Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Мы пришли с миром! (Франц., Англ.)


Мы пришли с миром! (Франц., Англ.)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Место: одно из озёр на территории Бретани (историческое название части территории Франции, которая была долгое время заселена бриттами, а позже и англичанами. Была присоединена к Франции в 1532 благодаря личной унии)
Время: IX век. 886 год, если быть точным.
Участники: Англия, Франция
Суть: Франция готовится к набегу викингов, которые позарились на святыню святынь - Париж. Но, пока есть время и шанс на передышку, он решает на некоторое время съездить в Бретань, заодно и попросить провизии и оружия. Там он встречает Артура... Англию же, что не видел до селе Франца готовым к бою, ждал большой шок...

0

2

-Я всё понял. Учту. - отчеканивает детский, лёгкий, немного приглушённый хрипом и с лёгкой тенью неумолимо приближающегося пубертатного периода, голос. Золотистые, словно весеннее солнце, волосы, голубые глаза и цвет их можно было сравнить лишь с небесной синевой ясных дней, кожа цвета слоновой кости. Это милое создание часто кажется чем-то, что соткано из солнечных лучей. Обаятельное, играющее, милое... Сейчас этот человек несколько пуглив, но до одури любопытен. Ах, всё это поистине прекрасно, если бы не войны... Если бы не викинги, то светлые ресницы обрамляли бы взгляд полный радости, но сейчас этот взгляд полон решимости, отчаянья... Как пелось в песне? "Я лишь в начале пути и мне нужно пройти мои восемь шагов к раю..." - интересно, где будет восьмой шаг и когда этот рай настанет.
Был бы этот милый человек прекрасным носителем имя Француза, или Джоэль, или Шарлотта... Да мало ли красивых и изящных французских имён?! Но вот, так сложилось, что родилось это создание мальчиком, и имя ему Франциск. Вот и смотрит этот Франциск на зарождающийся мир... Смотрит с улыбкой, с надеждой на будущее. Но, лишь иногда, лишь по ночам, что-то скребёт заднюю часть черепа изнутри... И лишь наедине с собой позволен страх, ужас, нервная дрожь. Викинги не пожалеют молодую страну какой бы милый взгляд Франц не сделал. А это значит, что они должны победить!
Но, мы, кажется, очень далеко ушли от нашего начала. Что же там должен учесть Бонфуа? Ну, сейчас мы вам всё-всё разъясним. На дворе 886 год. Франция страдает от регулярных набегов викингов, что не сильно-то его и радует. А сейчас они планируют позарится на святое - на Париж. Нужна помощь. провизия, оружие, люди, Франциск ни от чего не откажется. За помощью он поехал к бриттам, что недавно мигрировали "в гости". Жители Британи не отказали Франциску в помощи, за что им вечное спасибо. Но, пока шли сборы, будущая Республика захотела найти будущее королевство. О, да, вы не ошиблись.
-Где же этот мальчик... - мысленно негодовал Франциск, проходя через "трении к звёздам". Экипированный, готовый к бою, в кольчуге, с мечом, что висел на поясе, в кожаных сапогах. Итак, сквозь леса, тяготимый к земле тяжёлой экипировкой, Франциск вышел к озеру.
-Уфф... - выдохнул блондин, проведя ладонью по лбу. Волосы были завязаны в тугой хвост и, так как выбор не велик, пришлось завязывать верёвкой. Франциск подошёл к берегу, окунул ладони в воду, зачерпнул немного и утолил жажду. Франциск посмотрел на небо... Время, оно ждать не будет, а нагоняи за опоздание получать хотелось меньше всего. Но так хотелось повстречаться с Артуром... Вдруг, Франциск так и не вернётся с поля. Бонфуа помотал головой.
-Н-нет! Надо верить в лучшее! - высказал самому себе Франц, усаживаясь на землю. Франция решил передохнуть немного и вновь отправиться на поиски своего маленького друга.

+1

3

- Артур, успокойся, сейчас ты в безопасности. Шмыгнув носом, мальчик пошёл наперекор: - Нет, а мало ли они меня и тут найдут? Не хочу возвращаться домой, я боюсь. Обхватив колени руками, он посмотрел на зеркальную гладь воды. - Видишь, какое красивое озеро. Моргана* радуется твоему появлению, она так давно тебя не видела. Паренёк недовольно надул щёчки. - Правда? Но почему же тогда она не появляется? Артур вопросительно посмотрел на свою спутницу, юную и прекрасную золотоволосую девушку с бледным лицом и глубокими зелёными глазами, фею здешнего леса. В отличие от английских, бретонские фейри выглядели как люди, разве что отличались от них поразительной, неземной красотой и яркими блестящими глазами. Она ласково погладила ребёнка по голове, отчего тот, зардевшись, стал ластиться к своей верной подруге. - Мне очень нравится, когда ты со мной, но я так редко вижу тебя... Почему ты не можешь приходить ко мне на островах? Артур прижался к руке девушки - но от неё веяло лишь холодом.  - Прости...я не могу оторваться от своей земли. Мальчик закрыл глаза и тихо пролепетал: - Как бы я хотел... ощутить тепло... Поднявшийся лёгкий ветерок заставил его съёжиться. Как же холодно... А фея лишь грустно смотрела на малыша, не способная согреть его... Вскоре маленький Кёркленд уснул под тихий, журчащий словно лесной ручеёк, голос девушки, который стал незаметно вплетаться в шум ветра... Она пела колыбельную на пока неизвестном мальчику языке, но эта мелодия настолько сильно запомнилась Артуру, что, уже повзрослев, сидя возле кроватки маленького Америки, он ласково напевал спокойную песенку, убаюкивая брата, как две капли воды похожую на ту, что так часто слышал в детстве. Но уже на английском языке.

Однако пока ещё слабый и беззащитный ребёнок, пугливый и нелюдимый, предпочитающий человеческому обществу общение с волшебными существами, с которыми ему было так весело и хорошо. Фейри нежно провела рукой по плечу паренька, кутая его в оборванный плащ. - Бедный малыш, что тебе пришлось перенести, пока ты добрался сюда... Взгляд девушки скользнул по ссадинам на лице и ранам, плохо прикрытым порванной и кое-где окровавленной одеждой. - Как мне жаль, я ничем не могу тебе помочь... По щекам прекрасной феи скатились слёзы, но их Англия уже не видел, мирно уснув на коленях своей подруги.

За несколько часов до этого Англия примчался сюда, ища укрытия. На его родине опять начались войны между англо-саксами и скоттами. Пока что Артур являлся лишь пассивным наблюдателем этих разборок. Но это пока, всё ещё было впереди. За один день он успел не только угодить вместе с королём в западню, но и попасть под горячую руку брата. Последнее особенно сильно обидело маленького англичанина. Ему плевать на меня… Он меня ненавидит… Беспокоясь за судьбу малыша, король попросил его временно перебраться на континент, в родственную Бретань. Нехотя Кёркленд всё же согласился на это. Однако вскоре Фортуна отвернулась, и по дороге к кораблю на него и сопровождающих его людей напали. В этой стычке мелкого даже захватили, приняв его за родственника Альфреда Великого, с которым частенько видели рядом, но ребёнка тут же отбили. Именно тогда Артур и был ранен, а продираясь с выжившими по извилистым путям, ведущим ко второму, запасному кораблю, умудрился кое-где разодрать на себе одежду. Мы спаслись… А как же король? Встав на небольшой ящик и вцепившись руками в борт, англичанин ещё долго смотрел на родную землю, пока она окончательно не скрылась за горизонтом.  Я боюсь брата. Боюсь его людей. Он разозлится, когда узнает, что я сбежал. И может сделать плохое моему королю.  Я хочу вернуться, но боюсь… А король сказал, что от меня дома толку нет и я должен переждать пока в Бретани. Вздохнув, мальчик спрыгнул с ящика и убежал  на нос судна. Но Бретань так далеко…

Корабль медленно причалил к берегу. Никого не слушаясь, Артур незаметно прошмыгнул между ног мореходов  и дал дёру. Забрался он, откровенно говоря, достаточно далеко.  Но англичанин знал, куда он следовал и кого хотел как можно скорее увидеть. Малыш подбежал к берегу озера, на котором всегда проводил много времени, бывая в Арморике. Он оглянулся в поисках своей подруги, озерной феи Морганы, но та молчала. Вместо неё рядом появилась другая фейри, с которой ребёнок так же был хорошо знаком. Он, действительно, предпочитал больше общаться с  ними, чем с людьми, которые боялись многих волшебных существ, когда сами были ещё ужаснее. 

Фейри исчезла, почувствовав приближение чужого, незнакомого ей человека.  Но всё же оставалась где-то рядом, совсем недалеко, чтобы, в случае необходимости, помочь своему маленькому и беззащитному другу. Сжавшись и закутавшись в рваный плащ, Артур мирно посапывал возле дерева, стоящего совсем недалеко от берега озера. Больше похожий на бродяжку, с ранами и ссадинами на лице, чем на страну, пусть ещё слабую и не сформировавшуюся, но всё-таки страну, которой в будущем было предначертано стать одним из величайших государств в истории  человечества. Страной, чьи корабли станут властителями четырёх океанов, а земли которой протянутся от севера Канады до мыса Доброй надежды и  Австралии. Но сейчас Артур был лишь слабым ребёнком, верившим в чудеса и боявшимся бесконечных войн, которые так обожали жители Островов.

______________________________________________________________________________________
* Моргана - волшебница, персонаж английских легенд артуровского цикла. Её главный дар - целительство.

Отредактировано England (2011-09-28 13:26:22)

+2

4

Франциск откинулся назад, разлёгшись на земле. Солнце ,нежное, как поцелуй младенца, пригревало, лаская своим теплом лицо Франциска, что было уже украшено несколькими царапинами. Пара из них была совсем-совсем свежая, и в них по маленьким каплицам набиралась алая кровь. Правда, они не смогли получить достойный вес, чтобы стечь по виску и стать маленькой частью земли. Француз стёр большим пальцем несколько капель с царапины, посмотрел на "результат" и слизал размазанную на подушечке пальца кровь. Скорее всего, эти ранки он получил, когда продирался сквозь леса. Пусть у него они не такие уж и непроходимые, но лезть через терновые кусты его не заставляли! Ладно, хотя бы ягод по дороге пожевал. Хотя, да, в итоге ранки не только на щеках, но и на руках.
В пространстве повисла тишина. Казалось, что приход Франциска заставил всё вокруг резко заткнуться. Тихо было так, что даже уши закладывало и, чтобы разрушить это ощущение, Франциску приходилось зевать.
-Ну, где же ты? Где же? Где же? Я же знаю, что ты должен быть тут, ведь так, да?.. Хотя, да-да, но вряд ли бы тебя отпустили слишком далеко... Британи бы это не простили... - нервно думал блондин, переходя из состояния лежачего в состояние сидячего. Он подпёр рукой голову, прикрыл глаза и на миг задумался. В памяти вспыхнул тот день, когда он впервые увидел Артура. Наверное, именно тогда англичанин впервые почувствовал на своей шкуре атаки викингов.
-Почему ты плачешь? Тебя кто-то обидел? - спросил Франциск, сжимая в ладонях корзинку с ягодами. Его отправили заняться собирательством. Хотя какая-то польза? Да нет, наверное, Франц итак был полезен, просто он хотел помочь милым девушкам, которые столько хорошего сказали о Франции. И о том, какие у него волосы красивые, и лицо, и глаза... А какая туника! Наверное, комплимент к одежде обрадовал Франца больше всего, поэтому, он решил сделать прекрасным дамам приятный знак внимание и собрать немного ягод.
Светло-голубая туника, белая рубашка под ней. Рукава и ворот рубашки были подвязаны тесьмой для удобства.
Сегодня было ветрено, поэтому озорной Зефир хватал Франциска за волосы, перебирал подол длинной туники, что вообще на платье похожа... Конечно же, длинноволосый Франциск был безумно похож на девушку. Ну, посудите сами: пара ярко голубых глаз, обрамлённая светлыми ресницами, тонкие красивые губы, растянутые в улыбке, руки и пальцы рук изящные. А ноги были похожи на пару язычков серебряного колокольчика и скромно выглядывали из под туники.
-Ну.. Чего молчишь? Хочешь ягод? - заботливо предложил Франц, слегка дёргая за плечо мальчика, что был одет в тёмно-зелёный плащ. Тот в ответ помотал головой, что-то невнятно проныв.
- Франц приоткрыл глаза... лёгкая дремота овладела им всего на пару минут, а он уже успел вспомнить свою самую первую встречу с маленьким англичанином. Шмыгнув носом, Франциск встал с земли, сложил руки рупором вокруг рта и крикнул в даль
-Артуур! - эхо голоса пронеслось над озером и ещё долго звенело в пустоте, растворяясь в тишине. Франц стал вглядываться в даль, напрягая слух, вдруг, откуда-нибудь с того берега, он услышит ответ на свой призыв.

0

5

Невидимая для чужих глаз, фейри внимательно рассматривала нового гостя. Из-за её присутствия по берегу озера гулял слишком холодный для этого времени года ветер. Слабый, лёгкий, но от этого не менее пронизывающий. - Кажется, этот юноша из Королевства франков... Она пристально посмотрела на лицо молодого воина, пытаясь вспомнить, где же и когда она его видела. В памяти всплыли недавние образы. - Неужели он и есть та милая девушка в лазурной тунике?!... На лице феи отразилось глубокое удивление. - Как странно... Кажется, Артур нередко общался с ней...с ним...Но знает ли он? Между тем француз поднялся с земли, отчего фейри быстро отпрянула назад. - Что он собирается делать? Хоть бы не разбудил мальчика. Наградив его подозрительным взглядом, она стала выжидать дальнейших действий. Несмотря на то, что нередко видела, как англичанин общался с этим пареньком, фейри не хотела, чтобы тот нарушал сон уставшего ребёнка. - Пусть отдохнёт. Но в то же время, задумалась, как бы удержать юного воина, который мог бы вполне помочь британцу, и обратить его внимание на Кёркленда. - Артуур! Уйдя в свои мысли, фейри упустила этот момент из виду и поэтому невольно сжалась от громкого крика. Недовольно нахмурившись, она тут же наградила гостя поднявшимся холодным ветром, а сама подбежала к драгоценному другу. Разрываясь между двумя желаниями, фейри не знала, что же ей делать. С одной стороны, очень хотелось ещё побыть вместе с малышом и дать ему возможность сладко выспаться, но с другой - ему же было холодно... Она глубоко вздохнула, поправляя на ребёнке зелёный потрёпанный плащик.

Перевернувшись на другой бок, мальчик недовольно поморщил нос и ещё сильнее сжался. Но сон, как бы ни хотелось его отпускать, начал постепенно уходить. Сначала Арти чуть-чуть приоткрыл глаза, потом снова закрыл. Как же холодно... Наконец, распрощавшись со сладкими видениями, он медленно уселся и расфокусированным взглядом уставился впереди себя. Ещё сонным голосом пролепетал: - Меня кто-то звал? И, зевнув, протёр глаза кулачками. Наконец-таки цветастые разводы исчезли. Похлопав ресницами, англичанин покрутил головой, а фейри ласково шепнула ему на ушко: - Смотри, кто пришёл. Узнаёшь? Взгляд вцепился в фигуру воина. Испугавшись и по началу приняв его за одного из своих врагов, Кёркленд спрятался за дерево, но потом сообразил. Его голос так похож на голос Франции... Или мне только показалось? И он ли произнёс моё имя? Девушка аккуратно подтолкнула его вперёд (при этом сдерживала обиду на француза): - Не бойся, выйди. Вздрогнув, мальчик всё же послушал её и выбрался из своего убежища. Он тихо приблизился к воину и неуверенно произнёс: - Ммм... Франция? А невидимая фейри стояла возле дерева и пристально следила за французом, испытывая даже некую ревность к нему.

Отредактировано England (2011-09-28 19:10:25)

+1

6

Привыкший к тёплому климату, Франц сразу же захотел оградиться от порыва холодного ветра. Порывы казались колючими, словно ревнивый взгляд девушки... Франциску даже показалось, что ветер свим холодом пытается раздербанить царапинки на щеках, чтобы они отвлекали Франца перед боем. Но ничего такого потоки ледяного воздуха не сделали, лишь охладили кольчугу и голову.
Франциск сипло выдохнул и убрал прядь волос, что полезла в глаза из-за поднявшегося ветра. По спине пробежались мурашки, а интуиция намекала на присутствие чего-то непривычного. Обладающий можно сказать женской... Хотя, нет, пусть она будет космической... Так вот, обладая поистине космической интуицией, Франция остро почувствовал что-то необычное. Забегая вперёд, стоит сказать, что это ощущение мистического затупиться о придворные интриги и войны, поэтому, в далёком будущем, Франциск будет лишь очень-очень слабо ощущать это "нечто необычное" вокруг Англии.
Франц покрутил шеей, стараясь отогнать неприятное ощущение того, что духи (в которых его народ ещё верит) планируют принести им несчастье в боях... Франциску этого бы очень не хотелось. Вдруг, сильный порыв ветра, это тот холод, что принесли с собой викинги с холодных берегов своей родины... Зачем им это? Зачем им нужна эта война? Тёплые территории? Питание? Люди? Рабы? Деньги? Что им нужно от молодых ,неокрепших государств, что ещё даже толком руки запятнать не успели. У них всё впереди, но мир решает начать размазывать кровь по белым и чистым стенам душ. Делает он это уже слишком рано. Маленький Артур может просто свихнуться от огромного количества смертей… Да и Франциск не вечен… О, боже, они ведь ещё не знают, что их ждёт там, в будущем. От столетней войны, до мировых… Моря крови, которой умоется вся Европа. Правда ,к тому моменту, страны будут бояться лишь венозной крови… Она жирная и отстирывается очень плохо.
От размышлений о значениях, Францию отвлёк какой-то шорох. Движение, что доведено до автоматизма. Франц резко вытаскивает меч из ножен, вставая в боевую позицию, но тут же на его лице появляется мягкая улыбка. Бонфуа возвращает лезвие обратно, на место.
-А я как раз тебя искал! Как ты? - Франциск сделал несколько шагов навстречу объекту своих поисков. - Я очень скучал по тебе, вот и захотел повидаться. Что-то не так? Ты выглядишь расстроенным? - Француз присел на корточки напротив Артура и внимательно посмотрел в лицо Англии.
-На вас опять напали, да? - сделал вывод Франц.
-Если на него напали, то не стоит говорить. что я уеду воевать... Ему и без меня забот и волнений хватит... - сделал вывод Франциск, продолжая внимательным взглядом ясных глаз вглядываться в собеседника.

+1

7

Услышав шум, Франциск, насторожившись, быстро вытянул из ножен меч, чем несколько обескуражил и напугал маленького англичанина. Паренёк широко раскрыл глаза и шокированно посмотрел на француза, при этом немного попятившись назад. Да, пока он боялся. И ничего не мог с этим поделать. Боялся непрекращающихся войн, крови, убийств, предательства, обмана, бесчисленных набегов, пожаров... В тёмное Средневековье Европа походила на один большой жуткий котёл, в котором варились все будущие народы этой цивилизации. Но пока о них не могло быть и речи. Пока на европейских просторах бесновалось огромное множество племён. Какие-то из них оказались более развитыми и успели даже основать собственные варварские королевства, другие же продолжали пребывать в первобытном состоянии. Судьба последних была незавидной. Впоследствии их всё равно поработили и ассимилировали.

Однако на лице юного воина вдруг появилась ласковая улыбка. - А я как раз тебя искал! Как ты? Он тут же подошёл к оторопевшему малышу, смотрящего на него широко раскрытыми глазами и не могущему выдавить из себя даже слова. Удивлённо вскинув брови, Артур внимательно вглядывался в француза. - Я очень скучал по тебе, вот и захотел повидаться. Что-то не так? Ты выглядишь расстроенным? Кёркленд как будто не мог выбрать, тот ли это человек, с которым он дружил, или не тот? Юноша присел на корточки напротив паренька и ласково поинтересовался: - На вас опять напали, да? Но ни на один из заданных вопросов англичанин так и не ответил. Замерев, он удивлённо всматривался в знакомые черты: вроде те же выразительные голубые глаза, нос, тонкие губы, золотистые волосы... И голос! Но что-то смущало, и это что-то называлось мужским военным костюмом. Именно мужским. Артур помялся на месте и потупил взгляд, явно смутившись и не зная, что сказать. Может быть, я ошибаюсь? Но...нет-нет, он так похож... Исподлобья бросил ещё один озадаченный взгляд на молодого воина, после чего неуверенно произнёс: - Эм... Франция, почему ты в мужском костюме?... Где твоя лазурная туника? И почему у тебя на поясе меч? Он вопросительно изогнул брови, надеясь получить ответы. Между тем, фейри, услышав вопросы малыша, умиленно улыбнулась: - Так он ничего не знает... Вот глупышка.

Дело в том, что с самой первой встречи с Франциском Англия видел его лишь в девичьей, как он думал, тунике. С милой улыбкой на устах и распущенными золотистыми волосами. Лёгкий, воздушный и столь красиво одетый, он в принципе не воспринимался Артуром как юноша. Да и особенности языка не позволяли различить, говорит ли франк о себе в мужском или женском роде. Нет, Франция, определённо, девушка. Он же так изящно выглядит! Даже изящнее многих знатных дам его королевства. Но почему тогда сейчас он одет, как самый что ни на есть настоящий воин? Почему так крепко и уверенно держит меч, словно и раньше орудовал им? Все эти вопросы беспрерывно крутились в голове ребёнка, жаждущего получить ответы. Здесь и сейчас.

+1

8

Мальчик долгое время был растерянным и напуганным. Видимо, его не обрадовало остро заточенное и направленное в его сторону лезвие меча. Ну, что поделать? Рефлексы. Франциск виновато посмотрел на Артура, неуверенно почесав затылок.
Молчание затянулось. Правда, оно уже не казалось таким оглушающе тихим, как в самом начале, когда Франциск только-только пришёл на это озеро. Казалось, что кто-то просто включил звук. Дуновение ветра, плеск воды, пение птиц в лесу. Слышалась дробь дятлов, что нарушали целостность коры деревьев. Ветер зашелестел в листве деревьев и кустарников, тревожа ветки. Кажется, что и плеск озёрной воды стал громче.
Но, молчание как-то затянулось, что Франциску не очень нравилось. Он поднял обеспокоенный взгляд на Англию, и хотел было извиниться за то, что он напугал мальчика, но тут последовал вопрос.
- Эм... Франция, почему ты в мужском костюме?... Где твоя лазурная туника? И почему у тебя на поясе меч? - блондин наклонил голову на бок, удивлённо похлопав ресницами. Пару минут он осознавал вопрос, а потом... Ну, а потом над озером пронёсся звонкий смех Франции.
-Нет, серьёзно... хах... Ты тоже вначале подумал, что я девушка? - сквозь смех спросил Бонфуа. Это не первый раз, когда его половая принадлежность остаётся под знаком вопроса. Слава богу, он уже привык к этой путанице и устал уже обижаться на это. Кстати, такая схожесть с девушкой в дальнейшем была весьма полезна Франциску и многим его правителям и кардиналам. Использовать Франца, как живую приманку, чтобы ловить каких-то преступников... Наверное это продолжалось бы очень долго, если бы взрослый Франциск не обладал слишком широкими плечами и, конечно же, щетинкой, которая подчёркивает его мужественность. Наверное, из-за этих тонкостей прошлого, Франц станет таким, каков он станет.
Но вернёмся, пожалуй, к нашим маленьким и юным странам. Француз смеялся ещё некоторое время, разрывая тишину своим звонким смехом.
-Англия, я в мужском костюме, потому что я мужчина. А меч у меня, потому что я должен защищать свой народ. Я ведь не просто так тебя искал... - и вот тут пришло время измениться в лице. От бывшего смеха не осталось и следа. На лице заиграла некая печаль смешанная со страхом и обречённостью. Франция тяжело вздохнул.
-В общем, через некоторое время, нам нужно будет вернуться обратно, а потом я уеду в Париж. Слушай, если до тебя дойдут какие-то новости - не ищи меня, ладно? Оставайся тут, или возвращайся домой, а я сразу же пойду искать тебя, как только смогу... - улыбнулся Франция, погладив Англия ладонью по волосам. Именно в такие мгновения страны взрослеют. Чувствуя, что обречён на гибель, просишь других просто запомнить будущего покойника таким, каков он стоит сейчас, перед тобой. Франция не верил в то, что он выйдет победителем из этой битвы. Может, потому, что ему будет за что драться. Вполне логично предположить, что сразу после того, как викинги разберутся с Францией, они накинуться на Бретань. Безжалостные существа не щадят ни детей ни женщин.
-Помирать, так с честью, да?.. - пронёсся в голове Франциска голос одного из воинов. Он умирал, говоря эти слова, а Франц стоял рядом и крепко сжимал его руку своими маленькими, ещё детскими ладошками. Наверное, именно эти слова станут одним из девизов жизни Франции... Хотя, надолго ли, вот в чём вопрос.
-Ты так и не рассказал мне о том, как у тебя дела - улыбнулся француз.

Отредактировано France (2011-09-29 17:08:10)

0

9

Создавалось впечатление, что удивление плавно перекочевало с англичанина на француза. Уставившись, Артур внимательно выжидал ответа на свои вопросы. Франциск думал-думал.... и вдруг так неожиданно рассмеялся, что Кёркленд аж вздрогнул. Ещё шире раскрыв глаза, малыш с непониманием наблюдал за реакцией друга. Почему она смеётся? Я что-то не то сказал? От собственных предположений он даже несколько смутился. - Нет, серьёзно... хах... Ты тоже вначале подумал, что я девушка? Англия озадаченно надулся, а на щеках выступил смущённый румянец. Он негромко пролепетал, заранее начиная сомневаться в своём уже устоявшемся мнении: - Да... И, чуть опустив голову, исподлобья посмотрел на юного воина, словно нашкодивший щенок. Тот продолжал смеяться, чем ещё сильнее озадачивал и смущал ребёнка, который замялся на месте. Это так глупо, но всё-таки... Неужели она, действительно, юноша? Не может такого быть! Со стороны дерева послышался заливистый девичий смех, который слышал только Артур, для француза же - просто подозрительный шум листвы без ветра. Фейри не смогла сдержаться и рассмеялась, умиляясь забавной реакции мальчика. Он же, в свою очередь, чуть-чуть повернул голову в бок и скосился на подругу, не находя в этом ничего смешного. 

Наконец успокоившись, француз разложил всё по полочкам: - Англия, я в мужском костюме, потому что я мужчина. Артур удивлённо вскинул брови и даже как-то ошалело вылупился своими изумрудными глазёнками на собеседника. - К...как...как такое возможно?... Но в голове мысли уже соединялись в единую логическую цепочку, принёсшую осознание промаха. Англия вдруг резко раскраснелся. - А меч у меня, потому что я должен защищать свой народ. Я ведь не просто так тебя искал... Лихорадочно помотав головой и всё ещё находясь под впечатлением, ребёнок скороговоркой выдал: - Почему же тогда ты носила... носил девчачье платье?! И почему ты выглядишь женственнее и красивее, даже чем многие знатные дамы из наших королевств?! Глупые вопросы, конечно, но на то и детские, ведь ребёнку хотелось знать всё-всё, что, как да почему. Однако... До его сознания вдруг дошли и остальные слова. Подняв взгляд на француза, англичанин заметил, как улыбка исчезла с его лица, уступив место грусти и скорбной печали. Артур вздрогнул. Как часто он видел это выражение у своего короля! Страх, безысходность, отчаяние...

- В общем, через некоторое время, нам нужно будет вернуться обратно, а потом я уеду в Париж. Слушай, если до тебя дойдут какие-то новости - не ищи меня, ладно?... От удивления не осталось и следа. Кёркленд вдруг нахмурился, как хмурятся дети, но голос его прозвучал не по-детски серьёзно: - Франция, ты уезжаешь на войну? Он внимательно посмотрел в глаза своему другу. Англичанин догадался. Растерянный вид воина, оружие, готовое к бою, кольчуга, его слова... Трудно было бы не понять, куда он собирался. Такое было время, и, несмотря на свой возраст, Артур успел увидеть много смертей и пережить немало битв. Он знал, что это такое. И к чему ведёт, что сулит для проигравшей стороны. Всё это стало естественным ходом мироздания. Здесь не было ничего удивительного. И так закалялся будущий английский циник.

Пусть и грустная, но всё так же прекрасная и тёплая улыбка засияла на устах Франциска. - Ты так и не рассказал мне о том, как у тебя дела. Мальчик ещё некоторое время хмурился, но вскоре чувства пересилили. Англия радостно заулыбался и схватился за руку франка. - Я так хотел тебя увидеть, Франция. Я уже соскучился по тебе. Он потёрся щекой о тёплую дружескую ладонь и на пару мгновений прикрыл глаза. - Наш корабль только сегодня прибыл в Арморику* и я сбежал. У меня дома снова начались войны. Соседние племена напали на моего короля. Мой старший брат сейчас сражается, но почему-то и меня колотит. Не знаю почему. Король сказал, что здесь я буду в безопасности. Но по дороге к гавани на нас напали. Видишь? Кёркленд вытянул обе руки, показывая на предплечьях резаные раны. - Меня даже успели на время захватить в плен, но всё-таки мы спаслись. Сели на корабль и вышли в море. Фея, несколько возмущённая скромностью малыша, приблизилась к разговаривающим и лёгким порывом ветра расправила плащ на англичанине, чтобы его друг увидел всё, как есть: множество мелких порезов, разодранная кое-где одежда, окровавленный плащик, болтавшийся не целым куском материи, а большими лоскутами. Вздрогнув, Артур непонимающе посмотрел в бок, на свою подругу и тихо произнёс: - Зачем ты так сделала?... Девушка промолчала, внимательно следя за реакцией Франции.

_________________________________________________________________________________
* Арморика - исконное название Бретани.

Отредактировано England (2011-09-29 16:55:21)

0

10

- Почему же тогда ты носила... носил девчачье платье?! И почему ты выглядишь женственнее и красивее, даже чем многие знатные дамы из наших королевств?! - а теперь пришло время Францу стать похожим на ребёнка.
-Это не платье!.. Это была туника... - проговорил Франция, немного надувшись. Франк потёр озябшие ладони. А вот сам по себе комплимент его внешности скрадывал лёгкую обиду от сравнения его любимой туники с женским платьем.
- Франция, ты уезжаешь на войну? - вновь повисла пауза. Франциск опустил взгляд в землю и слегка кивнул.
-Не хочу я туда ехать. Мне говорят, чтобы я не боялся, а сами трясутся от страха... мне никогда не было так противно возвращаться... - пробормотал Бонфуа, покусав губы. Глупая привычка - терзать свои губы зубами, срывая с них тонкий слой кожи, а потом слизывать капли крови. Но тут было скорее не волнение, а некое беспокойство. Судя по всему, Артур не понаслышке познакомился с госпожой войной, что под ручку будет вести многие страны через разные периоды, при этом она обязательно будет опираться на свою косу. Да, богатый будет урожай, правда? Пожинать мёртвые души - легко и просто. А те, кто останется живым... Им придётся не сладко. Им придётся восстанавливать всё из этого могильника, вылазить из-под гор трупов и на костях предков строить новые города, дома, жизни, смерти, миры и... И вновь придёт время сенокоса.
Времена сложные, но нужно уметь в эти времена воспарить от счастья. Вот и сейчас Франция, можно сказать, воспарил и именно от счастья. Улыбка Англии всегда вдохновляла франка. А в этот раз он касался тёплой щеки этого замечательного ребёнка. Франциск не смог сдержать тёплой улыбки. Артур же рассказывал про то, как у него дела... А дела, надо бы сказать, не блистали соей замечательностью. Вынужденный бежать от агрессии викингов и родного брата, он ещё был и в плен загнан. За что же ему всё это?.. Закончил он свой рассказ демонстрацией ран на руках. С губ Франца сорвался обеспокоенный вздох. Он сразу же взялся за одну из рук Англии, внимательно осматривая её так, будто он что-то поймёт. А если и подумать, то поймёт. Его учили в ранах разбираться. Какая-то девушка-лекарь согласилась поучить Францию перевязывать раны взамен на лучшие розы в стране к которым, естественно, Франциск имел доступ. Как минимум, он так думал. Как оказалось, самые прекрасные розы - дикие. Растущие в глубинах лесов, редкие, найти их сложно. Франция до сих пор помнит, сколько раз он сбивался с ног в поисках нужного цветка. Конечно же, вознаграждён он был как надо. Лекарь выполнила своё обещание и долго учила француза тому, как перевязывать и обрабатывать раны.
-Вроде бы, ничего особенного... Раны не глубокие, не похоже ,чтобы ты потерял много крови, но... - неуверенно бормотал Франциск, рассматривая руки Англии. Но порыв сильного ветра заставил Францию слегка зажмуриться. А потом он открыл глаза и... И так и застыл, немигающим взглядом смотря на Англию. Алая кровь, что уже давно пропитала ткань плаща, разодранная одежда, порезы... Пусть это всё не глубоко, но, наверняка это было очень больно. Бонфуа нервно сглотнул и опустил взгляд вниз, после чего резко взял Англию за руку.
-Нет! Эту войну я обязан выиграть! Я выиграю и отомщу им за то, что они посмели с тобой сделать! Никто не смеет так поступать с моим другом! - и пусть это было по-детски, и пусть это было глупо, и пусть в дальнейшем эта фраза закончится словами "кроме меня"... Сейчас Бонфуа об этом как-то не размышлял. Слова уже сказаны. Осталось их, наверное, подкрепить каким-то действием... Франциск подался вперёд, обнимая Англию. стараясь согреть, чтобы ветер не доставлял неудобства ранам, чтобы просто защитить, если будет нужно. Нервно закусив губу, Франц зажмурился. Невыносимо обидно. Никто из них этого не заслужил. Никто из них не заслужил своим детством того, что ждало их дальше... Но ,вот почему-то, по какой-то странной причине, это происходило. А навязчивое чувство присутствия чего-то странного, необычного не покидало Франциска и остро ощущалось именно сейчас. Но, по какой-то ему одной причине, он предпочёл проигнорировать это ощущение.

0

11

Француз явно завозмущался: - Это не платье!.. Это была туника... На что Артур лишь пожал плечами и в растерянности проговорил: - А по мне одно и то же...

Как уже отмечалось, Англия догадался, куда собрался его друг. - Не хочу я туда ехать. Мне говорят, чтобы я не боялся, а сами трясутся от страха... мне никогда не было так противно возвращаться... Мальчик задумался. - А мне говорят, что я... отличаюсь от обычных людей, хоть и похож на них как две капли воды. Меня называют страной, хотя я ещё плохо понимаю, что это значит. Но ты ведь тоже "страна"? И.... кажется, мы должны защищать своих людей, оберегать их. Правда, непонятно, как я это могу сделать. Я бы хотел, но... Взгрустнул, всхлипнув от обиды. - Я ещё маленький и слабый. Меня даже ничему не учат, я не держал в руках оружия и не знаю, как им владеть. Но, смотря на тебя... я тоже хочу защищать свою родину. Хочу быть рядом с ней, а не прятаться за морем... Совсем ребёнок, но повзрослевший не по годам и уже могущий судить достаточно здраво, хоть и не без характерного для сего возраста идеализма и инфантильности.

Увидев раны, француз взялся за руки малыша и стал их рассматривать, как будто знал толк во врачевании. Кёркленд наклонил голову в бок и с нескрываемым любопытством принялся наблюдать за ним. Франция умеет лечить ранки? Да, наверное, он уже такой взрослый и сильный, хотя и похож на девушку... Но как такое вообще может быть! Почему он оказался юношей? Наконец со всей серьёзностью вердикт был озвучен: - Вроде бы, ничего особенного... Раны не глубокие, не похоже, чтобы ты потерял много крови, но... Англия заулыбался. - Я уже привык. Они на мне часто появляются, даже если я и не знаю, где поранился. Всё-таки Артур являлся воплощением тех земель, на которых впоследствии будет образовано Королевство Англия, поэтому и страдал от того, что на его теле могли непонятным образом появиться какие-нибудь увечья, как следствие непрекращающихся войн. Но он уже успел привыкнуть к ним и давно перестал обращать внимание на столь незначительные неудобства.

Подул ветерок, расправивший полы плаща. И почему-то Франция вдруг разволновался. - Что случилось? Артур никак не мог понять, почему он вдруг как-то осунулся и резко схватил за руку. - Я выиграю и отомщу им за то, что они посмели с тобой сделать! Никто не смеет так поступать с моим другом! Малыш недоуменно похлопал ресницами, уставившись на франка. - Ааа?... Поняв смысл сказанного, он широко улыбнулся, радуясь, что у него есть такой замечательный друг, который хочет защитить его и никому-никому не даст в обиду. Франция ласково обнял  малыша, а тот лишь сильнее прижался к нему, весь довольный и счастливый. - Ты такой тёплый... С тобой очень хорошо. И это тепло доходило до мальчишки, несмотря на военный костюм, холодный и железный. - Франция, скажи, а есть другие страны? Такие же, как мы? Англичанин заинтересованно заглянул в глаза друга. Тот точно должен был знать ответ! Он уже взрослый! И живёт не на островах. А фейри, между тем, стояла позади малыша. Ревнуя и радуясь одновременно. - Только не уходите, побудьте со мной ещё хоть немного... Я так рада, Артур, что тебе не холодно... Малыш опять оглянулся назад и довольно кивнул. - Хорошо...

Отредактировано England (2011-09-29 19:06:11)

+1

12

Страна? Долг? Обязанность? Защита?.. Почему мы? Почему именно мы стали теми, на ком висит это бремя... - подумал Бонфуа. Он ещё плохо понимал свои обязанности. Отчётливое понимание придёт совсем-совсем скоро. На поле брани понимание своего истинного предназначения, своей истинной личины приходит само по себе и от него не сбежишь...
Слушая слова Арутра про то, каким бесполезным он себя сейчас чувствует, о том, что он вынужден прятаться далеко-далеко. А там, в его стране, его народ, который он, по идее, должен защищать, воюет. Ну, если честно, быть страной - это такая тонкость. Да, ты должен защищать свою родину, свой народ, но и тебе нужна защита и опора. Каждый находит себе свою опору.
- Я уже привык. Они на мне часто появляются, даже если я и не знаю, где поранился. - Франциск крепче прижал к себе Англию.
-Это не повод их игнорировать! - строго сказал он, жмуря глаза, стараясь не ронять слёзы. Всё же, сейчас он тот, на кого Артур хотел опереться... Да и, учитываем, что Франциск вот-вот отправится на битву... Не стоит терять силы на слёзы, но надо подготовиться к борьбе с ними.
Но сейчас хотелось быть не воином, а защитником. Англия сейчас казался чем-то хрупким и невесомым, чем-то, что надо сохранить. Спасти, уберечь… Или научить защищаться самому… Франциск, обнимая Артура, погладил мальчика по его светлым волосам. Именно в этот момент, Франц почувствовал какой-то приятный запах… Он перебивал гнилой запах крови. Франциск не без улыбки отметил, что от Артура приятно пахло травами. Мятой, ромашкой, мелиссой… А ещё чем-то сырым… Будто он попал под дождь и сейчас высыхал… Может быть, это всё из-за близости озера. Вот, странно, что Франциск только сейчас смог прочувствовать, как веет от Артура чем-то приятным, тонким, будто он соткан не из плоти и крови, а из тёплых ветров, из чего-то природного, лесного… Почему-то именно в моменты, когда Франц обнимал Англию, он почувствовал, как от малыша веет чем-то магическо-духовным.
- Ты такой тёплый... С тобой очень хорошо. – услышал франция и мягко улыбнулся. Его ладони, наверное, очень холодные, поэтому он старался не сильно касаться ими Англии, а тем более, его ран.
- Франция, скажи, а есть другие страны? Такие же, как мы? – последовал вопрос. Франциск отстранился от будущего королевства, тот же заглянул в его глаза, ожидая ответа.
-Что ему сказать?... Про кого ему рассказать? Про Римскую империю? Или про дедушку Рима? Или про Испанию? Или про Италий… - задумался Франциск на пару минут.
-Да, есть такие… Их не мало… Я знаю не многих и могу тебе про них рассказать, если хочешь… Они все очень разные – улыбнулся Франция. Они все такие разные… Каждый со своим характером и своими убеждениями…
-Так почему именно мы?.. Хотя, если так объективно подумать, а почему кто-то другой? Раз так вышло, значит так надо… Наверное, это будет весьма длиной историей, так? – Франциск поднял глаза на Артура, будто этот вопрос он задавал ему, хотя, он так и повис в голове.

0

13

- Это не повод их игнорировать! Мальчик озадаченно вскинул брови. - Не знаю. Я так привык, что даже не замечаю. Мне кажется, это нормально. Разве у тебя такого не бывает? Артур вопросительно посмотрел на франка, не понимая, почему тот начал вдруг жмурить глаза. - Ты плачешь, Франция? Наклонил голову в бок.

Он крепко обнимал малыша и гладил его по головке, а тот начинал лишь ластиться, довольный, что к нему так хорошо относятся. Дома Кёркленду этого явно не хватало. Король и королева были слишком заняты, хотя и относились к нему, как к своему родному ребёнку. А от старшего брата он никогда не надеялся получить хоть капельку любви. Казалось, тот ненавидел Артура, и малыш боялся своего дикого родственника. Но Франциск совсем другое дело, и подчас маленький англичанин думал, что... Как было бы хорошо, если бы Франция был моим старшим братом. Правда, впоследствии, повзрослев, он со злостью отметёт эти мысли, сославшись на детскую наивность. Ну а пока маленький Англия с удовольствием пребывал в обществе своего хорошего друга. - Франция, я так часто бываю дома один. Король уходит в походы и оставляет меня своей жене, но мне скучно с ней. И я убегаю. Иногда мне говорят, что у меня нет друзей, но как же?! Их у меня очень, очень много! С ними весело! И... совсем не страшно! Но почему-то многие люди их не видят... Мальчик явно взгрустнул. Он никак не мог понять их, ведь для него лес - это волшебный и захватывающий мир чудес, в котором живёт столько различных сказочных существ! Феи, волшебницы, гномы, драконы, единороги! Правда, бывают и злые, но они встречаются крайне редко и не в тех местах, куда любил ходить Артур.

Живя на островах, Кёркленд никогда не видел других, подобных ему, за исключением братьев и Франции. Да и вообще последний стал первым с континента, с кем познакомился юный англичанин. В то время он ещё не был морской державой, а переплыть Ла-Манш приравнивалось к целому морскому путешествию! Это уже спустя века перемахнуть через Атлантику стало привычном делом, а море превратилось в объект обожания англичанина. Сейчас же Артуру было крайне интересно, есть ли ещё такие же страны и где они живут. - Да, есть такие… Их не мало… Я знаю не многих и могу тебе про них рассказать, если хочешь… Они все очень разные. Англия радостно всплеснул руками. - Расскажи, расскажи! Мне так хочется узнать про них! Я ведь бывал только в Бретани. Тут он взял франка за руку и второй, свободной, указал на дерево, под которым недавно спал. - Пойдём туда, там очень удобно и не так холодно. А ещё я хочу тебя кое-с кем познакомить, если она, конечно, согласится. Малыш широко и довольно улыбнулся. Он надеялся, что фея всё-таки покажется его другу, но... Девушка отрицательно покачала головой и грустно произнесла: - Даже если я предстану перед ним, франк вряд ли увидит меня. Люди перестают верить в нас, считая языческими демонами. Правда, Артур последнюю фразу не понял. Малыш недоуменно посмотрел на фейри и тихо пролепетал: - Может быть, всё-таки... попробуешь?

Смотря на этих ребят, вряд ли кто мог даже предположить, что спустя какое-то время они станут заклятыми друзьями тире врагами. Являясь ближайшими соседями, будут постоянно закатывать войны между собой и втискиваться в диаметрально противоположные союзы, но вместе с тем с потрясающей лёгкостью временно забывать взаимные претензии и объединяться, если на горизонте появлялся общий враг. Странная судьба, однако, а ведь всё начиналось с чистой и верной детской дружбы.

Отредактировано England (2011-09-30 01:37:13)

0

14

- Ты плачешь, Франция? - предпочитая не отвечать, Франция лишь помотал головой. Нет, серьёзно, он же не плачет, он просто борется с этим состоянием, но не плачет.
Было приятно ощущать, как Англия доверчиво ластится к Францу. Когда тебе доверяют - это счастье, но при этом это ещё и ответственность. Нельзя разочаровать человека..
Франциск внимательно вслушивался в слова мальчика. Бедняга... Правда, правители у Артура не изверги, не диктаторы - уже неплохо... Хотя, в дальнейшем его ждут новые, более сложные короли и королевы. Наверное, Англия будет просто грезить о возвращение бывших правителей, но их кости к тому времени станут прахом, к тому времени пройдёт не одно десятилетия. К тому времени Франция не будет таким добрым другом для Англии, как сейчас...
- Расскажи, расскажи! Мне так хочется узнать про них! Я ведь бывал только в Бретани. - Бонфуа мягко улыбнулся и пошёл , осторожно сжимая маленькую ладошку Англии. Его ладони хоть и были украшены царапинами и ранами, оно чувствовалось, но всё ещё были детскими, мягкими, нежными. Как жаль, что через некоторое время, руки Туманного Альбиона будут очень холодными. Наверное причина в очень сырой погоде, в частых дождях и туманах. Сейчас же, почему-то, климат был мягче.
Вскоре двое пришли под дерево. По дороге к этому растению Артур успел рассказать пару слов про то, как под ним удобно и про то, что он хочет франка с кем-то познакомить.
-Интригуешь? С кем же ты меня хочешь познакомить? Хотя, наверное, ответ на этот вопрос я не получу, пока не расскажу всё, что знаю - смеясь, спросил блондин. Присев на землю под деревом, он упёрся спиной в кору, посмотрел на сидящего рядом Англию, вздохнул и начал свой рассказ о других странах, что окружали его.
-Есть у нас одна милая девочка, её зовут Италия. Она очень добрая, трудолюбивая, но ужасная трусиха - улыбнулся Франция но какой-то горькой улыбкой. В конце концов, он, по приказам правителей, был вынужден придти и захватить бедную девочку. Но, по правде говоря, он старается относится к ней бережно: кормил её вкуснейшей едой, дарил ей хорошую одежду, в общем, сам он старался не относится к ней, как к служанке. -Сейчас Италия вынуждена жить у меня, но я стараюсь, чтобы она ни в чём не нуждалась - добавил Франция, опираясь локтями о свои колени.
-Испания. он мой сосед и мы с ним в хороших отношениях. Хотя, если честно, у нас возникают религиозные разногласия... Сильные разногласия... Но, не забивай себе этим голову, это скучно - махнул Франция рукой куда-то в сторону. Наверное этот взмах был направлен в сторону Испании. Сложно было объяснить маленькому Англии о грызне из-за вероисповедания. А скоро это будет чуть ли не основой всего. А пока крестовые походы не случились и Франция жил спокойной жизнью будущего еретика. До крестовых походов, франк был катаром. А до появления именно этой ветви христианства, во Франции была Римско-католическая церковь. Времена язычников прошли. Хотя, они нравились Францу. Всё же, тогда люди были ближе к природе. Да они и сейчас не далеко от неё отошли.
-А раньше... Достаточно давно, был Рим. Даже я был в его подчинении... Или его родственником. Знаешь, я плохо помню это... Просто, он относился ко мне ни как к подчинённому, а как к родному. Хотя, вроде бы, у нас нет никаких родственных связей... Но я знаю, что он приходится родным дедом Италии. Рим был великим. Он много территорий захватил... Он казался злым. Но, когда я стал общаться с ним лично, я не поверил, что этот человек захватывает земли мечом и огнём. Он был очень добр... - Франция тихо вздохнул. - Но в один из дней он ушёл... Он был величайшей державой и умер в одночасье. У него было огромное количество ран... Таких же, как у нас с тобой. Но они были глубокие, старые, они полностью покрывали его спину, руки, плечи... Он очень страдал из-за ран. Он часто говорил, что шрамы его очень болят на погоду... ДА и меньше их не становилось. С каждым днём только больше.. - Франция расплёл волосы и провёл ладонями по ним, приглаживая. - А потом он умер... Моментально. Величайшая держава а погиб очень-очень быстро. Откровенно говоря, я сам не знаю, почему он умер, но его смерть - это факт. - добавил Франция, завязывая волосы в хвост.

0

15

- С кем же ты меня хочешь познакомить? Хотя, наверное, ответ на этот вопрос я не получу, пока не расскажу всё, что знаю, - держась за руку француза, Артур довольно улыбнулся и произнёс: - Да, я хочу узнать всё-всё! Добравшись до дерева, мальчик уселся подле друга и любопытными глазами посмотрел на того, ожидая интересного рассказа. Он уже такой взрослый и так много знает! Видел другие страны, общался с ними! А я... разве что только с Францией, но так хочется познакомиться и с другими. Фейри села рядышком с малышом, так же заинтересованная, что же такое может поведать гость.

Первой Франциск упомянул итальяшку. - Сейчас Италия вынуждена жить у меня, но я стараюсь, чтобы она ни в чём не нуждалась. Кёркленд озадаченно дотронулся указательным пальцем до подбородка. - Так же, как я с братьями живу? А где она до этого жила?

- Испания. Он мой сосед и мы с ним в хороших отношениях. Хотя, если честно, у нас возникают религиозные разногласия... Мальчик вопросительно округлил глаза, пытаясь переварить слова франка, и промямлил: - Р...религиозные...что?... Тема задела его, поэтому, не сумев сдержаться, он тут же продолжил, но чуток отошёл в сторону: - Ко мне домой принесли... эм... христианство, так, кажется. Построили красивые здания, где читают молитвы. Но они мне не очень нравятся. Они ведь такие скучные! Мне больше нравятся... м... языческие празднества. Они очень весёлые и красочные! Жаль, что почему-то их стали запрещать, но всё равно очень много людей любят их. Франция, а ты их празднуешь? Несмотря на постепенное распространение веры Христовой, в Британии ещё очень долго балом правили языческие верования, приносимые, в том числе, из вне.

Обвив колени руками и замерев, Англия с предельным вниманием вслушивался в голос Франциска. Юноша рассказывал о Древнем Риме, о котором Артур, конечно, слышал, но лишь вскользь. Он знал, что этот самый Рим когда-то был на его землях и даже построил несколько городов, но так давно, что, видимо, Артур появился намного позже его исчезновения. Малыш даже дышать боялся, весь превратившись в слух. - Он много территорий захватил... С трудом представил себе, что значит много территорий. - Но в один из дней он ушёл... Он был величайшей державой и умер в одночасье. На этой фразе Артур ещё сильнее прижал колени к животу и поёжился от неприятного осадка на душе. Ему говорили, что страны бессмертны... - Величайшая держава а погиб очень-очень быстро. Откровенно говоря, я сам не знаю, почему он умер, но его смерть - это факт. Слишком печальный рассказ. Маленький англичанин глухо всхлипнул и потёр глаза кулачками. - Но...но...мне всегда говорили, что страны бессмертны. Как он мог умереть? Ты сказал, что Рим был великим, но почему он тогда умер? Почему очень-очень быстро погиб? В голове появилось множество вопросов, хотя француз уже сказал, что сам не знает на них ответа, словно угадав, что сразу же задаст его юный друг. Чуточку помолчав и проглотив горький комок в горле, Англия продолжил, опустив голову: - Я слышал о Риме, но он ушёл раньше, чем я увидел этот свет. Мне рассказывали, что когда-то он прибыл на острова и присоединил часть из них к своему государству и построил несколько городов. Среди них  был Лондиниум, сейчас он называется - Люнденбург. Мой главный город. Не так давно его захватили викинги, но король заключил с ними мир. Сейчас они на нас не нападают, но мне кажется, что так долго не продолжится... Выпрямившись, малыш посмотрел на молодого воина. - Франция, а у тебя есть мама и папа? Или дедушка? Ты сказал, что Рим был родным дедушкой Италии, но, знаешь, я плохо это себе представляю. Я не помню никого из родителей, а брат ничего мне о них не говорит. Наверное...он тоже их никогда не видел. Получается, они тоже ушли...Да?... И мы когда-нибудь исчезнем?... Ничего удивительного, что англичанин заговорил на подобную тему. Смерть была вокруг него. Каждый день, каждый час. Фея, погрустнев, ласково обняла ребёнка. - Ну что ты такое говоришь. Я не позволю тебе исчезнуть, как же мне быть без тебя? Вместо голоса явно раздавался лишь тихий шелест листьев. Артур кивнул.

0

16

На голову Франциска посыпалось огромное количество вопросов, которые требовали ответа. Франц улыбнулся.
-Так, всё по порядку... - мысленно сказал он себе, раскладывая всё по полочкам.
- Так же, как я с братьями живу? А где она до этого жила? - вопрос на уточнение, что, конечно же, ставило Францию не в самое уютное положение. Француз помотал головой.
-Вы живёте с братьями, потому что вы по одиночке долго не протянете - это раз, и потому что вы всегда были вместе. Вы родственники. Италия тоже жила с Римом... - вздохнул Франция, опустив голову. Ему было обидно, что он с войной пошёл на девочку. Хотя, в дальнейшем, он очень захочет, чтобы она вновь жила с ним.
-Я её захватил. Поэтому она живёт со мной. Так сказали мне правители. Я не имею права их ослушаться... Но за то, что я лишил её свободы, я стараюсь дать ей все удобства, правда... Я не обижаю её - как бы оправдываясь, произнёс Бонфуа, убирая выбившуюся прядку волос за ухо. Он очень не хотел быть извергом в глазах Англии.
А вот тема религии видимо слегка задела Артура и тот быстро затараторил про христианство, и, что у них оно устроено, и, как оно у них устроено. Хотя, Артур любил язычество. Любил необычных существ. Франция мягко улыбнулся, погладив Англию по волосам.
-Дело тут не в самом Испании, а в его правительстве. Сейчас власть там захватили арабы, а следовательно и церковь у них иная и молитвы другие и в Бога они верят другого. А поэтому мы не можем на чём-то одном сойтись, не можем достигнуть толкового соглашения... Хотя, знаешь, не воюем и на том спасибо - улыбнулся Франция. Уж очень он не хотел иметь проблем с арабами.
А вот последняя история расстроила Англию до слёз, поэтому Франция сразу же, как заметил, что глаза Артура становятся влажными, приобнял его за плечи и осторожно погладил по голове.
- Но...но...мне всегда говорили, что страны бессмертны. Как он мог умереть? Ты сказал, что Рим был великим, но почему он тогда умер? Почему очень-очень быстро погиб? - Франциск вздохнул, пытаясь сформулировать причину. А пока он её формулировал, Артур говорил про то, что сам знал о Риме.
-Да... Мне что-то рассказывали о том, как он добрался до островов... - подумал Франция, продолжая вслушиваться в голос Англии. В конце его рассказа послышался шелест листьев, из-за чего Франциск резко поднялся на ноги, положив руку на рукоять меча.
-Ветра не было, а листва шумит. Тут кто-то есть... - сделал вывод Франция, сделав несколько шагов в сторону каких-то кустов, постепенно вытаскивая меч из ножен.
-Англия, на нас могут напасть. Когда я скажу, чтобы ты бежал - беги. Зови сюда людей... - отозвался Франция и, освободив сталь из ножен полностью, после чего громко свистнул. Птицы, напуганные резким звуком, вспорхнули с веток. Громким пронзительный звук эхом пронёсся над гладью озера, а из кустов выбежал предположительный источник звука. Всего лишь лиса, что пару минут смотрела на Францию, а потом молниеносно скрылась в лесных массивах. Франк провёл рукой по лбу.
-Ложная тревога... Вот что со мной война делает, становлюсь таким мнимым... - усмехнулся Франция, присаживаясь на место.
-Итак, вернёмся к нашему разговору... - сказал Франция, устраивать на траве поудобнее. -На счёт того умрём мы или нет... Честно - я не знаю. Мне самому жить ещё нравится. Но знаешь что, я тебе не дам умереть. Пока мы с тобой друзья, я буду стараться защищать тебя и приду тебе на помощь, если будет нужно... Вместе мы с тобой всё сможем преодолеть... - улыбнулся франк. а вот вопрос про родителей интересовал Францию не меньше, чем Англию.
-Не знаю... Честно, не знаю. Говорят, что наши родители ещё живы, просто прячутся от нас. Знаешь, я слышал легенду про страну, которая ушла под воду. Просто утонула. Может быть, она там была не одна... - пожал плечами Франциск. -В любом случае - не знаю. Я лишь знаю, что у нас могут быть братья или сёстры. Ну, вот у тебя есть. А я вот рос один - пожал плечами Франция, упёршись подбородком в колено.

0

17

По всей видимости, дальнейшие расспросы об Италии несколько озадачили француза. - Вы живёте с братьями, потому что вы по одиночке долго не протянете - это раз, и потому что вы всегда были вместе. Англия чуть надулся и, скрестив руки на груди, задумался, уставившись на какой-то цветочек. Всегда вместе?... Но я вижу братьев не так часто, как хочу... Наши короли воюют друг с другом, поэтому и мне попадает. Негромко вздохнув, малыш опять вернул взгляд на рассказчика. - Я её захватил. Поэтому она живёт со мной. Так сказали мне правители. Я не имею права их ослушаться... Эти слова явно зацепили маленького британца, и он не преминул тут же задать вопросы, заинтересовавшие его: - То есть страны могут захватывать друг друга? И тогда они живут вместе?... А почему мы должны слушаться правителей? Кстати говоря, образ изверга абсолютно не сочетался с франком. Услышав, что он доброжелательно относится к Италии и помогает ей, Кёркленд лишь подумал: Какой же он хороший! А ещё, даже узнав, что Франция - юноша, Артур подчас упускал эту особенность. В мыслях. Ну, не мог он так быстро отделаться от жёсткой логической сцепки "женственная внешность - девушка".

Ребёнок улыбнулся и прикрыл глаза, когда Франц ласково погладил его по голове, однако ж его рассуждения об Испании прошли мимо сознания англичанина. Разве что... Удивлённо вскинув брови, малыш поинтересовался: - Кто такие арабы?

Неожиданно послышался шелест листвы, из-за которого франк сразу же насторожился и приготовился к возможному нападению. Англия тут же вскочил на ноги и растерянно посмотрел на друга. - Англия, на нас могут напасть. Когда я скажу, чтобы ты бежал - беги. Зови сюда людей... Малыш несколько побледнел, а на лице появился страх: он боялся, что это могли быть враги... Однако фейри, присев возле ребёнка и ласково погладив его по голове, пояснила с улыбкой: - Вот дурашка, этот франк. Здесь никого нет, только животные. Британец несколько опешил и удивлённо посмотрел на девушку. Та утвердительно кивнула. - Не бойся... Действительно, после свиста из кустов вынырнула лисичка, завидев которую, Артур улыбнулся.

Успокоившись, оба вновь расселись под деревом. Сложив руки на коленях, Кёркленд поднял голову и с заинтересованностью поглядел на Францию. - Честно - я не знаю. Мне самому жить ещё нравится. Но знаешь что, я тебе не дам умереть... Малыш несколько смутился и потупил взгляд, но на губах заиграла широкая и счастливая улыбка. Он аккуратно зацепился за руку друга и благодарно пролепетал: - Спасибо... - Говорят, что наши родители ещё живы, просто прячутся от нас. Знаешь, я слышал легенду про страну, которая ушла под воду. Фантазия Артура сразу же заработала на полную катушку, и в голове возникло множество образов, как это могло произойти, правда, всё довольно смахивало на тонущую лодку или корабль. - В любом случае - не знаю. Я лишь знаю, что у нас могут быть братья или сёстры. Ну, вот у тебя есть. А я вот рос один. Услышав о братьях, Англия несколько поник. На лице отразилась печаль. Опустив взгляд и принявшись крутить в руках сорванный у себя под ногами цветочек, негромко произнёс: - Братья не любят меня, Франция. Шотландия нередко даёт мне пинков. Он говорит, что мои люди - захватчики, прибывшие издалека, но я ему не верю... Между нашими королями постоянно вспыхивают войны. Я боюсь старшего брата, он больше любит Ирландию и Уэльс. Я же чаще всего провожу время с моими друзьями. Но всё равно люблю их. Шотландия старший в семье, он нас воспитывает и защищает. Внимательно посмотрел на друга. - Ты веришь в фей? Люди почему-то их не видят. Почти все. А ведь с ними так весело!

0

18

То есть страны могут захватывать друг друга? И тогда они живут вместе?... А почему мы должны слушаться правителей? - вопросы, которые часто волновали самого Франциска. Франк откинулся назад, выдал что-то в духе задумчивого мычания, вздохнул.
-Да, можно и так сказать. Чужие страны, по правде, захватывают войной, после этого страна, чаще всего, живёт прислугой в доме победителя. Победившая сторона имеет правда забрать себе не только саму страну, но часть дома, до которой добрался. - попытался объяснить Франция. Он понимал, что, скорее всего, с правилами войны Артур ещё не знаком. Зато с правилами военного времени он будет в "отличных отношениях". Правила военного времени все страны, скорее всего, выучат на ять.
- Кто такие арабы? - а вот и новый вопрос. Та-да! Франциск потёр ладони друг о друга. Они немного зябли.
-Я, если честно, не знаю. Говорят, они пришли к нам из пустыни. Я знаю лишь то, что вера у них другая. Она называется ислам. А из-за разных вероисповеданий мы друг другу еретики, которые занимаются богохульством. Вопросы религии - сложная вещь. В любом случае, мы должны их придерживаться, а иначе не сможем простаивать нормальные отношения с другими странами. Например, с Византией. Правда, я с ним не общался. Я знаю его понаслышке... А может быть, это девушка. Видишь, я даже пола-то страны не знаю, - усмехнулся франк. - Зато, я точно знаю, что эта страна весьма религиозна и сильна - кивнул Франц.
Когда Артур зацепился за руку Франции, тот мягко улыбнулся и осторожно, чтобы не зацепить его своим обмундированием, приобнял англичанина.
После слово о сёстрах и братьях, Артур поник и погрустнел. Он стал что-то теребить в руках и рассказывать про их взаимоотношения с братьями. Франция внимательно слушал. Ему было обидно за Артура, всё же, мальчик этого не заслужил... Да уж, жаль только, что потом, Франц будет абсолютно иного мнения. По его логике, в будущем, Артур будет сам виноват во всём, что происходит. Не всегда, правда. Иногда Франция будет поддерживать англичанина, а иногда между ними будут вспыхивать кровопролитные войны. А во времена Наполеоновских воин, Англия будет одним из тех, кто даст Франции по зубам, поставит его на место. Но это далёкое будущее..
-Англия, а может быть, они тебя на самом деле любят... Просто не могут ослушаться правителей... Наша обязанность в том, чтобы слушаться правителей, делать всё для народа, захватывать страны, города, территории... Это то, для чего мы предназначены. А наши личные притязания, как показала практика, никого и никак не волнуют... Хотя, знаешь, иногда правители должны прислушиваться к нашему мнению. Мы знаем, на самом деле, больше, чем они. Ты знаешь меня лучше, чем твой король, я знаю тебя лучше, чем мой правитель. Потому что мы общаемся лично, а не перекидываемся письмами с помощью гонцов... - тут Франция задумался на пару минут.
-Давай, если мы долго не сможем быть вместе, то будем переписываться письмами. Но лучше голубиной почтой. Я не доверяю гонцам, - улыбнулся Франциск.
- Ты веришь в фей? Люди почему-то их не видят. Почти все. - Франц задумчиво поднял глаза к небу и отрицательно покачал головой.
-Буду с тобой честным. Я ни одну фею не видел, а значит мне трудно в них поверить. Правда, я бы очень хотел знать об их существовании - улыбнулся франк, подняв голову вверх. Сквозь зелёные листья виднелись кусочки голубого неба.

0

19

На данный момент Франция выступал в качестве учителя для юного англичанина. Многое Артур не мог узнать у своих властителей, в конце концов, откуда им известно, как живут страны, что они обязаны делать и почему именно таким-то образом поступать. - Победившая сторона имеет право забрать себе не только саму страну, но часть дома, до которой добрался. Кёркленд задумчиво покачал головой. Ему ещё ни разу не приходилось выступать в качестве завоевателя, и вряд ли он мог сейчас даже представить, что спустя тысячелетие подомнёт под свою власть четверть суши. Пока Франция казался ему очень взрослым и очень сильным. Умным и умудрённым жизнью, и поэтому постоянно забывал, что и франк-то, по сути, ещё подросток. Молодой юноша, только-только вступающий во взрослую жизнь.

- Я, если честно, не знаю. Говорят, они пришли к нам из пустыни. Я знаю лишь то, что вера у них другая. Она называется ислам. Рассказ друга так заинтриговал малыша, что тот даже рот в удивлении открыл. - В пустынях много песка и очень жарко? Мне говорили, что они находятся далеко-далеко на юге, где живут народы, не похожие на нас. Озадаченно развёл руками. - Но про ис...ис...ислам я слышал разве только, что верующие нападают на христиан. Процитировал одного из мореходов. - Где живёт Византия? К нам приезжали заморские торговцы, и я слышал, как они говорили о богатстве этой страны.

Франция ласково приобнял малыша. - Англия, а может быть, они тебя на самом деле любят... Просто не могут ослушаться правителей... Британец надулся, пытаясь переварить сказанное. Я об этом никогда не думал... Брат пугает меня, но он меня же всегда и спасает от врагов. Наверное, всё-таки любит. Я так хочу верить в это. - Наша обязанность в том, чтобы слушаться правителей, делать всё для народа, захватывать страны, города, территории... Это то, для чего мы предназначены. Маленький Кёркленд погрустнел и пролепетал: - Но почему мы предназначены для...убийств?... Франция, почему мы не можем жить в мире? Зачем люди сражаются? Ведь всем от этого только хуже. Зачем что-то делить, когда можно жить вместе и никого не обижать. Я так не люблю войны, их никто не любит, так почему они продолжаются? Ах, какая наивность! Жаль, эти слова так и останутсся в "тёмном" Средневековье: в последствии Артур благополучно забудет о них.

После воцарилось несколько минут молчания. Мальчик взглянул на друга, тихо вздохнул и прикрыл глаза, вслушиваясь в приятные трели какой-то птички. - Давай, если мы долго не сможем быть вместе, то будем переписываться письмами. Но лучше голубиной почтой. Я не доверяю гонцам. Мгновенно опомнившись, англичанин удивлённо посмотрел на франка: - А?... Голубиная почта? На устах тут же заиграла улыбка. Хлопнув в ладоши, не раздумывая согласился: - Да! Я как раз научился писать и читать. Но надеюсь, что долго ты не задержишься, и вскоре мы вновь увидимся! Несколько смутившись и потупив взгляд, малыш тут же добавил чуть притихшим голосом: - Мне интересно со своими друзьями, но без тебя не так, Франция. Я часто скучаю по тебе. Поняв, что сболтнул лишнего, помотал головой, пытаясь сбить появившийся на щеках яркий румянец.

Артур, мягко говоря, был ну очень сильно удивлён ответом друга. - Буду с тобой честным. Я ни одну фею не видел, а значит мне трудно в них поверить. Правда, я бы очень хотел знать об их существовании. Фейри недовольно хмыкнула, сложив руки на груди и с ехидством прыснула: - Не видел, значит, сразу можно не верить? А Византию ты тоже не видел, но в её существование, однако, веришь же! От возмущения на франка подул холодный ветер. Мальчик быстро вскочил на ноги, непонимающе вскинул брови и всплеснул руками. - Но как же! Даже здесь, сейчас, вокруг нас столько волшебства! В озере живёт фея Моргана, а лесную чащу оберегает фея Вивиен! Фейри живут везде! Не только на Островах, но и здесь, в Арморике. Как ты можешь их не видеть? Ведь всё это время мы были не одни. Когда ты пришёл, я был с Вивиен, которая всегда оберегает меня, когда перебираюсь сюда. Она и сейчас здесь, стоит позади меня. Она прекрасна, как сама природа, но от неё веет холодом. Разве ты не чувствуешь этого, Франция? Когда она говорит, дует ветер, шелестит листва. Почему ты её не видишь?... Он повернул голову в бок, обратившись к подруге: - Пожалуйста, сделай что-нибудь. Ты же можешь стать человеком. Девушка фыркнула и обиженно проговорила: - Прости, Артур, но этот франк обидел меня. Если он не видел нас, то это ещё ничего не значит! Я предстану, но пусть он тогда не пугается моего облика. Не буду показывать ему свою красоту. Англичанин замялся, вспомнив, что фейри, по всей видимости, планирует превратиться в противную старуху-ведьму и тем самым напугать француза.

0

20

Франции нравилось украдкой наблюдать, с какой улыбкой смотрит на него Артур, слушая рассказы о том, о чём Франц знал. Да, и реакции маленького Англии тоже очень нравились франку.
-Какой же он всё-таки милый... - подумал Бонфуа, даже не задумываясь, что в будущем он будет называть Артура ужаснейшим человеком и задаваться вопросом: "Как Земля вообще такое носит! Как не убило это исчадие ада ещё в детстве!" - хотя, иногда к нему во сне приходил образ маленького Англии. То ли улыбался, то ли плакал и часто говорил: "Ты же обещал, что мы будем друзьями... Ты же обещал ,что постараешься изо всех сил поверить в фей" - но всё это - пелена будущего.
- Где живёт Византия? К нам приезжали заморские торговцы, и я слышал, как они говорили о богатстве этой страны. - Франциск честно задумался, вспоминая о том, где, по словам путешественников находится эта страна.
-Я не буду утверждать с уверенностью, но Италия говорила, что Византия где-то не далеко от него... А путешественники говорят, что надо идти на юго-восток - Франц почесал затылок и пожал плечами. -Ну, я уже сказал тебе, сам я там никогда не был, но, Византия - влиятельная страна. Скорее всего, мне придётся как-нибудь навестить это место... Убедится лично, так ли она красива, как говорят путешественники... - улыбнулся Бонфуа, прикрыв глаза.
- Но почему мы предназначены для...убийств?... - Франц приоткрыл один глаз и посмотрел в сторону маленького англичанина. Наивные детские слова, которые навеки сотрутся из их памяти - дайте только начаться крестовым походам. Франциск погладил Артура по плечу.
-Это не должно продолжаться слишком долго... Рано или поздно, а люди поймут, к чему всё это приводит. Я думаю, они должны понять, что всё это - пустая трата времени и сил, - сказал Бонфуа. Тогда он ещё был уверен в своих словах. А ведь потом он будет сипло посмеиваться над подобными фразами, пожимая плечами, мол: "Верь во что хочешь. Я уже тут не одно столетие живу."
Маленький Англия был рад идее с голубиной почтой. Было радостно видеть эту милую улыбку на его губах.
- Мне интересно со своими друзьями, но без тебя не так, Франция. Я часто скучаю по тебе. - тут франк почувствовал, что краснеет. Физически. Он опустил голову, как бы пытаясь волосами скрыть алый румянец на щеках. Да вот только золотистые пряди завязаны в хвост и не могли упасть на щёки, чтобы спрятать эту краску на этой коже.
-Мне тоже тебя всегда не хватает, Англия... Я часто тоскую без тебя... Мне бы, правда, хотелось видеться с тобой почаще... - смущённо проговорил Франц. Он ещё ребёнок, ещё не было Людовика XIV, ещё не было этого умения ловко скрывать все эмоции. Разве что с Англией он не мог заставить щёки не краснеть. Может быть, всё дело в их совместном детстве, в котором они держались за руки, не пряча за спиной оружие.
Странно, что сразу, после маленького откровения Франции, ему в лицо ударил сильный ветер. Он зажмурил свои голубые глаза, слушая слова мальчика. Тот праведно удивлялся: как это так. Почему Франция не может видеть этих прекрасных созданий? Франциск поднял печальный и усталый взгляд на Англию. А что он мог. Франциск немного отодвинулся от дерева и откинулся, упав спиной на зелёный покров травы.
-Я просто не имею права верить... - Франциск вздохнул и вновь принял сидячее положение, посмотрев на Англию тяжёлым взглядом. -Ты знаешь, какое наказание за богохульство, за язычество, за веру в фей, скажем так. За это сжигают на кострах. Живьём. Огонь, как говорят, очищает. Я бывал на нескольких казнях. Я просил короля, не делать так, я просил его хотя бы не водить меня туда. Знаешь, что он мне ответил? Он сказал:"Франциск, однажды ты сам, своей рукой должен будешь подписывать указы на более жестокие казни и пытки" - а разве я могу ослушаться? Могу пойти против всего своего народа? - Франция отрицательно покачал головой, опустив взгляд вниз.
-Знаешь, сколько женщин сгорело на этих кострах... Всего лишь за зелёные глаза. Кто-то придумал, что это цвет дьявольских глаз... - но тут же Франц осёкся, глянув в глаза Артура. -Прости... Это не я придумал... - пробормотал Франция. Меньше всего он хотел обидеть Англию. А тот обратился к своей невидимой подруге, попросил, чтобы она явилась перед французом. Франк почесал шею. Вообще-то, он всё время ощущал что-то странное вокруг Англии. Видимо, это и была та самая фея.

+1

21

Англичанин, словно губка, впитывал каждое слово, оброненное франком. - Скорее всего, мне придётся как-нибудь навестить это место... Убедится лично, так ли она красива, как говорят путешественники... Малыш заулыбался и тут же протараторил: - Правда? Ты ведь мне обязательно расскажешь, какая она, Византия? (имел ввиду просто государство, а не персонификацию страны). Пока что Англия ещё не умел скрывать свои эмоции: если ему что-то нравилось, он улыбался, если что-то раздражало - хмурился, но вряд ли надевал на себя очередную лживую маску. Кёркленд не был ещё таким ворчливым и вечно недовольным циником, коим прослывёт в далёком будущем. Обыкновенный ребёнок, весёлый, активный, интересующийся всем, что видел вокруг. Возможно, на его характер в более зрелом возрасте неблагоприятно повлияет вечно пасмурная и угрюмая английская погода.

Несмотря на свою юность, Артур успел пережить достаточно локальных войнушек, поэтому тема смерти и убийств не могла не волновать его. Боясь всего этого, он мечтал, что когда-нибудь раздор между людьми прекратится и они станут жить в мире. Это ведь намного лучше, чем убивать друг друга! Пока ещё мелкий британец лелеял в себе эту призрачную надежду, которой никогда не суждено сбыться. - Я думаю, они должны понять, что всё это - пустая трата времени и сил. Взглянув на друга, малыш кивнул. - Угу, ни к чему хорошему войны не приводят. Слова француза прозвучали столь убеждённо, что вера англичанина в возможность всеобщего мира лишь окрепла.

Англия явно сконфузился, в порыве взболтнув лишнего, как ему показалось. Но смущение прошло так же быстро, как и возникло, уступив место недоумению и даже удивлению. Глядя на покрасневшего Франциска, Артур озадаченно похлопал ресницами, не понимая, что такое с ним случилось. - Мне тоже тебя всегда не хватает, Англия... Я часто тоскую без тебя... Мне бы, правда, хотелось видеться с тобой почаще... Ребёнок мгновенно вспыхнул аж до кончиков ушей. Однако сказанные слова были для него больше, чем просто дороги. Нет, они были бесценны. Искренняя и счастливая улыбка заиграла на губах паренька. Как и всем детям, ему хотелось знать, что он кому-то нужен, что его любят. От братьев Артур вряд ли когда-нибудь слышал столь ласковые слова, а ведь так хотелось. Англичанин протянул ручки и ласково обнял своего друга. - Я так благодарен тебе, Франция... Просто так. Обнял лучшего друга, который всегда его поддерживал и оберегал. И эта детская дружба, наивная и чистая, всё-таки останется где-то в глубине британского сердца. Может быть, поэтому, несмотря на постоянные срачи и попытки любезно подставить друг другу ножку в будущем, они, как заклятые друзья, будут без оглядки объединять свои усилия, как только на горизонте замаячит общий враг?..

Почему Кёркленд, в отличие от Франции, с раннего возраста замечал волшебство вокруг себя? Он не мог этого понять, хотя ответ лежал на поверхности. Языческие предания и верования ещё были достаточно сильны среди жителей Островов. Нельзя сказать, что в раннем Средневековье в Европе уже перестали верить во всякую чертовщину. Нет-нет, наоборот, эта вера была сильна, как никогда, но... Загоралась заря инквизиции и воинствующего католицизма. Языческие предания преследовались и приписывались к проискам дьявола. Впрочем, это вовсе не мешало крестьянам и аристократам передавать их из уст в уста. - Я просто не имею права верить... Англия явно опешил и, широко раскрыв глаза, крайне удивлённо посмотрел на франка. - Как?...Как это возможно? Ну, никак он не мог понять подобного. - Ты знаешь, какое наказание за богохульство, за язычество, за веру в фей, скажем так. За это сжигают на кострах. Живьём. Огонь, как говорят, очищает. От услышанного Артур ощутимо вздрогнул и даже побледнел. В области инквизиции, конечно, впоследствии более всего выделятся Испания и Германия. В Британии подобная практика будет менее распространена, но всё-таки будет же... Малыш неуверенно сглотнул горький ком, подступивший к горлу. Для него было ужасно слышать, как за веру в реально существующих фей и волшебниц сжигают на кострах. Это ведь неправильно! - А разве я могу ослушаться? Могу пойти против всего своего народа? Англичанин развёл руками и озвучил достаточно крамольную мысль, впрочем, для многих варварских племён она вовсе не была таковой: - Франция, но ведь король не является всем народом!

- Всего лишь за зелёные глаза. Кто-то придумал, что это цвет дьявольских глаз... Кёркленд наклонил голову вбок и дотронулся указательным пальцем до виска, как бы указывая на собственный цвет глаз: - Такие? Француз тут же осёкся. - Прости... Это не я придумал... Англия, в общем-то, совсем не обиделся на сказанное. Он лишь пожал плечами и тихо пробормотал, потупив взгляд: - Почему-то убивают исключительно женщин... И у многих фейри тоже зелёные глаза. При этом он отчётливо слышал, как позади него яро возмущались: - Зелёный - цвет природы, что за глупость выдумали эти странные люди?! Малыш одобрительно кивнул.

Вивиен, как и обещала, выполнила просьбу мальчика, но всё же не удержалась от гадости, о которой сразу же пожалела. На несколько секунд она появилась рядом со странами в образе ужасной старухи, от одного вида которой у англичанина волосы встали дыбом. Он одним прыжком заскочил на колени друга и прижался к нему, испугавшись. Фея же, сама испугавшись, мгновенно исчезла и с волнением посмотрела на малыша. Вздрогнув, Артур тихо проворчал: - Страшно же... Он не знал, видел ли Франция "шутку" фейри в тех же ярких красках, как и он сам, но, скорее всего, что-то да видел, так как таким вот образом эти волшебницы могли пугать нежданных гостей. Перед Англией девушка ещё ни разу не представала в подобном облике; он знал о нём лишь по слухам. Теперь испытал на собственной шкуре. Держась за франка и чуть надувшись от досады, англичанин принялся прерывисто объяснять: - Вивиен пошутила. На самом деле, она прекрасная юная девушка с бледной кожей, длинными золотистыми волосами и яркими, необыкновенно блестящими зелёными глазами. Она сказочно прекрасна. Ни один человек не может сравниться с красотой фейри. Кстати, глаза именно зелёные, может, поэтому-то их стали считать дьявольскими? Кто знает...

0

22

Франции очень нравилось находиться в компании с Артуром.
-Конечно же расскажу, даже привезу тебе что-нибудь оттуда - улыбнулся Франциск, уже представляя, как привезёт Артуру что-то редкое из Византии и как тот обрадуется.
Франциск улыбнулся, осторожно прижимая к себе Артура. Англия казался ему маленьким, беззащитным и очень дорогим и любимым. Франция осторожно погладил англичанина по спине. Приятно, когда тебе оказывают такое внимание, когда так доверительно делятся теплом. А самое приятное, что не хочешь подводить лицо, которое тебе доверяет. Многогранное чувство на которое можно смотреть с разной призмы. С какой стороны не посмотри, а во Франциске навсегда останется юный воин, что в любой момент готов обнажить свой меч и стать главной преградой на пути к Британским островам. Только взрослый Франциск часто мешал маленькому франку. Возможно, юнец однажды победит эту внутреннюю войну, но это вопрос будущего, а сейчас юный воин стоял тут и был "основой" этой страны.
- Как?...Как это возможно? - Франциск почесал затылок, задумавшись. Как же объяснить Англии, против чего не может пойти Франция.
-Ведь мы ещё дети... Эти странные законы... Самому бы понят причину и правильно подать её... - подумал блондин, проведя ладонью по волосам, которые, немного растрёпанные, упали на щёки.
- Франция, но ведь король не является всем народом! - франк выдохнул.
-Давай, я попробую тебе объяснить, - на выдохе сказал Бонфуа и откашлялся. -Король - это не народ. Верно. Но у короля в подчинение есть армия, есть люди. Король - глава. Но за спиной короля стоит другой человек. Его я боюсь больше. Глава церкви - вот кто тянет за ниточки. Мы верим в Бога, мы ходим в церковь, в которой есть священники. Глава церкви, как говорят, человек, который может понимать, что угодно Богу... А что ему не угодно. Язычников считают дьявольскими созданиями. Знаешь, если я разберусь во всех тонкостях этого дела - я сразу же сообщу тебе, договорились? Я сам не всё знаю. Я лишь знаю, что весь народ беспрекословно слушается церковь... Да, к слову о короле, он необходим. Без законов, которые он создаёт, в стране может наступить... ммм... анархия? Вроде бы это так называется... Говорят, что во время анархии люди убивают друг друга. Это, как если бриты будут убивать бритов, или как франки будут убивать франков. Это не правильно, согласись? Для этого нужны законы и ограничения. - закончил свою речь Франция тихим выдохом. Конечно же, в будущем он поймёт, что церковь была так жестока к язычникам, потому что тогда бы у неё не было власти. Не будет веры - не будет власти.
- Почему-то убивают исключительно женщин... И у многих фейри тоже зелёные глаза. - в ответ Франциск только и смог, что пожать плечами. Он не знает причины, по которой убивают "ведьм". Хотя, потом появятся колдуны, которых тоже будут убивать.
Резкое явление заставило Франциска автоматически дёрнуть рукой и сразу же броситься на меч, но напуганный Англия вовремя прыгнул на колени Францу. Тот неуклюже качнулся, правой рукой прижал к себе Артура. Но тут пришло осознание. Видимо, шок от увиденного затмил болевой шок. Алая липкая жидкость тёплыми каплями стекала по не до конца вытащенному лезвию, за которое Франц случайно ухватился. Франц вернул меч на место, поднял ладонь и пару минут смотрел на длинную царапину, что разрезала руку поперёк. Франк поморщился от боли.
-Нуу... Зато я точно уверен, что меч острый - улыбнулся Франциск, проводя ладонью по бедру, чтобы стереть кровь с кожи. Правда, конечно же, в рану всё равно скапливалось ещё алой жидкости.
-Так, а теперь, что это было? - спросил Франциск, проводя правой рукой по светлым волосам Англии. Франция был просто уверен, что мальчик знает что-то о внезапном явление.

0

23

- Конечно же расскажу, даже привезу тебе что-нибудь оттуда. Малыш радостно захлопал в ладоши и просиял, заулыбавшись. Детство британца нельзя было назвать сладким, горя он хлебнул в достатке. Однако общение с феями и Францией невероятно скрашивало те века. Впрочем, время неумолимо шло вперёд, и уже не за горами были года, когда Англия, ещё подростком, ополчится на своего друга, не в силах противостоять королю и аристократии. Поначалу это дастся с болью и кровью, но потом, привыкнув, станет обычным делом, если не своеобразной развлекаловкой под названием "нагадь соседу". Противостояние между странами пройдёт через века, но, чёрт побери, что бы ни говорил Артур, в душе он всегда будет благодарен французу за те светлые и радостные моменты детства. Только вот никому об этом рассказывать не станет.

- Давай, я попробую тебе объяснить. Англия замер и в ожидании уставился на Франциска. - Глава церкви, как говорят, человек, который может понимать, что угодно Богу... Паренёк удивлённо вскинул брови. Да, я, кажется, слышал что-то такое... Общаться с Богом... Это же потрясающе! - Это, как если бриты будут убивать бритов, или как франки будут убивать франков. Это не правильно, согласись? Для этого нужны законы и ограничения. Артур тут же представил себе такую картину и поёжился. - Какое ужасное слово, анархия... Теперь я понимаю. Спасибо, что объяснил, Франция. Явно задумался, погрузившись в собственные размышления. - Только... Бог есть любовь. Я так часто слышал эту фразу! Почему же тогда церковь преследует язычников? Почему запрещают верить в то, что, действительно, существует? Если они не видят волшебства, это ещё не значит, что его нет. Мальчик расстроенно хмыкнул и поджал губы.

Внезапное видение напугало англичанина и ошарашило франка. Прыгнув на колени к другу, Артур в страхе прижался к нему. В его представлении Франция был воплощением прекрасного воина, смелого и сильного, способного защитить слабых. Конечно, над этим образом усердно поработало детское воображение, но всё же от этого становилось как-то спокойнее. - Нуу... Зато я точно уверен, что меч острый. Англия виновато изогнул брови и аккуратно взял раненную ладонь в свои ручки, при этом стыдливо и с извинением в глазах посмотрел на франка. Ему казалось, что виноват именно он сам, а не фея или Франциск. - Так, а теперь, что это было? Франция погладил малыша по голове, отчего маленький Кёркленд улыбнулся и, словно несмышлёный котёнок, стал скромно ластиться к другу. В голосе прозвучала неуверенность. - Это была Вивиен, фея здешнего леса. Я слышал, что фейри могут принимать облик, видимый человеку, при том не только свой истинный, но и вот такой... очень страшный. Так они пугают незваных гостей. Только я его никогда ранее не видел... действительно, страшно. Парнишка досадливо надулся. - По-моему, Вивиен чем-то на тебя обиделась и решила таким образом отомстить... Да не столько обиделась, сколько просто приревновала. Девушка, между тем, взволнованно смотрела на своего маленького друга, но подойти боялась, испытывая угрызения совести. Вздохнув и переступив через свою гордыню, она всё же решила показаться франку. Только потому, что чувствовала, как хотел этого Англия, но боялся попросить; он хотел, чтобы его друг смог увидеть волшебство, о котором стали забывать, причисляя к язычеству и дьявольским проискам.

Встав напротив француза, фейри словно появилась из воздуха, приобретая всё более чёткие очертания. Сперва некая прозрачная дымка, после тонкий контур, постепенно приобретающий форму. Она выглядела именно так, как и описывал Англия. Прекрасная девушка с бледной кожей в длинном простом белоснежном платье, с золотыми волосами и изумрудными глазами. От неё, действительно, веяло каким-то волшебством, чем-то непонятным и странным, страшным и загадочным, но оттого не менее чарующим. Появление было эффектным, хотя и наигранным, поскольку могла возникнуть в один момент, но тем самым шокировать детей. Фейри спокойно уселась на колени подле француза и, заметив, как радостно улыбается англичанин, сидящий на коленях у друга, ласково потрепала того по голове и за щёчки. Улыбнувшись, волшебница произнесла, при том её отлично мог слышать и франк: - Прости меня, Артур, я не хотела тебя напугать. Однако голос феи звучал словно эхо, он нёс в себе ощущение иного мира, а от неё самой же веяло лёгким, прохладным и освежающим ветерком. Это была именно бретонская фейри, ведь Бретань - страна побережий, голых пустошей, скал и морских ветров. Переведя взгляд "дьявольских" зелёных глаз на франка, волшебница с улыбочкой на устах проворковала: - Ты ещё способен видеть нас и ощущать наше присутствие, пока твой народ верит, но пройдут века, твоё чутьё притупится, и больше ты никогда не сможешь увидеть наш мир. С этими словами она бесшумно исчезла, так же быстро, как и появилась. Но фейри никуда не ушла, просто, показавшись на пару минут, вновь стала невидимой. Англия с улыбкой обратился к Франциску, чуть дёргая того за руку: - Франция, я же говорил, что феи существуют. Теперь ты веришь в них? Кстати говоря, Англия был явно похож на эту фею, по крайней мере цветом глаз и волос.

Отредактировано England (2011-10-08 18:23:19)

0

24

-Если они не видят волшебства, это ещё не значит, что его нет. - Франц почесал затылок. Ну, он не знал ответов на все вопросы. Франк глубоко вздохнул.
-Если бы я знал... Если хочешь, я расскажу тебе, когда смогу понять.. - улыбнулся Франциск. Конечно же, в последствие француз узнает, что церковь - это большой обман. Что людей убивали, лишь для власти и всё. Всех практиков давили не потому, что они не угодна, могут навредить, опасны, или ещё что-то в этом духе, а потому что они подрывали своим существованием церковное влияние. С первым же кардиналом Франциск это увидит так явно... Только, он не успеет рассказать Артуру о своём открытие, к тому времени они уже будут в ополчение друг на друга. С сердцем, что пропускает удары, когда над головой противника со свистом проносится лезвие меча, или же наконечник стрелы, они будут смотреть друг на друга, находясь по разные стороны баррикад. Крепко сжав маленькие ладошки в маленькие кулачки, наивно и глупо надеясь, что поговорив с правителями, они смогут прояснить суть. Но, как окажется, что Франциск такой подлец, решил войной захватить Бретань, да и вообще, врал он всё про свой отношение к маленько Италии, да и ещё на маленького Англию нацелится. Артур так вообще окажется дьяволом в теле ребёнка. Окажется, что это он придумал, что надо напасть на французов и отобрать их морские владения. Наслушавшись этих сказок, дети поверят. Поверят и больше не выпустят почтовых голубей, лишь гонцы будут носиться между столицами. Те самые гонцы, которым Франциск никогда не доверял личных писем. Но. вроде бы, спустя века, понятно стало, что всё это было ложью. Зачем же продолжать эту бессмысленную драку, которую мешают с пьяными вечерами, говоря что-то в духе:"Всё же, в детстве ты был намного лучше... Ты вообще в детстве был отличным! Да и сейчас..." - иногда речь так и висит в воздухе и кто-то из них осушает бокал вина или виски, а иногда речь всё же получает логическое завершение. Но, чаще всего, на утро обе страны ничего не помнят.
Но всё это, дальнее будущее и, будто предчувствуя его, Франциск горько вздохнул. Хотя, скорее он вздохнул из-за ощущения, что ему придётся покинуть это озеро и отправится воевать, убивать, проливать кровь.
Тут Франц почувствовал, как маленькие ладошки Артура берут поцарапанную руку франка. Тот смущённо улыбнулся.
-Не страшно. Заживёт, - сказал Франциск.
- По-моему, Вивиен чем-то на тебя обиделась и решила таким образом отомстить...
-Даже так?.. - Франц удивлённо похлопал глазами и улыбнувшись, сказал немного громче, видимо, пытаясь таким образом донести до феи свои слова. -Тогда, прошу прощения, не хотел обидеть прекрасную девушку. - хотя, да, долго извинять не пришлось. Франция долго и удивлённо смотрел на явление фейри. Его глаза расширились, зрачки сузились. Какой-то страх и очарование. Это как видеть тигра. Он страшен, он опасен, но, боже мой, как же он грациозен и прекрасен. Вот и сейчас пред Францем явилось нечто похожее: необычное, странное, даже жуткое своим фактом, но до безумия прекрасное.
- Ты ещё способен видеть нас и ощущать наше присутствие, пока твой народ верит, но пройдут века, твоё чутьё притупится, и больше ты никогда не сможешь увидеть наш мир. - Франциск продолжал ошарашено смотреть немигающими глазами на прекрасную девушку, а когда он очнулся, её уже не было.
- Франция, я же говорил, что феи существуют. Теперь ты веришь в них? - воин кивнул и тут же обхватил голову руками, будто бы она очень болела. Франция просто взглянул на солнце, осознавая, что он уже порядком задержался тут. Франк обнял Артура, уткнувшись глазами в его плечо.
-Мне уже надо идти... Пошли, тебе тоже нужно возвращаться... - приглушённо пробормотал Франциск, сжимая ладонями ткань плащика Англии. Глаза заслезились, но Франциск покрутил головой, и, отпустив Англию из своих объятий, встал с земли, поправил меч, вздохнул и посмотрел на Артура.

0

25

- Если бы я знал... Если хочешь, я расскажу тебе, когда смогу понять... Артур одобрительно кивнул. Конечно, Франция не мог знать всё на свете, но он обязательно узнает! Так, по крайней мере, считал маленький британец. Увы, но Франциск не даст ответы на всё множество поставленных вопросов: Англия впоследствии найдёт их сам, не всегда совпадающие с мнением друга детства. Уже подростком Кёркленд не по своей воле поссорится с Бонфуа, а впоследствии впадёт в настоящую неприязнь. Он окажется на редкость злопамятным и не упустит ни одной возможности, когда можно будет хоть как-нибудь насолить континентальному соседу. Неприязнь перерастёт в настоящую ненависть, когда Франция заключит унию с Шотландией. Это будет тот удар, который Артур очень хорошо запомнит и в будущем отомстит по всем правилам. Однако, странное дело, периоды неимоверного срача подчас будут сменяться союзничеством, притом крепким и продуктивным. И в такие моменты просветления Кёркленд станет частенько вдаваться в ностальгию, вспоминая детство и ту верную дружбу, когда-то связывающую их. Но вспомнив, тот час же отмахнётся, кинув небрежно: - Ааа, ерунда. Мы были детьми и многого не понимали. Однако это не отменяло того факта, что в 16 веке Англия будет чуть ли не сидеть в карманах французских королей.

Артур с неимоверным интересом наблюдал за реакцией франка, когда тот увидел фейри. Малыш улыбнулся, зажмурившись, так его веселило это смешное и милое выражение лица. Для британца-то феи были друзьями, с которыми он виделся чуть ли не каждый день, а вот Франция, кажется, встретил волшебницу если не впервые, то, по крайней мере, последний раз видел её очень и очень давно. Отойдя от шока, он обнял мальчика и уткнулся лицом в его плечо. - Мне уже надо идти... Пошли, тебе тоже нужно возвращаться... Артур обвил руками шею друга. - Уже?... Голос дрогнул, а на лице отразилась грусть. Малыш шмыгнул носом. - Тебе надо уходить? Так быстро?... На глазах выступили слёзы, которые он тут же вытер кулачками, но это не помогало. Спустившись с колен франка на землю, британец громко всхлипнул, не сумев сдержаться. Он ведь так любил Францию! Своего самого лучшего друга, самого верного товарища. Англия не хотел его отпускать, а тем более на войну. К мысли о том, что им придётся надолго расстаться, примешался страх. Англия внезапно осознал, что Франциск может погибнуть в боях, и тогда они уже никогда не увидятся... Он опустил голову, одной рукой утирая водопад слёз, а другой уцепившись за ладонь франка. - Но... но... почему?... Почему эту дурацкая война, почему?... Риторические вопросы, брошенные на эмоциях. Артур и сам прекрасно знал на них ответы, и франку это было хорошо известно. Паренёк ещё разок всхлипнул и поднял мокрые от слёз глаза на друга. - Будь осторожней, Франция. Мне очень хочется видеться с тобой как можно чаще, но эта война... Я буду ждать от тебя письма, только не забудь, ты обещал мне.  Явно смутился, потупив взгляд. - А ещё... Англия быстро снял с шеи подвеску и сжал её в кулаке. Языческий оберег с католическим уклоном, кельтский крест, который когда-то, пару столетий назад, ему подарил один из первых христианских правителей король Этельберт, принявший крещение в 597 году. Мальчик взял ладонь француза и аккуратно вложил в неё амулет. Смущённо потупил взгляд. - Возьми, пожалуйста. Этот крестик мне подарил король Этельберт, когда я был совсем маленьким. Он сказал, что амулетик станет оберегать меня и спасать от неприятностей. Я его носил всё это время, и он не раз помогал мне. Артур поднял голову и с улыбкой посмотрел Франциску прямо в глаза, а по щекам продолжали катиться одинокие слезинки - малыш кое-как сумел взять себя в руки. - Пусть он теперь оберегает и защищает тебя. Пусть стрелы и копья пролетают мимо, а мечи промахиваются... Я дарю его тебе от всего сердца... Что стало впоследствии с этим крестиком? Кёркленд этого не знал, да и не хотел знать. Взрослым он даже позабудет, что когда-то дарил Франции оберег.

+1

26

Франк почувствовал, как Англия обнял его.
- Уже?... - глубокий судорожный вздох, губы предательски задрожали, а в глазах появлялась слёзная пелена, из-за которой всё поплыло. От осознания, что он может быть слышит этот голос в последний раз...
-Нет... Я же дал слово! Я дам им достойный отпор за раны Англии - Франциск шмыгнул носом, вновь вздохнул и быстро стёр ладонью влагу с глаз. Англия же с трудом сдерживал эмоции. По щекам мальчика текли крупные горошины слёз. Франция присел напротив Артура и осторожно стёр ладонью влагу с щёк.
-Не плачь. Я же дал слово, я вернусь. - мягко улыбнулся Франц. Расставание не бывает без риторических вопросов, печальных слов и прочих сожалений. Вот и сейчас, всхлипывая, Англия задал эти вопросы. А действительно, почему эта война? За что она им? За какие такие заслуги?
- А ещё... - услышал франк. Дальнейшее ввело его в некий ступор. Артур снял с шеи свой оберег и протянул его Франции.
- Возьми, пожалуйста. Этот крестик мне подарил король Этельберт, когда я был совсем маленьким. - у Франции слова застряли в горле... Хотя, скорее, это был острый ком, который надламывал стекло глаз, которое вновь хотело потечь по щекам война. Но тот глубоко вздохнув, вновь взял себя в руки и тепло улыбнулся англичанину.
-Спасибо... Спасибо тебе, Англия. Я... Я даю тебе слово, я вернусь. После войны, я лично поеду к тебе, обещаю. Я сделаю всё для этого - кивнул Франция, сжав амулет в руке, после этого надел его на шею и спрятал под кольчугой. Ему бы очень не хотелось потерять такой дар. Да и если бы он потерял его, Франция в одиночку бы пошёл на поле брани, перерыл бы всё, но нашёл амулет.
Самое интересное, в последствие, стараясь сохранить его, Франц соврёт, что это католический, освящённый крест. С тех пор он никогда не расставался с ним, носил всегда на шее под одеждой. Может быть, взгляд на эту реликвию будил во Франции того маленького воина, который повторяет:"Я обещал Артуру, что выживу, что встану на ноги и я выполню своё обещание." Хотя, тот, кому было дано слово, сам не всегда хотел смотреть и осознавать, что Франциск расправил плечи, встал на ноги и вновь крепко стоит на земле и падать не планирует. Да и даже упав, Франциск всё равно смотрит в глаза своей проблемы прямо, даже находясь на самом краю, Франция не позволял себе опуститься ещё ниже и продолжал твердить: "Умирать, так с честью".
Путь до их военного лагеря казался Франции очень коротким. Ему хотелось подольше находиться в компании Англии, сжимая его маленькую ладошку. Но вот, уже слышны голоса людей, уже видны повозки, где-то заржала лошодь, уже отъезжают первые воины.
-Франциск, где вы пропадали? - подбежал к Франции один из армии - Мы уже подумали, что вы дезертировали
-Где надо, там и пропадал! - резко ответил франк - И заруби себе на носу, Франциск Бонфуа никогда не дезертирует! - не менее резко и с напором ответил Франция.
-Собирайте повозку, я сейчас присоединюсь к вам - серьёзным голосом добавил Франц. Воин кивнув, побежал докладывать о возвращение франка и о том, что он готов отъезжать.
-Ну, что. Давай прощаться... - грустно сказал Франция, обнимая Англию. -Как только мы закончим сражаться, я сразу же тебе напишу. - добавил он, погладив Англию по волосам. Слова вновь застряли в горле горьким комом. Юный воин тихо сглотнул и зашагал в сторону повозки. Во время отъезда он ещё долго смотрел в даль, в сторону лесов. Мельком, ему показалось, что он увидел несколько разных фей, которые махали ему вслед рукой. Одной из них была Вивиен и именно она вклинилась в память Франции. Может быть, именно она когда-то поддерживала франка, притворившись Жанной. Франция не знает. Всё может быть. Скорее всего, франк позабудет об этом, но образ Вивиен навсегда вклинится в его память.
Та битва была кровопролитной. Когда Франция с громким хриплым криком обезглавил командира викингов, половина сделала попытку отступить. Кто-то подло ранил Франца, пустив стрелу ему в спину. После этого он сразу же был отправлен к лекарю, который обрабатывал рану франка, что уже терял сознание от потерянной крови. Ведь та стрела была не единственной. лёжа лицом вниз, освобождённый от кольчуги, Франциск корчился от боли, когда лекарь зашивал рану. Рядом стояла священица и молилась за француза. Тот же крепко сжимал ладонью крест и молился всем богам, феям и ведьмам, что он выбрался живым. Может быть, с такими-то ранами, это не возможно, но Франциск всё равно старался делать всё, что было в его силах, чтобы выполнить данное им обещание. И самое забавное, у него это получится.

КВЕСТ ЗАВЕРШЁН

Отредактировано France (2011-10-10 12:46:49)

+1


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Мы пришли с миром! (Франц., Англ.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC