Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Ты отказала мне 2 раза, "Не хочу!" - сказала ты (Квеб., Кан.)


Ты отказала мне 2 раза, "Не хочу!" - сказала ты (Квеб., Кан.)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: Квартира Рене в городе Квебек.
Время и Погодные условия: 29 октября 1995. Погода серая, облачная, дождя нет, очень свежо.
Главные действующие лица: Канада и Квебек.
Второстепенные персонажи: Франция, Англия, Америка.
Нежелательные страны: -
Зачин: Канада приходит к Квебеку, чтобы отговорить того от проведения референдума, уговорить оставить борьбу за независимость, пообещать новые свободы взамен на статус провинции.
Первыми стартуют: Канада.


Итог:

0

2

Да, сегодня несомненно был очень ответственный день. От того, как сегодня всё пройдет, будет зависеть многое. Возможно даже его будущее. Нервно поправить одежду. Вдох, выдох. Мэтью так не любил конфликты. «Спокойно. Не нужно нервничать. У меня всё получится». Канада поправил сползающие по переносице вниз очки и прикрыл глаза. Уже в который раз возникает этот вопрос, в который раз конфликт на его территории достигает апогея. Он открыл глаза и посмотрел на небо, затянутое грузными тучами, лениво проплывавшими по небу. Оптимизма это явно не прибавило. «Неужели нельзя ограничиться одним референдумом… Мы ведь уже проходили всё это 15 лет назад». Однако молодой человек отлично понимал, что такими мыслями он обманывает только себя. Всё же сейчас ситуация была несколько иная. Взять хотя бы то, сколько наиярчайших примеров появилось совсем недавно – распад СССР, Югославии и Чехословакии. Да, Квебеку было куда стремиться. Уильямс мог даже предположить то, каким государством сможет стать провинция. Но ведь с другой стороны, за годы противоречий он итак много добился. Сколько прав и свобод уже было предоставлено. Но нет, всё же ему хотелось большего. Канада печально вздохнул. Порой ему было страшно подумать о том, что станет с ним, если Квебек всё же добьется своего. Не исключено, что остальным провинциям это не придется по нраву. А это означало то, что всё покатится под откос. Молодой человек дерганым движением руки поправил прядь волос, упавшую на глаза. «Нет. Такого не произойдет. Мне нужно думать о лучшем». Да, был возможен и более благоприятный исход возможного отделения Квебека. Но лучшим вариантом всё же оставалось присутствие провинции в составе Канады. Ведь именно за этим Мэтью и пришёл сегодня сюда. Уже завтра должен был пройти референдум, которого так не хотел молодой человек. И это был его последний шанс, чтобы отговорить Квебек. Ещё оставалась надежда. Да, оставалось ещё то, что можно было предложить провинции в обмен на согласие об отмене референдума. Собравшись с духом, Канада повернулся к двери квартиры, в которую ему вскоре предстояло войти. О как бы ему хотелось выйти оттуда довольно скоро, довольствуясь согласием на своё предложение. Но разум подсказывал, что всё пройдет совсем не так как того желает молодой человек. «В конце концов, моё мнение поддерживают другие». Хотя это было не удивительно, всё же желание Квебека об отделении подпитывалось национальным конфликтом, на почве англо-французских разногласий, которые сохранились и за далекими морями. Но всё же знание того, что он не одинок в своём стремлении, придавало Канаде сил и уверенности, которых сейчас так не доставало. И вот Уильямс постучал в дверь. Поняв, что это прозвучало слишком тихо и неуверенно, канадец ещё раз обругал себя за излишнюю боязнь сложившейся ситуации. Он постучал ещё раз, стараясь, чтобы на этот раз стук был слышен и борясь с медленно подступающему к душе страху, который обволакивал всё сознание своей липкой сетью, лишая молодого человека возможности трезво мыслить и здраво рассуждать. В голове тут же беспорядочно замелькали глупые мысли вроде – как я посмотрю ему в глаза, как мне начать разговор, как он отреагирует на моё появление, и прочие. «Нет, сейчас уже поздно что либо делать. Поздно отступать. Раз уж я решился на это шаг, то нужно довести дело до конца». Мэтью отринул все лишние мысли, которые жужжали сейчас в его подсознании словно надоедливые пчелы. «Я отлично знаю то, зачем я пришёл сюда и что должен сделать». Сминая в руках край одежды, Канада терпеливо ждал пока хозяин квартиры появится прямо перед ним.

+1

3

Квебек волновался. Он действительно волновался, несмотря на то, что на звонки всех тех, кто хотел бы поздравить его заранее с победой - отвечал лёжа на диване, собеседнику, кем бы он ни был, предлагая самые банальные фразы-штампы в стиле "Я вам очень признателен, большое спасибо за Вашу поддержку...", говорить стараясь, если приходилось по-английски (а приходилось! что не могло не льстить самолюбию Квебека, ведь он привлёк внимание не только тех, кого по естественному закону должен был заинтересовать, но и также тех, кто англоговорящий ублюдок, который вроде как решил, что глянуть в телефонном справочнике его номер ему дозволено!!) с таким акцентом, чтобы на том конце линии быстрее отстали и оставили Рене наедине с его головной болью.
Что до ближайших соседей, то Онтарио, как водится, сначала громко негодовал, потом попытался разбить о голову Рене свою же любимую вазу с сухоцветами, а потом просто сидел и молча, пристально смотрел на своего северного друга, будто бы испытывал новую способность - телепатию или там... способность взрывать черепную коробку одним взглядом. Насмотрелся британских сериалов - вообразил теперь, что клюшкой можно убить надзирателя из общественного центра, и ничего ему за это не будет. Смеялся Рене, когда Оливер предстал перед ним с отличным фонарем под глазом. Канадские надзиратели общественных центров - вовсе не те, кто позволили бы запихать себя в морозилку, а потом бы выбросить в реку Святого Лаврентия... Иными словами, Онтарио не хотел отделения Квебека.
На это Квебек лишь пожимал плечами и отвечал, что ему осточертело быть отщепенцем в сладкой компании "англопердящих", на что Онтарио сообщал, что есть Англоквебек... Как и Франкоонтарио, но как раз на слоге "ло" в слове Англоквебек Рене терял всякую выдержку и начинал кричать, пинал мебель, хватался за ушибленную ногу, валился на ковер, ронял очки, на них в суете наступал Онтарио, Квебек зверел окончательно и запирался в кухне.

Теперь, когда Оливер не в силах помешать ему обдумать всё, месье Рене Матьё Трамбле, возлежа на маленьком диване в своей гостиной, размышлял о том, как после победы бросит Уильямсу в лицо все его писульки о свободах провинции Квебек. "ХЕР! ХЕР ТЕБЕ ОТНЫНЕ, БРИТАНСКИЙ ПРИПЕВАЛА! ПОЛУКОЛОНИЯ!" - кричал он в своих мечтах, топча своими тяжелыми замшевыми ботинками бумаги, из которых только что устроил салют.
Он уже решил, что на официальные приемы будет ходить в темно-синем костюме и в розовом галстуке, как президент России. Будет пить чай, оттопырив мизинчик, передразнивая англичанина, и станет приносить Франции свою выпечку на пробу. Далекий папаша просто обязан стать кулинарным наставником вновь обретенного сынушки, а иначе получит по щам.

И тут в дверь постучали. Это могли быть киллеры, подосланные Уильямсом. Беспощадные убийцы, которые, как предполагает размазня Уильямс, помогут ему упразднить провинцию Квебек, плодородные земли раздать соседям и сделать вид, что ничего не было.
Как бы не так. Рене поднимается с дивана и снимает со стены охотничье ружье с прикладом из прекрасного нелакированного дерева. Великолепная двустволка, лося вырубает одним выпалом в лоб. Стоп, ну конечно же, с одного выпала вырубает. Такой фиговиной кого угодно шарахнешь - ляжет.
Он, осторожно ступая, двигается к входной двери. Упаси Господь, скрипнет половица. Он подходит к двери, прижимается к косяку спиной, поворачивает голову к замку, будто так убийцы лучше будут слышать его (а ведь и правда же - лучше! если они, конечно, не ебучие англосаксонишки - тогда им что паровозу оглобля все гневные речи Квебека).
- Sacre sang des petasses de ma bite... - пробормотал Рене свою импровизированную - давайте назовем это молитвой. - Кто там?!
И Квебек нарочно громко передернул затвор, чтобы те ублюдки снаружи слышали, что Рене Матьё Трамбле, сын Франции и индейской женщины по имени Кхонкуа (кажется), так просто не сдастся, а сначала отстрелит им руки и ноги, и уж только потом, может быть, сдастся. Или нет.

Отредактировано Quebec (2012-01-16 02:27:39)

0

4

Канадец нервно кусал губы, пытаясь успокоиться. За дверью было подозрительно тихо, что заставляло молодого человека переживать ещё больше. Он прислушался, пытаясь услышать хоть какие-то звуки, которые могли раздаваться из квартиры. Но и это ничего не дало. Из-за двери не доносилось ни звука. «А если его нет дома…» - подумал Канада, поправив дрожащей рукой очки и заправив за ухо прядь волос, упавшую на глаза. В коридоре до сих пор царила тишина, и Мэтью уже стал подумывать о том, чтобы отправиться домой. Он бесцельно постоял в коридоре ещё несколько секунд. «Да, видимо сегодня не мой день…» Он развернулся и хотел было тронуться с места, как услышал бормотание по ту сторону двери. Канадец смог различить лишь пару слов, но и этого хватило для того, чтобы понять, что Квебек находится у себя в квартире. После первой фразы последовал весьма логичный вопрос:
-Кто там?! – молодой человек подошел обратно к двери и только открыл рот, чтобы представиться, как резкий звук из квартиры заставил его вздрогнуть. Молодой человек нервно сглотнул. Это ничуть не добавило ему уверенности в себе. Да, похоже всё развивалось по наихудшему из сценариев. Он явно не предполагал, что провинция встретит его ещё и с ружьем наизготовку. Теперь Канада раздумывал над тем, удастся ли ему вообще вернуться домой, если конечно Квебек пустит его в своё жилище. Но для того, чтобы его хоть куда-то пустили, нужно было хотя бы представиться, что Уильямс и поспешил сделать, тихо и неуверенно произнеся:
-Это… - «Нет, нужно собраться. Я пришел не затем, чтобы топтаться у двери в нерешительности или тихонько что-то бормотать»,Канада, - окончание фразы прозвучало куда тверже и громче, отчего Уильямс слегка воспрял духом. Конечно он до сих пор волновался, но уже не так сильно. И право, что за глупости, его нервозность может только всё испортить, а сейчас было так необходимо трезво мыслить и спокойно рассуждать. Да именно так. Молодой человек собрался, одернул одежду и, вздохнув, промолвил:
-Пожалуй, у меня есть то, что нам необходимо обсудить, - Канадец старался не выдать своего, хоть и не такого сильного как прежде, волнения или, что ещё хуже, настроить своей фразой Квебек на ещё более агрессивный лад. Мэтью очень надеялся на то, что провинция всё-таки согласится на переговоры с ним. «Это ведь всего лишь разговор. Нет, конечно у этого есть определенная цель, но не факт, что всё удастся. У него нет причин не впускать меня». Самовнушение конечно помогало ему не потерять уверенности в себе, но Канада отлично понимал, что на самом деле не всё так просто. Квебек мог не согласиться на переговоры без видимой причины. Было совершенно ясно, что провинция тут же догадается о том, зачем молодой человек хочет поговорить с ним за день до проведения референдума о независимости, а это вполне могло послужить причиной к тому, чтобы оставить Уильямса стоять за дверью. Оставалось только надеяться на то, что собеседник не воспримет его слова в штыки и всё же согласится на разговор. Канаде не очень-то хотелось сейчас ещё и просить Квебек впустить его, дабы поговорить. Молодому человеку и без того придется сегодня придется применить чудеса ведения переговоров и не хотелось бы тратить силы на лишние споры с агрессивно настроенным хозяином квартиры. С такими не радужными мыслями канадец терпеливо ждал реакции на свою фразу, мысленно перебирая в голове варианты того, что же ему можно будет сказать, если Квебек ответит отказом на его просьбу о переговорах.

0

5

Квебек глянул в зеркало, что очень удачно висело тут, в прихожей, прямо напротив. Вполне возможно, Квебек специально повесил его именно там, чтобы смотреть на свое хмурое небритое лицо, когда она стоит так у двери с заряженным ружьем наготове. И что бы вы думали он увидел в том удачном зеркале? Хмурое небритое лицо! Какой поворот. Любовно отполированное замшевой тряпочкой ружье - приклад, ствол - теперь было заляпано пальцами Рене, как ни старался он держать его крепко и не цапать блестящую поверхность. Увидев отпечатки, Квебек нахмурился еще больше. Казалось, его настроение ухудшилось только лишь из-за того, что какой-то сраный педрила приперся к нему в такой момент стоять под дверью и в дверь его стучаться, вот скотина.
Взгляд Рене упал на рожок для обуви, ручка которого была деревянной башкой лошади. В конце концов, это мог быть и лось без рогов, подумал Квебек и, поняв, что теряет нужное настроение, нахмурился обратно.
- Это... Канада, - услышал он из-за двери.
Да что вы такое говорите.
Квебек даже расстроился.
Да что за невезение. Он ждал коварных умелых ассасинов, пришедших по его душу. Он уже представил себе, как головы этих ублюдков будут насажены на колья загородки на его балконе, как он будет горд... Как будут головы вонять, как будут летать мухи мерзкие здоровенные отвратительные.
Или головы можно засушить и повесить в машину над приборной панелью, а?

Итак, это был Канада. Смотрикось, даже имя свое без запинки произнес. Видать, припёрло сильно, иначе бы Квебек над ним поржал из-за двери и в квартиру войти даже не позволил.
Он опустил ружье и, хрипло чертыхаясь, отворил дверь. Канада выглядел как обычно. Как педик. Весь чистенький, причесанный, все отглажено - аж тошно. И смотрел-то своими глазьями. Дружелюбно.
Квебек опёрся на ружье как на трость и с раздражением стал ждать, чего же ему еще скажет господин независимое государство, все еще не впуская его в квартиру, держал Канаду на пороге.
- Ну? Если что - нет. Чая нет, кофе нет, сахара нет, соли по-соседски нет, отменить референдум - нет. Ты все еще хотел бы войти, Мэтью? - чтобы не было так сложно и волнительно, Квебек стал представлять себе, как идет по заснеженному полю с небольшой елочкой к загону с лосем Людовиком, чтобы его той самой елочкой угостить. Оглядывая Мэтью с головы до ног в ожидании хоть какого-нибудь ответа, Рене заметил, что у того немного запачкались ботинки. Он еле видно поморщился от отвращения. Разве здоровый мужик должен ходить с "немного запачканными ботинками"? Да он должен по самые колени быть уляпан грязью и какой-нибудь уличной дрянью!
Впрочем, если мужчина педик - ему можно. Они же аккуратненько по улочкам скок-поскок, как девочки.
О том, что, возможно, Канада приехал к дому на улицу Святого Юберта на машине, Рене даже и не подумал.

Отредактировано Quebec (2012-02-04 16:15:18)

+2

6

Минуты томительного ожидания наконец-то закончились, и дверь перед Канадой отворилась, предоставляя его взору хозяина квартиры. Квебек был как всегда угрюм и небрит, а лицо его выражало крайнюю неприязнь и раздражение к гостю, что явно не повышало настроение последнего. К тому же у собеседника было с собой ружье, на которое он небрежно опирался. «Кажется всё развивается по наихудшему из сценариев». Но канадец старался не терять настроя и сохранял доброжелательное выражение лица. Ему ни в коем случае не хотелось ссориться с провинцией. Ну или хотя бы не в первые минуты их разговора. Мэтью автоматически пробежался взглядом по внешнему виду Квебека, чуть останавливаясь на незначительных деталях, до тех пор, пока не встретился с ответным взором, из которого было ясно, что впускать его в квартиру кажется не собираются. Подтверждением тому послужила последующая фраза:
- Ну? Если что - нет. Чая нет, кофе нет, сахара нет, соли по-соседски нет, отменить референдум - нет. Ты все еще хотел бы войти, Мэтью? – Как и ожидалось. Уильямсу очень захотелось устало вздохнуть. Неужели обязательно было встречать его в штыки? И пусть даже поведение Квебека было вполне логично, но всё же… «Спокойно. Не нужно отчаиваться, ещё не всё потеряно». Так как шаг в нужную сторону был уже сделан – дверь перед Канадой всё же отворилась, значит возможно его могут и впустить внутрь. А дальше он уже сориентируется. Мысленно настроившись на нужный лад, молодой человек всё же ответил:
-Да, я всё ещё хотел бы войти, - голос канадца звучал мирно и невозмутимо, а сам он терпеливо ждал ответа. Если провинция не прогонит его, то можно будет попытаться ещё раз. Кто знает, может у него действительно всё получится. Нет, у него должно всё получиться. Не зря же он так долго готовился, думал, что он скажет, как он это скажет, пытался просчитать все возможные варианты того, как ему могут возразить. Не зря же он приехал сюда, нервничал, ждал пока ему откроют, старался не нервничать и настраивался на разговор. Нет, сейчас, когда он уже стоит прямо перед провинцией и смотрит ему в лицо нельзя отступать или сдаваться.

Продолжая находиться на пороге, Мэтью заметил, что Квебек смотрит на него, судя по всему оценивая взглядом внешний вид. Вот собеседник чуть поморщился, а на его лице проскользнуло отвращение. Это было не удивительно, но всё же положительных эмоций так же не вызывало. Нельзя сказать, что канадца это раздражало, но уже начинало изрядно досаждать. Ведь и для самого Уильямса этот разговор не был желанным или приятным, и он не был особо рад ему. Но молодой человек никогда бы не позволил себе так открыто высказывать свою неприязнь к собеседнику, кем бы этот самый собеседник не был. Хотя, всё же они с Квебеком довольно разные люди, да и отношения у них не самые хорошие, поэтому так всё и складывается. Да и ситуация так же способствует тому, чтобы к Мэтью сегодня относились с особым раздражением. В общем, об этом можно было ещё долго раздумывать, но Канада решил не отвлекаться на посторонние мысли и попытался вновь сосредоточиться на том, как что он скажет, в случае, если его всё же не пустят сейчас внутрь и как ему лучше начать разговор, если всё пройдет гладко. Поэтому, не обращая внимания на то, как провинция выражает свои эмоции по поводу молодого человека или его визита, канадец продолжил стоять, спокойно ожидая ответной реакции хозяина квартиры на его слова, какой бы этой реакция не была. Кажется он действительно был готов ко всему.

Отредактировано Canada (2012-03-04 21:43:14)

0

7

Напряжение. Наполняло. Квебек. Волнение. Подступало. Он даже в собственных мыслях стал ставить точки! Нет, да вы только представьте это — точки! Не пять восклицательных знаков, а точки! Чертовые точки! Как низко!
Ура. Кажется, отпустило. Ну, право, ну, точки и точки — Дева Мария с ними! Кажется, Рене выговорился сам себе о себе. Вот такие вот они — франкоканадские умеренные эгоисты (это как умеренные националисты, что разбивают витрины, написанные на английском языке, только эгоисты).
Иногда Квебек хотел выпить сам с собой. По пинте доброго La Fin du Monde.
Точно! Квебек даже хлопнул себя по лбу, убрав на время руку с курка. Как это он-то позабыл — миру конец! А то все точки, пиво, да он сам.

Да куда уж там до таких мыслей, когда пред тобой возвышается грозный англосаксонский прихвостень! Его ноздри так и вздымаются! Он жаждет крови! А это было странно. Хуже некуда, ведь мсье Рене Матьё Трамбле страсть как не любил странности. А потому однажды — в каком-то там мохнатом году —, Рене, завидев странную женщину-блондинку с волосатыми ножищами, что просила называть ее «Papa», разорался. Так погибла первая пара французских поселенцев, две птички, а также была напугана белка. Да и поговаривают, что камню, размозжившему башку одну французскому старикану, тоже пришлось несладко. Вот из-за такой вот травмы детства Квебек иногда и плачет по ночам, под одеялом, обняв плюшевую химеру. И именно из-за этого он не любит странности. Но сейчас не об этом! Сейчас пред взором Рене предстал самый настоящий монстр!
От такого грозного Канады, что даже не запнулся, произнося предложения, Квебек шарахнулся. Еще бы тут не испугаться! А рука его сама поплыла как лебедушка к курку. Хотя... Нет, неправильно! Она ринулась к частичке сложной машины убийств словно сокол-сапсан — быстро и беспощадно!
«Упаси тебя Святой Юберт от собачьего бешенства! Этот.... Канада!..» — не успев закончить мысль, Квебек одумался. Слово «Канада» напомнило ему о том, кто тут суровый лесоруб-непедик! А кто — нелесоруб-педик!

Да это противное словечко — «Канада» — даже без отвращения не выплюнешь изо рта! Естественно! Ведь его можно только презрительно цедить сквозь зубы. Или фыркать в темноту. Или говорить елейным голосочком, творя иронию и жесткий сарказм. Но вот с уважение — увольте! — сказать его нельзя было.
Порою Квебек даже задумывался над тем, что нужно бы как-нибудь — скажем, следующим летом — выйти на улицу в странного вида очках и кричать, что есть мочи: «Канннада! Канннада!».
И опять этот чертов англоговорящий (не зря, кстати, приставка «англо-» так похожа на такое звучное наречие как «нагло»!) Квазимодо отвлек Квебека от мысли.
Ах, да, он же хотел съязвить! Вишь, все еще хотел бы этот содомит войти! А то, что дуло прекраснейшей двустволки в сантиметре от его жалкого брюха — его, видите ли, вовсе не волнует! Ну-ну.
А впрочем, некоторые (то есть, все) гуманисты (что сплошь педики) назвали бы это экстравагантным словцом – «беспечность». Но Матьё-то знал, что это тупость! Ведь у этого педрилы ума даже не хватало на то, чтобы научиться изъясняться по-французски!

«Ке фэр?! Фэр-то ке?!». Да вот действительно, что?!
План по унижению блондинчика начал приобретать форму эмбриона в мыслях Рене.
Вздох и выдох. Такая неожиданность. И вот на этой непредсказуемой ноте Квебек сделал выпад своим нелакированным орудием:
— Так коли хотел бы, так чего не проходишь, а? Али душа в пятки перебежала? Нет-нет, что ты, ты не бойся, проходи. Как там у вас, наглоканадцев, — Рене тут же схватился за свою великолепнейшую мысль про «англо-»/«нагло» и не преминул ею воспользоваться, — принято говорить? Чувствуй себя как дома? Располагайся, тут у меня уютненько, знаешь ли. Или ты не согласен?
Глаза Квебека сверкнули. А сам он непринужденно зевнул. От эдаких манипуляций ружье перекосило, и оно уставилось в паховую область — ой, пардон, в провинцию — Канады. Если такая, конечно, имелась (как бы Квебек не любил эту чертову Британскую Колумбию и Юкон — а уж их он бы на пару нарек мужским половым хуем, — поставить под вопрос пол и ориентацию Канады он попросту не мог).
— И да, человечишка. Руки держи в поле моего зрения. Слабого зрения. А то кто тебя, полуколонию, знает-то — авось еще обворуешь бедного мсье Рене Матьё Трамбле. Небось, только и ждешь, как бы умыкнуть мою чудную обувную ложку! Думаешь, такой прям незаметный, да?! Не на того напал!
Да вот уж действительно! Глазишки-то вороватые. Вот педик, а! Сам Рене еле заметно задвинул голову безрогого лося за миленький будуарный столик около зеркала.
Внутри своей тонкой и возвышенной души Квебек ликовал. А может и не ковал. Но вот снаружи он бесновался. Занимался сатанизмом, так сказать, — оскорблял маленького миленького ангелочка-Уильямса.
— Тьфу!
Квебек уже немысленно сплюнул заковыристое имечко Канады с языка.

+1

8

Оказалось, что на этом странности не заканчиваются. Краем глаза наблюдающий за Квебеком Канада заметил, что тот, во время своих довольно долгих раздумий вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. Причем сам Мэтью вряд ли мог догадываться о причине этого действия, да и не хотел он этого. Канадец даже подумал о том, что на это всё можно бы не обращать внимания, ведь гораздо более странно было бы, если бы провинция радушно встретил его на пороге своего дома, провёл бы в дом, угостил бы чаем (вином?),  выслушал бы и с удовольствием принял бы все предложения канадца. Вот тогда бы стоило волноваться, а так причины для волнения не столь весомые. Да и вполне возможно, что собеседник просто отвлекает его внимание. Ну, это так, одна из версий, которую Канада пока не особо рассматривал.

Однако хозяин дома всё ещё молчал, что стало уже порядком надоедать. Возможно, другой на
месте парня давно бы развернулся и покинул это место. Но Канада был серьёзно нацелен на разговор с провинцией и не собирался уступать. Да и к тому же Мэтью был достаточно терпелив, чтобы остаться стоять на месте и доброжелательно улыбаться Квебеку, который уничижительно смотрел на него. "Ничего, один разговор и я вернусь обратно домой, там, наверное, и погода лучше, да и вообще… Надо терпеть, это нужно мне самому, никто по моим делам бегать не станет. Эх… Соберись же, тряпка!" От собственных размышлений его отвлекли звуки, которые, очевидно, издавал собеседник. Вот только это был не долгожданный ответ на реплику канадца, а лишь шорох от того, как шарахнулся хозяин дома. «Чего это он?» Однако не успела эта мысль промелькнуть в голове молодого человека, как рука Квебека вновь легла на курок. «А, нет, всё в порядке, хотя это ничего хорошего и не предвещает».

И вот наконец-то его собеседник соизволил заговорить. Причём сказать он решил видимо всё и сразу, сопровождая свою речь недвусмысленными передвижениями дула своего ружья. Мэтью не мог сказать, что ему было уютно под прицелом оружия, однако он старался не обращать на него внимания. Хотя опасаться стоило, этого Канада не забывал. Выслушав хозяина дома и посмотрев краем глаза на дуло двустволки, Мэтью решил наконец ответить, ведь он пришёл сюда не молчать, верно?
-Думаю, что для того, чтобы я прошёл, ты должен впустить меня внутрь, я не прав? – молодой человек вежливо улыбнулся, хотя знал, что это не произведет никакого положительного эффекта. «Ну а вдруг…»
-Вполне уютно, да… - скорее из вежливости промолвил он. А вот на последние несколько реплик канадец решил вообще не отвечать. Это лишь порадует Квебек, а Канада не за тем сюда пришёл. Однако он не преминул заметить, как провинция быстренько запрятал свою драгоценную обувную ложку за небольшой столик. «Вот ведь глупости, и зачем мне это… Хотя в его глазах я вор разбойник и негодяй, чему тут удивляться. Всё, хватит цепляться к мелочам».

-Так мы сможем наконец поговорить? – спокойно сказал Уильямс. Ждать ему уже порядком надоело, а его терпение сегодня, похоже, ещё не раз испытают, и молодому человеку не хотелось его тратить его до начал разговора, ведь всё должно пройти как можно лучше. Ну, по крайней мере, канадец на это надеялся. А ещё он надеялся на скорый ответ Квебека…и на его согласие. Можно было много на что надеяться, однако это мало что давало. Пожалуй, только веру в себя и в свои силы. А это то, что могло сейчас помочь.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Ты отказала мне 2 раза, "Не хочу!" - сказала ты (Квеб., Кан.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC