Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Кошелёк или жизнь!


Кошелёк или жизнь!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место: Лондон, Вестминстерский дворец.
Время и Погодные условия: 29 октября 2012 года, около 14 часов, пасмурно, небольшой ветер, периодически льёт дождь.
Главные действующие лица: Англия, Северная Ирландия.
Второстепенные персонажи: Уэльс, Шотландия (исключительно по их собственному желанию).
Нежелательные страны: все остальные.
Зачин: Встреча с родным братом и принятые на ней решения не остались висеть в воздухе. По возвращении домой, Северная Ирландия оперативно подготовила все необходимые бумаги и вскоре отправилась в Лондон, где сперва увиделась с остальными членами британской семейки (Гайд-парк). Однако не это было её главной целью. Основная задача куда более прозаична - выколотить из Англии средства на развитие региона, при том больше, чем обычно. Для чего? Нет, не себе в карман, а в братский ирландский. Только одно мешает. Артур мало того, что бережливый, так ещё и чертовски подозрительный: на всяких заговорах не одну собаку съел. Поэтому Северной Ирландии предстоит постараться и деньги получить, и Кёркленда вокруг носа обвести, и не выдать своих истинных намерений.
Первыми стартуют: Северная Ирландия --> Англия


Итог: Северной Ирландии не удалось добиться у Англии дополнительного финансирования региона (попытка намекнуть, что было бы совсем не плохо увеличить число поступлений в бюджет для стабилизации отношений между ирландцами и англичанами, провалилась). Вместо этого, девушка узнала о грядущем сокращении на 5%, которое, тем не менее, коснется всех частей Соединённого Королевства, но не слишком отразится на их благосостоянии. Мэри МакКарти требуется найти иные источники денежных средств, если она хочет выполнить данное брату (Ирландии) обещание. С другой стороны, у девушки возникли сомнения относительно праивильности своих действий: стоит ли бороться за независимость в условиях столь напряжённой международной обстановки (о которой она знает немного, отрывочно и мозаично, но всё же общую тенденцию ощущает)?

0

2

«Как мил мне будет Лондон, когда утонет он в крови» - думала Северная Ирландия, когда напрямую стояла у ворот Вестминстера. Подняв голову вверх, девушка увидела высокие узорчато-угловатые стены дворца, как его величают. Раздался колоконый звон, который раздражал слух Ирландии. Нет, перезвон колоколов нравился Мэри, но всё то, что находится на территории Англии, а тем более Лондона, было отвратно ей. Северная Ирландия опаздывала на минут 10, это явно не порадует Англию, ну и пусть.  Поправив ремень зелёного плаща, откинув ализариновые волосы, девушка подошла вплотную к посту Вестминстера, как незнакомый мужчина англичанин прикрикнул на неё, хотя со стороны это выглядело вполне безобидно, если бы не последнее предложение, которое словно прошипели:
-Мисс, куда вы, извините, но вход посторонним воспрещён. Особенно ирландцам.
-Как бы то ни было, мне можно, Мэри МакКарти, нет, Мэри Уолш, - Северная Ирландия выпрямила спину и с призрением посмотрела на нерослого и упитанного англичанина, который лишь фыркнул, пропуская Северную Ирландию в Вестминстерский дворец.
Что не говори, а Англия любил доказать, что он Великая держава, нет, не просто любил, а обожал.
Идя в своём деловом костюмчике, который скрывался за изумрудным плащом, девушка крепко сжимала в руке папку с документами, да так, что пальцы немели. Свинцовые тучи накрыли Лондон, порывистый ветер бил в лицо… Знаете, Северная Ирландия вообще сейчас словно снималась в какой-то рекламе, ибо шла, а её красно-рыжее волосы развивал ветер, плащ слегка задирался, показывая края чёрного платья, а стук каблуков слышался по всей ближайшей территории… По саду Вестминстера, который вёл именно к главному входу, горделиво шагала Северная Ирландия, показывая своё отвращение ко всему, что здесь находилось. Все эти неживые лужайки, и полуобнажённые ветки деревьев не радовали глаз, кое-где только проскакивала золотая листва. Дойдя до огромной двери, которая прямо-таки внушала то, что простая хрупкая девица её не откроет, Северная Ирландия попыталась открыть её, но как только она хотела отпустить ручку, как чуть ли не по лбу эта дверь её ударила, распахнулась, и из неё выскочил высокий мужчина – типичный шотландец. Выглядел он крайне недовольно и даже раздражённо. «Национальная Шотландская Партия?» - подумала Ирландия, несколько удивившись. Девушка же внезапно поежилась, чувствуя на себе чей-то пронзительный взгляд, но поведя плечами, с легкостью зашла в здание, закрывая за собой дверь, стараясь ею хлопнуть. БАБАХ! Оглушительный хлопок, на минутку показалось, что стены рухнут, а потолок обвалится, а Ирландия в свою очередь же зажмурила глаза и закусила губу, делая вид ни в чём невиновной девчонки, которая вообще случайно зашла сюда.
-Девушка, вы находитесь…
Нет, Ирландия не дослушала высоченного мужчину, голос которого явно охрип. Быстро развернувшись в неведанную сторону, девушка побежала, куда глаза глядят, боясь чтения моралей старого англосакса. Однако если вспомнить, то во дворце 1200 помещений, 100 лестниц и 5 километров коридоров. Вы думаете, здесь так легко не потеряться? Нет, конечно же, здесь сделать это слишком легко, особенно если вы ирландка, которая бывает в этом дворце как максимум раз в месяц, и то её обычно кто-то доводит до кабинета Артура Киркленда, а тут так пустовато, слышен только странный английский говор, такой мягкий, а Северная Ирландия сказала своё (на ирландском, конечно же):
-Фу, как некрасиво.
Через 10 минут скитаний по коридорам, протаптывания каблуками туфель алые ковровые дорожки, Мэри всё-таки нашла желанную дверь. Открыть тихо и аккуратно зайти? Нет, не слышал. С ноги открыв дверь, Северная Ирландия ворвалась в кабинет Англии, с дикой усмешкой.
-Здравствуй, братец, враг чудесный!
Захлопнулась  дверь, а девушка сняла изумрудный плащ, сумку, которые повесила на деревянную вешалку, которая располагалась  в дальнем углу комнаты. Они составили компанию пальто Артура и его зонту. Порхая по кабинету, девушка обратила внимание, что Англия только сел за стол, словно он только что ходил вальяжно по кабинету, рассматривая стены комнаты или думая о жизни.
-Как настроение, милый? – последнее было сказано с язвительной ноткой. Усевшись на кресло, которое располагалось напротив рабочего стола Киркленда, девушка прижимала к своей груди папку с документами, мило улыбаясь. «Ох, главное, чтобы все нормально произошло, и чтобы он ничего не заподозрил».
-Ну, наверное, неплохо было бы выпить чаю, да? Или виски?
Положив ногу на ногу, девушка стала мотать одной из них, немного нервничая.
-Кстати, отличное пальто, - девушка повернула голову в сторону вешалки. Мэри вглядывалась в окно, стараясь, как обычно, не смотреть в глаза Артура, ибо это было столь неприятно, нет, это смущало. А за окном лил вновь ливень, с силой врезаясь в стекло, да так капли барабанили, что хотелось зарыться в какой-то плед и выпить чаю или же горячего шоколада, взять книжку и устроиться поудобнее.

Отредактировано Northern Ireland (2011-10-14 23:35:17)

+1

3

Бумаги, бумаги, бумаги... Сводки, описи, рекомендации, бесчисленные финансовые документы. Целая кипа бесполезных листочков, зачем-то скинутых Артуру на рассмотрение. Будни страны как-то не шибко отличались от тех же рабочих дней обыкновенного офисного планктона. По крайней мере, в последние пару недель точно. Пробежался взглядом по очередному предложению по снижению социальной напряжённости и занёс самое важное в ноутбук. Сохранил. Взял следующую бумажку и провернул с ней аналогичную операцию. И что самое ужасное, голова просто раскалывалась с самого утра. Озадаченно прищёлкивая языком, Англия объяснял этом простым "надо бы лечь сегодня пораньше" и при этом уже был уверен, что раньше часа ночи вряд ли доплетётся до постели. Нажрался таблеток - не помогало. Сегодня опять парламент кипел, но англичанин откровенно забил на него, решив сосредоточиться на пусть нудной и скучной, но всё-таки необходимой бумажной работе. Вряд ли обе Палаты вдруг сгенерируют некую потрясающую идею. Внутренние дела больно покалывали английское самолюбие и ревниво заставляли Кёркленда сидеть именно с ними, а не оглядываться на международную политику. Приходилось как-то совмещать, впрочем традиционно действовал принцип "сначала внутреннее, потом только внешнее". И Англия не мог от него никуда деться, поскольку сам же его некогда и взлелеял. Внезапно заголосили "Битлы" на телефоне...

- Папку на рабочем столе открой, не в 16 веке живём! Нет. Сегодня пропущу, увы, мой друг, увы, заседайте без меня. Позовёте, если что-нибудь дельное надумаете. Англия раздражённо нажал на кнопку окончания вызова. - Аррр... Как же бесит эта дикая дотошность! Как будто я им и страна, и королева, и парламент в одном лице. Бросив мобильный на рабочий стол, Кёркленд завёл руки за спину и навернул круг вдоль кабинета. Колкий взгляд скользнул по настенным часам. "Кха... Она как всегда опаздывает! Словно специально хочет меня этим позлить. Вот угораздило же такими родственничками обзавестись." Губы англичанина искривились в ироничной ухмылочке. Конечно, его отношения с братьями и сестрой были просто эпичны и достойны собственного романа в несколько томов. Вроде бы и родственники, но при этом всегда любезно готовы насолить Англии, как будто он главная причина всех их проблем и неудач. "Тоже мне, нашли козла отпущения!" Кёркленда такая ситуация особо не радовала, но за пару столетий всё же успел к ней привыкнуть и даже отчасти смириться. Следовало отдать дань истории: ведь именно он выступил в роли завоевателя, что подмял под свою власть всех родственников. Какая уж тут может быть любовь! Ну, почти всех, одному всё же удалось отвоевать независимость и право на самостоятельное существование. И этот родственник стал прямо-таки занозой в заднице и пороховой бочкой под самым боком. Бесило. Пройдясь по комнату, Артур наконец-таки приземлился за рабочий стол. Кстати говоря, обстановка отдавала викторианским стилем, хотя и была оборудована по последнему слову техники. Но не успел Англия даже головой повести, как наконец-таки явилось ОНО... Рыжее, наглое и беспардонное. Дверь с шиком и треском распахнулась, впрочем, не в первый и не в последний раз.

- Здравствуй, братец, враг чудесный! Кёркленд тут же наградил свою "любимую" родственницу осуждающе-презрительным взглядом и с усмешкой на устах поприветствовал дамочку: - Какое шикарное появление, дорогая сестрица, жаль, оно в тебе в фартинг влетит. Тонкий британский намёк, что сломай она дверь, будет сама ремонтировать из своего же бюджета. Артур хмыкнул и уже более серьёзно заметил, явно укоряя: - Ты опоздала. Почти на полчаса. Постарайся быть более пунктуальной в следующий раз. Сам же был на 100% уверен, что его слова повиснут в воздухе, не достигнув сознания Ирландии, которой только и надо, что позлить Артура. Впрочем, привычно, ничего нового, однако ж заметить надо.

Скрестив руки на груди и закинув одну ногу на другую, англичанин со скупой миной наблюдал за гостьей. - Как настроение, милый? Абсолютно спокойно ответил: - Превосходное, а у тебя? Взгляд зелёных глаз быстро пробежался по Северной Ирландии и остановился на папке, что она сжимала у себя на груди. "У неё только два повода по собственному желанию заявляться ко мне: либо деньги нужны, либо независимости требовать начнёт. Последнее, скорее всего, пока отпадает." Естественно, у Англии была очень хорошо развита интуиция, отточенная столетиями интриг и заговоров, хотя тут надо быть полным идиотом, чтобы не понимать причин появления МакКартни в Вестминстере БЕЗ личного вызова Кёркленда. 

Улыбка невероятно шла Мэри, но сейчас она была не более, чем прекрасной актёрской игрой, и Артур прекрасно это понимал. - Ну, наверное, неплохо было бы выпить чаю, да? Или виски? Британец пожал плечами. - Пожалуй. Нажал кнопку на телефоне и неспеша проговорил свою просьбу секретарше. После обратился к сестрице: - Скоро принесут, - и тут же указал кивком головы на небольшой бар, - Виски и стаканы там. Возьми, если хочешь.

- Кстати, отличное пальто. Кивнул. - Благодарю. У тебя тоже. Артур откинулся на спинку кресла и перешёл непосредственно к делу: - Ну, давай, выкладывай, что тебя заставило по СВОЕЙ воле объявиться в Лондоне, да ещё и в Вестминстере? Не удержался от ухмылки. - Хотя, нет дай догадаюсь, тебе внезапно понадобились деньги или нечто в этом роде. "Впрочем, я бы её всё равно вскоре вызвал. Предстоит обсудить бюджет региона на следующий год."

Отредактировано England (2011-10-15 20:00:57)

+1

4

Продолжая нервно ёрзать по креслу, девушка положила папку с документами на стол. Аккуратно проведя пальцами по её краям, девушка всматривалась в лицо брата, немного нахмурившись.
-Превосходное, а у тебя?- промолвил Артур, после чего девушка наклонила набок голову, несколько закусив губу, поразмышляла. «И что вот ответить. Правду? Ой, нет!»
-Шикарно! Дела идут в гору, братишка.
Переменная пальцы, девушка услышала слова Киркленда о виски, соответственно, девушка подошла сразу же к небольшому бару, шла Мэри к нему, немного подпрыгивая, можно сказать, пружинистой походкой, звеняще напевая ирландские мотивы. Открыв шкафчик с алкоголем, девушка вытащила бутылку шотландского виски и два бокала. Эй, шотландские виски? Ах да, она в Великобритании. «Фе, ну ладно, это же братишка Скотт…» Ухмыльнувшись, Северная Ирландия направилась к рабочему столу Англии, от которого так и веяло стариной и старинными бумагами, та словно видела прошлое, когда она была безвольной девчонкой-трудягой.
-Будешь, аль нет, deartháir daor*?
Северная Ирландия внезапно посмотрела на брата с любовью, с опекой. Честно говоря, уже пришло то время, когда девушка должна заботится о ближних, и она бы заботилась, если бы не Англия, который сам виноват.
Поставив бутылку виски и 2 стеклянных бокала на отполированный стол, девушка заправила локон ализариновых волос за ухо и открыла папку, продолжая стоять у рабочего места Англии, облокачиваясь на него левой рукой. Был слышан шелест бумаг и прозвенел голос Северной Ирландии:
-Итак, собственно, у меня есть гениальная идея. Помнишь Ольстерский конфликт? Да, конечно помнишь, - девушка словно сказала свои мысли вслух, далее голос был излишне сухим, даже можно сказать чопорным. – Итак, если вспомнить, то и ныне противоречия католиков и протестантов на моих территориях просто ужасают. Чуть ли не каждый день происходят потасовки на улицах Белфаста и Дерри, и не смей мой Дерри называть позорно Лондондерри. Ни мне, ни тебе это не надо. Я предлагаю усилить спонсирование программы по поддержанию дружеских отношений между англичанами и ирландцами на МОЕЙ территории. Ныне у меня не всё с этим в порядке, я предлагаю не разграничать католиков и протестантов, а наоборот их сталкивать больше. Сам подумай, в эпоху миражной толерантности сие возможно, не так ли? Детские сады, школы, пропаганда на рабочих местах – чем не вариант? Будем давить на то, что все мы люди и у каждого есть свой выбор, а англичанин или ирландец ты – роли данный факт не играет. Шотландцев можно не трогать, ибо и мои, и твои относятся к ним одинаково прекрасно. Идея проста, как чистый лист, но действенна, как ты сам понимаешь, главное – выбрать нужные слоганы и пиар-ходы. В общем, деньги, mo dheartháir**. Вопрос только в деньгах. Сам понимаешь, что ныне в Северной Ирландии, как и всегда, ситуация крайне нестабильна, что не должно и удивлять. Сепаратизм ведь не нужен ни тебе, ни мне, - голос звучал твёрдо и жёстко, даже более чем серьёзно. Северная Ирландия посмотрела потускневшими глазами на Англию и склонила голову, просматривая некоторые бумаги в чёрной папке, которую она притащила сегодня с собой. «Почему всё так, а не иначе, почему мне придётся делать это? Почему я не могу жить с братом на нашем острове? Мне не нужна полноценная автономия, когда я буду вновь с Ирландией. Почему мне приходится врать Артуру? Зачем мне это? Почему ему бы меня просто не отдать Мариусу? Это ведь было так подло, отобрать родную сестру и использовать в своих корыстных целях, ненавижу его! Почему? Хотя, отобрал ли он меня? Голову оторву после Киркленду за это…»
Тяжко вздохнув, девушка открыла бутылку виски, наливая янтарный напиток в бокал. Наполнила девушка его всего наполовину, хотя могла позволить себе и большее, но всё же сейчас главное держать себя в руках и следовать плану. Отпив виски, девушка облизнула губы, закрыв глаза. Она, скорее всего, так себя успокаивала.
-Ах, gleoite*** мой, братец… - шептала Мэри, обходя стол с левой стороны так медленно, как только можно было. МакКарти зашла слева и встала позади сидящего Англии:
-Я думаю, тебе понравилась эта идея, братишка.
Девушка горячо прошептала на ухо эти слова с нежностью, обнимая плечи относительно дальнего родственника. «Как же тошно на душе!» На самом деле хотелось просто выбежать за дверь, девушку тошнило от тех действий, которые она совершала, но она продолжала сжимать в объятьях Киркленда. «Была бы воля, впилась бы ногтями в горло, которое так близко…»
-Никому не нужны проблемы в виде бунтов и революций, так ведь, я думаю? Или же нет, брат?
«Как противно его в серьёз называть братом, я не хочу опошлять значение этого слова!» Девушка прижала по-родственному к себе Англию, и после Уолш младшая развернулась в сторону окна, прочь от англосакса, пряча от него лицо, полное призрения, ненависти и к себе, и к Англии. Она, чуть ли не плача думала о том, почему она решила давить на далёкие родственные связи. «А на что ещё давить?» Прижав ладонь ко рту, девушка чуть ли не всхлипнула. Облокачиваясь на спинку кресла Артура своей спиной, девушка кусала себе язык за ложь, а если бы она могла, она бы ещё побила себя по рукам, за то, что ими сделала. Цокнув, она продолжала наблюдать за ливнем, который никак не прекращался, а он всё барабанил и барабанил по стёклам окон Вестминстера.

Перевод с ирландского
gleoite***- милый
mo dheartháir**-мой брат
deartháir daor*-дорогой брат

Отредактировано Northern Ireland (2011-10-16 18:18:02)

+2

5

- Шикарно! Дела идут в гору, братишка. Артур немного увёл взгляд в сторону. "Нда, как же, и это на фоне общего падения экономики Великобритании. Если бы правительство не приняло дополнительные меры, давно бы уже в рецессии плавали. В этом году, конечно же, ещё Олимпиада нам на руку сыграла." Дело неспеша свернуло к выпивке. - Будешь, аль нет, deartháir daor. Перед носом об стол стукнулись два стакана и бутылка шотландского виски, столь любезно оставленных старшим братом. "Неужели она считает, что я не понимаю ирландского?" Отрицательно покачал головой: - Нет, я на работе, как ты уже могла заметить. Взгляд Англии скользнул по папке, которую принесла с собой Ирландия.

Задел был дан, и Артур внимательно вслушивался в каждое слово, оброненное МакКартни. - Помнишь Ольстерский конфликт? Хмыкнул, подумав: "Как тут его забудешь." - Я предлагаю усилить спонсирование программы по поддержанию дружеских отношений между англичанами и ирландцами на МОЕЙ территории. На лице британца отчаянно заплясало скептическое выражение. "Ну да, ну да, как я и думал. Деньги, деньги и ещё раз деньги." Пока что Кёркленд молчал, мысленно подмечая те или иные важные для него моменты. - ...не разграничать католиков и протестантов, а наоборот их сталкивать больше. Сам подумай, в эпоху миражной толерантности сие возможно, не так ли? "И тем самым зажечь вековую пороховую бочку." Англия несколько нахмурился, прямо смотря на собеседницу. Складывалось такое навязчивое ощущение, что это всё он уже проходил... - а англичанин или ирландец ты – роли данный факт не играет.  Тут уж Артур не удержался и растянул губы в ироничной улыбочке. "Ага, как же, роли не играет. Она мне тут что, сказки пришла рассказывать?" - ...главное – выбрать нужные слоганы и пиар-ходы. Вопрос только в деньгах... Сепаратизм ведь не нужен ни тебе, ни мне. Кивнул. Да, конечно, сепаратизм ЕМУ не нужен. Артур сильнее прижался к мягкой обивке кресла и поднял взгляд к потолку. Молчал, размышляя. Поведение Северной Ирландии всегда казалось ему странным, и он ей не доверял, каждый раз видя в её предложениях и идеях какой-то незримый подвох. Может быть, это уже развилось в некий вид предубеждения, но факты говорили сами за себя. Пока на территории Северной Ирландии проживает более 50% протестантов, лояльных к Великобритании, он может быть относительно спокоен. Однако заставляло волноваться то обстоятельство, что среди молодёжи преобладают католики, чьи родители выступают большей частью за присоединение к Ирландской Республике...

Мэри медленно обошла британца и встала позади него. - Я думаю, тебе понравилась эта идея, братишка. Её горячее дыхание обжигало. Артур немного покраснел, скосив взгляд на девушку. Руки ирландки обвились вокруг плеч "брата". - Никому не нужны проблемы в виде бунтов и революций, так ведь, я думаю? Или же нет, брат? Уголки губ растянулись в лукавой насмешке, а зелёные глаза аж сверкнули. "Какая прекрасная игра, сестрица! Жаль, я уже не раз становился зрителем подобного театра одного актёра." Однако это осознание всё ж не спасало от предательски зардевшихся щёк. Увы, для Северной Ирландии была характерна некая двойственность. Она могла шикарно разыгрывать какие-либо несуществующие чувства в отношении того же самого Англии. Сперва он попадался, конечно же, но с годами привык и раскусил. Так что наблюдал он за нынешним выступлением с красной скептической рожей. Как ни крути, а Мэри МакКарти, действительно, была красивой рыжей бестией. Хотя её красота несколько увядала в глазах Кёркленда, подпорченная личным отношением. Девушка отвернулась, прислонившись к спинке британского кресла.

Тяжело вздохнув, Артур бросил взгляд на настенные часы. Просто так, дабы хоть чем-то занять своё внимание. Всё ещё держа руки скрещенными на груди, продолжал нагло молчать. В кабинете на пару минут воцарилась тишина, нарушаемая разве что барабанной дробью дождя, бьющегося о стёкла, и тиканьем стрелок часов. Насмешливая улыбочка давно куда-то исчезла с лица англичанина. Уголки губ опустились. Выражение глаз стало отчего-то хмурым. В голове Англии бушевала непогода куда большая, чем та, что сейчас творилась на улице. Конечно, он не любил ирландцев. Почему? Сам не знал, или не помнил, не хотел знать, но это уже стало традицией, а традиция для англичан - наше всё. Но тем не менее, Артур - не  полнейшая сволочь и был благодарен Северной Ирландии за то, что она поддержала его во время Второй Мировой войны, в отличие от её братца, вставшего на позицию нейтралитета. Кёркленд поднялся с кресла и облокотился о его спинку, развернувшись к девушке. - Эй, МакКартни, хватит закатывать театр одного актёра. Зритель, увы, не оценит. Однако произнёс абсолютно не злобно, даже без какой-либо иронии. Самым обыкновенным, спокойным тоном. Раздосадованно фыркнув, англичанин продолжил: - Перестань уже называть меня "братом", надоело. Я же знаю, что тебя воротит от этого. Мы лишь какие-то там дальние родственники, седьмая вода на киселе, как говорится. Сама себя же мучишь. Артур положил обе ладони на плечи девушки и аккуратно подтолкнул её, дабы она отстранилась от кресла. Голос британца дрогнул, прозвучав несколько мягче, чем минуту ранее: - Иди садись, обсудим всё без выкрутасов.  У меня есть для тебя одно важное сообщение. Не знаю, как ты к нему отнесёшься. Юноша пару мгновений понаблюдал за реакцией Мэри, после чего развернулся и вновь расселся на законном месте.

В дверь постучали, и тут же в кабинет вошла молоденькая секретарша. Щёлкая "колокольчиками" (модель каблука), она поставила на стол две чашки ароматного чая и тут же вышла. - Благодарю. Чуть улыбнувшись, Артур немного кивнул головой, как бы указывая Ирландии. - Попробуй. Сорт "Молочный Улун". Необычный такой. (Обладает ароматом свежего или топлёного молока, отсюда, соответственно, и название.)

Отредактировано England (2011-11-07 00:11:37)

+1

6

Пустующая тишина, откровенно говоря, напрягала и только разлагала обстановку. Почувствовав на своих плечах ладони Англии, девушка, отстранившись, поёжилась, что совершенно нормально. Конечно, прикосновения не совсем приятного тебе человека не обрадуют, что уж тут говорить. Кёркленд нарушил тишину, начал что-то говорить мягче, чем обычно, но Ирландия даже этого не слушала, даже не хотела слышать, она всего лишь, повинуясь указаниям Англии, села на кресло, сказав лишь сумбурное:
-Что? Извини, я тебя не поняла.
Конечно, Ирландия и не хотела его понимать, точнее она вообще его не хотела слушать, погружённая в свои мысли, девушка рассуждала о чем угодно.
«Почему я его ненавижу? Почему мне так хочется от него отвязаться. Да, он дискриминировал мой народ, да, он ненавидит меня, но должна ли я его ненавидеть? Почему мне нельзя смилостивиться и просто общаться с ним на равных? Нет, я должна быть сволотой, которая его не признает, с чем я тоже согласна. Революции, восстания, Ольстерский конфликт. Почему…»
- Иди садись, обсудим всё без выкрутасов.  У меня есть для тебя одно важное сообщение. Не знаю, как ты к нему отнесёшься.
Усевшись на уже знакомое кресло, девушка сняла с ног тесные туфли, подогнула под себя коленки, уставившись на Артура, как ребёнок. Глазами впиваясь в «брата», МакКарти наклонила голову и не совсем внятно произнесла:
-Что? Ещё одна глупая идейка, которая меня лишит большей свободы? Как же ты любишь меня унизить.
Тут на каблуках вошла в кабинет молоденькая секретарша, которая принесла чай.  «А почему у него такая секретарша?» Девушка особо не привлекала внимания, она была чем-то расплывчатым и непонятным, словно она вообще была чем-то туманным и абстрактным, во всяком случае, для Ирландии. После слов Англии, Ирла прикусила губу и двумя ладонями обхватила кружку с чаем. Поднеся её к губам, девушка осторожно подула на содержимое и, попробовав языком, отпила немного, после чего вновь вздохнула, да так тяжко, что казалось, что на душе у девушки что-то кипело, но вырваться не могло по ряду несуществующих причин. Мэри отводила взгляд в сторону, попивая чай. Честно говоря, она сейчас не выглядела на свои 21, ибо взрослая девушка на деловой встрече не будет сидеть на коленках и, прихлёбывая, пить чай, но всё это, однако, смотрелось достаточно мило и так по – североирландски. Допив свою кружку чая, девушка ещё налила себе из чайника, но употреблять не стала.
-Вкусно, - сухо сказала Ирландия, после чего оглянулась и скрестила руки на груди. МакКарти немного поерзала на месте и заглянула прямо в глаза Англии со словами:
-Что ты от меня хочешь? Кстати, у тебя нет тут пледа?
Звучало это не строго, а наивно и устало, даже более чем, можно даже сказать, что чувственно.  Знаете, свои чувства и желания Ирландия, в конце концов, показывала. За окном тарабанил дождь, хотелось принять домашнюю позу, забыв про официоз, и выпить чаю. Только вот пледа для всего этого не хватает, а также брата и книжки под рукой. Англия тоже мог бы вписаться, но тогда бы пришлось убрать брата, ибо их совместное времясопровождение не сказывается хорошо на Северной Ирландии. Просто не любила Мэри МакКарти подобные вещи, так как официальные встречи, даже что-то полуофициальное у неё вызывает небывалое неудобство и дискомфорт. В конце концов, ирландка встала с кресла, которое явно было уготовлено ей, легла на мягкий диван, который располагался недалеко от вешалки. Этот  диван она прекрасно помнила, да. Именно на нём она окончательно поняла, что она станет частью Великобритании, что Мэри  является зависимой территорией. Зависимой от Англии. Она помнит, как она рыдала, просила оставить её, она помнит,  как  плакала, когда  умоляла помочь, когда просила самоуправления. Всё вечно было связно с этим бордовым диваном, который так и тянул Ирландию. Пристроив свои ноги, девушка что-то невнятно пробормотала, и закрыла глаза со словами:
-Ты говори, продолжай-продолжай, я тебя буду слушать, просто я так устала, а мне так нравится твой диванчик!
Проговорила это Мэри несколько сонно и рассеянно, подкладывая по голову ладошки. Девушка иногда открывала глаза, нежно и рассеянно смотря на Англию, а потом опять закрывала, прислушиваясь к звукам ливня за окном, который и не собирался прекращаться. Он так усыплял и успокаивал, что не хватала только пледа.

Отредактировано Northern Ireland (2011-10-28 23:59:17)

0

7

Мэри не вняла разглагольствованиям англичанина. Специально или случайно - фиолетово, но Артур ведь старался, искал подходящие слова... В общем, он просто плюхнулся на своё родимое кресло и тупо забил. Что спорить с глупым, а главное чертовски упёртым, почище барана, человеком? Это я о Северной Ирландии, если что. Девушка расселась напротив: сняла туфли и подогнула под себя колени, на что Кёркленд только неоднозначно хмыкнул. У МакКарти явно отсутствовала даже база знаний официального этикета на подобного рода встречах. Ну, или она специально старалась вести себя абсолютно противоположно, успешно играя тем самым на нервах Англии. Впрочем, они же не чужие люди, в конце концов. Родственники или нечто вроде того. Так что некоторые вольности, конечно, позволительны, но всё в мерах разумного. - Что? Ещё одна глупая идейка, которая меня лишит большей свободы? Как же ты любишь меня унизить, - невнятно пробурчала ирландка. Артур чуть вскинул брови и сделал вид, что не расслышал. "Тебе бы только ныть и жаловаться, как всё плохо и ужасно, как меня притесняют и обижают, а я вся такая милая и хорошая. Бесит уже." Хотя бесила его не столько Мэри, сколько все те экономические выкладки и документы, что он пролистал перед её приходом. Они были, мягко говоря, не очень оптимистичны. А Северная Ирландия лишь подливала масла в огонь.

Наконец принесли чай. Обхватив руками кружку, Кёркленд сделал пару небольших глотков. "Ах, да, таблетки..." Болела голова. С утра. Англия тихо приоткрыл один из нижних ящиков, выудил оттуда спасительное лекарство и незаметно закинул таблетку в рот. "Надеюсь, поможет. Столько часов уже трещит. Аргх, как только не раскололась!" Юноша чуть-чуть поморщился, выражая искренне недовольство сим фактом. - Что ты от меня хочешь? Кстати, у тебя нет тут пледа? Отставив недопитый чай в сторону, Кёркленд сложил руки на столе и снисходительно глянул на гостью. Уголки губ растянулись в насмешке, но по телу ощутимо пробежала волна лёгкого раздражения. - Может, тебе ещё и камин разжечь? - с издёвкой проговорил чопорный англичанин, доставая из ящика стола нужную папку. Он опустил взгляд и стал пролистывать прикреплённые к ней документы и отчёты, тщательно подготовленные к этой встрече. А МакКартни, между тем, тихо встала с кресла и переместилась на удобный мягкий диван. Краешком глаз Артур наблюдал за ней. Видимо, окончательно позабыв об официальном статусе встречи, Ирландия вообще разлеглась и прикрыла глаза, подсунув под голову ладошки, так, словно она готовилась к сиесте. Правый глаз нервно задёргался. Англия искривил губы в осуждающей улыбочке, а на лицо упала тень раздражения, нарастающего с каждой минутой всё более. Пальцы беспрестанно отыгрывали барабанный ритм по крышке рабочего стола. - Ты говори, продолжай-продолжай, я тебя буду слушать, просто я так устала, а мне так нравится твой диванчик! В этот момент Кёркленду показалось, что у него волосы чуть ли не дыбом встали. Бесило. Ужасно бесило. Он был приверженец традиций, официального этикета и определённых правил ведения переговоров. Конечно, какие-то вольности предполагались, но то, что сейчас с такой наглостью и беспардонностью вытворяла Мэри ни в какие ворота не лезло! "Чёрт! Это не семейные посиделки! Как я могу обсуждать с ней столь серьёзные проблемы в такой дурацкой обстановке?!" Не мог, вот именно. Поднимался вопрос о дополнительном финансировании региона, а сам регион в это время вальяжно валялся на диване и чуть ли не дрых на глазах у изумлённого британца. Англия схватился за голову, взъерошивая блондинистые волосы, и зажмурился. "Аррррр, как же она раздражает!... Быстро успокоился! Ясно же, что она специально всё это делает, лишь бы позлить меня. Ну уж нет, хе-хе, не предоставлю я ей такого счастья." Глубоко и обречённо вздохнув, британец состроил серьёзное выражение лица и, со звоном захлопнув папку, чётко и строго произнёс, ясно отчеканивая каждое слово: - В следующем году объёмы финансирования ВСЕХ административных регионов будут снижены на несколько процентов. Повторяю, ВСЕХ, в том числе и моих исконных земель. На то есть существенные причины. Юноша устремил внимательный изучающий взгляд на МакКартни, сдерживая в себе первый порыв встать и выйти, спокойно переждав возможную ирландскую бурю негодования за пределами своего кабинета. В курилке, например, а потом вернуться и разложить все детали по полочкам, когда потоки возмущений более менее иссякнут.

+1

8

Северная Ирландия прямо-таки наслаждалась раздражением Англии, которое он, конечно же, пытался скрыть, но, увы, Мэри его знала слишком хорошо. Как только Ирландия хотела сказать себе самой «mission completed» (МакКарти была бы не собой, если бы не раздражала англосакса), как услышала слова Англии:
- В следующем году объёмы финансирования ВСЕХ административных регионов будут снижены на несколько процентов. Повторяю, ВСЕХ, в том числе и моих исконных земель. На то есть существенные причины.
Глаза МакКартни широко распахнулись, и никогда она так быстро не вставала с дивана, как сейчас.  Волосы несколько спутались, глаза горели огнём злости и ненависти ко всему английскому, лоб был нахмурен.

«Какого чёрта? Нет денег – нет помощи брату. Нет помощи брату – нет его хорошего отношения. Нет отношений – нет  моему становлению частью Ирландской Республики! Какого… Боже, Всевышний, за что мне такое, поверь, я ведь хочу как лучше!»
Пальцы прямо-таки впивались в обивку дивана, а губы невольно изогнулись в ухмылке. Северная Ирландия поникла? Да нет, она, похоже, разозлилась.  Взъерошивая себе волосы, девушка встала и стала маячить по комнате, тихо бубня себе под нос то, что, в общем-то, не имело смысла.  После, встряхнув головой, девушка тихо прорычала и не по-доброму взглянула на Англию, и рывком подошла к его столу, наклонившись к нему, она уже на повышенных тонах говорила (а скорее орала), кое-где запинаясь:
-И что? Никаких выходов нет? Я, конечно, понимаю, внешний долг составляет $8,981 трлн. и составляет 416% ВВП. Но и ты помни, что у меня всегда по объему ВВП экономика Северной Ирландии занимает последнее место среди провинций Соединенного Королевства. Я являюсь самой бедной твоей частью, - тут Северную Ирландию аж чуть не вывернуло наизнанку от сказанного «твоей частью», - Я, по сути, являюсь провинцией сельского хозяйства. Также  на моей территории хоть и обнаружены бурый уголь, железная руда, бокситы, свинцовые и медные руды, однако добывать их невыгодно, что, между прочим, достаточно обидно. Белфаст – крупный порт, а также известный. Судостроение и текстиль – мое главное занятие помимо сельхозугодий. Огромное количество денег я трачу на энергетические ресурсы для производства. Неужто ничего нельзя сделать?
«Если всё так будет продолжаться, то я так и заору, что мне нужны деньги, хотя я и так об этом толком ору, что уж тут говорить…»
Девушка начала маячить по кабинету, раздумывая и осматривая стену, на данный момент она казалась ей дико интересной, ибо вспоминать о том, что ей опять будет не хватать денег – трудно. Только девушка вышла из состояния «еле-еле свожу концы с концами», как оно, скорее всего, опять нагрянет. «А что ты хотела? У Англии проблемы, они всегда отражаются на тебе, что тут такого, тебе не привыкать». Закрыв лицо руками, девушка тяжело вздохнула и решила, что всё-таки надо обуться. Найдя туфли, девушка надела их и вплотную подошла к Артуру, она была позади кресла.  Сначала Ирландия положила  свои ладони на плечи Киркленда, слегка сжимая их, и начала говорить крайне нервным голосом:
-Я, безусловно, всё понимаю, но и ты не забывай, что у меня всегда было не шикарное положение в Соединнёном Королевстве, кстати, ты в этом тоже виноват, даже по большей части. На работу одно время боялись ходить, а мои территории считались «самой горячей точкой» второй половины ХХ века, так ведь? А «Кровавое воскресенье» 30 января? Ты просто пришёл и начал стрелять? – После этих слов ладони скользнули к шее, и пальцы слились в замок, душа Артура, давя на него,  - Ну что? Я стараюсь, я тебе помогала, время Второй Мировой Войны? Что я делала? Ах да, я снабжала твою армию продовольствием. А корабли?  Я ставила себя в ужасное положение, голодала, а ты же… Я бунт – ты по мне оружием.
Девушка невольно вспомнила Кровавое воскресенье 30 января, когда английская армия просто начала стрелять по мирным жителям. В тот день солдаты 1-го батальона Парашютного полка Великобритании, под командованием подполковника Дерека Вилфорда и капитана Майка Джексона, расстреляли демонстрацию местных жителей, пришедших на марш Ассоциации в защиту гражданских прав Северной Ирландии. 13 безоружных демонстрантов, включая шестерых несовершеннолетних и одного священника, были убиты. Пятеро из убитых были застрелены в спину (!). Вот вам и международное гуманитарное право. В действии. Это Великобритания, мать вашу! Как вы думаете, Англия спустя сколько лет за это извинился? Только летом 2010 года были принесены официальные извинения и то, что действия полка были незаконными.
«Давить на жалость? Сейчас не поможет, думай!»
Отпустив Артура, девушка встала сбоку и внимательно посмотрела на него, после чего слегка поправила его волосы и со всей любовью к себе и нежностью к своим гражданам сказала:
-Не срезай мне бюджет сильно, Артур.
Поправив концы своей рубашки, девушка улыбнулась, но на самом деле ещё обдумывала коварный план по тому поводу, как бы отмыть денег у Англии, а точнее, сохранить теперь уже шаткий бюджет. No money – no honey, как говорится.

Отредактировано Northern Ireland (2011-11-28 18:00:13)

+1

9

Как и ожидалось, слова Англии вызвали крайне негативную реакцию. Наблюдая за поведением МакКартни, Артур невольно поднял взгляд к потолку, усердно сдерживая злорадную улыбочку на губах, всё порывающуюся проявиться во всей своей красе. Из-за этого уголки рта подозрительно подрагивали. "Ведьма. Видела бы она сейчас себя со стороны. Для завершения образа разве что метлы не хватает." Довольно напряжённая атмосфера, прямо по Фрейду, включила механизм интеллектуализации: сознание британца ушло в сторону отвлечённых размышлений, не слишком связанных с поднятой проблемой. Так, по крайней мере, он мог спокойно выслушивать все бесчисленные гневные претензии со стороны Северной Ирландии, беззаботно пропуская их мимо ушей. В противном случае, Кёркленд обязательно заражался от девушки и сам впадал в нервозность и возмущение. Отсюда вытекал стандартной для них результат: англо-ирландский срач, выливающийся в почти семейную разборку с криком, руганью и битой посудой, в роли которой вполне мог выступить какой-нибудь сервиз времён викторианской эпохи.

Взгляд Кёркленда блуждал за наворачивающей круги по кабинету рыжей девчонкой, а слух ловил непонятное злобное бормотание. Интуиция подсказывала, что это был далеко не гимн во славу Англии. МакКартни одарила дальнего родственника раздражённым взглядом и глухим рычанием, отчего напомнила ненавистного шотландца. "Мужик в юбке, чесс слово," - а британец, между тем, ну никак не мог отказать себе в удовольствии от мысленного подтрунивания над девушкой. Ирландия рывком подошла к рабочему столу братца и на повышенных тонах стала вещать ему всем известные факты. Артур откинулся на мягкую спинку и скрестил руки на груди. Молчал, иногда кивал, сохраняя строгое и серьёзное деловое выражение лица. Правда, ОНО знало, на что надо давить, поэтому с самых первых слов чуть ли не мордой ткнула Кёркленда в весьма щекотливую проблему: - И что? Никаких выходов нет? Я, конечно, понимаю, внешний долг составляет $8,981 трлн, и составляет 416% ВВП. Юноша прерывисто вобрал в лёгкие воздух и насупился, исподлобья посмотрев на сестру. Глаза недовольно заблестели, поскольку этот проклятый внешний долг мало того, что на яву постоянно заявлял о своём существовании, так ещё и в страшных снах являлся в самых поразительных образах: то о нём вещает напыщенный и наглый американец, то вдруг сотни процентов обрастают щетиной и гуляют напропалую на другой стороне Английского канала на пару с лягушатником, то внезапно долг подскакивает до 1000% и мировые агентства на весь мир вещают об ужасном положении Соединённого Королевства. В общем, здесь было о чём задуматься. - ...по объему ВВП экономика Северной Ирландии занимает последнее место среди провинций Соединенного Королевства. Я являюсь самой бедной твоей частью. "МОЕЙ частью? Она наконец-то это признала? Прогресс на лицо." - Неужто ничего нельзя сделать? Артур театрально задумался, поигрывая пальцами и смотря куда-то в сторону, но только не на собеседницу-истеричку. - Что-то сделать можно всегда, но повторяю, объёмы поступлений из казны снизятся не более, чем на 5%. Думаю, от этого ты не сильно пострадаешь. В конце концов, в некоторые базовые промышленные отрасли можно сделать определённые финансовые вливания, но всё же я более надеюсь на частный капитал. В остальных сферах, включая социальную, недостатка не будет. Хмыкнул и посмотрел в окно, где всё так же бушевала непогода. А что он, собственно, мог сказать? Признаться, что пару тройку миллиардов желает забабахать в американскую экономику, дабы чужими руками перекрыть поставки оружия (а так же капиталов) из Штатов в Республику Ирландию, откуда по нелегальным, хорошо продуманным схемам оно перетекало в Северную Ирландию? Лишить сепаратистов оружия, связи с ИРА было возможно, разве что, задушив экономически: фанатизм у них перманентно зашкаливал, тут что проводи назидательные беседы, что нет, всё бестолку. Приходилось выделять некоторые средства из государственного бюджета, хотя стоит отметить, что окончательно ничего ещё решено не было.

МакКартни вновь приблизилась к своему далекому родственнику, обошла его и встала за спиной, положив руки на английские плечи. - Я, безусловно, всё понимаю, но и ты не забывай, что у меня всегда было не шикарное положение в Соединнёном Королевстве, кстати, ты в этом тоже виноват, даже по большей части. Голос девушки нервно подрагивал. По дурацкой привычке Артур опять немного закусил нижнюю губу, вслушиваясь в, что уж скрывать, правдивые речи ирландки. - А «Кровавое воскресенье» 30 января? Ты просто пришёл и начал стрелять? "Ещё бы я его не помнил... 30 января 1972 года. 13 безоружных демонстрантов, включая шестерых несовершеннолетних и одного священника, были убиты. Пятеро из них застрелены в спину..." Артур опустил взгляд и сглотнул слюну. Он понимал. Он всё прекрасно понимал. Но он - страна, а это уже накладывает определённый отпечаток. Жаль, статус государства не обеспечивал устранение всех человеческих чувств и эмоций, без которых ему было бы жить намного проще: каждый поступок совершался бы исключительно с точки зрения рациональности, а не нравится-не нравится, хочу-не хочу. И тот расстрел... Да, иначе его и не назвать. Он не был оправдан. Первое официальное расследование, проведённое в 1972 году, возложило ответственность за произошедшие события на демонстрантов, признав, что солдаты вынуждены были открыть огонь в целях самозащиты. Такая трактовка не устроила пострадавших и родственников убитых, и они требовали повторного рассмотрения обстоятельств инцидента. Лишь в 1998 году Лондон согласился на проведение нового расследования. Оно продолжалось 12 лет (самое долгое следствие в Великобритании), и в июне 2010 года комиссия под руководством лорда Сэвилла признала, что «стрельба британских солдат по демонстрантам не имела законных оснований». Но это решение уже не вернёт погибших, пришедших на марш Ассоциации в защиту гражданских прав Северной Ирландии. В защиту СВОИХ прав... Между тем, руки Мэри скользнули и крепко сжались на шее англичанина, но Артур даже не дёрнулся: придушить его она всё равно не посмеет. Кёркленда же начала грызть совесть, хотя это она делает не так часто, как того хотелось бы. - Я стараюсь, я тебе помогала, время Второй Мировой Войны? Что я делала? Ах да, я снабжала твою армию продовольствием. А корабли?  Я ставила себя в ужасное положение, голодала, а ты же… Я бунт – ты по мне оружием. "На жалость надавить решила? Захотелось припомнить мне все обиды? Я знаю и признаю свою вину, но более ты ничего от меня не добьёшься. Цинично, конечно, но по факту она представляет мне 14 погибших человек, как геноцид всего ирландского народа. Даже противно становится."

МакКартни отпустила парня и встала сбоку от него, слегка поправив растрёпанные светлые волосы англичанина. - Не срезай мне бюджет сильно, Артур. Британец искоса глянул на девушку и, тяжело вздохнув, прикрыл глаза, потирая шею. - Я уже извинился перед тобой за тот инцидент. Предлагаешь мне теперь всю оставшуюся жизнь каяться? Если исходить из твоих рассуждений, то я всему миру что-то должен. Он развел руками и с лёгкой иронией заметил: - А ведь тогда и я могу припомнить, как ранее ирландцы нападали на мирных англичан. Какая разница, что это происходило в веках, эдак, 16-18, - далее голос Кёркленда зазвучал строже и жёстче, - В каждой стране происходили подобные случаи. Одни ошибочно, другие преднамеренно, но принимай это как данное. Те выстрелы были роковыми и неоправданными, но вернуть погибших не может никто, а жить только этим - глупо. Англия выпрямился и, пошарив руками по столу, деловито заметил, резко отсекая поднятую тему: - Так, что там у тебя есть? Ты, кажется, принесла с собой какие-то документы, но так мне их и не показала. Давай сюда. 5% - не велика потеря, потуже пояс затянешь. Если новости не смотришь, то скажу я: напряжённость в мире возрастает с каждым днём, и если мы не хотим оказаться в аутсайдерах, то необходимо хорошенько профинансировать ВПК, а тратить деньги на бессмысленные попытки примирить католиков с протестантами нерационально. Сколько фунтов стерлингов и так туда вложено, а где результат? Я его не вижу. Сперва покажи его мне, а потому уже разговор заводи. Артур поднял взгляд на "сестру" и мельком добавил: - Ты, конечно, откажешься, но предложить я всё же должен: не желаешь ли отобедать?

Отредактировано England (2012-01-22 21:49:35)

+2

10

Напряжение нарастало, это как минимум, Ирландия вела себя уже практически как истеричка, да почему «как»? Она и была истеричкой. Да и слова Артура её не прельщали, что уж тут говорить, ситуация выходит из-под контроля, так сказать. «Это неспроста. Как только начались активные действия в Ирландии, то вот оно. Мне урезается бюджет на какие-то 5%, я без них вполне проживу, это нельзя не заметить, но вот брату уже не помочь. Что за чертовщина у меня творится, я идиотка…» - думала про себя Северная Ирландия, краем уха слыша речь Киркленда. Ситуация в территориях большей половины Ольстера никого не радует: ни Англию, ни ту же самую Северную Ирландию. Похоже, данная ситуация была выгодна только Ирландии, который более всех желал  присоединить к себе ранее отделившуюся от него часть.  Северная Ирландия никогда не умела нормально мыслить, масштабно, растекаясь по древу и строить логические цепочки, она лишь смотрела на конкретную проблему и видела в ней причину, видела её решения, но её отголоски она не могла наблюдать при всём желании. Девушки не хватало эрудированности и информированности, по сути, у неё не было наставника, Ольстер сама по себе. В любом случае,  она понимала, что все её держат за глупую трудяжку, которой можно распоряжаться как угодно, почему бы и нет, ведь Северная Ирландия может только поистерить, а на деле она не рискнёт бастовать, ей же дороже. В прочем, девушка не знает чего она хочет, за неё всегда решал в сознательном возрасте Англия, в менее сознательном – Ирландия.
«Бред, когда ты научишься мыслить здраво?» - подумала Мэри и сердито посмотрела на дальнего родственника скорее по автоматизму, чем она сейчас была правда на него сердита. Артур этого явно не видел, но чувствовал точно. Честно говоря, Мэри уже перегорела так же быстро, как и завелась. Надо бы ей выпивать успокоительные настройки, да тот же самый виски можно даже.
-Думаю, от этого ты не сильно пострадаешь. Киркленд как обычно говорил спокойно и рассудительно, как будто его ничего не волновало. Он не смотрел на собеседницу, собственно, как обычно. Это как минимум раздражало МакКарти, ибо она вообще ничего и так не могла понять, а этот бесстыжий лис прячет взгляд своих изумрудных глаз.
-О да, куда уж мне, я  и не такое терпела от тебя, сейчас тем более продержусь, - Северная Ирландия чуть ухмыльнулась. Это было больше похоже на мысли вслух, чем на какое-то колкое замечание.
-Если исходить из твоих рассуждений, то я всему миру что-то должен. Услышав это, Ирландия мгновенно оторвалась от своих мыслей и просто не могла что-нибудь да ответить:
-О да, конечно должен. Великая Британская Империя. Все империи за всё расплачиваются, не забудь это, рано или поздно и твой черед придёт.
Северная Ирландия хотела ещё добавить подростковое английское выражение «Life fucks everyone», но чувствовала, что за такие слова в подобном кабинете её сожгут/расстреляют/расчленят, а она ещё жить хотела, если не заметили.
-А ведь тогда и я могу припомнить, как ранее ирландцы нападали на мирных англичан. Какая разница, что это происходило в веках, эдак, 16-18. Тут лицо Северной Ирландии расплылось в самодовольной улыбке, ибо она знала, что сейчас ответить и это было правдой:
-Не забудь, милый мой, я была тогда ещё ребёнком, и всем, и всея заправлял Ирландия, а не я. Вот сейчас ты мне сказать подобную фразу не можешь, прости. Я только-только вышла в более или менее сознательный возраст, да и ты сам знаешь, что предпринимать решения самостоятельно я не умею, - Мэри просто развела руками и вполне себе улыбалась.
- Но вернуть погибших не может никто, а жить только этим – глупо…- Англия никогда не пытался понять ирландский народ, который веками пытался подмять под себя, глупец.
-Артур, ну когда же до тебя дойдёт, хотя…Мой народ более эмоциональный, чем твой. Он и помнит каждую обиду, ирландцы и живут ненавистью к англичанам, у них больше ничего нет. Мы словно бесплатное дополнению к учебнику истории Великобритании, Ирландия – это для всех страна, где ненавидят англичан, где эль рекой, и гордые рыжие девушки готовы вязаться в драку. Мы твоя тень, что ты от нас хочешь, ведь и тени хотят самостоятельной жизни.
Девушку не пугал серьёзный тон родственника, она уже к нему привыкла, что уж тут поделать, уж слишком часто она его слышит. А на последующие монотонные  предложения она лишь ответила:
-Ладно-ладно, делай что хочешь, - смиренно сказала Мэри, проигрывая, ибо козырей у неё не было. Унывая, девушка уже была готова уходить с  «поля боя», выражение её лица сразу изменилось с ухмыляющегося на печально-безразличное, ибо правда было печально, она не знала что делать, как ей быть, что вообще предпринимать, не хотелось быть безвольной разменной монетой.  Уже только она хотела притронуться до своего зелёного плаща, который всё это время спокойно висел в одном и том же положении на вешалке, но тут она услышала:
-Ты, конечно, откажешься, но предложить я всё же должен: не желаешь ли отобедать?
Зрачки расширились, хотелось победно ликовать, что хоть сегодня у неё будет компания, а не книга дома и бутылка виски – набор юного ирландского алкоголика.
-Кто сказал, что я откажусь? Я согласна, благодарю за приглашение, если это действительно оно, – достаточно безэмоционально и уныло сказала Северная Ирландия.
Обернувшись, девушка посмотрела на мужчину, который допоздна работает, вымотан, и уже находится на грани, Северная Ирландия видит намечающиеся синяки под глазами, она толком не знает, что сейчас происходит на мировой арене, но явно что-то не хорошее, и это заставляет трепать нервы Артуру. «Мне кажется, или мне его жалко?» - подумала Северная Ирландия, тяжело вздохнув, внимательно осматривая его, практически пялясь на него, будто видела в первый раз и ничего о нём не знало. Обычно это значило то, что она в нём заинтересована в достаточно интригующем смысле (так было уже в отрочестве, когда Северная Ирландия начала проявлять интерес к противоположному полу), либо волнуется. Сейчас, скорее всего, второе, хотя не исключаем возможности того, что и первое присутствует, но в крайне малом количестве, так это, фоном. Как бы Артур не пытался держаться, на душе скребутся кошки у него – видно сразу.
-Скажу это в первый и в последний раз, но прости, что я тебе треплю нервы, - смущенно сказала Северная Ирландия, пылая от стыда, ведь правда, сейчас ей бы стоило быть благодарной за то, что он ей даёт, а она… Конечно, она просто потребляет, а потом устраивает скандалы. Чтобы делала Северная Ирландия без помощи Англии? Загнулась бы и померла, ибо Республике Ирландии не всегда нужна Северная часть ирландского острова. Экономический подъём большей части Ольстера явно из-за помощи английской стороны, ибо больше некому. У Северной Ирландии пока что есть возможность пересмотреть свои приоритеты, но это сейчас, просто надо вовремя успеть.

Отредактировано Northern Ireland (2012-02-03 11:18:20)

+1

11

Чего-то иного Англия вовсе не ожидал от родственницы-седьмая вода на киселе: - О да, куда уж мне, я  и не такое терпела от тебя, сейчас тем более продержусь. Юноша то ли фыркнул, то ли насмешливо ухмыльнулся, но одарил девушку не самым доброжелательным взглядом, усилием воли придержав при себе всё то, что хотел бы высказать Северной Ирландии. Подобные "наезды" оскорбляли британца, ведь сам он считал, что ничего прям уж конкретно плохого ирландцам не делал. Разве что за исключением пары случаев.

- О да, конечно должен. Великая Британская Империя. Все империи за всё расплачиваются, не забудь это, рано или поздно и твой черед придёт. Артур состроил насмешливую физиономию и громко усмехнулся: - Ха! Ничего глупее в своей жизни не слышал! Впадаешь в оккультизм, дорогая? Что ж, удачи. "Из её уст даже "Британская империя" звучит, как издевательство. Идиотизм! Если уж рассуждать в таком русле, то я уже давным-давно за всё расплатился. После Второй Мировой, например. Крах колониальной системы, закат Империи... Всё-всё, забыл, ненавижу вспоминать это время, а она ещё масло, сволочь, в огонь подливает."

Снисходительная улыбка заиграла на лице девушки, да и права она была, что уж там: -...и всем, и всея заправлял Ирландия, а не я. Вот сейчас ты мне сказать подобную фразу не можешь, прости. Кёркленд, в общем-то, и тут не растерялся, одарив Мэри обычным для него высокомерным взглядом: - Да неужели? Как бы там ни было, каждый из нас есть воплощение той или иной нации и несёт за неё ответственность в полной мере, хотя во многом, конечно, мы поступаем по велению своих правителей. Пора бы это уже выучить, МакКарти, не маленькая. Парень иронично изогнул уголки губ.

- Артур, ну когда же до тебя дойдёт, хотя…Мой народ более эмоциональный, чем твой. "Блин, прям Америку открыла!" Душеизлияния британец выслушивал с эталонной циничной рожей. - Он и помнит каждую обиду, ирландцы и живут ненавистью к англичанам, у них больше ничего нет. Мы твоя тень, что ты от нас хочешь, ведь и тени хотят самостоятельной жизни. Артур лишь развёл руками и со снисхождением в голосе произнёс: - Могу только посочувствовать, раз за столько лет ирландцы не сумели придумать себе какого-нибудь другого занятия. Повеселее, чем тупо ненавидеть англичан. И, да, кстати, из тебя вышел бы неплохой прозаик, так высокопарно вещаешь. Очередная насмешка, конечно же. "...где эль рекой, и гордые рыжие девушки готовы вязаться в драку... Бу-бу-бу, мужики в юбке, другими словами. О, боже, кто меня окружает. С севера - мужик в юбке, с востока - бородатый извращенец, с запада - истеричка и помешанный. Потрясающе. Лучшего быть просто не может!"

Наконец-то, Северная Ирландия перестала протестовать и приняла по факту: Артур прав, и она согласна со всеми его доводами. Победа! Хотя кто бы сомневался, что в споре англичан и ирландцев победят первые. Кёркленд оторвался от бумажек и проводил сестрицу взглядом, когда та уже намылилась отправиться восвояси. Однако его предложение заставило Мэри передумать. - Кто сказал, что я откажусь? Я согласна, благодарю за приглашение, если это действительно оно. Правда, ответ прозвучал столь тускло и невзрачно, что был похож скорее на одолжение, чем согласие. Артур поджал губы и нахмурился, опуская взгляд: в душе он даже успел пожалеть о своих словах. - Что ж, превосходно, - его голос прозвучал под стать МакКарти: безэмоционально и уныло. На девушку он уже не смотрел, но затылком ощущал, как та пялилась на него.

Возникшую тишину разорвали поистине неожиданные для Англии слова: - Скажу это в первый и в последний раз, но прости, что я тебе треплю нервы. Артур поднял голову и удивлённо уставился на гостью. Зелёные глаза не прожигали, а, скорее, пытались понять, что произошло с Мэри МакКарти и та ли это девушка, что ещё так недавно закатывала революционные истерики, тем самым каждый раз уничтожая пару десятков тысяч нервных клеточек британского мозга. Удивительно, как Кёркленд ещё с катушек не слетел, десятилетиями выслушивая нескончаемые потоки претензий, оскорблений и обвинений во всех грехах человечества, компактно сведённых на территорию островов. С лица исчезло хмурое и вечно недовольное выражение, уступив место простому, несколько смущённому и озадаченному. Без излишнего выпендрежа, высокомерия, наглости, хитрости, насмешки или язвительности. Артур прекрасно видел: Северная Ирландия была в смятении от того, что только что произнесла. Да и сам он явно сконфузился. - Кхм...- англичанин скромно очаровательно улыбнулся и изогнул брови домиком, - Ничего, у меня уже иммунитет выработался. Отшутился, хотя в голове беспорядочно крутились иные, более конкретные фразы: "Хорошо, что ты это наконец признала; Ну слава Королеве, до тебя дошло; Да неужели?! Прогресс на лицо; Хм, отлично, ты прямо-таки растёшь в моих глазах; Бухая что ли? Ха-ха, смешно, я заценил; В письменном виде, пожалуйста," - и прочее в подобном духе. Кёркленд поднялся из-за стола, устало прикрыв глаза и негромко вздохнув. - Кажется, дождь прекращается... Обманчиво и эфемерно, как все пустые слова и обещания. Сегодня обещали целый день непогоду. Британец взглянул на родственницу и с лёгкой добродушной ухмылочкой произнёс: - Тогда пойдём, не будем терять времени. Вещи оставь здесь. Встав возле проёма, добавил: - Я угощаю, так уж и быть. Улыбнулся, приглашая Северную Ирландию пройти вперёд, а после аккуратно захлопнул за собой дверь.
________________________________________________
Квест завершён

Отредактировано England (2012-02-13 23:41:48)

+1


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Кошелёк или жизнь!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC