше поскорее уйти, пока он не решил разорвать Франца на части лишь за то, что тот его пугал. А быть напуганным - это совсем не подходит к бесстрашному образу Индии, так что рисковать своей репутацией не хотелось. Но и Францию убивать пока тоже не было ни малейшего желания, так что нужно было сматываться. В идеале, нужно было бы вообще отсюда уйти, но куда он пошел бы в таком виде? Здесь все такие, все... Уроды. А там, за стенами этого дома,  нормальный мир, в котором живут нормальные люди. Так чего же их пугать зазря?
Индия развернулся и натолкнулся на девушку. Горничная? Глянув на эту горничную, которая подошла к парням с явным желанием в глазах, Индия ужаснулся. Нет, он совсем не против был пошлятины и всего такого, но от этого явно не несло ничем хорошим. Правда, такие мысли быстро выветрились из головы. Правильно, зачем забивать мозги всякой ерундой? Зато их (мозги, то бишь) наполнили желания. Множество, множество желаний. Например, жутко захотелось есть. Казалось, что в животе разверзалась черная дыра, которая поглощает все, что попадается ей под... руку? Не важно. Еще хотелось выть на луну, но ее, благо, видно не было, так что это желание удалось подавить. Хотелось носиться, прыгать, загнать дичь в угол и немедленно разодрать на части, кого-то убить... Теперь это желание выражалось все ярче, все сильнее, но и оно могло подождать. Сначала еда.
Тут еще подошел какой-то человечишка, который явно недобро выражался, даже более того, не уважал Индию. Тому это явно не понравилось. Ему хотелось, чтобы его боялись, как и всякого зверя. Логика его была такова : боится - значит, уважает.
- Арррр! - громко прорычал мужчина прямо в лицо Америке и, развернувшись, подошел к столу, с которого начал сметать всякую ересь, в поисках настоящей пищи. Кажется, мяса сегодня пожалели, потому что его хватило на зубок. Все-таки отыскав что-то стоящее, Индия быстро расправился со всем. Он еще не набил желудок, но ел уже гораздо медленнее, не пытаясь засунуть себе в рот десять бутербродов за раз.
От еды его отвлек лишь запах кошатины, который явно почувствовал Датта. "Ненавижу котов", - подумал Индия, а сам лишь тихо, но угрожающе зарычал, словно предупреждая кота не приближаться и на десять метров! А иначе этот ужасный запах побудил бы Санджи к действию, а остатки рассудка такого допустить не могли. Если бы он увидел то, что сделает, то никакое зелье не смогло бы снова его превратить в пса, в волка, в дикого зверя. Да называйте как хотите, все равно. Индии явно нравилось, нравилось это чувство (правда в нос били различные запахи, но это не беда) свободы. Так не хотелось от него уходить, не хотелось, чтобы это чувство покидало его. А когда еще ему удастся отвлечься ото всех мыслей и дел и просто насладиться жизнью? Да кто его знает.

0

12

- Мадемуазель, вы не видите?! Ему плохо! – Какая прозорливость! Ну, надо же!
- Ну... Мсье, то, что он не пребывает в эйфории – это сразу видно... С его-то талантами к кулинарии только пунши готовить да людей травить. А вот вам, мсье, я вижу очень хорошо, - как можно более томно старалась сербка прошептать последнюю фразу, а после кокетливо улыбнулась. Нет, она, конечно же, знала, что раз в год и палка стреляет (да простит ее Англия за такое сравнение), но палки обычно не хрипят, не издают стоны (а жаль, было бы интересно) и чешуей палки тоже не покрываются, да и геями палки не бывают. Ну, вот... Одна цель уже выведена из строя... Ну и ладно, ведь есть еще такой чудесный Франция!
И вообще, казалось бы, приятная атмосфера праздничного вечера, наряды, костюмы, всем хорошо, приятное общество, в конце-то концов, все прекрасно, что же еще нужно для счастья и удовольствия?! Но нет же, этому гомосексуалисту (а после выходки Англии Сербия была уверена, что это так) кровь подавай, людскую! Тьфу, садист проклятый! Нет-нет, против садизма Сербия ничего не имела, но не с мужиком, да и не на людях же! Хотя, стоит признаться, что это ей нравилось, возбуждало... Спросите куда еще больше возбуждать-то? А вот есть куда, это же сербка, ненасытная страна! Так вот, чем же вызван этот поток негодования? Да тем, что этот гей оказался геем, так еще и такого милого и обаятельного Францию за собой в свою голубую яму потащил. Ну и ладно, пусть впиваются друг другу в шею, в конце концов, это в каком-то смысле даже романтично, по-готичному романтично. В общем, оставим-ка их наедине и переместимся к какой-то странной и страшной особе.
А там еще и какая-то девка ужасная заверещала, что есть силы! Тьфу, дура-то какая! Ну, реакция раздраженной Сербии на происходящее не заставила себя ждать:
- Боже Всемилостивый, бедная девушка-то, а! С таким голосом только над могилками плакать и сокрушаться! Ну уж никак не стонать во время первой брачной ночи... Да с таким голосом во время любой ночи с мужчиной стонать нельзя... Ох, ну и наказала же природа девку - ни мужика нормально приласкать, ни чувства свои как следует показать!.. Интересно, девица, чем же это ты так провинилась та перед матерью нашей, природой, а? – Ну, не сдержалась, так не сдержалась, а вот не надо тут спрашивать кому пора в могилу, а кому не пора. Тоже мне, могильщик в юбке!
Ну, а пса-переростка, который начал приставать к Франции (да, и животные тоже бывают голубыми, вспомнить того же «Голубого Щенка», явно из этой оперы) Сербия постаралась попросту не заметить. Хотя и отметила про себя, что побрейся бы этот пес, он был бы довольно привлекательным... А почему же пропустила, ведь он мог быть привлекательным? Да ведь там же был мужчина-мечта! Так давайте же перейдем к нему, а не станем останавливаться на перевернутых столах и испачканных стенах и полу (нет, Сербия сначала было хотела броситься все это убирать, горничная же, но потом передумала, все же привлекательность Америки была сильней)
Ммм... Коммунист-идеалист, надежная опора, примерный семьянин, обладатель мускулистого торса и пламенной Флориды, но теперь наверно уже Камчатки... Мечта! (И не надо тут смотреть на Сербию! Про торс и Флориду девочки рассказывали!) Нет, это был Америка, но Америка до боли напоминающий Советского Россию, а уж Россия тех времен был таким горячим и страстным, что... Ммм...  А Сербия не только помнила эти факты про страстного Россию, но еще и неплохо знала теорию социализма, правда, с человеческим лицом (но знала ведь!). В общем, новая цель и жертва были выбраны ну очень быстро, и Сербия подошла к русскому Америке походкой от бедра, отреагировал на его бурную речь в ее сторону.
- Батюшки! Гражданка, да что ж Вы себе позволяете?! Где Ваша честь, сдержанность, скромность! Натурально девушка легкого поведения! Ой горе-то родителям какое... Они-то, чай, думали, что законопослушную комсомолку вырастят, а тут такое... – Ох, как нелестно-то, кошмар... Ну и ладно, просто пойдем на штурм это коммунистической и сексуальной крепости. А Сербия к тому времени уже успела подойти к Америке, не заметив якобы случайно упавшую бретельку от наряда.
- Ну-ну, гражданин... Больно-то вы знаете о сложной женской судьбе! Древнейшую профессию не выбирают, девушками легкого поведения становятся, понимаете ли, гражданин, судьба тяжелая... Еще некто «Соединенные Штаты Америки», случаем не знаете такого? Так вот, этот некто дом развалил в 90-ых, практически без еды оставил, а на руках-то два ребенка, как-то же надо выживать! Вот и пошла я в ряды гулящих... Но разве вам меня судить?! – Представление, безусловно, представление! Да еще и какое, ведь выглядит все так, будто бы задели за живое! Браво! А после этих фраз Сербия зарыдала и уткнулась носом в мужественную грудь то ли русского Америки, то ли американского России. - Вот так вот и жила я, а тут вот Вы, гражданин... Такой правильный, такой законопослушный, сразу видно, что за Вами ведь явно как за каменной стеной. Эх... Прелесть, а не встреча! – Вздохнула и зарыдала еще громче, мало того, что уткнулась носом в грудь мужчины-мечты, так еще и приобняла его. Ну, пока что так, а там, глядишь, и до постели дело дойдет. Слава Богу, что Сербия умела превосходно играть нужную ей роль.
А вот на кота, как и на пропажу Греции, Сербия не обратила ни малейшего внимания, да и верно, какие тут к черту кот и Греция, когда рядом с тобой такой обворожительный мужчина?

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Квесты в порядке бреда » It's our town, everybody scream In this town of Halloween!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC