Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Вечная призрачная встречная Сможет уберечь меня...


Вечная призрачная встречная Сможет уберечь меня...

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Место: Детройт, США. Один из рабочих кабинетов Америки.
Время и Погодные условия: 17 ноября, полдень. Пасмурно, метеорологи обещают грозу.
Главные действующие лица: Америка, Англия, Германия.
Второстепенные персонажи: Израиль, Канада, Польша, Пруссия (только после появления Германии), Литва (в случае агрессии со стороны немцев).
Нежелательные страны: не состоящие в НАТО.
Зачин: так совпало, что Англия решил заглянуть к брату для делового разговора именно тогда, когда Германия собрался высказать все свое недовольство действиями НАТО и Америки в частности. Они еще не знали, кто по счастливой случайности ждал их в соседней комнате.
Цели: будут разосланы персонально.
Первыми стартуют: Англия -> Америка (обсуждают свои дела - небольшой диалог без вмешательства). Затем врывается Германия.


Итог:

0

2

Несколько часов полёта остались позади. Самолёт благополучно приземлился в Detroit Metropolitan Wayne County Airport. Какого черта его занесло в Детройт? Сидел бы в своём любимом Нью-Йорке или хотя бы Вашингтоне. Нет, надо же залезть в самую...кхм...ладно, пора подумать о чём-то более приятном. Поправив ворот плаща и крепко зажав ручку небольшого чемодана, Артур быстрыми шагами направился к выходу, планируя поймать такси и как можно быстрее добраться до делового центра. 

За стёклами автомобиля проносились улицы, на одной стороне которых красовались яркие витрины дорогих магазинов, а на другой стояли здания с разбитыми стеклами, и из их стен прорастали деревья. Скрестив руки на груди, Англия с безразличной физиономией наблюдал за этой картиной одновременно живого и мёртвого города, некогда бывшего центром американского автомобилестроения, а сейчас - "городом-призраком" с множеством безлюдных домов и заброшенных кварталов, высокой преступностью и бедностью на окраинах, где преимущественно селились чернокожие иммигранты. А ведь ещё в начале двадцатого века Детройт называли «Парижем Запада». Хм, как чудно.

Между тем такси въехало в деловой центр города и сразу же принялось задерживаться чуть ли не на каждом повороте, выжидая сигнала светофора. Прикрыв глаза, британец негромко вздохнул, ещё раз прокрутив в голове примерный план своих действий: Всё же как я ненавижу эту дикую разницу во времени... Сегодня же вечером вылечу обратно в Лондон, незачем мне задерживаться в Штатах, внутренних проблем по горло. Очень хочется надеяться, что Америка примет моё предложение. Транжила! Это как надо было деньгами сорить, чтобы на выходе получить государственный долг в 18 триллионов долларов! Ох, а ведь объяви он дефолт в прошлом году, меня бы за собой потащил. Дерьмо, а не ситуация. Кёркленд недовольно нахмурился, вперив взгляд в очередной светофор. Во попали, а....Один красный, чёрт бы его побрал...Что-то я в последнее время слишком часто ругаться стал. Пора бы это дело прекращать. Нетерпеливо посмотрел на наручные часы, констатируя для себя факт, что по деловому центру они едут уже как минимум минут пятнадцать, а продвинулись не так уж далеко. Слава Богу, начался зелёный коридор. Вскоре такси остановилось возле современного небоскрёба, которые американцы так обожают возводить где только могут, особенно, если дело касается бизнесс-центров. Выбравшись из автомобиля и расплатившись с водителем, Артур, прежде всего, подошёл к информационному стенду и внимательно изучил, что, где и как. Прищёлкнув языком, озадаченно почесал затылок, усиленно вспоминая, на каком именно этаже и в каком кабинете расположился Альфред. Блин... В самолёте же ещё помнил. Вроде и выспался, и не устал. Что же такое-то? Прекратив мучить себя, англичанин выудил из внутреннего кармана плаща небольшую записную книжку и, пролистав, наткнулся на искомую закарючку. Ага, понятно. Убрав обратно столь важную вещицу, Англия незамедлительно вошёл внутрь здания.

Поднимаясь на лифте, у британца появилась прекрасная возможность посмотреть на город с высоты птичьего полёта. Какая ужасная картина... Детройт наполовину мёртвый, целые кварталы совсем опустели, а население предпочло съехать в пригороды...Ха, зато это любимое место съёмок Голливуда! Ооо...Кое-где даже планировка времён Британской Канады осталась! Круто. Он с явным интересом разглядывал город, поскольку не был здесь довольно давно, но, как истинный англичанин, не мог упустить такую тему, как погода: Боже мой, и здесь тучи. Неужели дождь? Как же я наделся хотя бы один день без него прожить, но, видимо, не судьба. Ещё и грозу обещали, тьфу ты. Вот как меня Штаты встречают, да? Хах, чего я хочу, ноябрь месяц на дворе! Кабина плавно остановилась.

Оказавшись на нужном этаже, пришлось отдать должное системе безопасности, поскольку прежде чем свернуть в коридор, к кабинету Америки, вынужден был представиться и даже показать документы сотрудникам охраны. Вообще-то, это несколько взбесило англичанина, но, что поделать, пришлось смириться. В конце концов, сам не далеко в этом вопросе ушёл. Размеренным шагом бредя по длинному, но широкому и светлому, с большими окнами, коридору, Англия мысленно вспомнил коридоры Вестминстера, подчас узкие и мрачные, которые наводили ещё большую хандру, чем нескончаемые нудные осенние дожди. Даже понять не могу, волнуюсь я или нет. Для меня было бы очень выгодно, если Америка примет подобное предложение от британского правительства. Ему нужны деньги, а мне... Ах, как же надоел этот грёбаный сепаратизм в регионах, аж голова трещит! Ладно уж Северная Ирландия, с ней всё понятно, но Уэльс и Шотландия. Даже вспоминать о них не хочу! Особенно об этом дымящем дегенерате, грр... Нда, внутренние проблемы меня сейчас волнуют даже больше, чем внешние. На этой фразе Кёркленд остановился и, подойдя к большущему окну, внимательно посмотрел вдаль: отсюда виднелся некогда процветающий, но сейчас полностью заброшенный завод Packard и река, большая и мутная, по которой медленно плыла какая-то баржа. Вздохнув, Артур устало прикрыл глаза и с горечью подумал: Что я себя обманываю....По сути, больше всего на свете боюсь развала Соединённого Королевства... Ууф, что-то на лирику потянуло. И главное, так  невовремя. Быстренько собравшись, перекинул чемоданчик в другую руку и резво направился к искомому кабинету.

Подойдя к двери и быстрым движением поправив ворот плаща, Англия громко постучался пару раз, после чего нажал на дверную ручку и вошёл в кабинет. Приветственно махнув рукой, он более-менее дружелюбным тоном обратился к брату, при этом сдержанно улыбнувшись, как подобает по британскому этикету: - Здравствуй, Америка. Прости, несколько задержался, на красном свете кучу времени простояли.

Отредактировано England (2011-10-06 13:14:38)

+1

3

Он лежал на диване с ноутбуком. Просто так, в костюме и ботинках. Он любил этот город, этот небольшой уютный кабинет в огромном современном небоскребе, куда крайне редко заглядывали союзники. Только самые близкие знали, где искать Альфреда в такие безумные дни; он не был одним из тех опрометчивых романтиков, которые во времена краткосрочного затишья скрылись бы в глуши родной глубинки. Или наоборот, устроили бы сумасшедшую ночь бесконечных развлечений с океанами выпивки и случайных связей. Нет, хочешь быть на вершине - изволь держать руку на пульсе политики днем, ночью, "в болезни и здравии, пока смерть" твоей страны не оборвет блестящую карьеру непревзойденного монополиста. И отдых твой будет оттенен сводками новостей. И вместо курса своей роскошной яхты будешь ты следить за курсом валют во всемирной паутине. Только так Старый и Новый Свет сойдутся на тебе клином, друг.
Венец мировой экономики, Джонс смотрел на планету с ее антропогенной оболочкой снаружи: два полюса - северный и южный, два магнитных полюса. И два политических. Две де-юре свободные и демократические страны, де-факто мощнейшие мировые диктатуры. Оная вообще появилась одновременно с естественным отбором и пустила корни во все принципы функционирования жизни на Земле. Вечные оппоненты - левые и правые. Весь мир можно разделить на два огромных лагеря по данному принципу, но ни один не признает себя вершиной тоталитаризма. Так рассуждал нескромный монарх, лежа на обыкновенном человеческом диване.
Сегодня гостьей Америки была его верная подруга, и то, что парень привел Голду именно сюда, могло ознаменовать только достижение высшей степени доверия. Полноценного уважения и принятия ее страны, как равной себе. Пришлось встретить нового члена НАТО кучей бумажного хлама и усадить в свой соседний приватный кабинет, а самому устроиться в своего рода гостиной, на этом самом диване, под лампами, кажется, еще прошлого века. Все, что окружало янки, напоминало ему о славных временах, когда экономика Соединенных Штатов достигла уровня Британской Империи восемнадцатого века. Семидесятые, концепция постиндустриального общества Дэниела Бэлла и плавное, но вполне очевидное вхождение в новую эру Светлого будущего. Альфреду был приятен факт стремительных трансформаций устоявшейся индустриальной системы, но предвкушение перемен оказалось намного слаще их последствий. На новой ступени привычные представления о материальном и ликвидном рушились со стремительной скоростью, и, в то же время, возрождались давно забытые, но, по всей видимости, вечные ценности - благородные металлы, как ярчайший пример. Деньги потеряли материальную форму, а вкладывать снова начинали в золото. Да, жизнь казалась почти что безумной. А здесь, в Детройте, некогда процветали отрасли тяжелой промышленности, и Джонс чувствовал это при каждом глубоком вдохе. Вероятно, спираль истории еще вернет индустрии господство над сферой услуг.
Он отложил порядком надоевший ноутбук - единственную дань технике последних лет в этой гостиной - и силой заставил себя сползти на пол. Ему захотелось сделать подруге какой-то сюрприз, совершенно дикий, на уровне обрызгивания победителя шампанским. Кстати, а почему бы и нет? Ведь должны же были остаться у Америки две бутылочки игристого вина.
Джонс залез в шкаф: да, вот оно, дождалось приезда хозяина. А вот и бокалы для любимых гостей. Янки составил награбленное у шкафа на стол. В мире остались для него такие простые, человеческие радости. Глядя на сверкающие ножки бокалов, он думал, что забыл о чем-то важном. О ком-то важном. Так замотался с Израилем, что перестал записывать важные вещи в ежедневник. А ведь кто-нибудь может нагрянуть в любой момент! Например... Альфред хлопнул себя по лбу: Англия, конечно! Он же на днях звонил! Часы показывали без десяти два, а Керклэнд обещал прибыть к половине. В любом случае, его опоздание было на руку Джонсу, ведь можно не только морально подготовиться, но и посмеяться над хваленой английской пунктуальностью. Америка усмехнулся, глядя на бокалы: а не предложить ли брату шампанского? Даже ради банального интереса: согласится, нет? Для такой благородной цели янки еще раз поспешно залез в шкаф и оставил на столе третий бокал. Рядом лежали ксерокопии долговых обязательств, мгновенно вернувшие их обладателя к привычному деловому настрою. А что, собственно, нужно Артуру от брата? У него тоже стряслось какое-то нелепое недоразумение? Или же... он знает нечто важное?
В дверь постучали. Громко и уверенно, а ведь Америка не привык слышать такой угнетающий звук в этом кабинете. Он поморщился: сейчас все будет так серьезно, что любое желание отпраздновать пополнение в НАТО пропадет в неизвестном направлении.
- Входите, - нехотя пробормотал он, опершись о столешницу.
На пороге действительно стоял Англия. В пальто и с портфелем, как и подобает унылому и предсказуемому британцу. И тут, разглядывая гостя, Джонс внезапно поймал себя на мысли, что безумно рад видеть брата. И улыбнулся в ответ, мягко, умиротворенно, с некой благодарностью.
- Не извиняйся, что ты, это нормально для Детройта. Я так рад видеть тебя, - он подошел ближе и обнял Керкленда. Очень осторожно, ведь не известно, как тот отреагирует на проявление братской нежности - Проходи, располагайся. Как тебе здесь, как город? Он такой необычный, и оттого приятный. Что скажешь?
Америка нехотя отошел от гостя и вернулся к столу. Он снова взял в руки бутылку шампанского и начал неторопливо срывать с нее этикетку. Одумался не сразу: ведь Артур еще не давал согласия выпить.
- Ты же не против? Повод имеется, - янки перевел взгляд с шампанского на брата и обратно. Смотрел он невинно, часто моргал и все больше понимал с каждой секундой, что это прекрасно, когда они есть друг у друга.

+1

4

Повезло, Америка был в хорошем настроении. По крайней мере, так показалось, судя по его тёплой улыбке. А это значит, что переговоры должны пройти как по маслу. - Не извиняйся, что ты, это нормально для Детройта. В голове британца искрой пронеслась ироничная насмешка: Ага, щас, пробки в центре города-призрака, прелестно просто. Между тем, американец подошёл и аккуратно обнял брата, на что Артур лишь сдержанно, но ласково улыбнулся, однако ж не забыв при этом несколько смутиться. - Я так рад видеть тебя. Просто не привык к подобному проявлению чувств. Да где уж там! С британскими родственничками как на гвоздях сидишь, ожидая очередной мелкой гадости. - Взаимно. Трудно это признавать, но я, действительно, рад видеть его. Даже очень. Чисто по-человечески.

Несмотря на крепкие союзные отношения, нередко британца прорывало на давние обиды, отсюда взаимные подкалывания и насмешки. Поэтому-то многие не могли понять, как они могут быть союзниками, когда англичанин выдавал такие перлы, как " больше всего я хочу опровергнуть твоё существование". Но что бы ни слетало с его языка, действие показывало абсолютно противоположное. Британия являлась форпостом американского влияния в Европе, главным союзником Штатов в Старом Свете, поддерживающим чуть ли не все начинания янки. В этом нет ничего странного. Обида обидой, но любовь к брату осталась и смогла пережить века и горечь мнимого предательства. Ведь это он его нашёл, вырастил, научил всему, что сам знал, помог выйти в этот большой и опасный мир. По сути, дал толчок в самостоятельную жизнь. Именно поэтому, сидя на своих Островах, Артур внимательно следил и за тем, что там творится за океаном и, действительно, переживал, когда Альфреда постигала неудача в чём бы то ни было. Мог показательно ругаться, обвинять того в безалаберности, глупости, малолетстве, придури и прочем, но всё равно беспокоился и надеялся, что этот юноша, молодой и полный сил, обязательно преодолеет все невзгоды. Ведь он герой, а герои должны непременно побеждать.

- Проходи, располагайся. Как тебе здесь, как город? Он такой необычный, и оттого приятный. Что скажешь? Артур молча поставил на пол портфель и принялся расстёгивать плащ. - Город как город. Детройт переживает явно не лучшие времена, а ведь когда-то его сравнивали с Парижем. Хотя Париж что тогда был, что сегодня - помойка помойкой. Хех, лягушатники, даже столицу в чистоте содержать не могут. Мне доводилось видеть его в пору расцвета, прекрасное было время. А сейчас ничего примечательного, за исключением заброшенных кварталов и пробок в центре. Как и везде, впрочем. Глазами отыскал вешалку и с чувством выполненного долга аккуратно повесил на неё плащ. - Ты же не против? Повод имеется. Англия кинул вопросительный взгляд на брата, недоуменно протянув: - Ааа?.... - но, поняв, сразу же недовольно прыснул: - Ты издеваешься? Я через всю Атлантику пёр не для того, чтобы нести здесь всякую околесицу. Нет, не буду, спасибо. Прошёлся вперёд и, остановившись возле, так сказать, рабочего стола, с хитрой улыбочкой на устах произнёс, стрельнув глазами на три бокала: - Ты ещё кого-то ждёшь? Очевидно, да. Но это уже не моего ума дело. Тем временем поднял портфель и нажал на крепления. Крышка с щелчком открылась. Британец вытащил оттуда плотную чёрную папку, набитую какими-то документами, после чего подошёл к окну и скептически посмотрел на улицу. В голосе отчётливо прозвучало разочарование: - Знаешь, Америка, а я так надеялся, что здесь будет солнце. До ужаса дожди осточертели. Осенью в Британии они вообще без конца льют.

Решив более не тянуть кота за хвост, Кёркленд, подхватив со стола папку под мышку, серьёзно посмотрел на брата и не менее серьёзным деловым тоном обратился к нему: - Думаю, пора уже непосредственно к делу перейти. Хочу сегодня же всё решить и вечером вылететь в Лондон. Надеюсь, что твои метеорологи ошиблись, а то своими прогнозами они мне все планы каверкают. Гроза, фех...Только её для полного счастья не хватало. Разместившись на кресле и даже успев приоткрыть заветную папку, Англия вдруг куда-то подрастерял делового тона и устало вздохнул. - Америка, может, расскажешь, как ты тут? Всё ли у тебя хорошо? В ожидании перевёл взгляд на брата.

Через пару мгновений раздался мелодичный звонок, ремикс на одну из популярнейших песен "ливерпульской четвёрки". Англичанин сразу же недовольно нахмурился и резким движением вытащил из кармана штанов (естественно, одет в классический костюм с галстуком, куда ж без этого) айфон и, узнав, кто до него дозванивается, глухо проворчал себе под нос: - Даже тут достанет.... Нажал на кнопку и более-менее спокойным тоном ответил: - Да, слушаю. Так, мне кажется, я всё уже сказал и всё сделал. Ящик открой у себя в кабинете. Нижний, справа. И вообще, я сюда не лясы точить приехал, а по делу, так что изволь больше не беспокоить. За исключением тех немногих случаев. Понятно? Да-да, всё помню, обговорю. До завтра. Недовольно прищёлкнув языком, убрал телефон обратно. - Кэмерон, как обычно. Такое чувство, что это я премьер-министром работаю, а не он. Внимательно посмотрел на американца и несколько замявшимся тоном спросил, вытаскивая из кармана полупустую пачку сигарет: - Не против, если я...ну...ты понял.

Вот он, признак, говоривший сам за себя: британцу явно что-то такое сообщили, от чего он занервничал. Вообще-то, Артур не был заядлым курильщиком, но вредная привычка, как клещ, прицепилась к нему достаточно давно, когда табак только-только появился в Европе. В эпоху пиратства, месяцами беспрерывно бороздя моря и океаны и частенько голодая, Кёркленд дымил так, что мог дать фору любому паровозу 19 века. И он был далеко не один такой! Но то время безвозвратно прошло, а привычка осталась, изредка напоминая о себе в сложных и нервозных ситуациях. Нечто подобное сейчас происходило в самом Королевстве, поэтому пару месяцев назад Англия вновь пристрастился к табаку, покупая себе, впрочем, недорогие американские сигареты с ментоловым соусом. Именно, что не дорогие. Скупердяйство? Вряд ли.

Отредактировано England (2011-09-26 14:56:30)

+1

5

Он обернулся и посмотрел на брата, тот расстегивал пальто. Такое же строгое, как весь Артур. К слову, Джонса всегда интересовало, почему другие не привыкли проявлять свои эмоции в полной мере, особенно положительные. Англия тоже был рад. Сдержан, как всегда, возможно, даже слишком. Но рад, и Альфред знал это. Кем бы он был сейчас, не достанься Новый Свет Британской Империи? Их связывало общее прошлое, за которое не грех лишний раз поблагодарить хотя бы взглядом. Война за независимость оттенила многие солнечные моменты, но по-прежнему Артур был лучшим другом и союзником для Штатов. И пусть Джон сколько угодно смеется над старомодностью англичанина, тот навсегда останется самым близким и родным, наравне с Канадой.
Кстати, Мэтью часто заглядывал сюда - как ни крути, от Канады до Детройта рукой подать. Они ссылались на деловые переговоры, закрывали плотно жалюзи и доставали бокалы. Не какие-то там, а свои любимые, подписанные на дне буквами "А" и "С". Канада никогда не обижался, что брат называет себя Америкой, хотя у него были причины: все же, Америка - в первую очередь континент, а Мэтт является его полноценной частью. Но он молчал, по-хорошему, по-доброму, по-братски. Часто вел себя взрослее и, ясное дело, осторожнее, нежели Альфред. А изредка даже подавал поразительно спелые идеи. Он отнюдь не был невидимкой глобальной политики и не прятался за спину могучих Соединенных Штатов от собственного малодушия. Просто Мэтью отличался от остальных отсутствием излишнего перфекционизма.
Сегодня Америка был сентиментален, как никогда, наверное, прошлое, заключенное в грязных улицах Детройта, так влияло на его мысли.
- Знаешь, если будет война, - начал было Джонс, но понял, что не хочет портить настроение себе и брату подобными разговорами, - Точнее, если бы была. Думаю, люди осознали бы всю давно забытую важность материального. Не слепой роскоши... А того базово, что сейчас скинуто на производство в страны третьего мира. Детройт мог бы расцвести.
Наверное, он все-таки переборщил. Безусловно, Англия не мог проигнорировать события в Европе и то напряжение, которое задело всех их в последнее время. Но это не повод начинать разговор с подобной темы.
- Прости. Плохую тему выбрал. Давай лучше о чем-то приятном. Может, все-таки выпьешь?
Альфред виновато улыбнулся и даже, кажется, немного покраснел после слов Керкленда. Да, как-то глупо. Брат прилетел из Европы по делам, а тут мало того что на улице паршиво, так еще и непутевый паренек предлагает ему шампанское без видимого на то повода.
- Да, жду. Точнее... Ладно, об этом позже, - Америка отставил бутылку в сторону и проследил за действиями англичанина. - А погода... В следующий раз заказывай, что ли!
Ему безумно хотелось разрядить обстановку в кабинете. Эту, наверняка, необходимую для деловых переговоров, но такую нежеланную для него самого. Он улыбался, надеясь, что Артур смягчится и удастся забыть о делах хотя бы на пару минут. Но он, кажется, был намерен во что бы то ни стало улететь сегодня, будто ему было неприятно общество Америки. Джонс прекрасно понимал, что не прав, но подобие подростковой обиды уже закралось в его душу и диктовало свои правила.
- Да, метеорологи могут ошибаться, - он пытался всем видом показывать, что ни капли не надулся. - Надеюсь, улетишь сегодня, да.
Янки оставил все попытки банально развеселить Англию и сел в кресло напротив него. Вид черной папки внушал недоверие и угнетал Альфреда. Он чувствовал себя маленьким мальчиком, которого заставили делать уроки, когда он хотел погулять на улице с друзьями. И правда, зачем портить такой, хоть и хмурый, но вполне спокойный день своей грустной миной? А еще эта папка... Будто его сбирались отчитать, как в детстве. Наверняка, Англия действительно был не доволен поведением брата, его безуспешными попытками наконец вылезти из продолжительного кризиса и вечной ориентацией на внешнюю политику вместо того, чтобы решать внутренние проблемы. А ведь с годами долг перед другими государствами, в том числе перед Великобританией, меньше не становится. Но ему показалось, что Артур все же смягчился.
- Я неплохо. Ну, как обычно. Проблем навалом, но не теряю оптимизма и все такое... - он попытался улыбнуться так же беззаботно, как и раньше, но, по-видимому, у него не вышло. - Думаю много, анализирую. Голова болит уже. Был в Европе неделю назад... Знаю, что там творится у вас. Попытаюсь помочь, чем смогу; уже пытаюсь.
Он осекся. Наверное, вопрос все-таки был задан из элементарной человеческой вежливости, а неразумный Америка начинает эти никому не нужные разговоры. Хотя, с другой стороны, речь рано иди поздно зашла бы и об этом. Джонс поджал губы и развел руками.
- Есть пару важных моментов, которые я бы хотел обсудить, но тебе решать, когда этим заниматься. Они могут и подождать.
В этот момент зазвонил телефон. Как же это было ему знакомо... В последнее время система правительства США была построена большей частью на механизме многочисленных кукловодов и одной, далеко не всегда удачной, марионетки. Штаты не знали выдающегося лидера, наверное, со времен Рейгана. Если не с шестидесятых... Им следовало диктовать каждый шаг, ибо, будь они самостоятельными, уже давно свели бы на нет достижения своих предшественников.
- Кури, конечно.
Альфред закинул ногу на ногу. Многие его друзья и партнеры баловались табаком всю свою жизнь, и он привык к этому, хотя сам предпочел опекать окружающую среду всеми возможными способами. Но Англия явно не был из тех, для кого сигарета - приятное развлечение или въевшаяся в образ жизни привычка. Он наклонился к Керкленду и вопросительно уставился на него.
- У тебя случилось что-то? Ты бы не... - он кивнул, показывая на сигарету. - Да и не приезжал бы сюда просто так.
У него не просто были проблемы. Артур не мог справиться с ними сам, и это насторожило Америку. Он был готов помочь брату всем, чем только сможет. Кроме того, его собственные дела, по-видимому, шли в гору. Если это выражение применимо к предвоенному времени...

+1

6

- Знаешь, если будет война... Англия оторвался от своего крайне увлекательного занятия по расстёгиванию пуговиц плаща и бросил озадаченный взгляд на брата, внимательно вслушиваясь в его слова. Американец тут же исправился, перейдя на сослагательное наклонение: - Точнее, если бы была... А того базового, что сейчас скинуто на производство в страны третьего мира. Губы британца растянулись в усталой усмешке, голос же прозвучал поразительно спокойно: - Будет, Альфред, война будет, и это лишь вопрос времени. С начала 2000-х ситуация в мире стала даже напряжённее, чем перед Второй Мировой. Просто... людям надоело жить в мире. Но как сказал Альберт Эйнштейн, "я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая, но четвёртая точно палками и камнями". А по поводу стран третьего мира ты и сам не хуже моего знаешь, почему туда основное производство скинули. Англия не хотел войны и, возможно, являлся одним из немногих, кто полностью понимал весь ужас происходящего. Интересы - это, конечно, хорошо, но, прожив на свете не одно столетие и пройдя через войны от Тёмного Средневековья до Нового времени, Артур здраво осознавал, что нынешняя война будет абсолютно иной. Сперва прокатится дипломатическая. Война агрессоров и миротворцев, под маски которых спрячутся такие же агрессоры, как и первые. Её результаты подготовят плодотворную почву для войны ядерной... И это будет война минут. Война нескольких взрывов. "…всеобщая термоядерная война явится гибелью современной цивилизации, отбросит человечество на столетия назад, приведёт к физической гибели сотен миллионов или миллиардов людей и, с некоторой долей вероятности, приведёт к уничтожению человечества как биологического вида, возможно, даже к уничтожению жизни на Земле." (А.Д. Сахаров) Как бы ни хотелось сразу же взять и выбросить из головы эту не самую приятную тему для разговора, в голове уже закрутились мысли о ней. Да, людям просто надоело жить в мире. Они хотят на кого-то выплеснуть всю ту ненависть и жестокость, которая накопилась на их сердцах всего лишь за какие-то полвека... Страшно осознавать...

- А погода... В следующий раз заказывай, что ли! Обречённо вздохнув, глядя на пасмурное небо, Артур посетовал: - Аааах, если бы это было так просто. Точно заказал бы себе недельный курорт в Лондоне. Без дождя и ветра. Да, тема погоды для англичан вообще особняком стоит. Даже приветствуя друг друга обязательно перекинутся парой слов о том, какая же сегодня прекрасная или разужасная погодка выдалась. А уж если завязывается длительный разговор, то тут вообще конца и края нет.

По видимому, намерение Кёркленда сегодня же вечером сесть на самолёт зацепило Америку, хотя тот всем видом и демонстрировал, что ему это по барабану. - Да, метеорологи могут ошибаться. Надеюсь, улетишь сегодня, да. Англия не сумел сдержать несколько умильной улыбки. Боже мой, такой взрослый, а до сих пор, как ребёнок, дуется! - Я бы с удовольствием задержался у тебя на пару деньков, Америка, было бы интересно посмотреть на современный Детройт изнутри, но завтра должно состоятся важное заседание Парламента, которое просто не имею права пропустить. Ты же понимаешь, что у меня много работы. Как-нибудь в другой раз, хорошо? В мыслях же начал чуть ли не шаманить, заклиная  погоду: Только не гроза, только не гроза, только не гроза... Ведь ни один же самолёт не будет выпущен! Дьявол... Ооох, чую, секир-башка мне завтра светит, если не вернусь. От собственных же опусов озадаченно поморщился и потёр шею, представляя сию живописную картину.

На вполне банальный вопрос Америку понесло, и британец этому нисколечки не удивился; подперев голову рукой, слушал с неподдельным интересом. Газеты, интернет, новости, дипломатические и экономические документы давали вполне объективную информацию, но куда приятнее узнать из первых уст. - Проблем навалом, но не теряю оптимизма и все такое... Был в Европе неделю назад... Знаю, что там творится у вас. Попытаюсь помочь, чем смогу; уже пытаюсь. - Мне бы хоть чуток твоего оптимизма, - и цинично подметил, - К шестерням небось мотался? Но, кстати, я ничего не слышал о твоём визите в Европу. Удивлённо пожал плечами. А может и слышал, но не придал этому особого значения... Пытаешься помочь, значит? Дурак. Со своими бы проблемами сперва разобрался. Не зря его насмешливо дразнят в каждой бочке затычкой. Несмотря на явную грубость своих размышлений, Англия просто-навсего волновался, что Джонсон слишком много вскидывает на свои плечи и может просто не вынести этот груз. Чистой воды юношеский максимализм. Я всю могу, я со всем справлюсь, я сумею, я преодолею.... Как же это знакомо. Невольно вспомнил самого себя на заре Британской империи.

- Есть пару важных моментов, которые я бы хотел обсудить, но тебе решать, когда этим заниматься. Они могут и подождать. Артур утвердительно кивнул. - Я тоже хотел бы с тобой кое-что обсудить, - но тут раздался столь нежеланный телефонный звонок, прервавший "семейную идиллию". Как же не хотелось вспоминать о тех многочисленных делах и проблемах, которые хотя бы на один день остались за океаном! Далеко-далеко, в другой части света! Но нет, они и тут не отпускают, больно цепляясь своими костлявыми руками и требуя каких-то смелых решений. Именно, что каких-то, пока неясно, каких именно.

- Кури, конечно. Получив разрешение, Артур вытащил тонкую ментоловую сигарету и металлическую зажигалку, на лицевой стороне которой был выгравирован герб Великобритании. Короткий щелчок - и во рту англичанина задымился американский табак. Сделав первую глубокую затяжку, он размеренно выпустил сероватую дымку. И вряд ли можно было сказать, что Англия получал от этого хоть какое-то видимое удовольствие. Скорее, речь шла о психологической зависимости. Между тем Америка наклонился к брату и вопросительно уставился на него: - У тебя случилось что-то? Ты бы не... Да и не приезжал бы сюда просто так. Расслабленным движением вытащив сигарету изо рта и держа её двумя пальцами, британец выпустил струйку дыма и, улыбнувшись, попытался отшутиться: - Да лааадно! Когда ты был маленьким, я в разы больше курил. Ты просто не видел. Отчасти наврал, конечно. - Да и, в конце концов, я что, не могу просто так к тебе приехать, а, Альфред? Усмехнувшись, в третий раз затянулся и взял паузу. Улыбка быстро исчезла с лица британца, взгляд стал серьёзным, вдумчивым и напряжённым. Четвёртая затяжка, а ответа всё не было. Наконец, собравшись с рассеянными мыслями, Артур произнёс, прислонившись к спинке кресла: - Думаю, ты знаешь, что Великобритания состоит из четырёх административных регионов: Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия. Королевство создавалось путём завоевания соседей. Таким образом, за многие века я подмял под себя всех родственников. Несмотря на наше долгое сосуществование, англичан ненавидят, особенно в Шотландии и Ирландии. По поводу последней нечему удивляться: мало того, что другой народ, так ещё и на другом острове. За мной осталась северная часть с наиболее высоким ВВП, и именно её всеми силами и средствами пытается вернуть ИРА. Ирландская республика, однако ж, в настоящее время является страной-изгоем, ей бессмысленно тягаться со мной - проиграет. При этом самодовольно ухмыльнулся, вспомнив своего спесивого братца. - Но это я так, к слову. В Соединённом Королевстве проживает 14 млн. ирландцев, в Республике - чуть меньше 4-х млн., а вот в Штатах - 37 миллионов. Выразительно посмотрел на Альфреда, театрально разведя руками, и с явной иронией произнёс: - Как думаешь, откуда ИРА больше всего оружия получает? Выдержал минимальную паузу. - Ещё не так давно основным поставщиком оружия и финансирования ИРА являлась Ливия. Сделал короткую затяжку. - Однако ж в настоящий момент особо выделяются американские ирландцы, прежде всего организация NORAID. Конечно, эти каналы существенно сократились после 11 сентября 2001 года, но... - крутя в пальцах сигарету, недовольно посмотрел на окно, -  ...всё же путей нелегальной поставки оружия достаточно, чтобы полностью удовлетворить потребности ИРА.

Опять приложился к сигарете и нервно задымил, после чего, заметив, что уже чуть ли не фильтр жуёт, затушил её кончиками пальцев. Тяжело вздохнув и закинув голову, бессмысленно уставился в потолок. - ИРА переправляет оружие в Северную Ирландию, но здесь я уже сумел перекрыть основные каналы, хотя какая-то часть поставок, несомненно, уже попала на территорию Британии. В последние месяцы резко усилился сепаратизм в Шотландии. Артур несколько отошёл от политики и стал просто изливать брату всё то, что накипело у него на душе. Больше некому, а всё держать в себе стало почти невозможно. - И это при том, что уния была заключена ещё в 1707 году. Не понимаю, на что они надеются. Мне казалось, я и так даю каждому достаточно свобод и привилегий. На этой фразе чуть наклонился к Америке и посмотрел ему в глаза. - Скажи мне, где ещё регион может иметь не только собственный парламент, но даже валюту? И в этих словах прозвучала скрытая обида. Вновь откинувшись на спинку кресла и потупив взгляд, Кёркленд продолжил: - Я ведь делаю всё, чтобы Королевство удерживало свои позиции в мире. И в политическом, и в экономическом плане. Но при этом не могу найти понимания у своих же родственников. Раздражённо прищёлкнул языком. - Если бы ты только знал, Америка, как они меня все достали. Особенно старший братец, Шотландия. Пусть он меня и вырастил, но даже в детстве от него столько натерпелся, что до сих пор забыть не могу. Ненавижу этого укурка. Привык сидеть на моей шее, и вдруг блажь ему в божку ударила, независимости захотел. Может быть, я что-то и преувеличиваю, но меня бесят подобные выходки. Слава Богу Уэльс на голову ещё не окончательно больной, но Чарльз под науськивания моей милой сестрицы и его обработать может. Тьфу... Вот дерьмо, а. И ведь ничего не сделаешь... Выудил из упаковки вторую сигарету и тут же поджёг её. Затянувшись, глухо произнёс, уставившись в пол: - Я ведь... очень боюсь распада Великобритании... Грустно ухмыльнулся.

+1

7

Англия понимал все, конечно, этого невозможно было не понять. Любой дурак заметил бы, какую злую шутку сыграли мирных полвека. Джонс отвернулся к окну и уставился на густые тучи, до этого мало тяготившие его.
- Ты знаешь, что я... - голос вдруг стал немного хриплым, Альфред откашлялся. - Что я сам давно это понял. Конечно, будет, самая страшная. Ядерное оружие... Я бы давно хотел избавить от него весь мир, но на мои уговоры никто не соглашается, а обнажать себя первыми Соединенные Штаты не станут. Представляешь, сколько навозных мух налетит на большого, но голого, как сумоист, Америку? Эх...
Он усмехнулся, пытаясь придать своему лицу хоть какой-то эмоциональный окрас. На самом же деле о такой отвратительной вещи, как ядерная война, да и война в принципе, янки уже давно говорил бесстрастно и спокойно, будто это было прописано в его личном бизнес-плане. Хотя, по сути, все так и было... Разнообразные стратегии выстраивались еще с начала этой Мирной Эры, а конечный прогноз так и не изменился. Вопрос времени, не более. Шанс есть у тех, кто вовремя обезвредил своих врагов. Альфред пытался... но не успел. Теперь достаточно одного удара по чужому полю.
- Четвертая... Прав он был, Эйнштейн, только вот, - янки поджал губы и сглотнул горький сухой комок. - Долго ее ждать придется: воевать будет некому, а главное - не за что. Пока откормят заново свои задницы и амбиции... Может, к тому времени что-нибудь поинтересней ядерного изобретут.
Он прислонился лбом к холодному и отрезвляющему стеклу. Все, что сейчас он видел перед собой, строилось на протяжении многих веков. И параллельно разрушалось. Кое-что - враз, моментально и резко. Другое - незаметно и плавно, от чего у европейцев давно заныло бы в груди. Менялись стандарты и приоритеты; кто-то останавливался и недовольно топал ногами, а США менялись вместе с ними, стремительно и бесповоротно. На что будет похож этот город после войны? Наряду с другими, куда более значимыми городами, не станет ли он зоной отчуждения?
- Скинули, да. Себе же лучше, любой бы скинул. Как и любой лидер принимал бы радикальные решения, подобные моим. Иначе он не лидер... Ты сам-то другим был, метрополия?
Альфред обернулся и посмотрел на Англию с искренней улыбкой. Старомодный и странный, в понимании американцев, Артур все же оставался Британской Империей в глазах своего младшего брата. И, заговорив о Лондоне, напомнил тому, как он мечтал в свое время посетить этот город. По нему прошла ось Земли, планета вертелась вокруг Керкленда и его Лондона.
- Ты не любишь дождь, мне всегда казалось, что это неправильно. Ну, странно, во всяком случае.
Будучи еще совсем ребенком, Альфред был уверен, что в стране все произойдет так, как ему хочется, что все на свете зависит от его скромного желания. И лишь спустя века Джонс осознал, что сам привел страну в эту цветущую гавань.
- Может... Тогда чаю? Ты же англичанин, как ни крути, - он развел руками, мол, что поделать, таким неполноценным уродился. - Можешь, конечно, плеваться, сколько хочешь, но я должен был предложить.
Интересно было наблюдать за реакцией Артура, так как подобное ребячество то умиляло, то раздражало его, и никогда не знаешь, какой отклик оно вызовет на этот раз. А ведь янки не хотел ничего дурного, ничего и никогда. Только не Британии. Поэтому до сих пор принимал все спорные ситуации близко к сердцу. И сейчас, сидя в кресле напротив, Америка прикусил губу от обиды. Даже, скорее, не от желания Керкленда улететь как можно скорее, а от того, что он, по мнению американца, не понял всей сути. Наверное, это было не так...
- Не в Детройте дело... - на выдохе прошептал Джонс в надежде, что собеседник пропустит мимо ушей.
Альфреду, как любому чрезмерно активному подростку, хотелось говорить о своих делах без умолку, и, будь у них больше времени, наверное, он не стал бы преодолевать свое желание. Но положение обязывало дать Англии высказаться первым, поэтому на второй вопрос янки решил не распинаться:
- К ним, да. Об этом позже давай.
Наблюдая за лицом собеседника, Америка видел, как оно менялось от каждого услышанного в трубке слова. Брату было не только противно, но и стыдно за свою политическую "крышу". Личности были до безобразия беспомощными, а ведь не только де-юре являлись основным двигательным механизмом государства, но и представляли его лицо на мировой арене. Соединенные Штаты переживали то же самое, а выбора не было никакого. Благо, остались в стране достаточно грамотные, и, что главное, достаточно богатые кукловоды, способные взять четкий курс и следовать ему сквозь политическую непогоду. Тенденция поползла от Запада во все уголки мира, где сохранилось подобие демократии, так горячо любимой Альфредом. И не зря, ведь коллективный разум всегда мудрее человеческого. Пусть даже под коллективом пряталась кучка толстосумов.
Как бы там ни было, Артур закурил. И да, янки не настолько глуп, чтобы не заметить эту привычку еще с пиратских времен, поэтому он даже решил не отвечать на ехидную реплику брата, но дело было даже не в сигарете. Керкленд изменился в лице - Туманный Альбион не радовал новостями своего хозяина. Честно говоря, в этот момент янки был уверен, что проблема Великобритании в незавидном финансовом положении. Сам Джонс, стыдно сказать, понятия не имел о делах старшего брата в Европе, так что мог только догадываться. А тот, как на зло, молчал, будто ожидая реакции Америки. Что, что он должен ему сказать? "На, забери свои деньги назад"? Глупости. Хотя Артур и сам никогда в жизни не попросит Штаты выкупить облигации, так как, на самом деле, пострадает от этого не только материально, но и подпортит отношения с янки. Он все молчал и дышал дымом. И, когда Альфреду стало окончательно плевать на последствия из-за стыда за свое бездействие, Керкленд наконец-то начал рассказ.
Первая фраза повергла Америку в шок - он хотел вскочить и наорать на гостя: мол, ты меня совсем уж за придурка держишь?! Но, к счастью, он сдержался, ограничившись выражением лица вконец пристыженного и обиженного ребенка. Англия говорил долго и деловито, так, чтобы слушатель не смел вставить и слова. Конечно, Джонс знал об ИРА и планах по возвращению северной части острова. А не знал бы - давно бы уже догадался. Отделяться от соседей в Старом Свете стало очень модно. Почти так же, как соединяться в начале прошлого века.
Между тем, рассказ Англии очертил наконец свое ядро. При упоминании NORAID Альфред невольно сжал зубы. Так вот в чем дело, в чем главная причина его приезда... Поставки оружия для ИРА. Да, он знал. И даже помнил когда-то! Но был так увлечен проблемами заморскими, что перестал замечать то, что у самого под носом. Дал развиться кризису - одному и второму - а теперь еще и брата подвел. Соединенные Штаты, этот огромный melting pot, были насквозь пропитаны подобными намерениями отдельных группировок и целых диаспор. Для обеих сторон это не стало неожиданным открытием, но оставить без внимания... Сейчас... Может, пора и правда окунуться поглубже в себя?
Прошло немало времени, прежде чем он заставил себя заговорить:
- Объясни мне одну вещь: чего требует Северная Ирландия? Автономии, независимости? Чего ей не хватает под твоим крылом? Неужели это население не видит реальной выгоды и не сопоставляет все факты. Неразумно как, - он вздохнул, слова давались с трудом. - И Шотландия тоже. Неужели несут сквозь века эту эфемерную обиду и все тут? Война же скоро, чем они занимаются...
И замолчал. Это для Америки, России, да и самого Керкленда скоро война. А сепаратисты как всегда слепы, их интересует только проторенная дорожка борьбы за независимость. А как же, если придется бороться за жизнь? Не встанут ли за могучие спины англичан и всего НАТО?
- Ну я просто к тому, что... Можно ли найти, что им предложить взамен? - он осекся. Как это странно звучит из уст Америки... Нужно было поспешно исправляться, - Знаю, ты не этих слов от меня ждал. Да и не приходил ради такого нелепого совета. Я все пронимаю. Просто нужно удостовериться - это раз. А второе -я ведь не денюжку банальную имею ввиду, а что-то такое... Обманное, может быть. Вдруг помощь разведческая нужна.
Янки прислонился спиной к мягкой обивке кресла и закинул голову. Глядя на потолок, он начинал понимать, что на самом-то деле ситуация у Великобритании незавидная. Это ему, живущему на другом континенте и строящему наполеоновские планы, легко размышлять о ничтожности движений сопротивления. Но ведь Англии достанется. Он за поддержкой все-таки приехал, а брат чепуху такую несет.
- Прости меня, ты прав, я слишком замотался с международной политикой, что перестал замечать внутренние проблемы. А ведь от них страдают все вокруг... Я уже ввергал вас в кризис пару лет назад так, что до сих пор многие барахтаются. Теперь от меня требуется перекрыть поставки? Понял, я сделаю все, что в моих силах. Если не получится использовать своих, засланных, в конце концов, пойду ва-банк: это надо прекращать. И тебе, несомненно, помогу, если что. Все равно следовало бы увеличивать расходы на армию и военную технику...
Ему по-прежнему казалось, будто он выразил не все, что должен был. И что от него ждали. Но не мог ничего поделать: других идей пока не было.

+1

8

Нельзя было не признать, что некогда казавшийся фантастическим сюжет апокалиптической ядерной войны в последнее время всё чётче проступал на зеркале международной политики. Мировой спектакль, в котором уже с полвека главную роль играли Штаты, казалось, шёл к своему завершению... Или всё же антракту? На это хотелось надеяться. Он продолжался несколько тысячелетий, постоянно меняя сцены, но никогда не останавливался. Основным его ядром стала европейская арена, на которой вплоть до XX века вершились судьбы мира. Актёры менялись, но линии игры оставались. Казалось, всё прекратится во Второй Мировой войне, но нет, ужасный спектакль стран продолжился и обрёл ещё более изощрённую форму. Теперь многие из актёров грозили не армиями, а куда более мощным оружием, способным уничтожить ту самую сцену, на которой они получили свою славу... - Что я сам давно это понял. Было бы странно, если бы ты не понял столь очевидной вещи. Англия внимательно посмотрел на брата, вслушиваясь в каждое сказанное им слово. - Я бы давно хотел избавить от него весь мир, но на мои уговоры никто не соглашается, а обнажать себя первыми Соединенные Штаты не станут. Скрестив руки на груди, британец размеренным тоном произнёс: - Между тем, наличие ядерного оружия у ведущих держав мира менее опасно, чем существование "грязной" атомной бомбы у радикально настроенных стран Ближнего Востока или, скажем, того же КНДР. Наши лидеры - по крайней мере, мне хочется в это верить - ещё долго будут трястись, прежде чем нажать красную кнопку. Они ведь не дебили, чтобы не понимать, к чему приведёт ядерная война. Даже Россия не пойдёт на такой шаг. Несмотря на ваши многочисленные договорённости, МБРы обоих государств со времён "холодной" войны не меняют своей направленности. Пока между тобой и Брагинским существует концепция предупреждающего удара, он не сделает первый шаг. Возможно, первый удар будущей войны придёт как раз с Ближнего Востока, где исламским радикалам ничего не стоит запустить ракету: они ведь уничтожают неверных во славу Аллаху. Святое дело, - на этой фразе усмехнулся и пожал плечами.

Артур потупил взгляд, задумавшись. Несмотря на всё, я надеюсь на благоразумие лидеров Штатов и России. Они ведь не сумасшедшие, чтобы развязывать ядерную войну, тем самыми поставив человечество на грань гибели и полного уничтожения. Третья Мировая неминуема, но всё же её характер может быть иным. Наконец-таки Америка подал голос. - Долго ее ждать придется: воевать будет некому, а главное - не за что. Может, к тому времени что-нибудь поинтересней ядерного изобретут. Быстро облизав обветренные губы, англичанин с горечью заметил: - Некогда Античная цивилизация сумела достичь небывалых высот: римское право, акведуки, греческие скульптуры, научные труды, шкафы-купе, которые у нас лишь в XX-ом веке появились. И вдруг - падение Рима, а за ним - Великое переселение народов, вновь ввергнувшее мир в первобытное состояние. Я хорошо помню то время, хотя и был ещё ребёнком. И кто знает, где начнётся новый виток истории. Может быть, мы стоит на пороге нового падения Рима?... Британец чуть помотал головой, словно пытаясь таким образом выкинуть все ненужные мысли. - Но, кажется, мы уже вдарились в казуистику и отошли от темы.

Как странно в Америке соединяются подчас детская инфантильность и умудрённое опытом здравомыслие. Кёркленд несколько удивлённо вскинул брови, следя за Альфредом. - Скинули, да. Себе же лучше, любой бы скинул... Ты сам-то другим был, метрополия? Повернувшись лицом к собеседнику, Америка искренно улыбнулся, что заставило Артура хотя бы на пару минут снять с себя маску вечно хмурого британца. Да, он до сих пор любил брата несмотря ни на что, несмотря на то, что тот так яро отказывался от него во время Войны за независимость. Губы англичанина растянулись в ласковой и заботливой улыбке. - Я уже давно не метрополия, но всё-таки на мировой арене до сих пор вижу многие элементы своей же имперской политики. И свои ошибки, которые кое-кто с превеликой радостью повторяет. В последней фразе можно было без труда различить плохо завуалированный укор. Кстати говоря, очень многие методы политики Штатов, включая двойные стандарты, в своё время активно использовались Британской империей. Понятно, откуда янки их позаимствовали.

Неприятный разговор о Третьей Мировой плавно перешёл на вполне обыденные вещи. Это не могло не радовать. - Ты не любишь дождь, мне всегда казалось, что это неправильно. Ну, странно, во всяком случае. Артур нахмурился и, посмотрев на брата, недовольно проворчал: - Мне его по горло все сезоны хватает. Отойдя от окна, Артур уже собирался обратиться к делам и даже успел настроиться на серьёзный тон, как вдруг... опять... - Может... Тогда чаю? Ты же англичанин, как ни крути. На этой фразе британец посмотрел на Альфреда таким скептическим взглядом, что никаких слов здесь не требовалось. Все его мысли были на лице написаны. Ты это только сейчас заметил? - Можешь, конечно, плеваться, сколько хочешь, но я должен был предложить. Кёркленд почувствовал, как по хребту быстро пробежало раздражение. Навязчивость американца доставляла. В Европе было принято спрашивать только один раз: отказался так отказался, дело твоё, никто больше допытываться не будет. А здесь Альфред уже на третий заход вышел. Обречённо вздохнув и закатив глаза, британец наконец-таки поддался уговорам: - Ладно, тащи сюда свой чай. Премного благодарен. Ты ведь всё равно не успокоишься. Как шило в заднице, честное слово. Пристал к этой выпивке и всё тут. Говорил же, что ничего не хочу. А тем более американской трухи, так называемого чая в пакетиках.

Между тем, союзники приступили непосредственно к обсуждению той проблемы, из-за которой Артур и прибыл в Детройт. Он говорил, действительно, долго и деловито и, закончив на наименее приятной для самого себя нотке, приложился ко второй по счёту сигарете. Откинувшись на мягкую обивку кресла, и закинув одну ногу на другую, британец задумчиво посмотрел в окно, но там было лишь пасмурное осеннее небо и соседние небоскрёбы. Медленно и глубоко затягивался, а после неспеша выдыхал тонкую змеевидную струйку дыма. Пламя размеренно пожирало табак. В кабинете повисла напряжённая, тяжёлая тишина. Оба молчали. Один не знал, что ответить, другой - уже всё высказал и пытался осмыслить, что он там наплёл такого. Прошло несколько минут, прежде чем Америка нашёлся, что сказать. - Объясни мне одну вещь: чего требует Северная Ирландия? Автономии, независимости? Чего ей не хватает под твоим крылом?... Неразумно как. Англия сдержанно усмехнулся, но на брата не посмотрел. - Вряд ли ты когда-нибудь это поймёшь. Всё-таки Штаты зарождались по иному пути, чем европейские государства. Страна Свободы, куда стремились люди всех национальностей и религий. Да... Огромный плавильный котёл всех народов мира. Сделал короткую пауза для затяжки. - В Европе же всё по другому. Каждый народ хочет иметь собственное, независимое государство. Из этого желания и возникли страны-карлики в несколько квадратных километров. Даже меньше Детройта... Ирландцы и шотландцы - это коренное население Британских островов, тогда как англичане явились иноземными захватчиками. Германцы, по сути. И вот эта ненависть красной нитью прошла через всю историю моей семьи. Северная Ирландия хочет выйти из состава Великобритании, чтобы присоединиться к Республике. Сейчас ведь один и тот же народ разделён государственными границами. Это их не устраивает. Впрочем, я могу её понять, а вот Шотландию - нет. Сепаратизм - такая проторенная и известная дорожка, что крайне велик соблазн последовать по ней, а что будет дальше - плевать. Главное, мы такие крутые, отсоединились и получили липовую независимость. Республика Ирландия тоже когда-то вышла из состава Королевста, но сам видишь, к чему это привело. На лице заиграла злорадная улыбочка.

- Ну я просто к тому, что... Можно ли найти, что им предложить взамен? Здесь Артур не выдержал и глянул на брата, как на идиота. Смеётся что ли? Однако тот быстро исправился. - А второе - я ведь не денюжку банальную имею ввиду, а что-то такое... Обманное, может быть. Вдруг помощь разведческая нужна. Кёркленд нахмурился и эмоционально всплеснул руками. - Да что я только не делал! Деньгами, не деньгами! У них у всех и парламент собственный, и исполнительные органы власти, в Шотландии так вообще своя валюта ходит! Следующий шаг - автономия, а потом и до развала недалеко. Нет уж, спасибо, мне и так хорошо. Быстро проговорив, нервно приложился к сигарете, чаще затягиваясь и уже докуривая её.

На лицо Кёркленда как будто легла тень. Он с предельным вниманием вслушивался в слова Америки, анализировал каждую идею, каждую мысль, но... - Теперь от меня требуется перекрыть поставки? Понял, я сделаю все, что в моих силах. Если не получится использовать своих, засланных, в конце концов, пойду ва-банк: это надо прекращать. И тебе, несомненно, помогу, если что. Прозвучало то, что стало словно красной тряпкой для быка. Англия раздражённо свёл брови и с глубоким осуждением посмотрел на американца. Пальцы судорожно сжали остаток сигареты, отчего та сложилась пополам. В глазах британца сверкнуло раздражением и, вспылив, он резко вскочил с кресла и требовательно ударил ладонью по столу. Наклонившись, Кёркленд начал буквально сверлить Альфреда взглядом. - Ты что, совсем тупой?! Пошевели извилинами! Какая нахрен помощь?! Ты себе вообще отдаёшь отчёт, что делаешь? У тебя внешний долг в 18 триллионов долларов! Даже если все твои станки будут работать 24 часа в сутки, они лишь через 16 лет покроют эту сумму! Ты с ума сошёл?! Что с того, что ты сверхдержава? У тебя уже давно ничего не производят. Твои граждане покупают китайские товары за китайские же деньги, а функция американской экономики - лишь потреблять! И в такой ситуации ты упорно продолжаешь сорить деньгами! Кидаешь их направо и налево своим шестерням и липовым союзникам! Пытаешься помогать Европе! Вмешиваешься во всё, во что только можно! И тратишь, тратишь, тратишь! И снова берёшь кредит! И опять тратишь! А долг растёт! В прошлом году ты умудрился спасти свою задницу от дефолта, а дальше что?! Лопни твоя экономика, ты меня в первую очередь за собой потянешь, да и весь мир. Хватит! Хватит пытаться помочь всем союзникам и друзьям, подумай о себе! Хоть немного займись внутренними проблемами, пока не поздно, пока ты не покатился в пропасть! Одумайся же, идиот! Китай, Индия и Бразилия задают такой темп экономического развития, что к середине века вполне могут сместить тебя с позиций лидера! А что дальше? Закат Америки?! Ты этого хочешь?! Да?! А я вот нет! Не для того тебя растил, чтобы ты окачурился спустя каких-то триста лет! И вообще, я не собираюсь сидеть у тебя на шее. По крайней мере мне ты ничем не обязан, и не обязан тратиться на меня. Поэтому я хочу опять выкупить у тебя облигации на несколько миллиардов долларов. И именно на эти средства ты и постараешься перекрыть каналы NORAID. На мои деньги, не на свои! Одумайся же... Вряд ли ты отсидишься в новой войне так же, как делал раньше. И вряд ли она даст такой же мощный толчок твоей экономике, как Вторая Мировая. Так хотя бы удержи то, что было достигнуто! Я всегда буду твоим союзником, что бы ни случилось, но и ты не подводи меня, НАТО и всех остальных, кто держится за тебя вовсе не из-за денег. Поверь мне, знаю, что значит доминировать в мире, но чем больше сила, тем больше ответственность. Я не сумел вовремя это осознать и поэтому Британская империя стала историей. Не повторяй этой ошибки, прошу тебя.

Отредактировано England (2011-10-06 13:15:05)

+1

9

Он вел эту блестящую игру много лет и довольно успешно. Первым начал испытания ядерного оружия, первым скинул "Малыша" и "Толстяка" на неугодных японцев и первым запретил другим вытворять подобное. И лишь во время Карибского кризиса понял, насколько был глуп. Импульсивный мальчишка, он жалел сам себя: повелся на сообщение о разработке ядерного оружия в Германии! А ведь у того до сих пор нет ни одной своей атомной бомбы. И, получается, всю кашу заварил он сам... А там уже подтянулись Советский Союз, Китай и члены новоиспеченного НАТО: Великобритания и Франция. Что оставалось делать, кроме как продолжить гонку в надежде, что рано или поздно она найдет свое логическое завершение. Только вот после размещения советских ракет на Кубе оное чуть не стало последним в истории относительно мирных времен Холодной Войны. Лишь спустя 2 года после кризиса ООН заставило обе стороны, наконец, опомниться. Договор о нераспространении был подписан, правда, изначально только тремя державами. Но, к счастью, в 92-ом Китай и Франция поддержали инициативу. Джонса так же, как и брата, беспокоило неведение в ядерных делах Ближнего Востока и КНДР. И, как ни прискорбно, Израиля. Хотя, с другой стороны, что ей оставалось делать? С такими-то соседями. Подписав ДНЯО, Голда обрекала себя на беспомощность в противостоянии гипотетически ядерным Сирии и Пакистану. А предай она мирные идеалы ООН, автоматически испортила бы всякие отношения с Альфредом. Он прекрасно понимал всю серьезность ситуации, но дело было даже не в отказе от распространения. А в том, что Израиль по-прежнему держала в секрете как количество ядерных ракет, так и их качество.
- На счет "грязных" бомб... - янки поморщился от одной мысли об этой гранате в руках неотесанных обезьян Третьего Мира. - Мне всегда казалось, что их вред по сравнению с "чистым" ядерным оружием преувеличивают. Мои ученые тоже начинали с этого: обычная примитивная ракета, пропитанная радиоактивными веществами. Разрушения - да, куда ж без них. Радиация - безусловно. Но радиус поражения с современным оружием не сравнить. Сжигающая все на своем пути сила... Прогремит ведь где-нибудь, и довольно скоро.
Джонс сжал кулаки и нахмурился: какого черта?! Он ведь строил такие планы! Так подняться на руинах Второй Мировой и откровенно ударить в грязь лицом сейчас? Он мог, сумел бы разрушить Россию изнутри! Безусловно сумел бы! Но... Вечно эти "но".
- А вот с Ближним Востоком я согласен на 100%: они уже подпортили нервы всей Западной цивилизации. Будут добивать. И еще эта показная Северная Корея... Знаю, что опасная в силу "красной" диктатуры, но веселит она меня. Выстояла же! А СССР не выстоял.
Он вздохнул, пытаясь подготовить себя к следующей реплике. Подобное никогда не давалось Америке легко...
- Знаешь, Англия. Я до сих пор не могу выкинуть Кубинский ракетный кризис из головы. Каждый раз, когда говорю об этом с кем-то, - а, к сожалению, такое приходится терпеть нередко - чувствую, что, не прояви КГБ* инициативу тогда, валялся бы я на больничной койке по сей день. Не понимаю, каким образом это могло быть выгодно Союзу, но мысли о благородных намерениях коммунистов допустить тоже не могу.
Он невольно свел брови к переносице и задумчиво поджал губы: Брагинский и благородство? Ну да, по его прошлым и теперешним деяниям можно смело делать выводы об отсутствии такового.
Тем временем Керкленд перешел на тему Античной цивилизации. Что уж тут говорить, он был прав! На сколько столетий могла отбросить человечество ядерная зима, если древние варварские нападение полностью разрушили непобедимую Римскую Империю? В ответ Альфред лишь кивнул: добавить было нечего. Ему нравилась атмосфера, в которой проходил разговор. Все-таки, они были друзьями, братьями, союзниками, поэтому до основной причины визита до сих пор так и не дошли. Столько всего можно обсудить сейчас, находясь, как казалось Джонсу, совершенно на равных.
- Помнишь, что говорил Марк Твен? "Англичанин - человек, который делает что-либо, потому что так делали раньше. Американец - человек, который делает что-либо, потому что так раньше не делали." Я совершаю свои ошибки, Артур. Твои сейчас повторить невозможно: уж больно времена отличаются. Твоей проблемой была монополия Ротшильдов на бирже, моей остается интернет с Викиликсом. А ведь, по сути, она одна: владеешь информацией - владеешь миром.
Янки пожал плечами: мол, это же очевидно, говорить не о чем. Кажется, Британия все еще пыталась обучить некогда обожаемые Штаты благоразумию и спокойствию. Но что же это за полюс Земли без бурь? Будь то полюс географический, магнитный или политический, коим являлся Америка на данный момент безо всяких сомнений. Он совершал ошибки, учился на них, поспешно и не всегда чисто исправлял, а потом поверх старых рубцов совершал новые. Он знал, в чем конкретно не прав. Но не всегда был виноват сам Альфред: самодуры во главе государства могли отнюдь без его посыла устроить нечто фееричное, от войны в Ираке, до угрозы технического дефолта. Здесь братская помощь благоразумной и осторожной Британии была как нельзя кстати! Именно поэтому сохранить непринужденную атмосферу для янки было так важно: можно просить совета.
"Бинго! Он согласился на чай!" Джонс поспешно наклонился к телефону и проворковал свою скромную просьбу секретарше. Та немного смутилась от столь мягкой формулировки начальника и пообещала снабдить того отборным чайком буквально через секунду, что, очевидно, означало минут десять.
- Скоро будет, ага. - Альфред улыбнулся радостно и расслабленно. Текущая цель достигнута, можно переходить к переговорам непосредственно, восседая на кожаном кресле, будто на троне, напротив одного из своих главных союзников.
Америке и правда было не понять, что из себя представляет желание отсоединиться и потребовать независимости. Просто так, по национальному признаку. Он привык к верховенству экономической выгоды, и подобные мысли были ему чужды. Но.
- Не забывай о моей Войне за Независимость, Англия, - ему до жути не хотелось начинать эту тему, но он надеялся на понимание. В конце концов, это было столетия назад! - Не забывай, с кем я воевал и за что. Но тогда был смысл, ну согласись. Хотя бы здраво глядя на наше с тобой положение сейчас. Здраво, подчеркиваю... Рано или поздно случилось бы.
Альфред наконец глянул на брата. Больше всего он боялся, что тот неправильно его поймет. Нет, он был безмерно благодарен тому за все, но тем не менее... Янки вздохнул.
- И все же твоих дорогих родственников я не понимаю, ты прав. Просто по-человечески не понимаю. Проторенная дорожка, именно так! - на самом деле, он сам только что подумал именно об этом. Солидарность в данном вопросе очень радовала Джонса, он даже немного просветлел. - Они идут стадом, не видя конечной, совершенно бесполезной для них цели. Да и Северная Ирландия тоже. Ладно бы независимая часть острова была в хорошей экономической ситуации, но нет же! Столько проблем огребла. Для Республики, безусловно, выгодно воссоединение. Но Северная Ирландия меня поражает своей глупостью...
Переведя дух от захватывающей беседы, он продолжил, несколько смягчив и приглушив тон:
- И неужели угрозу войны они не видят? Нет, не гражданской, а как раз той самой, мировой, ядерной... Не понимаю.
Он не знал, ждет ли Англия от него совета или же пришел просить оказать конкретную услугу без излишнего обсуждения. Но ему самому стало жутко интересно понять логику этого народа, даже элементарно из-за того, что, судя по теперешнему положению дел, по одну сторону баррикад они не останутся. Дай Бог, удастся сохранить Британию в текущем составе, но Ирландия ведь не успокоится... А с кем ему идти на союз? С той же Ливией? Нет, после насильственной демократизации каналы будут полностью перекрыты. Да и банальных средств те не найдут... Остается та самая диаспора в Штатах, тот самый Irish Northern Aid Committee с его благородными целями и совершенно не приемлемыми довольно-таки большими возможностями. А ведь чем меньше благополучия в стране, тем больше шанса у подобных группировок. США не просто закрывали сейчас глаза на внутренние проблемы, но страдали от постоянных экономических и политических кризисов, создав благотворную атмосферу для местных ирландцев.
- А нельзя ли как-то поссорить Республику с северной частью острова? Найти причину, из-за который те могли бы поругаться и хотя бы на время забыть о претензиях к тебе. В конце концов, на время мировой войны у них мало того, что не будет шанса на тебя напасть, а и намного выгоднее остаться с ядерной державой, чем с эфемерной независимостью. Ты им дал достаточно свобод и прав, а деньги на стадо не подействуют. Я могу предложить тебе... когда уж совсем станет жарко, высказать все напрямую. О войне. Сильным мира сего и так все понятно, а другие... со временем поймут.
Он развел руками: типично для Америки - вот так опрометчиво кинуться в крайность и плевать, какие последствия данный шаг вызовет. В конце концов, что они теряют? Хаос, скандал, Британию обвинят в подготовке военных действий? Безусловно, желтая пресса может и не такое раздуть. Но главное - их враги и союзники, а те и сами все понимают.
Янки бесконечно хотел помочь брату, чувствовал ответственность и стыд, но, кажется, его ответ не удовлетворил Керкленда. Англия вскочил и начал кричать, возмущаться, воспитывать Альфреда, в конце концов. И в какой-то степени тот был благодарен за подобную... заботу, хоть и от неверных действий США Артур пострадает чуть ли не больше, чем сам Джонс. Но многого он не понимал... Долг давил на спину янки, будто бетонная плита. Он нес свои, к тому времени 18 с лишним триллионов долларов**, с гордо поднятой головой, так как, сдайся он хотя бы визуально, в нем бы разочаровалась та самая свита, что делает короля. Крайне нежелательно. Он пытался показать миру, что жить в долг - не смертельно даже для сверхдержавы. В конце концов, агентство Standard & Poor's по-прежнему считало задолженность кредитоспособной, хоть и пару лет назад огорчила Америку оценкой АА+ вместо перманентного ААА. Да и дебиторский долг давно перевалил за триллион. Но все же... Керкленд не понимал очевидных вещей.
- Как же ты... - он не поднимал головы, глядел в пол обреченно и тучи сгущались в его душе. - Почему же не поймешь никак. Чем я отдам тебе долг? На какие средства выкуплю облигации? Греция вон уже приняла помощь от ЕС. Столетние облигации, мама родная! А война? Сейчас Штаты живут за счет сферы услуг, 70 с лишним процентов всего ВВП, как-никак. Но после войны придется включать те самые станки, о которых ты любезно вспомнил.
Он наконец поднял голову. Керкленд закипел не на шутку, Америке давно не доводилось видеть брата в таком состоянии.
- Ты сам обвиняешь меня в том, что я слишком много взял кредитов. В том числе у Китая, да, согласен. Но ведь это не повод брать еще один у тебя! Абсурд! После войны тебе понадобятся деньги на возобновление промышленности, которой ты тоже не можешь гордиться по понятным причинам. На какие деньги это собираешься делать ТЫ? Нет, спасибо, ни тебе, ни мне лишних проблем не надо. Разобраться с NORAID больших средств и усилий не стоит, в конце концов, тот же вооруженный сепаратизм мне не грозит, а просто напросто позлить ирландцев я не боюсь. На пороге таких событий... Если понадобится, возьму у тебя в долг. На военные расходы.
Послышался робкий стук в дверь. Секретарша, звонко постукивая каблучками по полу, прошла мимо мужчин и, оставив поднос с дымящимся ароматным Эрл Грей на журнальном столике, поспешила удалиться.
____________

*

В пятницу 26 октября, в 13-00 по вашингтонскому времени поступило сообщение от репортера ABC News Джона Скали о том, что к нему обратился с предложением о встрече Александр Фомин — резидент КГБ в Вашингтоне. Встреча состоялась в ресторане Occidental. Фомин выразил озабоченность по поводу нарастания напряженности и предложил Скали обратиться к своим «высокопоставленным друзьям в Госдепартаменте» с предложением поиска дипломатического решения. Фомин передал неофициальное предложение советского руководства убрать ракеты с Кубы в обмен на отказ от вторжения на Кубу.
Американское руководство ответило на это предложение передав Фиделю Кастро через посольство Бразилии, что в случае вывода наступательных вооружений с Кубы, «вторжение будет маловероятно».

** Реальный прогноз.

+1

10

...обычная примитивная ракета, пропитанная радиоактивными веществами. Разрушения - да, куда ж без них. Радиация - безусловно. Но радиус поражения с современным оружием не сравнить. Англичанин скрестил руки на груди и с насмешкой произнёс: - Хах, обычная ракета, говоришь? Однако жахни хотя бы одной такой вот по Нью-Йорку или Лондону, и будет нам за всё хорошее. Вспомни Хиросиму и Нагасаки. Не хотел бы я, чтобы с моими городами случилось нечто подобное. Всё же не стоит пренебрегать "грязной" атомной бомбой. А вообще, тут вся соль в другом. Запусти их на Ближнем Востоке, они там же и рухнут, перелетев пару-тройку государств. Недовольно нахмурился. - Ах... Если бы знать, имеются ли у НИХ установки или самолёты, способные доставить ракеты прямо по адресу. Не думай, что я умаляю возможности НАТОвской авиации, но лучше рассмотреть все варианты, в том числе самые пессимистичные. Британец озадаченно потёр шею. - Чёрт, а если призадуматься, то шарахнуть по Европе куда ближе, чем пытаться добраться до Штатов. Благодари Бога, что ты так удачно отдалён от основных "горячих" точек. Под "НИМИ" понимал, прежде всего, нестабильные страны Большого Ближнего Востока и КНДР; рассуждал же именно о "грязном" ядерном оружии, неспособном преодолевать большие расстояния (разве что при помощи специальных грузовых самолётов или новейших пусковых установок, дающих возможность увеличить дальность полёта ракеты).

- А вот с Ближним Востоком я согласен на 100%: они уже подпортили нервы всей Западной цивилизации. В мыслях Артур откровенно съёрничал. Ну надо же, снизошёл согласиться со мной. Счастью нет предела. - Выстояла же! А СССР не выстоял. Артур хмыкнул и с серьёзным видом уточнил: - Ты не подумай, что я защищаю Брагинского, но всё-таки СССР, действительно, был сверхдержавой, единственной страной, способной составить тебе паритет. Так что подобное сравнение, на мой взгляд, не слишком уместно. КНДР - всего лишь государство-изгой, прибегающее к шантажу, когда требуются денежки от Запада.

- Я до сих пор не могу выкинуть Кубинский ракетный кризис из головы. Артур чуть повёл плечами и недовольно поморщил нос, вспомнив напряжённый 1962 год, когда весь мир устремил свои взгляды на Кубу и, затаив дыхание, выжидал, что предпримут США и СССР. Без всяких сомнений, тогда человечество стояло на пороге ядерной войны, которую всё же смогли предотвратить. Или, по крайней мере, оттянуть... - чувствую, что, не прояви КГБ инициативу тогда, валялся бы я на больничной койке по сей день. Британия спокойно заметил: - Ну, вообще-то, ты бы с Брагинским на пару валялся. Думается, что именно "ядерное сдерживание" его и отвратило от последнего шага. В конце концов, и Хрущёв не был законченным идиотом, чтобы не понимать этого. Юноша хмуро сдвинул брови и как бы невзначай тут же напомнил: - Только ты не забывай, что Кубинскому кризису предшествовало размещение в 1961 году в Турции твоих же ракет средней дальности, напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза, доставая до Москвы и основных промышленных центров. Надеюсь, ты понимал, что Брагинский так просто этого не оставил бы. Хм, погнался за стратегической выгодой и угодил в такую западню, что потом весь мир трясся. Знал же, что Россия не особо адекватен и ответит не менее изощрённым способом. Впрочем уже спустя несколько лет оба могли подстрелить друг друга со своей же территории, но ведь не сделали этого. Видимо, Кубинский урок пошёл им на пользу, как и всем нам, в принципе... Так нет же! Надо снова что-нибудь в подобном духе закатить! Чтоб уж точно довершить начатое! Тьфу!... Из-за собственных мыслей увёл взгляд в сторону и нервно поджал губы.

Во время беседы, Артур мельком глянул на часы. Эх, как обычно, отходим от основной цели моего визита, но что поделать. Сдержанно улыбнулся, поняв, что, по большому счёту, не то, чтобы не против, а даже рад такому раскладу. В непринуждённой и дружеской обстановке можно было обсудить все насущные проблемы без всяких там дипломатических препон. И подчас подобные разговоры оказывались куда более эффективными своих официальных собратьев. - Американец - человек, который делает что-либо, потому что так раньше не делали. На лице британца проступил скептицизм. Интересно, а он в курсе, что существование американской нации стоит под большииим вопросом? - Твои сейчас повторить невозможно: уж больно времена отличаются. Англия только развёл руками и улыбнулся. - Да, ты прав, конечно. В ответ могу только привести тебе один интересный пример. Мою историю ты вряд ли знаешь, зато своего главного врага, скорее всего, изучил досконально. Так вот, в первой половине 19 века Российская империя являлась "жандармом Европы", и аналогичная ситуация, только в духе своего времени, сложилась после Второй Мировой с установлением контроля над всей Восточной Европой. Владеешь информацией - владеешь миром... Ну да, с этим не поспоришь, особенно в наше время активной глобализации и повальной информатизации. История развивается по какой-то неизведанной спирали, и это было замечено уже давно. То, что когда-то произошло, вполне может повториться в будущем, разве что в иной формации и в соответствии с требованиями эпохи.

Вскоре беседа свернула к главной проблеме, которую желал бы обсудить британец, перед этим изрядно замученный настойчивыми предложениями различной выпивки и, в конце концов, чая, на что Англия согласился лишь за тем, дабы назойливый братец отвалил от него. - Не забывай о моей Войне за Независимость, Англия. Артур мгновенно остро среагировал, сдвинув брови и помрачнев. Уголки губ хмуро опустились, а взгляд стал непривычно тяжёлым. - Не забывай, с кем я воевал и за что. Но тогда был смысл, ну согласись. С силой сжал руку, мирно покоящуюся на подлокотнике. Да, конечно, с того времени прошло не одно столетие и много воды утекло, но всё же боль, досада, разочарование, гнев и глубочайшая обида настолько сильно засели в душе Англии, что он до сих пор не смог с ними распрощаться. Они потухли, померкли, потеряли в красках, но в любой момент могли заявить о себе, стоит лишь напомнить о той войне. О той страшной ране, которую нанёс Америка не столько делом, сколько брошенными в чувствах словами... Был ещё стыд. Стыд от собственного поступка, когда, не сдержавшись, он в отчаянии упал на колени и зарыдал. Прямо перед Америкой и войсками обеих стран... Англия испепеляющим и гневным взглядом посмотрел прямо в глаза брату, а голос соскочил на хрип: - Я же просил тебя... никогда... при мне... не упоминать о той войне. Ещё хоть слово, я встану - и уйду отсюда. Сколько бы столетий ни прошло, я прекрасно помню, что ты мне тогда сказал и как отказался от меня. Понятно? Ну, тут его просто понесло, однако Британия вовремя переключился на дела нынешние, вернувшись в нормальное расположение духа. Помолчав какое-то время, он вдруг воодушевлённо прищёлкнул пальцами, словно кое-что вспомнил или обнаружил. - Кстати, как я мог об этом забыть!... Что греха таить, с начала 17 века твои земли были моими колониальными владениями, но спустя 200 лет их население - те же англичане, ирландцы, шотландцы и прочие - уже стало отделять себя от собратьев в Старом Свете. Они называли себя американцами! Понимаешь, к чему я? Не только политические и экономические причины руководили Войной за независимость, но и национальные. Твои граждане ощущали себя отдельной от Британии нацией! Так что и тебе не чуждо это чувство. Вспомни-ка. Короче говоря, первыми заиграли эмоции, разбудившие старую обиду, а потом включилась голова, которая стала здраво соображать.

- А нельзя ли как-то поссорить Республику с северной частью острова? Англия отмахнулся только. - Пробовал. Бесполезно. Даже с моим-то опытом строить козни и заговоры. У них там такая сцепка, что просто...слов нет. Пожал плечами. - В конце концов, на время мировой войны у них мало того, что не будет шанса на тебя напасть, а и намного выгоднее остаться с ядерной державой, чем с эфемерной независимостью. На эту реплику Артур лишь многозначительно ухмыльнулся. - ...когда уж совсем станет жарко, высказать все напрямую. О войне. Ответил с иронией: - Разве что, когда совсем уж жарко станет. Скажи я им сейчас, и меня тут же всё мировое сообщество обвинит в паникёрстве. Знаем, как это делается, проходили. Англия театрально кивнул, после чего как-то обеспокоенно вздохнул. - Эх... Надеюсь, ты окажешься прав, но как бы мои любимые родственнички совсем не одурели с началом войны. Я ведь тогда полностью переключусь на внешнюю политику, а они, уловив момент, могут радостно закатить массовые мятежи и погромы с требованиями независимости. Чёрт их знает. Озадаченно пожал плечами.

Кёркленд сорвался. Наорал на брата, а после, тяжело дыша, завалился в кресло. Скрестив руки на груди, молчал, ожидая ответной реакции, но глядел смело и прямо. Америка сидел с опущенной головой. - Почему же не поймешь никак. Чем я отдам тебе долг? На какие средства выкуплю облигации? Артур цинично ухмыльнулся и коротко проговорил: - Лучше подумай, чем ты будешь отдавать долг другим странам, менее лояльным к тебе и могущим вытребовать деньги в любой момент, как только прижмёт их зад. Тот же Россия, у которого ты тоже не постеснялся набрать кредитов. Российская Федерация занимает 9-ое место в списке кредиторов Штатов. - Ты сам обвиняешь меня в том, что я слишком много взял кредитов.Но ведь это не повод брать еще один у тебя! Абсурд!... На какие деньги это собираешься делать ТЫ? Если понадобится, возьму у тебя в долг. На военные расходы. Англичанин подпёр голову рукой и внимательно смотрел на Альфреда. Молчал. Гнев, выплеснувшись, потихоньку угасал, уступая место размеренности. В дверь постучали. Мимо прошла девушка, стук каблучков которой разрывал повисшую тишину. Вскоре она ушла, а по кабинету разлился приятный аромат свежезаваренного чая.

Побарабанив несколько секунд пальцами по твёрдой обложке папки, Кёркленд наконец-таки нарушил неловкое молчание. - Согласен, абсурд, но куда больший абсурд тот факт, что всего лишь за год ты успел набрать долгов ещё на три триллиона. Несмотря ни на что. Это как порочный круг, из которого никак не удаётся выйти. Прости, конечно, но я уверен, что ты будешь повторять это вновь и вновь, пока тебе будут давать деньги. Продолжишь брать. Не у меня, так у кого-нибудь другого. И давать средства тебе станут лишь из-за боязни обвала собственной экономики вслед за твоей. Вздохнул и прикрыл глаза, продолжая беседу каким-то успокаивающе-спокойным тоном. - Я уже говорил, за меня можешь не беспокоиться. Выберусь... как-нибудь, с помощью неоколониализма, например, главное сам в яму не укатись, а то и меня за собой потащишь, в первую очередь. Британец поднял папку со своих колен и бросил её на стол. - Хах, на военные расходы... А ты уверен, что тогда у меня будут лишние деньги? Я вот не особо. Видимо, придётся всему Западному миру бежать за помощью к Китаю. А по поводу NORAID ты особо-то губы не раскатывай, это тебе не третьесортная организация с парочкой людишек. Указал взглядом на папку и с иронией произнёс: - Нда... Такое чувство складывается, будто у меня за пазухой пара лишних миллиардов валяется и я изо всех сил пытаюсь их тебе втиснуть, а ты отбрыкиваешься, как только можешь. В общем, моё дело - предложить, твоё - отказаться. Снимаю с себя всю ответственность, и если потом мне твои дипломаты только посмеют что-нибудь вякнуть по этому поводу, дескать, занимаемся не своими проблемами засчёт своего же бюджета, бессовестно сваливаю всё на тебя. Я тут кое-какие документы подготовил, можешь глянуть, если хочешь. Но это так, в качестве ознакомления, дабы освежить твою память касательно кредитов. Закончив, Артур подтянул к себе чай, взял кружку в руки, поднёс к лицу и вдохнул чарующий аромат. С улыбкой заметил: - Приятно удивил. Пахнет просто потрясающе. Однако пробовать почему-то не стал, вернув на журнальный столик. Как-то меня сегодня аж понесло на болтовню. Хотя, с другой стороны, я же не в молчанку сюда играть приехал. Пока есть время, надо успеть всё обсудить и порешить. Когда ещё в такой вот непринуждённой обстановке встретиться придётся!

+1

11

Альфреда раздражали насмешливые интонации брата. Помнится, малышу-Америке нравилось наблюдать за тем, как Керкленд доводит заклятых друзей до неконтролируемого гнева своими колкостями, ведь он был всесильном империей с множеством богатейших колоний. Время империй прошло, а привычка осталась: Артур по-прежнему язвил всем подряд, в том числе и младшему брату. Благо, хоть перестал объяснять каждую свою догадку на пальцах, разжевывать мысль, как в детстве. Хотя, сказать по правде, это у британца получалось куда хуже насмешек. Фред молча слушал, моргая, набираясь опыта в запудривании мозгов. Сыграло ведь на руку, ну надо же!
Теперь Керкленд подкалывал брата на каждом шагу, и это несказанно бесило. Хотя, с другой стороны, он бы не был привычным педантичным англичанином без своих дурацких шуточек. Янки оставалось только закрывать на это глаза. Или подыгрывать.
- Как же? - он картинно вскинул брови. - А я-то думал, упадет на землю и останется валяться. Хрен с ней, думал. Брошу посреди Нью-Йорка, пусть корни пустит.
Он поджал губы. Колкости явно доставляли ему меньше удовольствия, чем бровастому. Да и со стороны смотрелось не так эффектно, хоть и были причины закосить под типичного недалекого американца.
- А если честно, - Джонс устало выдохнул, - Я ведь о том и говорю. Дело не в бомбах. А в обезьянах, которые их делают. Ну вот подорвут они Вашингтон, Лондон, еще десяток городов, а дальше что? Как будто это решит их экономические проблемы. В обычной войне хоть смысл есть: не население, так территория.
Да, его понесло. Не по-человечески жестокого военного диктатора, коим его видела вся восточная Европа на пару с Азией. Альфред уже, даже стоя спиной к брату, чувствовал осуждающий взгляд на своем затылке. Хотя мог и ошибаться, кто знает?
- Не смотри так. Сам больно миролюбив, - процедил он наконец. - Вот шарахнут по вам, потом припомню операцию в Ираке. А, если уж совсем повезет, то и до меня доберутся. Если ядерное оружие осилили, то отчего бы не заиметь соответствующий транспорт? Так что Бога благодарить могу за весь двадцатый век. А тут уж придется отвечать за жадность.
На последнем слове он невольно усмехнулся от явной иронии: как будто Брагинский ограничился бы минимумом возможностей, предоставленных ему Второй мировой. Англия тоже заговорил о России, точнее, об СССР, что вызвало у янки морю эмоций: от насмешки до отвращения.
- Я не сравниваю, Англия, говорю же, Северная Корея меня просто веселит. Особенно тем, что выстояла. Почему бы им просто не пойти за мной? Чего они боятся? Ассимиляции? Глупости. Нельзя стать американцем, будучи русским. Да и европейцем тоже, по правде говоря. И это, пожалуй, хорошо: мне нравятся индивидуальности.
Америка пожал плечами. Демократия предоставила бы им столько возможностей, столько благ, столько выгоды! И безо всякой бойни. "Хватит припоминать мне послевоенное время, сколько ж можно? Эпоха изменилась, я тоже изменился. Зачем тогда этот балаган с оппозицией великим и ужасным Штатам?"
- В любом случае за избежание последствий Кубинского ракетного кризиса я им благодарен. А с турецкими ракетами...точнее, не с турецкими, конечно. Ну ты понял. Да, вспылил немного, но обязан был перестраховаться. А неадекватный Иван взял, да и ответил. Наверное, разрешилось все не только благодаря здравому смыслу, а и этой бессмысленной показухе коммунистов: мол, мы хорошие - все плохие. Есть над чем посмеяться.
Информацию о жандарме Восточной Европе он благополучно проигнорировал: ну а смысл это обсуждать? Сейчас в Европе заведуют ЕГО люди. Восточников тоже понемногу обрабатывают, куда ж без них? И к России не подобраться, и влияния на него никакого. А прибалты, поляк, сестры - все как нельзя кстати находились в поиске себя. Важно их поймать. Дальше мысль поползла глубже, глубже, еще глубже... В сторону Японии и Южной Кореи. В сторону Мексики и Океании. Везде было, кому доверять и на кого положиться. В противном случае Джонс бы не связывался с ними, разве что для показухи. От размышлений отвлекла только идея выпить вместе с братом. "Фред, ты дурак, - говорил он сам себе, - Этому британцу надо сразу чай предлагать".

Наблюдая за реакцией брата на Войну за независимость, Америка чувствовал, как пульсирует сонная артерия. Ему даже стало немного страшно наблюдать за Артуром в таком состоянии. Ну неужели можно до сих пор ненавидеть его за тот отчаянный шаг? Он имел право на амбиции, на имперские планы (кстати говоря, это малыш еще в детстве перенял у своего брата), на желание быть больше, чем он есть. Ему постоянно говорили: ты свободен. И он понял, что и вправду хочет освободиться от британского контроля. Наверное, Керкленд любил Америку намного сильнее, чем тот мог бы предположить, так как, имея возможность убить воспитанника, он не стал этого делать, не поднялась рука. Слишком много денег, времени и...возможно, чувств было вложено в колонию.
- Неужели ты до сих пор... - начал было Альфред, но тут осознал, что голос пропал. Произошедшее действительно повергло его в шок, он застыл, наблюдая за тем, как брат отчаянно пытается перевести гнев в прежнее русло разговора. И лишь когда собеседник замолчал, янки вздрогнул: оцепенение прошло, от него ждали ответа.
- Да, национальные. Ты говорил, что я... свободен, понимаешь? Ты говорил...
Ему хотелось просто-напросто продолжить и убедить, наконец, Англию, что война была неизбежна, вопросом времени. Да и века должны были сыграть свою роль и заставить Керкленда плюнуть на старые обиды: на данном этапе - плодотворное экономическое и политическое сотрудничество. Дружба, в конце концов. К чему все? Но спорить было бесполезно. Он, видимо, причинил Артуру слишком много боли. Было жаль подпорченной атмосферы и настроения. А еще было стыдно, где-то глубоко в душе, очень глубоко.

"Воспользоваться слабостью? Закатить массовые мятежи?"
- Черт, а ведь и правда могут... - Америка опустил голову и задумчиво, но как-то нелепо почесал подбородок. - И не один ты переключишься на внешнюю политику. Поставщики оружия уловят самый удачный момент для пересылки, мы физически не сможем остаться достаточно бдительными.
Он наконец поднял голову и взглянул на обеспокоенное лицо брата. У американцев нет подобных проблем... Живут в свое удовольствие, пользуются всеми благами современной цивилизации и не грезят эфемерными мечтами о независимости. Они свободны.
- Надо не позволить им найти себе союзников. Поставки оружия я перекрою, тебе помогу, если понадобится, без вариантов. Но ведь есть и другие сумасшедшие, которые поддержат ирландцев в их глупых начинаниях. Не могу сейчас привести достойный пример, но, уверен, они есть. Косово, возможно. Подумай, вспомнишь кого-то еще? И по поводу слухов о грядущей войне тоже подумай. Ведь не обязательно делать официальное заявление, чай не впервой общественность вокруг пальца обводишь. Пустить слушок в масс-медиа, подкрепить парочкой реальных фактов, а там уже сами додумают. Хотя не факт, что это их остановит... Нужно еще что-то.
Его взгляд упал на папку с заботливо подготовленными Керклендом документами. Нет, идей по прежнему не было. Хотелось открыть интеллектуальный фронт на этом поле, просто обвести повстанцев вокруг пальца, как он любил, но источники вдохновения, видимо, истощились. В открытую выступить против ИРА? Просто так взять и выступить? Без скрытой причины, как обычно? Уж лучше через шпионаж. А ведь на него тоже нужны расходы.
Переждав нервный срыв Англии, янки наконец смог спокойно объяснить реальные проблемы со своими долгами. Он, фактически, исповедался перед братом, так как никому ранее не показывал своей слабости.
- Ну, во-первых, деньги в любой момент они не потребуют, облигации рассчитаны на определенный срок. Да и не выгодно: моя экономика не встала на ноги, процент от кредита низковат. Другое дело - выиграть войну и отдать деньги кредиторам, многим ведь придется подниматься за мой счет. Ничего не напоминает? - парень усмехнулся при мысли о пятидесятых. Прекрасное время... - Мне дают деньги, потому что есть гарантии их возвращения. Давали, дают. И будут давать. А многим другим - нет. И вообще...что за неоколониализм, откуда ты его взял?
Последнее было, фактически, мыслью вслух, но все же требовало ответа. Он вздохнул, наблюдая за тем, как гость принюхивается к запаху чая. Соображать приходилось на ходу, поэтому Америка говорил непривычно для самого себя медленно.
- Так. Ладно. Убедил. Если тебе деньги некуда девать - выкупи пятилетние облигации на 20 миллиардов. Для борьбы с NORAID многовато, но ни тебе, ни мне нет смысла довериться меньшей сумме. В конце концов, не дай Бог, эти сепаратисты все-таки выпустят агрессию и придется их силой усмирять.
Джонс осторожно взял со стола чашку и сделал глоток, переводя дух. Чай оказался обжигающе горячим, но янки даже не заметил этого, глубоко уйдя в размышления. Стоит ли предавать их сделку огласке? С одной стороны, тогда ирландцы соберут всю свою боевую мощь и можно будет прибить их одним ударом. С другой - это вызовет ответную реакцию на Туманном Альбионе.
- Нет, не стоит, - закончил он мысль вслух, опуская чашку на столик. - Так, сейчас мне придется сделать то, чем негоже заниматься Соединенным Штатам.
Альфред пристально смотрел Керкленду в глаза и нервно облизывал немного обожженные кипятком губы, не решаясь сказать наконец о задуманном.
- Ты знаешь, что США всегда публикуют данные о всех своих финансовых операциях на международном рынке. Ну, фишка у нас такая, мол, нечего скрывать. Сейчас ситуация немного...другая. Мне нужно слегка прижать ФРС, чтобы не предавать огласке наше с тобой соглашение. И причина не только в твоих сепаратистах или дополнительной агрессии со стороны NORAID. Есть еще экономический аспект... Когда долг растет, деньги начинают печатать все быстрее и быстрее. На это тяжело влиять, рыночный механизм... Ранее нам всегда удавалось избежать проблем по избытку денег в обороте, потому что большинство средств уходило на обслуживание рынка финансовых услуг, эмиссия была оправдана. Теперь моей главной антикризисной отраслью стала энергетика: ну, знаешь, новые технологии, экономнее расходуешь - меньше платишь поставщикам нефти. Кроме того, экология и все дела. Финансовый рынок останется ключевым для Штатов, но избыточную эмиссию уже не оправдать. Я пойду на риск и не дам одной из структур Министерства Финансов прознать об увеличении долга. И ты не подведи.
Это было преступлением против себя. Одна внутренняя структура Соединенных Штатов предает другую? Невиданное ранее, тем более в сфере финансов. Альфред допил свой чай и откинулся на спинку. В конце концов, ситуация в мире накаляется, некогда думать о таких мелочах; Америка - не третьесортная страна, чтобы позволить внутренним проблемам и политическим кризисам разрушить свою экономику. Кстати, странно, что Англия до сих пор не спросил о том, чем же брат все-таки занимался в Старом Свете. Ему стоило рассказать, пусть поймет, что к чему:
- Кстати, ты так и не поинтересовался, что я забыл в Европе полмесяца назад. Не спросишь? - он рассеянно улыбнулся, глядя на дно опустевшей чашки.

+1

12

Кёркленд язвил. Часто и подчас довольно обидно. Желчная привычка закрепилась за ним с периода вольного плавания и не менее вольного грабежа. А вот его младший брат не умел так делать. Не научился или не хотел. Впрочем, зачем это сверхдержаве? Я сегодня в ударе. Совершенно случайно Артур вдруг обнаружил, что его речь стала буквально пестреть иронией и подколками. Хмыкнул, подсознательно понимая, что всё из-за нервов. Тема Третьей Мировой, отчётливо вырисовывающейся на горизонте Истории, противно щекотала нервы и вынуждала волноваться. Пока что она ещё пребывала лишь в теории, но сами мысли о её возможности заставляли содрогнуться консерватора Англию. Слишком свежи были воспоминания о последствиях 1939-1945 годов. Если для Штатов та война стала, по сути своей, лестницей к трону мирового господства, то Великобритания, тогда ещё колониальная Британская империя, скатилась в такую глубокую яму, из которой даже помощь Америки позволила выбраться лишь спустя несколько десятилетий.

1945 год. Конец Второй Мировой войны. Америка останавливает программу ленд-лиза и прекращает поставки в Великобританию. Подписан Англо-американский кредит, Британские имперские тарифные льготы аннулированы. Набирает силу антиколониальное движение. Британская империя неуклонно движется к своему закату, а США становятся мировой сверхдержавой. До конца 70-х годов (!) - спад в экономике Соединённого Королевства. 1979 год - премьер-министром становится "железная леди" Маргарет Тэтчер. Намечается улучшение экономического положения.

В несколько секунд промчалось в голове Артура. Для кого-то пустые и ничего не значащие слова.  А вот для него - нет. Они значили очень многое. Британец неуверенно сглотнул слюну и нервозно потрепал галстук, будто пытаясь его ослабить, чтобы побольше набрать воздуха в лёгкие. Воображение давно уже нарисовало самые пессимистичные варианты протекания Третьей Мировой войны и того потенциального положения, в котором может оказаться Великобритания. Отвратная картинка...

- Почему бы им просто не пойти за мной? Чего они боятся? Ассимиляции? Глупости. Англия усмехнулся и только пожал плечами: - Боятся стать очередной штатовской марионеткой? Может же такое быть. В конце концов, им уже давным-давно пора бы понять, что коммунизм - это путь в никуда. Наглядный пример был прямо перед глазами чуть больше 20 лет назад... На Китай что ли посмотрели бы. Чем не пример правильного подхода? И коммунист, и с Западом активно сотрудничает. На этом месте юноша досадливо прищёлкнул языком. - Какие же упёртые и слепые, эти северные корейцы, не видят единственного верного пути. Впрочем, с другой стороны, их можно понять: демократия никогда не была вхожа в традиционный уклад азиатов.

- Да, вспылил немного, но обязан был перестраховаться. А неадекватный Иван взял, да и ответил. Артур свёл брови домиком и увёл взгляд чуть в сторону. Если быть честным, на его месте я поступил бы аналогичным образом. А чего Америка ожидал? - Наверное, разрешилось все не только благодаря здравому смыслу, а и этой бессмысленной показухе коммунистов: мол, мы хорошие - все плохие. Кёркленд саркастично усмехнулся, кивая: - Да уж, хороший здравомыслящий Советский Союз и злые кровожадные Соединённые Штаты, которым не дали развернуть очередную глобальную бойню. Вот так современные мифы и создаются.

Америка поднял тему Войны за Независимость, видимо, не ожидая столь бурной реакции со стороны брата. Действительно, пора бы уже давно забыть старые обиды, когда в настоящий момент их связывало плодотворное сотрудничество как в экономике, так и в политике. Но Англия не мог этого сделать. Хотя обращаясь к прошлому, теперь он чётко видел все предпосылки, что делали ту войну обычной исторической необходимостью. Обидно, да, но на карте мира должно было появиться новое, молодое и свободное государство. Кёркленд сейчас прекрасно понимал... но обида  от этого меньше не становилась. Слово - что камень: коли метнет его рука, то уж потом назад не воротишь. Так и случилось. Где-то в глубине сознания в англичанине до сих пор звучали обидные слова Альфреда: "Я больше не ребёнок! И не твой младший брат!" От досады британец заскрежетал зубами. Кстати говоря, с того времени на людях он никогда более не называл Америку своим младшим братом, демонстративно отказываясь от родства с ним и тем самым обманывая самого же себя. Эти проклятые, абсолютно не нужные странам человеческие чувства, из-за которых приходится страдать и совершать самые глупые ошибки. Убей я его тогда - и Северная Америка осталась бы в составе Британской империи. Но чёрта с два я смог бы поднять на него руку. Никогда. Только не на Альфреда. Подчас Артур ненавидел свою человеческую сущность, которая так некстати для страны обладала всеми чувствами и эмоциями, нередко мешавшими рациональной политике. - Да, национальные. Ты говорил, что я... свободен, понимаешь? Ты говорил... Британец резко свёл руки в запрещающем кресте и не менее резко выпалил: - Так, всё, не начинай. Тема закрыта. Не хочу говорить об этом. Англии не хотелось и дальше будоражить столь болезненные для него воспоминания. Да и бессмысленно, в общем-то, как бы Америка ни старался, Артур продолжит упёрто стоять на своём.

- Надо не позволить им найти себе союзников. Поставки оружия я перекрою, тебе помогу, если понадобится, без вариантов. Но ведь есть и другие сумасшедшие, которые поддержат ирландцев в их глупых начинаниях. Подумай, вспомнишь кого-то еще? Американец продолжал вещать и, слушая его, англичанин одновременно вспоминал всех известных европейских сепаратистов среди регионов тех или иных стран. Подперев голову рукой, Артур с непринуждённым видом наконец-таки высказался: - Аландские (Финляндия) и Фарерские (Дания) острова, Фландрия, Валлония (Бельгия), Юра (Швейцария), Приднестровье (Молдавия), Корсика (Франция), Падания (Италия), Страна Басков, Каталония, Андалусия, Галисия (Испания), Кавказ, подобные течения есть и в Баварии. В последнее время активизировался пруссак. Сам видишь, в Европе весело. Британец откинулся на мягкую спинку кресла и задумчиво почесал кончик носа. - Да, скорее всего, буду действовать через СМИ. На этом месте усмехнулся и с иронией добавил: - Но кое-кто так успешно распиарил конец света в 2012 году, что люди и страны больше ждут какого-нибудь метеорита в декабре, чем начала Третьей Мировой войны. В общем, посмотрю, что можно сделать и как кинуть британской общественности лакомую приманку, которую она с удовольствием проглотит.

- Ну, во-первых, деньги в любой момент они не потребуют, облигации рассчитаны на определенный срок. В мыслях: Но я ведь не знаю, когда и с кем у тебя заканчивается срок действия облигаций. Не интересовался. - Другое дело - выиграть войну и отдать деньги кредиторам, многим ведь придется подниматься за мой счет. Ничего не напоминает? Артур хмуро отозвался - для него то было явно не периодом расцвета и благоденствия: - Напоминает. 50-е годы прошлого века. - И вообще...что за неоколониализм, откуда ты его взял? Кёркленд удивлённо уставился на брата. - Шутить вздумал? Только не говори, что ты, правда, не знаешь... Сам же страдаешь этим по отношению к Латинской Америке. Юноша недоуменно ухмыльнулся, приступив к прочтению коротенькой лекции. - Неоколониализм - это вмешательство развитых стран в дела развивающихся. Сюда же относится и формирование криптоколоний*. Включает в себя настоящий действительный колониализм, когда государства продолжают управлять иностранными территориями и их населением в нарушение резолюций ООН, естественно, в "тёмную", а так же вмешательство современных капиталистических предприятий в дела бывших колоний, использование их ресурсов, нередко, можно сказать, на халяву. Например, многие страны Западной Африки являются французскими неоколониями, тот же Кот-д'Ивуар, а Восточной - моими в силу объективных исторических причин. Юноша развёл руками. - Это выгодно для бывших колониальных держав. Аутсорсинг, политическое влияние в регионе, природные ресурсы по низким ценам, в конце концов. Одни плюсы, за исключением сильной волны миграции, но это уже отдельная больная тема для всей Европы.

- Если тебе деньги некуда девать... Англичанин громко фыркнул. На языке тут же завертелась какая-то колкость в ответ, но Артур предпочёл оставить её лучше при себе. Как же, некуда мне девать! Экономика до сих пор хромает на одну ногу. А ведь всё из-за тебя, придурок! Среди всех развитых стран по кому последний кризис ударил больнее всего? Правильно, по мне! Глобальный кредитный кризис 2008 года сильнее всего отразился на Великобритании среди всех остальных развитых экономик, поставив под угрозу существование финансового сектора страны вообще. Правительство национализировало несколько ведущих британских банков, и уже сейчас проблемой для Королевства становится постоянно растущая сумма государственного долга.

- Так, сейчас мне придется сделать то, чем негоже заниматься Соединенным Штатам. Англия несколько озадаченно встретился взглядом с янки. Тот начал кропотливо обрисовывать ситуацию. Размеренно и ясно, как и подобает блестящему политику и экономисту. - Я пойду на риск и не дам одной из структур Министерства Финансов прознать об увеличении долга. И ты не подведи. Артур сдержанно улыбнулся и кивнул. - Обещаю. Если всё пойдёт по замыслу, то все его кредиты Штатам ещё обещают обернуться плюсом для экономики Соединённого Королевства. Американцы разработают новые энергосберегающие технологии, британцы приобретут их и сэкономят немало средств на покупке энергоресурсов. Выгода на лицо! Хотя сейчас на английской физиономии крупным жирным шрифтом было написано сильнейшее удивление: услышанное как-то не особо вписывалось в привычный образ Америки. Он хочет пойти на обман? Страна станет обманывать собственное Министерство финансов? АМЕРИКА станет обманывать СОБСТВЕННОЕ Министерство финансов? Не слыхано! Англия как будто замер и притих. Он бесшумно взял в руки чашку с чаем и сделал несколько глотков, при этом явно вылетая из реальности, полностью углубившись в собственные догадки и переживания. Альфред умел поражать собеседника, без сомнений, и Кёркленд продолжал находиться под впечатлением. Но, тем не менее, в решении Штатов прослеживалась логика. Не жёсткая, заштудированная в теории, а живая и гибкая, отвечающая веяниям конкретного времени, требующего нестандартных подходов и смелых предприятий.

По всей видимости, Кёркленд очень конкретно выпал из действительности. - Кстати, ты так и не поинтересовался, что я забыл в Европе полмесяца назад. Не спросишь? Юноша вздрогнул. Рука дёрнулась, и он и чуть было не пролил на себя горячий чай. Однако слова Америки вернули британца на бренную Землю. Он рассеянно произнёс, возвращая чашку на журнальный столик: - А, да, точно... Постепенно полностью вернулся в своё обычное расположение духа, и, откинувшись на спинку кресла, в привычной манере произнёс: - Ха, к "шестёркам" мотался, это очевидно... Ну, ладно, считай, что спрашиваю. Британец заинтересованно взглянул на брата, ожидая от него какого-нибудь повествования по теме.

____________________________________________________________
*Криптоколония (крипто – гр. kryptos тайный, скрытый) – это государство де-факто являющееся колонией, но граждане данного государства о том, что они проживают в колонии, не имеют ни малейшего представления.

Отредактировано England (2011-11-13 14:50:31)

+1

13

Кажется, тема ядерного оружия исчерпала себя. Говорить было не о чем, каждый прекрасно понимал и схему, и последствия грядущей бойни. И, если и был способ предотвратить жутчайший сценарий, то ни в Старом Свете, ни в Новом о нем пока не слышали. НАТО из кожи вон лезло, дабы получить контроль над Ближним Востоком, хотя бы частично (все же лучше, чем ничего), получая в ответ лишь изрядную критику. Мало ли агрессии со стороны Аль-Каиды, теперь еще опасаться официального правительства мусульманских стран? На благоразумие Индии и Китая были причины понадеяться. Вероятно, и КНДР не станет делать резкие движения без одобрения Китая. А россияне и вовсе задумаются десять раз перед тем, как нажать на красную кнопку. Скорее всего, угрозу представляет в первую очередь Ближний Восток, остальные - только в качестве ответной реакции на их действия. Хотя мало ли разрушений принесла бы война, даже не будь ядерного оружия? Джонс прикрыл глаза: зачем?
- Марионеткой, говоришь? И в чем же проявляется этот мой грех? Мы инвестирует финансовый и интеллектуальный капитал, выдаем кредиты. Да, еще не известно, кому это больше на руку, но ведь никто подобного и не отрицает. О Плане Маршалла помнишь? Ох и заработал я тогда... Тем не менее, где была бы Европа без американских денег? Теперь они взъелись на МВФ. Мол, краткосрочные кредиты только стимулируют правительства стран брать в долг еще больше, а глубинных проблем не решают. О рекомендациях Фонда я вообще промолчу: вынуждают импортировать товары вместо того, чтобы развивать собственную промышленность? Ну а что еще можно предложить, кроме поднятия налогов, приватизации и тому подобное? Все же кислотой плюются: кредиты МВФ только снимают симптомы. Ну так делайте что-то сами, делайте! Никто же не заставляет вас обращаться за помощью!
Накипело. Просто накипело. Альфред выговорился быстро, раздраженно и наконец перевел дыхание. Интеллектуалов масса, а деятельных лидеров - на пальцах пересчитать можно. Практика показывает, что риск оправдан, каким бы он ни был. Если существующий уклад не работает - вперед, меняй курс. Первое время трудно всем, зато потом... Кстати говоря, это касалось и темы традиционного уклада азиатов, которую затронул Керкленд.
- Ладно Китай, тут еще можно поспорить, ибо Яо хитер и дальновиден. Но под носом есть Япония, Южная Корея и Сингапур. Три азиатских чуда, передовые экономики мира, высочайший уровень развития инфраструктурных и социальных выгод. Как-то ведь справляются с традиционным укладом.
Америка развел руками: очевидно, даже доказывать ничего не надо. Возможно, КНДР просто оглядывается на многочисленные прогнозы о расцвете Китая в ближайшие десятилетия. Конечно, схема не сработает на демократической основе. Но ведь и Штаты не промах, не поддадутся до последнего. И нужна им эта борьба?
Комментарий в сторону "злых кровожадных Соединенных Штатов" порадовал и заставил улыбаться.
- Они и сейчас только этим и живут, я уж молчу о советской идеологии. Страна выживает за счет патриотизма, - медленно произнес он, будто размышляя вслух. Но тут опомнился:
- Ты не пойми меня неправильно. Патриотизм - это прекрасно и, собственно, без него существование страны невозможно. Но вот, к примеру, американцам есть резон идти за Родину до конца, потому что она много для них сделала. Здесь можно жить на пособие по безработице, я уже молчу о минимальных зарплатах. Половина населения не платит практически никаких налогов. Обязательная страховка. Как не любить государство?
Янки смаковал каждое слово, рассуждая о том, как прекрасно жить в США, как комфортно и легко его соотечественникам. И как они беззаботны вот такими эмоционально тяжелыми для самого Джонса днями. Он вздохнул, мысленно жалея себя:
- А русские ударились в свою самобытность: мол, мы особенные, не нужно нам на Запад. Никак не поймут, что одно другому не мешает. Столько примеров под носом! Ай...
Махнув рукой, Америка отвернулся. Заканчивать повествование ему не хотелось, так как далее рассуждения переходили в немного иное русло: если народ любит свою страну за просто так, а не за предоставленные ему условия, это говорит о чем-то неуловимом для самого янки, но давящем со всех сторон при одной только мысли о России. Люди такие? Или все-таки Иван нашел способ ими управлять? В эту тему не стоило углубляться. Одно из немногих табу Америки, которое не стоило -да и не хотелось - нарушать сейчас. Он и так пожалел, что начал тему Войны за Независимость. Ну просто, к слову. А теперь, видите ли, старший брат оскорбился. Отрывать от себя многочисленные колонии сейчас явно было бы больнее, чем тогда, а ведь мир неуклонно двигался в сторону демократии, свободы, борьбы за независимость, открытия границ и тому подобного. Что бы чувствовал Керкленд, начни Альфред процесс в 20 веке? А ведь он мог, не пожалел бы времени и сил, даже зная, как тяжело брату приходится после войны. Мог бы воспользоваться слабостью метрополии и нанести удар. В общем, по легкомысленному мнению Америки, это было слишком очевидно, а для Артура - слишком глупо беречь в душе старые обиды. Тем не менее, раз не хочет говорить - ну да ладно, пусть. В конце концов, не за этим англичанин перелетел через Атлантику.

Выслушивая длинный список, янки пытался выбрать из него действительно опасных типов и возможных союзников британских сепаратистов. По большому счету, от этой мелочи вроде островов и административных округов толку было немного, что не могло не радовать. Погрязшая в долгах и дефиците Европа не была готова к вооруженным противостояниям как со стороны самих государств, так и их сепаратистов. Другое дело - иностранное финансирование от тех, кому это выгодно. Ближний Восток? Вполне. И если глупая мелкота до сих пор не осознала, что самой ей не справиться, то это ее проблемы. Неужели Ирландия надеется, что его каналы из Соединенных Штатов не перекроют по первому же требованию? И кто останется у него и компании из надежных поставщиков и союзников? Фареры, Корсика и Приднестровье? Другое дело - если это вызовет цепную реакцию, что вполне вероятно. Или... Слова Англии об активности Пруссии заставили Джонса поморщиться: он ведь прав. В европейские беспорядки, видимо, не углублялся, но в общих чертах картину себе представить мог. Это, к слову,  облегчит разговор с ним о вступлении Израиля в НАТО и о польской проблеме. Но сейчас речь шла о другом. Альфред нахмурился: вывод напрашивался сам собой и озвучивать его было неприятно:
- Ты сказал о пруссе, и я вспомнил... Вспомнил кое-что важное. Дело даже не в сепаратистах, хотя, если настроение перекинется на весь материк, это будет жутко. Главная проблема в том, что их союзником может стать сильное суверенное государство, не думал? Ирландия - это само собой. Но что если они... договорятся с Брагинским?
На последних словах он немного замедлился, пытаясь попутно найти в голове опровержение своей же идеи. Не удалось. Это казалось вполне логичным, учитывая возможный союз Германии с Россией, о котором британец, судя по всему, не знал. О том, что брат все-таки счел идею с приманкой для СМИ подходящей, Альфред и думать забыл. Не хватало еще, чтобы главные враги вздумали объединяться. Парень сжал кулаки от злости: снова эти ненужные бунты. С такими успехами конец света обещает быть ядерным...

Тяжело вздохнув, янки поднял глаза на брата. Каждый вопрос вызывал у того желание прочесть длинную грамотную лекцию, что не очень-то радовало. Американец никогда не был хорошим слушателем, ему больше импонировала оживленная дискуссия. Он привык молча выслушивать отчеты, доклады, рапорты, но к поучительному тону Керкленда с детства, видимо, появился иммунитет: эта лекция раздражала ничуть не меньше пресловутых колкостей.
- Колонии, говоришь? - наконец устало произнес Альфред, поднимая глаза на брата. - Я предпочитаю термин "Свободные, независимые, демократические государства".
"И все, кто удостоен чести называться так, по сути, являются моими колониями", - про себя дополнил он, и уголки губ едва заметно дрогнули. Нет, конечно, неоколониями нельзя было назвать Францию, Германию или Италию, так как, возобновляя независимость экономическую, во второй половине 20-го века европейские гиганты заработали себе право на политическую автономию. И создали Европейский Союз. Персонально для Джонса создание Союза имело как положительные, так и отрицательные последствия. Все-таки, будучи едины в экономическом пространстве, жители Западной Европы превращались в живой организм и даже личность на мировой арене. К сожалению, на страну с такой территорией (а ведь ЕС почти что превратился в суверенное государство) повлиять было намного труднее. Повезло, что цели у Евросоюза и Америки на тот момент совпадали, проблема, как обычно, была в методах. Хотя нельзя забывать, что создание ЕС как нельзя лучше помогло в достижении этих самых целей. Мощная организация манила к себе некогда зацикленные на социализме страны. И даже сейчас в отношении бывших советских республик стратегия продолжала действовать. Как бы там ни было, пытаясь отдалиться от Соединенных Штатов, европейцы во многом помогли им.
- Можете с французом и дальше пользоваться африканскими ресурсами, я предпочту Китай, Индию, Бразилию и Мексику, - Америка подмигнул собеседнику с ироничной улыбкой. - Исключительно из обоюдного согласия сторон. Мир становится биполярным, как ни крути, только на месте СССР теперь Китай. Демократия и коммунизм, все по-старому сценарию. С разницей, разве что, в том, что стороны в кои-то веки взаимодействуют друг с другом, хоть и должны быть нацелены на уничтожение.
И в довершение хорошо было бы припомнить недавние тайные переговоры с Яо, но на то они и тайные, чтобы даже Керкленд ни о чем не догадался. Все равно ведь решительных действий против Китая он не предпримет, так зачем же портить сюрприз? Ребячество, да. Зато какое...
Наблюдая за реакцией Англии на рассказ о механизмах ФРС и антикризисных инвестиций, янки прокручивал в голове названия банков-представителей в системе Федерального Резерва. Все они были обыкновенными держателями акций и права имели равные. Можно, конечно, было бы пройти у Министерства Финансов под носом и заставить одного из них стать кредитором Англии, но лучше... Джонса вдруг осенило: "Просто замаскируем все это под внутренний кредит, и дело с концом. Пусть один из коммерческих банков, достаточно надежных, но и автономных от ФРС, закупит партию английских облигаций под видом отечественных. И операция записана, и деньги вроде как в стране остались. Фред, ты молодец".

Наконец-таки удалось вернуться к тому, что Америка любил больше всего: к самопохвале. Все же, когда брат узнает, на какой отчаянный шаг пошел его главный союзник, он должен будет восхищаться и буквально носить того на руках...
- Ты мне будто одолжение делаешь, мерзавец, - с усмешкой произнес Альфред и покачал головой. - Ну да ладно, что с тебя, консерватора, взять?
Парень откинулся на спинку и продолжил, глядя в потолок:
- В общем, для начала скажи, что ты сам знаешь. К примеру о польской проблеме. Или о неуемных Балканах. Или о вспышке холеры в Греции. Наверняка ведь читал.
"Либо читал, либо окончательно крыша поехала", - мысленно закончил янки. Причина, по которой он предоставил брату право начать, заключалась в том, чтобы узнать, как действия Джонса воспринимаются в Старом Свете. Что пишут, о чем говорят, спорят, сплетничают европейцы? Кроме того, не начни он рассказал таким образом, это выглядело бы занудной лекцией в стиле самого Артура, а до этого янки опускаться не хотелось.

+1

14

- Марионеткой, говоришь? И в чем же проявляется этот мой грех? Мы инвестирует финансовый и интеллектуальный капитал, выдаем кредиты. Британец решил в этот раз благоразумно промолчать: зачем пытаться что-то вдолбить столь убеждённому в исключительной правоте всех своих действий человеку? Раз быть американской марионеткой хорошо, значит, пусть так и будет. Это аналогично тому, если кто-то вдруг вздумает переубеждать Артура, скажем, в его приверженности к монархии. Бесполезно ведь. Хотя в том, чтобы Штаты подмяли под себя и под свой строй большинство стран, британец не видел ничего плохого, пожалуй, только одни плюсы, лишь бы его самого подобная участь не коснулась. - О Плане Маршалла помнишь? Ох и заработал я тогда... Тем не менее, где была бы Европа без американских денег? Кёркленд поджал губы и чуть нахмурился: конечно, Британия - не Европа, но последнюю фразу англичанин отнёс и к себе любимому. "Да ты вылез на поставках в воюющую Европу, придурок! Задрал уже бахвалиться. Несомненно, я ему чёрте как благодарен за огромную финансовую помощь в восстановлении моей страны, но всё же... раздражает." Впрочем, в таких мыслях отразились чисто человеческие переживания: ему казалось, будто США постоянно насмехается, в том числе, и над ним. О финансовой же помощи, оказанной Штатами Британии, Кёркленд помнил прекрасно. (Если уж британская экономика находилась в упадке до 80-х годов при условии этой помощи, то о чём можно говорить, если бы её не было?!) - Ну так делайте что-то сами, делайте! Никто же не заставляет вас обращаться за помощью! Англия бросил внимательный и, можно сказать, сочувствующий взгляд на Штаты. Тот говорил раздражённо. Видно было - просто накипело. Артур тихо произнёс: - Сам видишь, современные политики боятся принимать смелые решения, даже если они необходимы для благополучия и процветания собственного государства. К сожалению, эта фраза подходила и под описание британского правительства, отчего она и прозвучала с горечью и даже стыдом.

- Но под носом есть Япония, Южная Корея и Сингапур. Три азиатских чуда, передовые экономики мира, высочайший уровень развития инфраструктурных и социальных выгод. Как-то ведь справляются с традиционным укладом. Кёркленд невзначай напомнил: - Вспомни их историю 20-го века. Сразу все вопросы отпадут. У этих стран весьма сильная ориентация именно на западные ценности. Ну, по крайней мере, их спокойное восприятие.

Экспромтом поднялась тема патриотизма. - А русские ударились в свою самобытность: мол, мы особенные, не нужно нам на Запад. Никак не поймут, что одно другому не мешает. Столько примеров под носом! Ай... Англия только пожал плечами. - Типичная "разорванная" цивилизация. Ни Европа, ни Азия, отсюда - твёрдая вера в свою исключительную миссию. Стоит вспомнить лишь наивную веру в различного рода предсказания о трёх игах или духовном центре мира. Загадочная русская душа, как говорится. Однако ж проговорил с тонкой насмешкой: не любил он Россию. Никогда не понимал этих северных варваров, которые аж мылись в Средние века!

- Главная проблема в том, что их союзником может стать сильное суверенное государство, не думал? Ирландия - это само собой. Но что если они... договорятся с Брагинским? Кёркленд тут же выпалил, отрицательно мотнув головой: - Исключено. Брагинский никогда не пойдёт на подобное. Слишком велик риск прецедента. Не забывай, что его самого трясут вечные выходки националистов. Один Кавказ чего стоит. Россия уже чуть не развалилась по частям в 90-е годы. Сейчас весьма велико недовольство регионов, в особенности Сибири и Дальнего Востока, политикой центра. Так что вполне возможен сценарий отделения этих территорий от Брагинского. Конечно, процент невелик, но он есть. На лице британца проступило лукавство. - А ты сам прекрасно понимаешь, что это значит: уход России с политической арены. Без Сибири и Дальнего Востока он ничто. Поэтому если Брагинский поддержит сепаратистов в Европе и об этом станет известно общественности, то может возникнуть цепная реакция внутри самого государства. Думаешь, он не осознаёт столь очевидных вещей?

Взгляд американца говорил о многом. Артур мгновенно состроил безразличную физиономию, дескать, не нравится - не слушай, тебя не заставляют. "И вовсе я не зануда!" - тут же пронеслось в голове англичанина. Он негромко хмыкнул и скрестил руки на груди, подсознательно закрываясь этим жестом от всех внешних контактов. - Я предпочитаю термин "Свободные, независимые, демократические государства". Кёркленд спаясничал, ироничным тоном передразнив брата: - Очень свободные и очень независимые, а, главное, такие демократические.

- Можете с французом и дальше пользоваться африканскими ресурсами, я предпочту Китай, Индию, Бразилию и Мексику. Англия раздражённо фыркнул: насмешка в его адрес не прошла даром. Другому он бы обязательно как-нибудь нахамил или ядовито парировал такое высказывание, но для брата сделал исключение: как бы там ни было, Штаты вряд ли предадут его. По крайней мере, в ближайшее время точно. Но всё же тихо пробормотал куда-то в сторону: - Смотри пополам не сложись. "Мексика? Он сказал Мексика? Да это ж и так штатовский придаток! А вот БРИКС... Ммм, хорошо, конечно. А лучше всего, если бы Америка сумел заставить их плясать под свою дудку. Но не станут ли они ему главной оппозицией в будущей войне? Есть ли резон? Лишь бы не увлёкся." - Мир становится биполярным, как ни крути, только на месте СССР теперь Китай. Демократия и коммунизм, все по-старому сценарию. Губы англичанина растянулись в лёгкой улыбочке. - А тебе, видимо, очень понравился период личной гегемонии в мире с 1991 по 2001 год. Опять биполярная система?... Плохие у меня о ней воспоминания, но, очевидно: страны БРИКС, во главе с КНР, вполне претендуют на то, чтобы стать главным соперником Соединённых Штатов. А тема колониализма так и долбилась в мыслях англичанина. "Между прочим, неоколониализм - нормальное явление для бывших колониальных империй, идиотина!... И зря он... Хотя.... Мне же лучше. Да и... Американские компании и ТНК давно уже в Африку проникли и умудрились занять там весьма сильные позиции. Точно затычка в каждой бочке."

- Ну да ладно, что с тебя, консерватора, взять? Артур разворчался, хоть и с откровенным сарказмом: - Да, где уж мне сравниться с таким-то новатором! Ни традиций, ни преемственности, хоть каждый год что-то выдумывай. Прозвучало несколько нагло, ну, да ладно. - В общем, для начала скажи, что ты сам знаешь. К примеру о польской проблеме. Или о неуемных Балканах. Или о вспышке холеры в Греции. Наверняка ведь читал. Срочно требовалась пауза. Хоть какая-нибудь, поэтому англичанин тут же по новой взялся за чашку чая, одновременно лихорадочно поднимая в памяти всё то, что слышал, видел, читал по данным вопросам. - Зачем? Не сомневаюсь, что в первый же день IC* предоставило тебе детализированную выкладку всех событий в Европе: будь то митинг немецкой диаспоры в Польше или вспышка холеры в Греции. Сделал глоток чая. "Как и мне, собственно. Intelligence Service функционирует превосходно." - Но, если ты так хочешь, скажу следующее: в Европе появились слухи о возможности воссоздания Пруссии. Конечно, это только слухи, но им есть весьма веские обоснования. Поляк вряд ли уступит часть своих земель, я уже не говорю о Брагинском с его Калиниградом. Отдать единственный анклав в Европе, с которого без проблем можно создать паритет всем объектам ЕвроПРО, установив какой-нибудь "Искандер" на западной границе? Если он это сделает, считай, Россия окончательно и бесповоротно проиграл дипломатическую войну. "Что бы ему там ни посулил немец: экономическую, военную или ещё какую поддержку. Посмотрим, как он поступит." Вообще-то, Артур знал о встрече Брагинского с Людвигом - плоды деятельности Интеллидженс Сервис, - но предпочёл делать вид полного неведения, что у него прекрасно получалось. А вот детали тайных переговоров так и остались покрыты неизвестностью. Английский резидент и так сумел организовать изощрённую шпионскую сеть, но всё-таки и у тех в арсенале были прекрасные службы контрразведки. Кёркленд поставил чашку на место и вновь скрестил руки на груди. - Европейский Союз трещит по швам. Вполне возможно, что из него в скором времени выйдет ФРГ, ну, а Соединённое Королевство тем более не станет ждать. По сути дел, дал косвенный, но абсолютно однозначный, намёк на свои ближайшие действия в отношении ЕС: так, на всякий случай, пусть Альфред будет знать.

____________________________________________________________
* Разведывательное сообщество Соединённых Штатов (англ. United States Intelligence Community, IC) - собирательный термин для обозначения 16-и отдельных правительственных учреждений США, перед которыми стоит задача ведения разведывательной деятельности. Сообщество - союз органов исполнительной власти, которые работают самостоятельно, но вместе проводят разведывательные действия, необходимые для осуществления международных связей и защиты национальной безопасности США.

+1

15

Альфред перевел дух и взглянул на собеседника: тот спокойно выслушал пылкий монолог, возможно, даже не вникая в детали. Или же был согласен со всем, что говорит янки. Да и к чему сейчас спор? Все равно союзники. Цели одни, средства, по большому счету, тоже. Небольшая доля соперничества и привычка смотреть друг на друга свысока: каждый считал другого своим паразитом в той или иной мере. Каждый мог бы сказать «Да если бы не я…» и был бы бесспорно прав.
Керкленд произнес фразу, от которой американец мгновенно сник.
- Сам видишь, современные политики боятся принимать смелые решения.
- Может, время такое? – тихо и без особой надежды на достоверность своих слов произнес парень. – Ну, знаешь, мирное. Относительно первой половины прошлого века. Вооруженные конфликты теперь главным образом локальные, у великих держав нет необходимости держать у власти сильную личность. Сильные предпочли уйти в подполье, на сцене – куклы. Государством правят не лидеры, а команды. И, дай Бог, у этих команд толковые командиры…
«А вообще мне кажется, что мы начали слишком сильно надеяться друг на друга.» Джонс смотрел на брата и думал об англо-американской модели общества. Каждый за себя, так что же держит этих двоих вместе? Взаимная выгода? Будь Альфред политическим лидером, ответ был бы очевиден. Но он был Соединенными Штатами Америки, и судьбу каждого соотечественника, так или иначе, переживал в себе. Все-таки в толпе американцев британец оказался бы чужаком, а в огромной, многонациональной толпе - родственником. Далеким англоязычным родственником с небольшого европейского острова.
Губы Джонса дрогнули: эти самые родственные чувства он ощущал порою, поэтому считал, что имеет полное право обижаться на отсутствие солидарности Англии, к примеру, в Палестинском вопросе. Но об этом позже.

В ответ на саркастичное «предложение» вспомнить историю 20-го века янки усмехнулся и покачал головой:
- Ну-ну, Англия, давай-ка ты лучше вспомни, как говорил мне о моих традициях. Пара веков – не показатель. Страна без истории. Так? А ведь мы начали говорить о традиционном укладе, о менталитете, если хочешь. Те же самые азиаты. Просто власть для них представляет слишком большой авторитет, чтобы мыслить отлично от нее. Корейцам и японцам повезло: к власти пришли правильные, ориентированные на Запад люди. А Китай остался буксовать… Хотя… Я уже говорил сегодня, что Яо, безусловно, хитер. Не хотелось вспоминать все эти неутешительные прогнозы, касательно его ВВП… Думаю, ты меня понял.
В душе, глубоко, Альфред надеялся на ободрение. Братское, наверное. Мол, все у нас получится, мы ж не дураки с тобой! Или прочий сентиментальный бред, в который Америка вовсе не верил. Просто что-нибудь в поддержку его собственного картинного позитивизма.

- Стоит вспомнить лишь наивную веру в различного рода предсказания о трёх игах или духовном центре мира.
Артур говорил о России, а собеседник слушал его с улыбкой. Вот тут-то и подавно не о чем было спорить!
- Мессия, да. Которой, кроме как своим прошлым, и гордиться-то нечем. О какой гордости вообще можно говорить, если страна спокойно ждет, пока сами собой пройдут три ига, а уж потом оно как-то само наладится. Мы ж так уникальны, что можно самим ничего не делать! А знаешь, что еще? Они начали со мной новую Холодную войну!
И парень рассмеялся. Он вовсе не думал, что скажет это, но удержать порыв не смог. Тем более, конфронтация не касалась более его одного. Главные союзники Америки, безусловно, были причастны.
- Брагинский ворует у меня идеи разнообразных проектов и развивает их у себя, как бы показывая, что может лучше. Ничего не напоминает? Вот объясни мне, к чему эти гонки? Придумывай свое. Или мозгов не хватает? И смех, и грех, короче.
Нет, янки не жалел, что высказался столь нелестно об Иване в очередной раз. Все же авторство многих проектов приписывали Америке на пару с Великобританией. Пусть знает, что о многих его затеях в науке, технике и экономике России давно известно. И что гонка уже началась…
Тем временем, обсуждение России и его планов продолжилось в другом контексте. Доводы Керкленда о том, почему русского нельзя рассматривать, как союзника сепаратистов, безусловно, казались Альфреду убедительными. Но мысли о сильном союзнике Ирландии продолжали жить в мозгу янки. Вернуться к ним он решил немного позже.
Тем более, рассуждения о колониях занимали его намного больше.
- Период личной гегемонии? Да не то слово, как понравился! Тебе, небось, в свое время тоже нравилось, - и он улыбнулся. По-доброму так, хотя Артур, вероятно, как всегда сочтет слова брата за сарказм.
- И я всячески пытаюсь сохранить свое господство. Тебе и самому это выгодно, Керкленд, так что хватит язвить. Но пока Запад выстраивает планы, китайская схема продолжает работать. Глянь вон на графики роста: мы развиваемся быстро и стабильно. Стабильно в плане скорости. А у КНР тем временем видно сильное и, опять-таки, стабильное ускорение. Все мы боимся этого ускорения. Возможно, война – единственный способ обломить тенденцию. В мирное время я бы попытался как-то повлиять на политический режим, но в послевоенное время ранее обособленная экономика ни за что не откроется. Сломить Китай через войну – это вариант. Только как бы Китай не сломил нас… Такой соперник…
Было соглашение, да. Уже было. Но разве ж его достаточно? Джонс, в конце концов, имел дело с КНР, который не так прост, чтобы бросаться в первую попавшуюся авантюру, не выслушав других предложений. А такой козырь Брагинский несомненно захочет иметь у себя в кармане. И ему будет, чем заинтересовать…

- Да, где уж мне сравниться с таким-то новатором! Ни традиций, ни преемственности, хоть каждый год что-то выдумывай.
Янки в ответ только покачал головой: другой реакции от британца он и не ждал. Это дохлый номер, как говорится, старую собаку новым трюкам не научишь. Даже когда трюки приносят явную прибыль.

- Зачем? Не сомневаюсь, что в первый же день IC предоставило тебе детализированную выкладку всех событий в Европе.
На эту реплику Альфред также предпочел не отвечать, а лишь кивнул в знак согласия. Неужели было неясно, зачем он спрашивает? Или очередной жест английской вредности по отношению к американцу? Как бы там ни было, Керкленд приступил к рассказу. При упоминании «Искандера» Джонс едва заметно поежился: неминуемая часть операции защиты от ЕвроПРО. Но такая ведь нежеланная… Далее внимание Америки привлекла фраза брата о выходе из ЕС Германии и возможном выходе самого рассказчика. Янки уже открыл было рот, чтобы сказать все, что думает по этому поводу, но вместо этого в последний момент решил все же начать с польской проблема:
- О моем визите молчишь, значит? До этого так много говорил, а как до Штатов дело дошло, так поскупился на информацию? Ну ладно, слушай: России не льстит то, что я не просто у руля, а и проявляю какую-то военную активность. Тем временем немца достало тащить на себе весь ЕС. Эти двое собираются заключить союз, если уже не заключили. И, если так, Калининград придется отдавать в пользу будущей Пруссии. Туда же пойдут польские территории. Но стоит ли рыдать по Калининграду, если за тебя вся Германия? Не могу знать, может, я эгоцентричный параноик, но мне кажется, что в ответ Людвиг все же предложит поддержку в борьбе со мной. А немецкая поддержка – это тебе не Беларусь какая-нибудь.
Он говорил очень быстро, так что вскоре в горле пересохло, поэтому потребовался свежий глоток чая. Не дав Артуру произнести ответное слово, Америка продолжил:
- Лукашевич в панике связался со мной, и я, как добрый дядя, прибыл на зов. Теперь мы имеем следующее: Польша попытается надавить на больные места России через прибалтов и Украину, у нас там свои хитрые планы. А я тем временем нашел свой козырь…
Джонс улыбнулся самодовольно и лукаво, наклоняясь вперед и переходя чуть ли не на шепот:
- Можешь считать меня сумасшедшим, но сейчас, в соседней комнате сидит Голда Бернштейн и подписывает бумаги на вступление в Северо-Атлантический альянс. Наладить отношения с арабскими странами у нас все равно не получится: уже вышли на тропу войны. А ты только представь, какого союзника НАТО заимеет в лице Израиля. И, главное, как круто мы сможем шантажировать Германию.
Он облегченно вздохнул и, откинувшись на спинку кресла, пафосно убрал со лба волосы. «Люби меня, Британия. Люби, как никогда раньше».

+2

16

Подперев голову кулаком, Артур внимал своему младшему брату. - Может, время такое? Ну, знаешь, мирное. Относительно первой половины прошлого века. "Да и вторую особо миролюбивой вряд ли назвать можно." Он одобрительно кивнул, соглашаясь со всеми словами Америка. Ну, или почти. "А я бы предпочёл держать у власти сильную личность." Горестно хмыкнув, англичанин тихо вздохнул. "Мы уже повторяемся: который раз затрагиваем эту тему. Мне стыдно за свою политическую "крышу", это правда, но что поделать, если не они, то кто тогда? Наверное, я слишком критичен."

- Ну-ну, Англия, давай-ка ты лучше вспомни, как говорил мне о моих традициях. Пара веков – не показатель. Страна без истории. Так? Физиономия британца отчётливо отражала все его немногочисленные на этот счёт мысли: "Говорил, говорю и буду говорить." Мужчина откинулся на мягкую удобную спинку кресла и вперил взгляд в полный философского смысла прекрасный высокий потолок кабинета. - Не хотелось вспоминать все эти неутешительные прогнозы, касательно его ВВП… Думаю, ты меня понял. Англичанин коротко кивнул. - Конечно понял. Пожалуй, это всё, что он хотел сказать на первых порах. Однако... Называйте, как угодно: интуиция, родственные чувства, магия, биополе, в конце концов. На секунду Англии показалось, будто Альфред чего-то ждёт от него. Это читалась даже не в поведении, голосе или взгляде, а на каком-то подсознательном уровне. Артур наклонился вперёд, укладывая руки на колени и скрещивая пальцы в замок. - Но ты забываешь, что есть и другие, менее оптимистичные для Китая прогнозы. К тому же в НАТО заведуют далеко не ушибленные на голову, да и мы не дураки. Так что всё у нас получится, ты и сам это прекрасно знаешь, Альфред, - он ободряюще улыбнулся, заглядывая брату в глаза, и напоследок отшутился: - В конце концов, у тебя ведь есть такой наставник в деле заговоров и "подковёрной дипломатии". И тут Кёркленд поймал себя на мысли, от которой почти ужаснулся: для завершения картины семейной идиллии не хватало разве что потрепать младшенького по голове. Англичанин прерывисто сглотнул слюну и быстро откинулся назад, устремив поражённый взгляд в сторону. "Да никогда." К слову сказать, Англия не очень-то и верил во всё то, что только что наговорил. Скорее, сие было актом братской поддержки, не более. Значительная доля правды там была, никто не спорит, но всё же тень сомнений присутствовала. Ох, уж эти злосчастные прогнозы! Кёркленд бы с превеликим удовольствием свернул шею их составителям, вспомнив свои "золотые годы" пиратской юности.

Ну кто бы сомневался, что англо-саксы не докатятся до обсуждения России? Эта тема поднялась, и довольно быстро: здесь никаких расхождений между союзниками, в принципе, не было и быть не могло, разве что Англия относился к Брагинскому более осторожно, чем Америка. Но ему положено, всё-таки и масштаб, и размах не тот, увы. - Которой, кроме как своим прошлым, и гордиться-то нечем. Британец одобрительно закивал. - А знаешь, что еще? Они начали со мной новую Холодную войну! Артур растянул губы в ироничной улыбочке и даже позволил себе рассмеяться. - Хах, ну кто бы сомневался! Только вот проблема: Российская Федерация ни в какое сравнение не идёт с СССР. Уровень у Брагинского уже не тот, чтобы соперничать с тобой и, тем более, с НАТО. А ведь правда. За последние двадцать лет оборонная промышленность России понесла огромные потери, да и существование предателей Родины, работающих в министерстве обороны, но тесно сотрудничающих со Штатами, никто не отменял. А о вечно падающих ракетах и говорить нечего. В общем, такое обстоятельство не могла не радовать. Единственное, на чём продолжал держаться паритет между двумя странами, - это огромные запасы российского ядерного вооружения, равного американским. Это уже заставляло задуматься. - Брагинский ворует у меня идеи разнообразных проектов и развивает их у себя, как бы показывая, что может лучше. Ничего не напоминает? Англичанин провёл ладонью по лбу и волосам: - Прискорбно, что у Брагинского вообще есть такая возможность. Видимо, органы контрразведки не на все 100% справляются со своими обязанностями. Да-да, ты и сам прекрасно знаешь, что я также сижу в его ВПК и космической отрасли. Впрочем, сам не лучше. Но, чёрт возьми, меня до невозможности бесит, что этот гад откровенно насмехается над патентным правом! Собирать техническую информацию о потенциальном оппоненте – одно, а заниматься откровенным грабежом научных достижений – совсем другое. Артур раздражённо фыркнул. Вообще-то, каждая более-менее развитая страна занимается промышленным и военным шпионажем, воруя друг у друга идеи и разработки. Великобритания не считала это чем-то зазорным, даже наоборот. Подобная раскладка являлась закономерным процессом развития: любое государство заинтересовано отслеживать научно-техническую мысль своих потенциальных оппонентов. В Англии работали русские агенты, в России - английские. Главное в этом деле не допустить проникновения сторонних резидентов на свою территорию или обеспечить их своевременное выявление, в том числе исключение утечки ценных сведений посредством информационных технологий.

- Период личной гегемонии? Да не то слово, как понравился! Тебе, небось, в свое время тоже нравилось. Америка улыбнулся, но толку? Как он и предполагал, Артур воспринял слова братца как насмешку, мысленно поставив ещё один минус напротив колонки "янки". - Сломить Китай через войну – это вариант. Только как бы Китай не сломил нас… Такой соперник… Теперь и Китаю промыли косточки. Со вздохом Кёркленд добавил: - Да уж. Так ещё он и в "ядерном клубе" состоит. Главное, не дать ему спеться с Россией. "Ну, сломим мы Китай через войну, а дальше что? Самим на койках валяться? Нет уж, премного благодарен. Я бы вообще перенёс всю эту войну в плоскость дипломатии. На крайний случай, ограничил бы её рамками локальных или региональных конфликтов на Востоке или в Средней Азии, а вот для США крупная война - возможность поправить своё пошатнувшееся финансовое положение. Как обычно, в общем-то, но получится ли на этот раз? "

Европа. Когда-то такая далёкая и неизвестная, а теперь сборище государств, в дела которых Соединённые Штаты не преминут сунуть свой нос и ещё начать командовать. Облокотившись о колено, Артур старался не упустить ни единого слова, брошенного американцем. По поводу дальнейших действий Германии мнение британца отличалось: он его ещё озвучит, но несколько позже. Англия поджал губы, обмозговывая полученную информацию. Пальцы стали тихо отбивать ритм военного марша. - А я тем временем нашел свой козырь… Англия поднял заинтересованный взгляд на собеседника. "Гад, интригует." - Можешь считать меня сумасшедшим, но сейчас, в соседней комнате сидит Голда Бернштейн и подписывает бумаги на вступление в Северо-Атлантический альянс. На этой фразе Артур ошарашенно вытаращился на брата и чуть приоткрыл рот. Лицо чопорного британца аж вытянулось в изумлении. - А ты только представь, какого союзника НАТО заимеет в лице Израиля. И, главное, как круто мы сможем шантажировать Германию. Кёркленд неуверенно сглотнул слюну и сложил руки возле носа, подобно Шерлоку из сериала компании BBC. Пока что он пребывал под впечатлением. Артур наклонился, а взгляд беспорядочно забегал по сторонам. Поджав губы, англо-сакс наконец-то сфокусировался непосредственно на Америке. Помолчав с десяток секунд и оправившись от первого впечатления от услышанной новости, Англия улыбнулся и как-то недоуменно искривил брови, словно не веря словам младшего братам. Он вскочил с кресла и удивлённо развёл руками. - Шутишь что ли? Альфред, это же просто потрясающе! У меня... даже слов нет. Америка, ты молодчина, могу только восхититься. На последней фразе Англия осёкся. "Дьявол, что за хрень я несу?!" Состроив несколько смущённую морду, он опять засел на кресле. С последним явно переборщил: эта фраза вырвалась сама собой, на эмоциях, а, значит, шла от самого сердца. - Хех, вот это козырь. Теперь можем крепко взять немца за горло. Разве что... Было заседание Совета НАТО по вопросу вступления Израиля? Или большинство голосов заранее обеспечено твоими действиями? Артур сдержанно улыбнулся: ясное дело, что американец вполне мог надавить на сомневающихся участников и тем самым обеспечить если не абсолютное, то практически единодушное решение. "Мда... А ведь я ещё и вспылил тут, как нехорошо получилось-то. Интересно, Голда слышала моё орание на Штаты и эти бессмысленные нравоучения - уверен ведь, что он всё мимо ушей пропустил? Лучше бы нет. Надеюсь, стены тут звукопоглощающие или по типу оных." Кёркленд немного наклонился вперёд и вопросительно взглянул на янки. - Слушай, Альфред, меня волнует вот какое обстоятельство: ты уверен, что чувство вины за Холокост перевесит экономические выгоды Германии от сотрудничества с Брагинским? Как никак дешёвые ресурсы, и не только энергетические, буквально под боком, большой и почти неосвоенный российский рынок сбыта продукции немецкий промышленности, совместные ракетно-космические проекты. В то же время, Калиниградский анклав. Сомневаюсь, что Россия отдаст его, даже за поддержку. На этом клочке земли он спокойно может разместить любое вооружение, тогда как немец, даже при условии союза, вряд ли разрешит устанавливать тот же самый "Искандер" на своей территории.

+1

17

- Но ты забываешь, что есть и другие, менее оптимистичные для Китая прогнозы.
"...которые печатают американские и британские издания", - закончил про себя Джонс. Прогнозы были. В основном это казалось того, что дешевая рабочая сила и огромное количество легкодоступных для обработки земель, как и любой другой ресурс, обречены рано или поздно закончиться. Проблема всего блока БРИКС в том, что они ориентированы на ресурсы, а не на технологии. За исключением, разве что, Индии. Хотя, дешевые интеллектуальные ресурсы рано или поздно поймут, что их справедливая стоимость намного выше, чем та, за которую их "скупает" государство. Пока тот же Китай завяз по уши в своем консерватизме, G7 идет вперед. Не смотря на все кризисы и спады, Запад находит пути для отступления. Но откуда он может знать, каковы пути отступления у Китая? Коммунисты, выжившие в эпоху интернета и торговли информацией; если не их, то кого нужно бояться?
- В конце концов, у тебя ведь есть такой наставник в деле заговоров и "подковёрной дипломатии".
Альфред рассмеялся. Даже не столько от слов Керкленда, сколько от его интонаций: Господи-Боже, в какой момент деловой разговор превратился в душевную беседу двух любящих друг друга братьев?
- Научил ты меня, Артур. Как следует научил. И сам же, страшно вспомнить, так противился, чтобы я вырос таким же плохим мальчиком, как ты! Помнишь, как... - он запнулся. Хотел было сказать, но остановил себя. Могло стать слишком горько, неуместно горько. Нельзя.
Разговор нужно было повести в другое русло, только вот янки не видел никакой альтернативы. Наверняка, Англии ностальгия тоже ни к чему, возможно, он предпочтет промолчать. Неловко, конечно, но так будет лучше для обоих. В другой раз обязательно вспомнят, когда-нибудь... Не сегодня.

К счастью, с Россией дела обстояли куда лучше, чем с ранее обсуждаемым Китаем. Лучше для Соединенных Штатов, конечно же. Керкленд был согласен, и не зря. Еще больше удовольствия доставляло то, что, к счастью, новое, постсоветское поколение россиян (соответственно, будущее страны), в отличии от своих отцов и дедов, понимало всю ущербность ситуации, в которой находилась их страна. Большинство цензурой было не обмануть. Они - эти молодые граждане - хотели перемен для себя, они были свободным поколением, имели возможность мыслить. Их можно было направить в правильное русло.
- Только вот проблема: Российская Федерация ни в какое сравнение не идёт с СССР. Уровень у Брагинского уже не тот, чтобы соперничать с тобой и, тем более, с НАТО.
Америка улыбнулся: брат снова был прав. Мало того, из всего НАТО он не поскупился выделить Соединенные Штаты, как главного новатора. Джонс никак не мог понять, чего больше в отношении британца к янки: ненависти или симпатии? Очевидно, это был тот самый сложный тип неоднозначных отношений, который складывается между... родственниками.
- Но, чёрт возьми, меня до невозможности бесит, что этот гад откровенно насмехается над патентным правом!
Американец развел руками: да, бесит. Ужасно бесит. Учитывая то, как Брагинский с пеной у рта ругает тот же Китай с его поддельными товарами.
- Шалит разведка, и твоя, и моя. А Иван осторожничает сильнее, чем нам хотелось бы. Как бы там ни было, в тоталитарное государство, коим уже, фактически, является Россия, проникнуть намного сложнее. Будем дальше стараться, чего уж теперь?
Обсуждать разведку Джонс не видел смысла. Во-первых, обсуждение ничем дельным не закончится, а только пристыдит обоих. Но ведь на то он и сверхдержава, чтобы переубедить одного из своих союзников в том, что способен преодолеть все препятствия на пути к той самой "личной гегемонии".
Сначала Альфред думал промолчать. Но после того, как русло разговора снова повернуло в сторону Китая, Америка все же решился начать эту сложную тему:
- Видишь ли... Думаешь, я не заметил, как ты сомневаешься во мне? Ты сомневаешься, Англия. Поддерживаешь, пользуешься теми же механизмами, но сомневаешься. Потому что...
Янки вздохнул. Стоило ли вообще говорить об этом? Британия все равно будет сомневаться в США, все равно будет стоять особнячком как от Европы, так и от Америки. Если будет выгодно, сможет пойти против любого из них. Но некоторые вопросы... Принципиальные... Артур больше его не поддерживал. Почему?
- Потому что от меня столько неприятностей, да? - Джонс смотрел куда-то в сторону, как будто размышлял вслух. - И кризисы эти ваши... Европа сама профукала момент, когда с долгами надо было завязывать. Но толчком-то стал я... А эти плавающие курсы? Золотой стандарт тормозил, в первую очередь, меня, мой рост. И от него пришлось отказаться. И что дальше? Без привязки к золоту валютная система не могла долго существовать. Вот ей, кажется, и пришел конец.
Он сделал паузу: не знал, как сказать дальше. Хотелось убедить британца, что Америка все еще способна господствовать, а получилось, будто от него одни только беды. И это еще никто не вспомнил о постоянных войнах, в которые ввязываются Соединенные Штаты. Здесь, в Новом Свете тоже не дураки у власти сидят. Иначе все давно бы уже полетело к чертям... Не было смысла говорить об этом Керкленду, он и сам прекрасно все понимал. Просто напомнить, что ли.
- Артур, в ближайшее время проблему с валютной системой придется решать. Инициатива, как ты понимаешь, будет исходить от Золотого миллиарда*. Мы-то приспособимся быстро. Относительно быстро. Помнишь, как мне удалось восстановить курс доллара в 2008 году? А ведь казалось, что дальше только бездна... Мы разберемся. И другим придется подстраиваться. Это ж какое потрясение для их экономических систем. Как эти коррумпированные экономики справятся с новой валютной системой, если они половину своего населения не могут обеспечить едой и жильем?
Со стороны выглядело так, будто Джонс подстроил весь этот кризис с целью утопить неугодные страны. Смешно. Шутка. Шутка, в которой, как известно, есть доля правды.

Теперь Альфред высказался. Гордо и пафосно, как любил. Теперь он герой и все дела...
- Америка, ты молодчина, могу только восхититься.
Молодчина издал сдержанный смешок, глядя на чопорного британца с его странными изогнутыми бровями. Вот же оно, вот! То, чего Америка и добивался. А, когда Керкленд осознал всю абсурдность ситуации, янки не сдержался и начал смеяться. Больше всего он боялся, что Англия начнет бубнить что-то о самом воинственном государстве на Ближнем Востоке. О принятии Палестины в ЮНЕСКО (ведь воздержался же на голосовании, сволочь!) О шиле в заднице кое-кого. Но, что бы дальше ни говорил британец, он явно был рад, поэтому нечего бубнить.
- Или большинство голосов заранее обеспечено твоими действиями?**
В ответ Джонс только пожал плечами: мол, все ты понимаешь. Дипломаты и министры сами там разберутся. Если что - объяснят ситуацию на пальцах, там же все очевидно. Мое дело - сообщить.
К несчастью, нравоучения еще не закончились. Ослепленный собственной победой над ними, янки тут же расстроился и снова подпер рукой голову. "Вот же ж зануда-то... Откуда их, занудных, в Европе берут?"
- Слушай, Альфред, меня волнует вот какое обстоятельство: ты уверен, что чувство вины за Холокост перевесит экономические выгоды Германии от сотрудничества с Брагинским?
Джонс нахмурился. С одной стороны, это логичный вывод для любого здравомыслящего человека. С другой... "Эй, мужик! Ты издеваешься? Я ж тут весь такой из себя гений!" Америка времен Холодной войны, вероятно, так и сказал бы. Но, хвала Богам, он повзрослел и поумнел с того времени. Поэтому ограничился разочарованным лицом и дослушал до конца.
- В то же время, Калиниградский анклав. Сомневаюсь, что Россия отдаст его, даже за поддержку.
Альфред даже не сразу понял, что от него хотят. Поэтому первой реакцией было удивление:
- Ну так...
Больше ничего он из себя не мог выдавить на первых парах. Янки казалось, что, возможно, он слишком глуп и не видит сакрального смысла, но чем глубже заходили его размышления, тем меньше он сомневался в себе. Примерно через полминуты американец, наконец, подал голос:
- Ты противоречишь сам себе, Англия. Или я чего-то не понял? Россия еще десять раз подумает, отдавать ли немцу Калининград. Гарантий у Людвига нет и быть не может. А тут мы со своим пополнением в НАТО. Союз с Брагинским покажется Германии куда более рискованным, чем ранее. Тут уж либо ты с нами, либо война...
Все казалось однозначным и логичным. А война - неизбежной. Впрочем, уж ее-то братья успели обсудить в полной мере. Не дав Керкленду ответить, янки внезапно улыбнулся и добавил:
- В конце концов, евреи есть везде. Выход Германии из НАТО вызовет толпу недовольств по всему миру, а уж толпой-то мы умеем управлять.
И Альфред многозначительно подмигнул собеседнику.

________________________

*

Группа наиболее развитых стран, в руках которых сейчас находится большая часть мирового богатства. Иногда сюда относят только G7. Но, фактически, это G7 + Австралия + еще парочка стран ЕС.

**

Решения о каких-либо действиях принимаются на основе единства мнений и общего согласия. В НАТО нет процедур голосования или принятия решений большинством голосов. Каждая страна, представленная на заседаниях Совета НАТО или в любом из подчиненных ему комитетов, полностью сохраняет независимость и всецело несет ответственность за свои решения. (с) Видимо, принятие новых стран тоже происходит по такому принципу.

+1

18

Погода была прескверной, впрочем, осенью в Детройте она такой и должна была быть, поэтому Людвиг терпел порывы ветра, мелкие капли дождя, грязные дороги и прочее – в конце концов, это в порядке вещей. А порядок Германия любил.
Широкими, размеренными шагами он мерил эту сумрачную улицу Детройта, двигаясь по направлению к одному их серых небоскрёбов, возвышающемуся над городом-развалиной.
Что занесло Джонса в Детройт? – думал Германия. - Наверно, хочет побыть один, разобраться в мыслях – а тут я. Как не вовремя… Впрочем, это не моё дело – хочет бездельничать вместо того, чтобы страну поднимать со дна, куда он не очень медленно, но верно опускается, - его проблемы. Я вовсе не должен ждать, пока у Америки пройдёт хандра, чтобы решать свои проблемы. В конце концов, мы партнёры, а не друзья. К сожалению, партнёры. Пока. Скоро уже не будем.
Немец ускорил шаг – мысль о том, что скоро одной проблемой будет меньше, воодушевляла. Людвиг рассчитывал на успех; конечно, Америка будет спорить, не соглашаться, но право на выход из НАТО у Германии было. И он твёрдо знал.
Ох, только бы США не затянул со спорами, - Германии хватало других сложностей: бесконечные истерики Пруссии, всеобщий кризис ЕС и, наконец, то, подумать о чём, не хватало времени – у меня ведь тоже кризис, - вздохнул Людвиг, - как они не понимают.
Он вошёл в это поблекшее здание и поднялся на n-й этаж, где расположился Америка. Из кабинета доносились голоса.
Да Америка не один, - задумался Германия, - кто ж ещё в эту даль приехал?
- Выход Германии из НАТО вызовет толпу недовольств по всему миру, а уж толпой-то мы умеем управлять.
Вопрос о том, с кем там сидит Америка, отпал – с Англией, с кем ещё, кто ж ещё-то будет с Америкой управлять толпой…
Что ж, господа, - Германия ударил костяшками пальцев по двери, - вы вовремя начали говорить о Германии, буду рад составить вам компанию.
- Это Германия, - сказал Людвиг, постучав, - надо поговорить.

0

19

- Научил ты меня, Артур. Как следует научил. И сам же, страшно вспомнить, так противился, чтобы я вырос таким же плохим мальчиком, как ты! Помнишь, как... Каким-то непонятным образом Америка умудрился растрогать своего старшего брата. Англия тепло посмотрел на Альфреда, сохраняя на устах ласковую улыбку. Точно такую же, с какой раньше каждый раз встречал своего маленького воспитанника. Британец непроизвольно вспомнил, как постоянно отчитывал Америку, когда тот ребёнком копировал повадки Кёркленда, притом подчас не самые хорошие: шантаж, вымогательство, вероломство... К сожалению, как бы англичанин ни старался скрыть всё это от шустрых глазёнок Джонса, у него выходило не слишком успешно. Результат сидел прямо перед ним. Англия усмехнулся, поняв, насколько творчески переработал янки повадки бывшей Британской империи. "Смешно даже."

- А Иван осторожничает сильнее, чем нам хотелось бы. Как бы там ни было, в тоталитарное государство, коим уже, фактически, является Россия, проникнуть намного сложнее. Артур поднял взгляд и посмотрел над макушкой американца, уставившись ну в просто поразительно интересную точку на заднем плане. "Естественно. Как бы нам ни тяжело было признавать, Брагинский, хоть и слабее Советского Союз, но всё же укрепился по сравнению с 90-ми годами. Правда, до сих пор в толк не возьму, почему Штаты считают его тоталитарным государством? По всем признакам, он скорее на авторитарное тянет, хотя не суть. Содержание от словесной классификации вряд ли изменится... Будем стараться дальше, именно..."

Случайным образом нить разговора затронула острую для каждого из союзников тему. - Видишь ли... Думаешь, я не заметил, как ты сомневаешься во мне? Ты сомневаешься, Англия. Поддерживаешь, пользуешься теми же механизмами, но сомневаешься. Потому что... Артур опешил. Он удивлённо вскинул брови, даже как-то вжался в спинку кресла. "Откуда такие вопросы?" - сразу же пронеслось в голове Англии. Впрочем, ответ Америка и сам прекрасно знал. - Потому что от меня столько неприятностей, да? Британец чуть пожал плечами. "Очевидно же." - ...Европа сама профукала момент, когда с долгами надо было завязывать. "Кажется, у меня в глазах потемнело." Кёркленд цокнул языком и недовольно поморщился, устремляя взгляд в пол. "Ты ещё о моём долге напомни. Сам знаю, чуть ли не впереди Европы всей по этому показателю. Ну и чёрт с ним, гррр... Не то время и не то место, чтобы вдаваться в детали, но с ним надо закругляться, иначе загремлю со всеми почестями в пятёрку, а со мной так целую шестёрку, PIIGGS. Шестёрку... Как отвратно звучит..." - Золотой стандарт тормозил, в первую очередь, меня, мой рост. И от него пришлось отказаться. И что дальше? "Dollar is as good as gold."

Бреттон-Вудская в.с.|Справка

Бреттон-Вудская валютная система могла существовать лишь до тех пор, пока золотые запасы США могли обеспечивать конверсию зарубежных долларов в золото. Крах доллара был предопределен. Золотые запасы США таяли буквально на глазах: временами по 3 тонны в день. И это опять же несмотря на все мыслимые и немыслимые меры, которые предпринимали США, чтобы остановить утечку золота, сделать так, чтобы доллар был "обратим, пока не потребуют его обратимости"(Ш. де Голль). Возможности для обмена долларов на золото были всячески ограничены: он мог осуществляться только на официальном уровне и только в одном месте - в Казначействе США. Но цифры говорят сами за себя: с 1949 по 1970 год золотые запасы США сократились с 21 800 до 9838,2 тонны - более чем в два раза. Последнюю точку в этом "бегстве от доллара" и поставил генерал де Голль (о чём сразу же вспомнил Англия), не ограничившись только декларацией о необходимости ликвидации приоритета доллара. От слов он перешел к делу, предъявив США к обмену 1,5 миллиарда долларов США. Разразился скандал. США стали давить на Францию как партнера по НАТО. И тогда генерал де Голль пошел еще дальше, объявив о выходе Франции из НАТО, ликвидации всех 189 натовских баз на территории Франции и выводе 35 тысяч натовских солдат. В довершение ко всему во время своего официального визита в США он предъявил к обмену на золото 750 миллионов долларов. И США были вынуждены произвести этот обмен по твердому курсу, поскольку все необходимые формальности были соблюдены.

Серьёзно глядя на брата, Англия успокаивающим, но вполне твёрдым голосом произнёс: - Сомнение можно рассматривать как один из критериев истинности. В нём нет ничего плохого. ...Аргх, прекрати, Америка, прошу! Как будто тебя когда-нибудь интересовало, сомневаюсь ли я в тебе или нет. Ты идёшь своим курсом, правильным или нет, но своим, а на мнение остального мира тебе должно быть начхать. Эгоцентрично, конечно, но страны всегда поступали и поступают по принципу "Я ХОЧУ. Я ЖЕЛАЮ. МНЕ НУЖНО." Тебе ли это не знать! А требовать понимания или полного доверия между государствами - это, как минимум, глупо, не правда ли? Артур развёл руками, мол, что ты хочешь-то, так уж сложилось, хотя ответа как такового он не дал, хитро увильнув в несколько иную область. "Вот ей, кажется, и пришел конец. " В мыслях британца продолжала крутиться последняя фраза, сказанная Альфредом. Страшная фраза. Она пугала, заставляла содрогнуться и глубоко задуматься. Есть ли выход?... Выход определённо есть, и он, непременно, будет найден и реализован. - Помнишь, как мне удалось восстановить курс доллара в 2008 году? А ведь казалось, что дальше только бездна... Мы разберемся. Британец только неоднозначно взглянул на младшего брата. "Не удивлюсь, если окажется, что нынешний кризис его рук дело. Не говоря уже о локальных конфликтах в Северной Африке. Но здесь, несомненно, есть своя, особая выгода, правда, преимущественно американская."

Смех Альфреда раздражал и бесил до белого каления: Кёркленду постоянно казалось, что янки ржёт именно над ним. Над его словами, его поведением, внешним видом, политикой, традициями, отношением к жизни и над многим-многим другим, что было чуждо Америке и крайне дорого Англии. Но ещё больше не нравилась многозначительно скучающая рожа Джонса, напрямую говорившая: "Эй, зануда!". Сразу же хотелось заткнуться, раздражённо бросив: "Не нравится, не слушай, идиот!" Однако весь этот диалог прокручивался лишь в британских мыслях, решивших сегодня так и остаться в области сознания. Поводов испортить человеческие отношения с братом и так было предостаточно.

В вопросе русско-германского союзничества мнения опять разошлись. Артур никак не мог отделаться от вполне здравых сомнений на этот счёт. - Ты противоречишь сам себе, Англия. Или я чего-то не понял? Мужчина серьёзно посмотрел на американца, вдумываясь в каждое сказанное им слово. "Может быть, я слишком дотошен." - Союз с Брагинским покажется Германии куда более рискованным, чем ранее. Тут уж либо ты с нами, либо война... "И это при том, что у ФРГ до сих пор нет ядерного оружия - они же свернули свои ядерные программы - и постоянных вооружённых сил. Разве что миротворцы. Определённо, Германии не выгодно вступать в открытое военное противостояние, но разве это его когда-нибудь останавливало?..." Англия хмуро усмехнулся: как бы там ни было, он помнил, немцы умели давать всей континентальной Европе хорошего пинка и даже до Островов добирались. - Выход Германии из НАТО вызовет толпу недовольств по всему миру, а уж толпой-то мы умеем управлять. Америка бодро улыбнулся и подмигнул союзнику. Англия вздохнул. Оптимизм брата, пусть большей частью напускной, передался и Кёркленду. - Наверное, ты прав, - с кроткой улыбкой тихо проговорил британец. "Попрёт ли немец против мировой общественности?... Какой же будет скандал! Германия вышел из НАТО в то самое время, когда к блоку присоединилась Израиль Сразу же всплывут обвинения в расизме и антисемитизме, и это при том, что немцы до сих пор крайне щепетильно относятся к истории Третьего Рейха. Стыдятся."

По факту, Англия разрешил все вопросы, которые имел к брату. Оставаться в Соединённых Штатах он не планировал, поэтому, допивая уже успевший остыть чай, подумывал уйти, любезно распрощавшись с младшим родственником. В дверь громко и уверенно постучались. - Это Германия, надо поговорить. На лице англичанина отразилась целая гамма чувств. Усмехнувшись, Артур с иронией подумал: "Вспомнишь "лучик", вот и "солнце", если прилично." Поставив чашку на стол, Кёркленд выразительно посмотрел на Джонса, словно спрашивал: "Мне уйти?" Альфред, несомненно, поймёт. Англия не особо желал вдаваться в личные отношения между США и ФРГ. Не его дело, по сути, моя хата с краю, ничего не знаю. Остаться - нет проблем, но мало ли это нечто важное или даже тайное, что не терпит лишних свидетелей. Хотя, не мудрствуя лукаво, Артуру стало интересно, зачем немец перемахнул через океан и отыскал янки в таком захолустье, по американским меркам.

+1

20

- А требовать понимания или полного доверия между государствами - это, как минимум, глупо, не правда ли?
Альфред устало потер глаза. Керкленд был прав безо всяких сомнений: страны не склонны к альтруизму. Да и вряд ли Америка высказался для того, чтобы выглядеть в глазах старшего брата великомучеником. Кто, как не он, лучше других знал о жертвах во имя собственного блага? О разрушении дружеских и родственных отношений? Кому всего и всегда было мало? Экспансия Соединенных Штатов не могла закончиться муками раскаяния. Именно поэтому Джонс так остро ощущал нависающую над ним и его благополучием угрозу. Неужели британец ни разу не рассматривал вариант выступить против Альфреда? Кто знает, что ему могли предложить?
- Я просто хочу, чтобы ты понял... Я знал, что делаю. Ты - мой брат. И главный союзник, - с этими словами янки подмигнул собеседнику и расслабился. Его слова должны были врезаться в память Артуру. Теперь можно не сомневаться.

- Наверное, ты прав.
В ответ американец развел руками. А что он, собственно, мог сказать?
Стук заставил янки мгновенно взглянуть на дверь, будто он надеялся, что визитер зайдет, не дождавшись приглашения. Германия... Нет, без сомнения Альфред ожидал увидеть немца здесь, в Новом Свете. Но не так скоро! Не сегодня! Происходящее отдавало неприятностями для НАТО, это было понятно даже по некоторым непривычным американскому уху ноткам в голосе гостя. Тот был настроен крайне серьезно и решительно. Кроме того, похоже, он слышал, что Джонс в кабинете не один, раз не обратился к нему напрямую.
Парень обернулся и, взглянув на старшего брата, пожал плечами. Он был искренне удивлен и вовсе не желал, чтобы союзник бросал его в такой момент. Его взгляд означал что-то вроде "Понятия не имею, чего он хочет, но боюсь, что ничего хорошего". Нет, Артур. Не с краю та хата, пока она в НАТО. Ты остаешься.
Что было нужно Людвигу? Ответ напрашивался сам собой, только что ведь обсудили. Но просто не хотелось верить. В надежде найти другое объяснение неожиданному (не назначенному заранее! это не похоже на немца!) визиту, Фред начал перебирать в мозгу версии. Важная информация касательно вражеских планов? Глупости, не попрется Людвиг через Атлантику ради этого. Помощь нужна? Кризис? Вряд ли, у США что, своих финансовых проблем нет? Кроме того, немец сам виноват, недосмотрел за соседями по Евросоюзу. Может, тогда МВФ? Исключено, с фондом Людвиг связался бы напрямую. Знает о пополнении в Альянсе? Да не мог он, если британец узнал только сейчас. Польский вопрос? Просто обсудить? Ой, дай Бог.
- Входите, - холодно бросил Америка в сторону двери и, тяжело вздохнув, мысленно подготовился к неприятному разговору.

+1

21

- Входите.
И Германия вошёл. Как он и предполагал, компанию Америке составил Англия. Людвиг едва заметно усмехнулся – Кёркленд здесь тоже не лишний. Хотя, конечно, с одним Америкой договориться было бы проще.
А Америка, однако, не очень удивлён, - отметил Германия, - и не очень рад. Что, собственно говоря, правильно»
- Добрый день, - Людвиг кивнул братьям, - прости, что я не предупредил, Джонс.
Две головы лучше одной, - кисло улыбнулся Германия, - пусть даже обе болят от бесконечных проблем. Скорей бы закончить.
Всё, формальности соблюдены, можно переходить к делу.
Германия осмотрелся и на минуту задумался. Дело, конечно, стоящее, решит несколько проблем сразу. Наконец прусс успокоится. Хоть немного.
На самом деле-то это не ради решения моих внутренних проблем, - подумал Германия, - их я терпел. И этих лентяев, сидевших на моей шее, я терпел. Дело всё-таки в Гилберте.
- Не хочу занимать много времени, Америка, поэтому, позволь, я перейду сразу к делу, - начал Германия, - ты не можешь не понимать, что НАТО изжило себя. Возможно, раньше это и было мощной военной организацией, но сейчас? Сейчас НАТО – второй ЕС, просто с другим составом, но проблемы у стран те же – у всех кризис. У всех, включая меня. Я не могу содержать всех тех, кто не способен сам себе хоть чем-то помочь.
На немца нахлынуло.
Я же, чёрт побери, не дойная корова. Всему есть предел. В отличие от Америки я не прячусь в глухом городе от своих проблем. В отличие от Англии я не приезжаю сюда обсуждать светлое будущее и свои способности по управлению толпой. Я сюда приехал по делу. Я пытаюсь решить свои проблемы.
Германии стало откровенно противно смотреть на братьев. Они, когда-то великие державы, сейчас не вызывали ничего, кроме презрения. Но они есть. Эти страны, загоняющие себя в долговую яму, существуют. А Пруссии нет.
И только так, только выйдя из НАТО, я смогу вернуть ему территории. Он имеет на них право. А они не имеют права тянуть меня за собой в трясину.
- Мне пора тоже задуматься о кризисе. Возможно, я не афиширую свои проблемы. Но они у меня есть. И я хочу их решить, а для этого мне нужны мои деньги. Которые уходят на содержания ЕС и НАТО. В конце концов, если у меня получается поддерживать более-менее стабильную экономику, то, может, стоит тоже попробовать? Я доказал, что это возможно. Ваш черёд доказать, что я не зря столько времени помогал вам.
Людвиг перевёл дыхание и обвёл комнату глазами. На столе у Джонса стояла бутылка шампанского. Германии очень хотелось шарахнуть ей по голове американцу.
Интересно даже, - скривился немец, - что он праздновать собрался? Где же хоть капля здравого смысла? Шампанское… А сами говорят, что кризис.
Немец отвёл глаза от бутылки и продолжил:
- Каждый сам за себя. НАТО нужно вам, странам-должникам. Мне – нет.
Я отдаю почти всё и не получаю ничего взамен. Это перебор, даже если считать это расплатой за Вторую Мировую. Хороши страны-победители, нечего сказать.
Людвиг остановился. Мысли пошли совсем не в то направление. Вторая Мировая не была правильным поступком. Германия это знал и помнил. Каждую минуту он напоминал себе о своих ошибках. Но что же было ошибкой - начало войны? Или всё-таки поражение?
Прекрати немедленно, - велел себе Людвиг, - Об этом и думать нечего. Твоя задача – выйти из НАТО, помни. А не копошиться в прошлом, что сделано, то сделано.
- Я должен думать о своей стране и о своих людях. Не моя вина, что вы на это не способны. Я выхожу из НАТО.

+1

22

Британец встретил нежданного гостя отчасти подозрительным, отчасти удивлённым взглядом. Насколько он был знаком с янки, тот обычно всегда знал, кто и когда планировал к нему наведаться, в особенности если речь шла о столь важных персонах, как ныне стоящий перед ними ариец. Скрестив руки на груди, Англия медленно перевёл взгляд на Америку, потом снова устремил его на Германию. Глухо хмыкнув, задался самым животрепещущим вопросом этой минуты: «Зачем он сюда заявился?» - Добрый день. Кёркленд молча кивнул головой в знак приветствия, соблюдая элементарный этикет, однако смотрел на немца исподлобья и несколько недоброжелательно. Тихо вздохнув, прислонился к спинке кресла и опустил взгляд на стоящий перед ним журнальный столик. «Что ж, послушаем, что интересного он нам поведает». Однако пока в голове беспрестанно продолжали вертеться слова Джонса: «Я просто хочу, чтобы ты понял... Я знал, что делаю. Ты - мой брат. И главный союзник». Потерев висок, Артур недовольно заметил, в пол-уха внимания повествованию немца: «Вот засранец мелкий, а, ведь знает, сволочь, что на больное давит. И глазом не моргнул, как от политики нагло перешёл к родственным узам. Так, ладно, что там германец вещает?»

- Сейчас НАТО – второй ЕС, просто с другим составом, но проблемы у стран те же – у всех кризис. «Ха-ха, все шутку заценили. Ну, кризис - и что дальше?» Англия чуть нахмурился и исподлобья посмотрел на Людвига. Нет, он, конечно, признавал (хотя и не без некоторой зависти), что Германия – самая успешно развивающаяся европейская страна, да и в долги так по-крупному не влез, как англичанин. И, несомненно, он один из главнейших экономических партнёров, поэтому британец изо всех сил постарался унять внезапно проснувшуюся личную неприязнь к немцу. - Возможно, я не афиширую свои проблемы. Но они у меня есть. На лице Кёркленда отразился дикий скепсис: «Америку открыл, ей-богу». - И я хочу их решить, а для этого мне нужны мои деньги. Которые уходят на содержания ЕС и НАТО. «Ага, а все остальные, т.е. полмира, только и делают, что на твоей шее сидят, как же». - Ваш черёд доказать, что я не зря столько времени помогал вам. «Я не обязан кому-либо и что-либо доказывать». Хмыкнул и с совершенно незаинтересованным выражением лица вытащил мобильный из кармана и пролистал последние вызовы, сообщения. «Какая неожиданность, а я по Вам уже заскучал, господин премьер-министр».

Наконец Германия высказал напрямую, для чего он перемахнул через Атлантику и забрался в такую дыру, как нынешний Детройт: - Каждый сам за себя. НАТО нужно вам, странам-должникам. Мне – нет. Оторвавшись от телефона, Артур удивлённо вздёрнул брови и вопросительно уставился на Людвига, всем своим видом говоря: «Идиот что ли?» На языке тут же закрутились довольно резкие фразы, хоть и правдивые, но, мельком скосившись на Америку, дипломатично промолчал. –Хм… «По-моему, он забыл, с какой целью создано НАТО и какие задачи оно перед собой ставит в настоящее время». - Я должен думать о своей стране и о своих людях. Не моя вина, что вы на это не способны. Я выхожу из НАТО. Хмуро опустив уголки губ, британец несколько судорожно сжал телефон и быстро убрал его обратно в карман. «С Рашкой спелся, не так ли?» Внимательно посмотрев на Германию, англичанин усмехнулся и с ироничными нотками в голосе произнёс, хитро щуря лукавые глаза: - Выходишь из НАТО, значит? Ммм, как интересно. А ты, часом, не забыл, что это военно-политический блок? И, да, на вооружённых силах кое-кого из нас троих, в силу всем известных событий, до сих пор лежат определённые ограничения, не говоря уже об ядерном вооружении, и это явно не мы. Таким образом, британец тонко намекал на три важнейшие задачи альянса – коллективная оборона, кризисное регулирование и безопасность на основе сотрудничества. Ему было интересно узнать, как же немец планировал обеспечивать национальную безопасность в условиях острой мировой напряжённости и ростом террористической угрозы с Ближнего Востока. НАТО являлся весьма удобным и, главное, эффективным инструментом, поэтому отказываться от него – в высшей степени глупо, а немец, как известно, глупости совершал редко, но метко. «Не верю, что на такое решение его сподвигли исключительно экономические причины, здесь, определённо, есть что-то ещё. И к тому же, на кой чёрт ему потребовалось сообщать эту новость именно сейчас и лично Америке? Обычно о подобного рода вещах заявляют на общем заседании. Так нетерпится?» Артур бросил серьёзный взгляд в сторону брата: как отреагировал фактический лидер НАТО?

+1

23

- Здравствуй, Германия.
«Я ждал тебя со дня на день».
И характер, и предположительные намерения Людвига были парню давно известны. Но разве теперь принято не соблюдать хотя бы формальности? Уж не говоря о банальном уважении к действующему союзнику. Альфред чуть заметно помотал головой и уже открыл рот, чтобы выразить весь свой здоровый скепсис, но немец был непреклонен: он перешел к выяснению отношений с лету, едва переступив порог кабинета.
Выслушав, как Людвиг отчитывает сверхдержаву, Америка тяжело выдохнул и убрал со лба назойливую прядь. Самым нежеланным оказалось то, насколько быстро и бескомпромиссно выражался ариец.
- Да, было бы предпочтительнее предупредить меня… - янки хмыкнул. – Как бы то ни было, проходи, присаживайся. Как я вижу, настроен ты на серьезный разговор. Подобные вопросы не обсуждаются на скорую руку.
Джонс задумался и бросил беглый взгляд на англичанина: тот был хмур. Даже слишком хмур, учитывая то, что пару минут назад в результате долгого разговора ситуация перестала казаться столь безнадежной для них обоих. Видимо, Артура здорово задели нотации партнера по ЕС. В конце концов, что он должен чувствовать, когда его причисляют к странам PIIGGS? И, хотя недовольство собственно политикой НАТО было главным образом заслугой амбициозных американских деятелей, янки оставался по-прежнему самоуверенным. И, пока тот выстраивал логические аргументы в голове, британец смешался в разговор. Альфред вскинул брови от удивления и уставился на брата. Нет-нет, без сомнения союзник говорил совершенно правильные и очевидные вещи. Но эмоции… их бы поменьше, пока немец не завелся. Янки посмотрел незваному гостю в глаза:
- Людвиг… Правда, хватит уже об этом кризисе. Я же не дурак, в конце концов, - Альфред склонил голову. – В последнее время слово «кризис» стало ответом буквально на все вопросы. Таким образом ты намекаешь, что государство не способно финансировать операции НАТО?
Немного смущало сравнение военно-политического блока с Евросоюзом. «Ты чертовски прав, Англия, как и ожидалось. Германию лучше вывести на чистую воду. Все равно в ход пойдут реальные, существенные аргументы.»
- Позволь тебе напомнить, что их ты, собственно, и не финансируешь. Взять хотя бы интервенции НАТО в Ливии. Ты же объявил, что не собираешься прикладывать руку? Я не оказывал ни малейшего давления.
И он развел руками. Германия помогла славным демократическим силам, направив своих людей в Афганистан. «Но это не военные действия, Людвиг! Армия простаивает. К чему эти глупости?» Заявление казалось с каждым «шагом» все более абсурдным. Ариец поддался стереотипу о тупых американцах?
- Слушай, ну давай ситуацию, что ли, смоделируем. В данный момент на тебе санкции ООН: ограничение по численности армии и… нет смысла объяснять. Представь, что вражеские войска пересекают границу. Твой гарант – НАТО, понимаешь? А не будь его, придется за свой счет содержать армию достойных размеров. Такими темпами ты быстренько скатишься в долговой кризис.*
«Получи, фашист, гранату», - едкая фразочка пронеслась в голове Альфреда. Джонс бил Германию ее же оружием. «Кризис, говоришь? Ну давай, что ли, обсудим кризис. Неужели самому не надоело?»
- А что еще интереснее: ты говоришь, что НАТО изжило себя. Считаешь его недееспособным? А я по прежнему возлагаю немаленькие надежды на все ту же Ливию. Не будь НАТО, мы лишились бы надежного союзника в арабском мире – Турции. Еще Албания на Балканах. Пусть маленькая, но она есть. Не стоит забывать о бывшей Югославии.
Вспомнилась встреча с маленьким бесстрашным сербом. Маленьким… по рамкам Соединенных Штатов. И большим союзником по меркам России. Кстати, именно Россия, вероятно, и послужил причиной внезапного визита Германии в Детройт. «Что ж, для начала хотелось бы услышать то же самое от тебя.»
- Тебе охота прикрываться кризисом и недееспособностью блока? Давай на чистоту, Германия. Ты, как главный европейский локомотив, необычайно критичен по отношению к менее… хмм… дисциплинированным странам. Учитывая то, что сейчас творится в Евросоюзе, это вполне обоснованно. И через призму долгового кризиса в Старом Свете ты смотришь на нас, - Джонс перевел взгляд на другого европейца, хоть и сомнительного. – Точнее, на меня.
Без сомнения, монолог задел и американское самолюбие. Что случилось с этим миром? По мнению Соединенных Штатов, и Феликс, и Гордан, и даже Людвиг, как оказалось, вели себя неожиданно грубо. Кто, прошу прощения, сидит на мужественной арийской шее? США? Сам бы себя послушал. Чего не хватает собеседникам? Уважения или все же элементарной хитрости?
- Думаешь, я тут дурака валяю? Страна потребителей, да. А еще страна инноваций. Неужели ты серьезно считаешь, что Соединенные Штаты позволят себе бездействовать? У меня же шило в заднице! – уголки губ янки дрогнули. – А еще я знаю больше, чем ты думаешь. Хотя… вряд ли ты не принял это во внимание. Хочешь говорить на тему выхода из НАТО – говори на чистоту.
Возможно, стоило ограничиться притворством. Возможно.

__________________________

*

В чем соль

Не знаю, надо ли, но на всякий случай объясню, что имею ввиду. Военпром и армия – это сугубо государственные сектора. Значится, средства на их развитие/содержание выделяются из госбюджета. Сейчас в Германии профицит бюджета: расходы ниже доходов. В случае, если государство увеличит расходы (или если доходы уменьшатся), возникнет дефицит. Придется брать деньги в долг. А что дальше – понятно.

+1


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Активные Эпизоды » Вечная призрачная встречная Сможет уберечь меня...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC