Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Драхма, только драхма, и ничего, кроме драхмы (Грец., ЕС)


Драхма, только драхма, и ничего, кроме драхмы (Грец., ЕС)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Место: Конференц-зал "по-домашнему, по-бельгийски", Брюссель, Бельгия
Время и Погодные условия: 10 ноября, день, ливень с громом
Главные действующие лица: Греция, Германия, Франция, Англия, Испания, две Италии.
Второстепенные персонажи: Румыния, Болгария, Нидерланды, Бельгия, Кипр
Нежелательные страны: не-европейцы
Зачин: Греции изрядно надоело быть козлом отпущения всего ЕС, он решается объявить о выходе из союза. Он понимает, какую битву ему предстоит пройти, но тем не менее идет.
Цели: Разосланы по ЛС
Первыми стартуют: Греция ---> Франция/Германия/Пруссия/Англия/Испания/Италия ---> Можно вмешаться другим ---> Греция


Итог:
Мечты об идеальной интеграции останутся мечтами. Заявление Премьер-министра Греции Г-на Самараса от 3 ноября 2012 года о грядущем объявлении технического дефолта, выходе страны из Еврозоны и, возможно, всего Европейского Союза повергло в шок всех экономических партнеров Западной Европы. Главные финансовые помощники греков - Франция, Германия и Великобритания - в лице политических лидеров не поскупились на выражения, дабы поставить эллинов на место. Однако, в ответ они получили лишь угрозу о прекращении любого сотрудничества Афин и ЕС. Мнения экспертов на этом этапе резко разошлись: еще не известно, кто больше пострадает от "разрыва отношений".
Дальнейший накал вызвал цепную реакцию среди других стран-должников. В скором времени о своем выходе из Европейского Союза заявили правительства Испании и Португалии. Маленькая Ирландия, только-только начавшая налаживать свои внутренние дела, тут же подхватила волну общего недовольства. В итоге, ЕС лишился четырех стран за раз. Под вопросом остается лишь членство Италии в союзе: вероятно, третья экономика Европы все же не позволит себе подобных вольностей. Но кто знает? Правительство ЕС опасается за дальнейшую судьбу союза, но официальных заявлений о закрытии зоны свободной торговли пока нет.

0

2

Греция нервничал. Ему казалось, что эта нервозность видна всем присутствующим на очередном саммите ЕС, но нет. Страны переговаривались, обсуждали какие-то текущие проблемы — как обычно, в общем. На него привычно не обращали внимания, привыкли, что он постоянно спит. А в доме Бельгии было на редкость уютно. За окном бушевала природа, но внутри было очень тепло и комфортно. Факт, что Греция в таких благоприятных условиях не храпит, должен был хотя бы вызвать удивление, но в мире творилось что-то темное и пугающее, так что вряд ли кто обратил внимания на эту странность. Честно говоря, Геракл и сейчас бы уснул, но у него было важное сообщение. И это сообщение жгло его изнутри, рвалось наружу. После него все изменится.
Возможно, он опять совершает ошибку, как уже было раньше, но ему пора, наконец, сделать свой выбор. Не продиктованный потомками латинского варвара или политиками, руководствующимися маловразумительными доводами, а свой собственный выбор. Грек мало интересовался глобальными делами, поэтому легко поддавался чужому влиянию. Но с этим пора было заканчивать, хоть ответственность и огромный мир изрядно пугали.
«Мир так быстро меняется… Я просто не могу за ним успеть. Видимо, быть на вторых ролях — моя судьба. Но, по крайней мере, я могу выбрать, после кого быть вторым. Страны Евросоюза либо слишком лицемерны, либо наивны. Америка... — Геракл поморщился, вспомнив американских туристов, искренне считающих, что Дельфийский храм Аполлона был назван в честь их спутника. — Нет, не может быть и речи. Россия… Пусть он далеко и не всегда питал ко мне теплые чувства, но он, по крайней мере, был честен. В своем стиле… И он истинный наследник Византии.»
По натуре Греция не был скрытным, поэтому все мотивы и надежды были буквально написаны у него на лице. В современном мире это было скорее недостатком, но тут уж ничего не поделаешь. Изощренным в политических играх Англии и Франции не составит труда понять, что он хочет быть ближе к своим братьям по вере. Геракл не питал иллюзий. Открытое неповиновение не понравится европейцам. Турция, а может быть даже и Албания, вспомнят старые обиды и притязания. Но он готов к этому.
«Готов ли?..»
— Итак, последнее. У Греции есть для стран Союза какое-то сообщение, — встреча шла своим чередом. По правде сказать, Геракл не смог поначалу толком объяснить, что это за сообщение и насколько оно важно, поэтому его выступление запихнули куда-то в конец повестки дня, в раздел «Разное».
Он почувствовал на себе снисходительно-заинтересованные взгляды. Сердце стукнулось куда-то в горло, а потом с силой ухнуло вниз. Геракл поднялся и, стараясь смотреть в стену, произнес:
— Я покидаю Евросоюз.
И стало легко. Все. Назад пути нет.

+3

3

Финансовый кризис в Европе продолжает углубляться. Европейские лидеры - Германия и Франция - по-прежнему не могут прийти к согласию по вопросу о помощи остальным членам ЕС. Греки же, в свою очередь, имеют сильно завышенный относительно конкурентоспособности их экономики уровень жизни. По разным оценкам, для сбалансирования ситуации им надо сократить потребление как минимум на треть, что, понятно, очень болезненно (кстати, США надо сократить потребление для достижения точки балансированности примерно на 10-15%). Понятно, что любая политическая сила, объявляющая „надо меньше жрать”, резко теряет популярность. С другой стороны – выхода-то нет. Или надо «меньше жрать» в зоне евро, или придется выйти из зоны евро и все равно „меньше жрать” из-за резкой девальвации драхмы. И многие эксперты абсолютно уверены: лучше уж остаться в зоне евро... А зона евро продолжает трещать, да так громко, что подчас приходится затыкать уши. Но за ней недалеко и до расшатывания Евросоюза. Неужели идея евроинтеграции изжила себя?...

"Нашли время, аргх..." Поправляя галстук, Англия быстрым и уверенымм шагом направлялся в конференц-зал, где должно было состояться очередное заседание стран-участниц ЕС. "Вообще-то, я хоть и вхожу в Европейский союз, но проблема еврозоны меня мало чем заботит. Заранее уверен: это опять будет главной повесткой дня. Хех, своих дел по горло: сепаратизм, национальные меньшинства, спад в экономике и прочее. Надеюсь, я не зря сюда припёрся." Постепенно подтягивались все остальные страны, Британия же заявился чуть ли не раньше самой Бельгии, принимающей конференцию. С несколько скептической рожей Кёркленд занял своё традиционное место и, закинув ногу на ногу, демонстративно развернул утренний номер Times, тем самым давая отчётливо понять: "не беспокоить!" Под ногами красовался дипломат с какими-то документами. Наконец-таки в зале появилась Южная Европа, для которой опоздать - дело святое, по крайней мере, по мнению англичанина, но сегодня они явно согрешили и пришли заранее. На соседнее кресло приземлился бесящий своей элегантностью француз. Оторвавшись от чтения, Англия смерил его холодным взглядом и только коротко усмехнулся, даже не поздоровавшись.

И вот, дурацкая конференция началась. Скрестив руки на груди, Англия внимательно слушал выступления европейцев. Кризис, долги, национальные меньшинства, Греция, очередной транш финансовой помощи, кризис, долги, национальные меньшинства, Греция, очередной транш финансовой помощи... Одни и те же темы, казалось, крутились в бесконечном водовороте. Англия молчал и недовольно хмурился: его лидеры давно уже призывали тандем Меркози к активным действиям, а не пустому балагану. За что и поплатились. В конце октября 2011 года на саммите Евросоюза французский президент Николя Саркози, видимо, сильно раздраженный тем, как идут дела, в весьма грубой форме раскритиковал действия британского премьера Кэмерона. Тиражи газета The Guardian пестрели заголовками "Nicolas Sarkozy tells David Cameron: shut up over the euro", что можно перевести как "заткнись насчет евро". "Мы сыты Вами по горло, критикующими нас и говорящими нам, что делать. Вы говорите, что ненавидите евро, и теперь Вы хотите вмешиваться в наши дела", - довольно недипломатично заявил тогда французский президент. И Англия это запомнил, несколько скептически наблюдая теперь за разворачивающимися на конференции дебатами.  "Как этим континентальным мерзавцам нравится топить себя в дерьме, а потом вылавливать друг друга. Уже даже не смешно становится." Подперев голову рукой, он пробежался взглядом по предложенным бумагам, содержащим в себе какие-то статистики, сводки и детальное описание предполагаемых путей разрешения наиболее острых вопросов. Опять кто-то из сильных европейцев толкал речь. Интересную, захватывающую и злободневную, такую, что Англия еле удержался, чтобы не зевнуть (вообще-то, он просто мало спал, по обыкновению завалившись в кровать лишь после часа ночи, и встал рано). Глянул на часы. "Отлично. Конференция вот-вот закончится. Что там у нас по плану?"

По традиции, заседание завершал раздел "Разное", куда включались вполне обыденные, но всё же требующие к себе внимания, темы. "Кажется, Греция что-то хотел сказать. Неужели жрать меньше стал и деньги экономить?" Англия несколько снисходительно, но не без оттенка какого-то высокомерия, посмотрел на главную проблему всего европейского сообщества. - Я покидаю Евросоюз. Шок. В зале повисла тишина. Страны коллективно недоумевали: такого решения явно никто не ожидал. Удивлённо вскинув брови, британец задумчиво почесал подбородок. "Нда уж.... Разное..."

Британия - не Европа, но ЕС всё же был важным пунктиком в политике Соединённого Королевства. Сотрудничать со Штатами хорошо, конечно, но после них главными экономическими партнёрами являлись Германия и Франция. Прекрати Евросоюз своё существование, и Британия лишится преференций* в торговле с ними и другими экономически развитыми странами Европы! Следовательно, это серьёзно ударит по его же собственному бюджету... Поднявшись со своего места, Англия серьёзно произнёс: - Это может поставить под угрозу будущее ЕС и подтолкнуть мировую экономику к новой рецессии. Твой выход из еврозоны спровоцирует эффект домино, заденет Ирландию и Португалию, которые в итоге также могут оставить валютный блок, и вызвать финансовый крах Италии и Испании. Кроме того, это повлечет 100-процентный дефолт по греческим облигациям, девальвацию драхмы и "исключение" Греции с долгового рынка на несколько лет. Ты об этом подумал или всё продрых?! - и, усмехнувшись, добавил, бросив выразительный взгляд на южан: - Выбранный Евросоюзом вариант с избеганием „дефолта” может создать негативный прецедент – раз Греции „простили” 50% долга, аналогичной помощи смогут ждать и прочие страны PIIGS**, а этого частный капитал уже не выдержит. Выходит, выделенные ЕЦБ*** и МВФ**** с подачи Меркози***** транши оказались бессмысленными, и хвалёная еврозона вообще летит ко всем чертям? Что ж, браво, а там и до Евросоюза недалеко.

____________________________________________________
*Преференции (позднелат. praeferentia — предпочтение, от лат. praefero — предпочитаю) - особо льготные (или предпочтительные) ввозные пошлины, устанавливаемые данным государством для всех или некоторых товаров отдельных стран и не распространяемые на товары прочих стран.
** PIIGS - распространённое сокращение, введённое в 2008 году журналистами и финансовыми аналитиками для обозначения пяти стран — Португалия (P), Италия (I), Ирландия (I), Греция (G), Испания (S). Сокращение соответствует английскому слову свиньи и демонстрирует крайне негативное отношение к финансовой политике этих стран в еврозоне. Эти страны обладают таким крупным государственным долгом, что оказываются на грани банкротства.
*** - Европейский центральный цанк
**** - Международный валютный фонд
***** - журналистское обозначение тандема "Меркель-Саркози"

Отредактировано England (2011-11-10 23:52:25)

+3

4

С самого утра Бельгию сильно трясло. То и дело ей казалось, что всё пойдёт не так, что-то точно будет не по плану, какая-то вещь почти стопроцентно вылезет наружу и будет активно вонять, пока её не заметят. Мишель согласилась на проведение саммита ЕС на своей территории в надежде, что её проблемы обойдут стороной. Некоторые страны, в том числе и соседский Германия, уже начинали смотреть на Бельгию косо. Постоянно растущие долги и разлетающаяся по частям экономика никого не красят, и Бельгия не была исключением. Злые языки поговаривали, что скоро Бельгия будет обузой для ЕС, что она идёт по стопам Греции. Девушка задорно отмахивалась от слухов, называя их бесполезным враньём, и до последнего не предпринимала никаких попыток изменить ситуацию. Однако больше так делать нельзя. На повестке дня в стране стоял вопрос об отмене ставшей традиционной политики вафельницы. Действительно, часть денег улетает просто в никуда. И как же она об этом не подумала?
Мишель со вздохом приложила ладонь ко лбу. Не сейчас. Позже, когда все страны уйдут. Она подумает об этом, обязательно. И попросит помощи у брата, одной ей не справиться.
С самого утра Бельгия убиралась. Уборка, уборка, уборка - вот что было у неё на уме. Девушка изрядно подустала, и будь где-нибудь рядом подушка, она бы сразу же её оккупировала. В голове неугомонно крутилось "долги-долги-долги", Мишель изредка мотала головой из стороны в сторону, и тогда мысли ненадолго отступали. Другие страны были заняты обсуждениями проблем, кто-то высказывался, кто-то молчал. Мишель честно пыталась вникнуть в то, что они говорили, но голова то и дело клонилась вниз.
Единственный, кто мог разделять её состояние сейчас - это Греция. Даже забавно, сейчас они были очень похожи, по крайней мере на взгляд Евросоюза: оба не участвуют в разговоре, такие сонные...и такие бесполезные. Мишель не без усилий подавила в себе желание расплакаться, а ведь оно было очень велико. Девушка кинула взгляд на Грецию. Странно, но он не спал, и даже более того, был весь нервный, будто на иголках сидел. Ситуация явно не располагала к нервному расстройству, однако, глядя на Грецию, можно было сказать именно это.
Конференция подходила к концу. Все основные вопросы вроде бы обсудили, осталось только то, что находилось в папке "Разное". Бельгия от всей души надеялась, что её вопрос никогда не станет главным на повестке дня. Как девушка, она любила внимание, но если это внимание ЕС...пристальное внимание к бюджету страны, к экономике...ужасно. А потому нельзя, чтобы это произошло. Она всё сделает, чтобы не допустить этого.
— Итак, последнее. У Греции есть для стран Союза какое-то сообщение, - а вот это уже что-то новенькое. Бельгия подняла голову и посмотрела на Геракла. Какая у него есть новость для ЕС? И почему он так нервничал? Девушка подперла шёку.
- Я покидаю Евросоюз.
Тишина. Страны прекратили переговариваться и все, как один, повернулись к Греции. От шока никто не мог сказать ни слова. Бельгия во все глаза смотрела на грека, подсчитывая вероятность того, что он просто пошутил. Нет, этого просто не может быть, в принципе, это же...
Бред.
- Это может поставить под угрозу будущее ЕС и подтолкнуть мировую экономику к новой рецессии, - Англия поднялся со своего места. Видимо он уже оправился от шока и теперь приводил довольно весомые, хоть и безрадостные, аргументы и прогнозы. Англия был прав: это повредит не только ЕС, но и самому Греции. Неужели он не подумал об этом?
О нет...
- Англия прав. Греция, ты не можешь просто так выйти из Евросоюза, - Бельгия вскочила со своего места, как ошпаренная. Не то, чтобы её так сильно хотелось выступить, просто если Греция уйдёт, её проблемам окажут куда большее внимание, чем хотелось бы. Чёрт, такого поворота событий Мишель точно не ожидала. Нужно было срочно что-то решать и как-то действовать. Пусть такой выпад в сторону Геракла и был странным, но всё же хоть каким-то действием. Тем более, что будущее может быть ох каким неутешительным после выхода Греции из ЕС. Такие проблемы никому не нужны. Мишель не могла поверить, что Греция всё действительно обдумал и решился на такой поступок. Это же глупо!
Либо у него не было другого выхода.
В какой-то степени Бельгия понимала его. Да, долги имели место быть. Евросоюз набросился на Грецию, едва у него начались проблемы. Каждую конференцию его мурыжили, нет ничего странного в том, что ему это надоело.

Отредактировано Kingdom of Belgium (2011-11-29 16:02:14)

+1

5

а вот и Португалия.
Вот уж кто, а вот португалка точно чувствовала себя не в своей тарелке. В зале чувствовалось какое-то напряжение, а давление-таки со стороны других стран на "обузу" ЕС в данный момент казалось ну просто гигантским. Хотя кто знает, может это всего лишь разыгранное на какой-то почве воображение Беатриш, но уж она отлично понимала, что Португалия - камень, тянущий всех на дно на пару с Грецией и прочими странами, чей внешний госдолг превысил их собственный ВВП и чья экономика вызывает лишь только негативные эмоции критиков.
С самого утра Фернандеш чувствовала себя как-то не так. Не как в обычные дни. Было то неприятное чувство духоты, что было странно, поскольку снаружи же властвовали ветра и бушевала погода. Хотя, как подумала Порту, это вполне возможно из-за плотно закрытых окон и системы отопления. Вот уж действительно, было бы глупо валить на какие-то иные причины. Но из-за пару других мелких происшествий, да и по причине своего бескрайней суеверности, Фернандеш чувствовала, что вот что-то произойдет. Именно сегодня и именно здесь. И может интуиция, может бред. Кто хочет, тот так и думает. Но, впрочем, различные предчувствия были у Порту всегда, а не райские дни начались еще с тех времен, когда стало ясно, что Португальская республика в кризисе.
С самого начала конференции синьора Гаррау вообще вряд ли слушала и вникала в суть проблем, остро возникших перед ЕС и требующих какого-либо срочного решения. Просто делать вид, что сие ее хоть как-то заботит, время от времени изображать на лице свою озадаченность, изредка соглашаться с каким-то предложениями она умела мастерски. И даже сейчас, когда касалось дело кризиса и долгов, такой важный вопрос, особенно для нее самой, португалка предпочла предаться размышлениям относительно только своих проблем и не отвлекаться на что-нибудь другое, вроде Греции, однако положение самой Португалии отнюдь не сахар, а если говорить откровенно, то совсем худо. Может чуток лучше того же грека. И даже осознание того, что есть страны в таком же положении, как Испания или Италия, не слишком радует, а скорее печалит.
"А проблемы все те же. Топчемся на месте, господа заседающие. Смысл Евросоюза теперь? От него нет ни толковой помощи, ни полезных слов. Просто собрание стран, которым так и хочется высказаться. Сказали слово - до свидания. Сколько же можно? Где помощь? Мы тут все страдаем... пустая трата денег на проблемы, решаемые со временем. И вообще я хочу домой. И раз уж любезные сеньоры не решатся помочь моей стране, то сама я себе помогу, и еще выйду сухой." - примерно так думала Беатриса все оставшееся время до конца собрания, по крайней мере, до окончания обсуждения более-менее важных вопросов. Удивительно, что мысли были не столько о том, как бороться с кризисом, а сколько о том, что Евросоюз стал бесполезен и потерял свое прежнее значение.
А время все тянулось и тянулось. А вопросы были все теми же. И обсуждаются они уже в какой раз и они могут обсуждаться бесконечно... Не покажется странным, что когда-нибудь у кого-то сдадут нервы на этой почве. И промелькнула в темной голове Беатрис мысль, что этой страной станет она.
И вот, наконец-то самая важная часть сегодняшней конференции окончена! Порту облегченно выдохнула и облокотилась на спину кресла, опустив голову вниз и полностью расслабившись, игнорируя при этом всякие манеры и воспитание. Хотя как можно думать об этом, когда ты жутко усталый и раздраженный?! И когда ты хочешь лишь лечь в кровать и ничего не делать?
Но вспомнив тут же о существовании такого раздела, как "Разное", Португалия недовольно скорчила лицо и вернулась в прежнюю позицию, то есть предполагалось сесть прямо и положить руки на стол, равно как ученику в начальных классах. Пару раз встрепенувшись и покачав головой, скорее для того, чтобы "проснуться", девушка наконец-то была готова слушать какие-либо объявления и отчетливо понимать, что именно сейчас будут говорить. Или она хотя бы старалась слушать и вникать.
— Итак, последнее. У Греции есть для стран Союза какое-то сообщение, - и хотя для самой представительницы Португальской республики это было не очень так интересно, она все же повернула голову в сторону Геракла и ожидающе на него взглянула, словно бы пытаясь этим взглядом побыстрее вытянуть из южанина свое так называемое "сообщение".
Но следующее, что она услышала после кратковременной паузы, выбило напрочь из привычной колеи. Заявление о том, что Греция решила выйти из Евросоюза воистину шокировало и даже вызывало чувство страха. Вот так открыто взять и сказать о своем уходе... очевидно, что этого уж никто не ожидал услышать. В зале установилась поразительная тишина и не слишком удивительно: еще никто не отошел от шока.
Но причин, чтобы встать и возразить, у самой Беатриш не было. Даже более того, она бы поступила точно также и сама Порту полностью согласна с греком. Уж у него чуть ли не самое тяжелое положение на данный момент, и даже помощь того же союза уже мало чем помогает. Почему бы не взять и не решить проблему самому? Конечно, можно бесконечно искать плюсы такого решения, искать слова для защиты Геракла, пытаться потом защититься самому, приводя какие-то аргументы... но раздумья были прерваны не кем иным, как Англией, приводившему сейчас голые факты и такими мерами пытающийся остановить грека от "неразумного решения", затем Бельгией, поддакнувшей британцу, хотя все же правильнее было бы сказать, что Мишель просто придерживается того же мнения.
Когда за бельгийкой вроде осталось последнее слово и, казалось бы, установилось тишина, тут решила подать слово и сама Фернандеш. Она встала со своего места, упершись руками в стол, и тут же начала, так сказать, "защищать" Геракла и его точку зрения, хотя скорее ей просто захотелось высказаться самой и в данную минуту сказать все, что накипело в голове:
— Уж не тебе ли, Англия, говорить что-либо?! Лично я поддерживаю Грецию! От Евросоюза нет никакой помощи, и вряд ли он будет тратиться на кучку мелких стран, оказавшихся в таком положении. Конечно, Португалии ли высказываться, у которой ужасная просто ситуация в стране!... Но лучше действовать самому, чем годами ждать необходимой помощи. И в свою очередь я также хочу изъявить желание в скорейшем времени покинуть Евросоюз. Меры по устранению внешнего долга уже приняты правительством и приведены в исполнение. Это все, господа и дамы. Спасибо за внимание.

Отредактировано Portugal (2011-12-05 17:20:15)

+2

6

Ну и скукотища,- подумал Тони, в очередной раз, выслушивая  разговоры о нерешенных мировых проблемах. Он предпочел подумать о чем-то хорошем. К примеру, чем он займется после этой занудной  конференции? Испанец посмотрел на настенные часы, в которых стрелка передвигалась очень медленно, и зевнул.  Если все закончится к обеду, то можно устроить себе сиесту, предварительно выпив бокальчик красного полусладкого вина. Благодать. Незаметно улыбнувшись, Тони продолжил строить планы.  О, а ведь можно потом вечером смотать на площадь, познакомиться с какой-нибудь милашкой…
-Я выхожу из Евросоюза. Слова, как холодный контрастный душ, “разбудили” Тони.
-Что? - негромким и удивленным голосом спросил Антонио. Но было и так понятно, без всякого повторения, что сказал Греция.  Страны, не обратив внимания на вопрос Испании, замолкли. Но это продолжалось не долго: Англия начал бубнить свою речь про свиней и подобное. “Сам в малине, ему легко говорить”, - с упреком подумал парень. Все протекало как в замедленно съемке. Теперь – то, каждый момент, каждое слово имело свою важность. Возможно, сейчас решалась судьба не только одной страны, но и целого мира. Не стоило все брать в рамки одной Европы.
И вот, Порту закончила свою хоть и далеко не идеальную, но вполне интересную, живую речь. Испания, смотря именно на нее, поддержал хлопаньем ладоней.
-Ахаха, я согласен с Португалией, - сказал Тони, вставая со своего места.
-Система ЕС в наше данное время очень неустойчива, неправильно построена. И сейчас дала огромную трещину, которую залатать будет попросту невозможным. Антонио покосился на Англию и продолжил:
-Вы посмотрите, сегодня уйдет Греция, Порту, завтра последуют за ними другие.  Кризис не за горами и в других странах. Видя это, ЕС все равно не показывает явных результатов по устранению сценария нового накопления долгов. Все это как замкнутый круг. Испания нахмурился. Глядя в лица слушателей, он сглотнул.
-Я тоже ухожу.

+2

7

Ужасная погода на улице сегодня. Франция немного промок под дождём, но в целом и общем вошёл в зал сухим. Одетый строго и со вкусом, Франц с улыбкой поприветствовал и перекинулся парой слов с какими-то знакомыми. Но, оповестили о том, что вот-вот конференция начнётся и Франциск своей летающей походкой проследовал к своему полюбившемуся месту. Опустившись рядом с Керклендом, Франсуа сдержанно кивнул своему соседу, краем глаза заметив холодность в зелёных очах Туманного Альбиона. Собственно, всё как и всегда. Поправив ладонями белый пиджак, Франциск устало опёрся локтями о стол и стал внимательно слушать всё то, о чём сегодня шла речь. Да, наверное, это всё было бессмысленным мусором, но Франсуа приучил себя к тому, что в каждом слове можно найти крупицу того, что так нужно Бонфуа. А нужно ему благополучие его страны. Тем более, как говорил Кардинал Ришелье: "Дайте мне шесть строчек, написанных рукой самого честного человека, и я найду в них то, за что его можно повесить." - а теперь подумайте, сколько всего можно выудить из пары часов болтовни на тему кризиса, мировых проблем и прочего, прочего...
Только сегодня Франция с трудом отделял нужное от ненужного. Голова немного болела - Франциска последнюю неделю мучила бессонница - ау кого она тут не болела?! Если верить скучающим лицам каждого из тут присутствующих, ничего нового на конференции не говорили, не обсуждали. Только интуиция Франсуа подсказывала, что он не зря приехал сюда, что-то обязательно будет. Что-то, что не даст ему соскучиться. Краем голубых глаз он заметил печальное лицо Бельгии. Франциску стало по-человечески жаль девушку. Даже не сколь жаль, а сколь обидно за неё. Франция постарался перехватить взгляд Мишель, чтобы подбодрить её. Молчанием, выражением глаз - не важно. Франсуа ещё верил в Бельгию, верил в то, что она на многое способно. Маленькая,но сильная девушка в глазах Франциска. Чего он никак не мог сказать о Португалии. Не верил он в неё, хоть убейте! Да и вера в Греию была готова в любую секунду лопнуть, как мыльный пузырь... И вот, прошу! Словно иглой по тоненькой мыльной плёночке:
— Я покидаю Евросоюз. - Франциск итак сегодня не отличался разговорчивостью, а сейчас стал будто ещё тише. Уголки губ растянулись в нервной ухмылке, даже послышался тихий смешок. Но, словно отрезвляющая пощёчина, на француза подействовали слова Англии, который сидел рядом. Ох, с какой стороны не посмотреть - гениальный политик. Во взгляде Бонфуа мелькнула лёгкая вспышка гордости. Он горд, что является достойным соперником такому государству, как Великобритания. Но ведь сейчас не до этого, так?
Каждый начал высказывать своё мнение, а Франсуа предпочёл пока что тактично молчать.
- Спасибо, Бельгия... - мысленно поблагодарил он девушку, что поддержала позицию "А не пошли бы вы к чёрту, Геракл, какой уход из ЕС?!"
Но дальнейшее выбило Франциска из колеи. Португалия ещё ладно, но вот Испания куда лезет?! Франциск тактично прокашлялся, как бы привлекая внимание к своей персоне. Франция держался поразительно легко. Он не подскакивал резко, речь его не прыгала яростными нотками, в них было больше иронии. Франсуа медленно поднялся со своего места и, поправив манжеты красной рубашки, приступил к выражению своей позиции.
- Не люблю этого признавать, но доводы у Англии железные. Вы понимаете к чему это вас приведёт? Ладно вам на Евросоюз плевать, я ещё пойму эту позицию, но ваше наплевательское отношение к вашему же народу... - Франц говорил несколько сипло, к концу его слова звучали несколько цинично, да ещё и короткую паузу он завершил лёгкой усмешкой - Я вас не понимаю. Господа хорошие, я ещё пойму, почему Греция хочет уйти из Евросоюза. - он должен нам больше, чем страны Южной Европы вместе взятые. - Но ты, Испания, тебя куда понесло? - Франция смерил Антонио непонимающим взглядом. - Тем более, я не хочу переходить на личности, Португалия, но ваши слова вообще не подкреплены достойным доводом. Вы осуждаете нас в том, что мы не поддерживаем вас. Так, чёрт побери, докажите нам слепым, что вы достойны этого. Я всецело поддерживаю Англию. Ваши действия приведут не только к краху Евросоюза, но и к всеобщему кризису, а что будет дальше? - риторический вопрос. Конфликты в конференц залах могут перейти в горячие конфликты на поле битвы. Мир видел итак слишком много крови. Не очень хотелось видеть ещё больше, даже на чужой территории. Высказав свою позицию, Франция коротким взглядом окинул зал, скрестив руки на груди, стал ожидать дальнейшего развития действий.

+1

8

Ход истории на примере как отдельных личностей, так и целых стран доказал, что даже из огромной трагедии можно сделать маленькое счастье: кто-то под ударами судьбы находит в себе скрытый талант, кто-то — удивительные запасы терпения, сил и прочих полезных штук. Нидерланды и Бельгия, в частности, тоже открыли для себя ряд важных истин: одна из них, например, "слушай внимательно"...
После девятой попытки сосчитать количество рубцов на крышке бутылки с минеральной водой Нидерланды, окинув стол переговоров коротким взглядом стекленеющих глаз, запрокинул голову и погрузился в изучение линий потолка и люстр. Мягкий шелест ливня, редкие тихие раскаты грома и мелодичная, удивительно спокойная речь выступавших сплелись в гимн Дремоте; и Йорис в такт этому гимну негромко сопел. Настроение — в самый раз для чашки кофе; если бы не конференция, Голландия бы непременно отправился в облюбованное им кафе, которое расположилось в старинном здании неподалёку от его дома. Большие французские окна, мягкие низкие диваны, вкусный недорогой кофе и бесплатный вайфай. Летом в сквер при здании и на небольшую площадь выносили столики и скамьи; Йорису нравилось конкретное место: в сквере, у живой ограды, рядом с молоденькой душистой липой. Летом там нежарко, листья приятно шумят, слабый ветерок приносит свежесть — красота! Скромная счастливая улыбка скользнула по лицу Голландии.

— Я покидаю Евросоюз, — Нидерланды напрягся. Выпрямился. Сна — как не бывало. Сознание мгновенно съёжилось и сконцентрировалось на Греции. Момент царила полная тишина. Её оборвал прохладный, несколько скрипучий голос британца, за которым как голодные кошки за ароматным кусочком рыбы потянулись другие голоса.
Йорис давно подозревал, что рано или поздно греческое равнодушие — или ангельское терпение? — к помыканию перерастёт в неприязнь к межгосударственному партнёрству, а затем и найдёт своё отражение в действиях, но он не думал, что это случится именно сейчас, в момент, когда Европейскому Союзу так не нужны внутренние распри.
Нидерланды подождал, пока возмущение несколько стихнет, прокашлялся и заговорил: Греция, твой выход из ЕС фактически повлечёт за собой серьёзный дефицит товаров; голод, нищета и безработица разорвут тебя. Мы готовы, — На момент Йорис запнулся, бросив короткий взгляд не без ноток тревоги в сторону Бельгии, — оказать поддержку, но от тебя требуется ещё немного терпения. — Мысленно он уже примерил положение Греции на сестру.

0

9

Где-то на половине речи Англии Греции отчаянно захотелось зевнуть. Сонливость, которая отступила было перед волнением, вернулась и навалилась с удвоенной силой. Впрочем, едва Англия умолк и со всех сторон посыпались мнения прочих стран, ему удалось победить сон. Неожиданная поддержка Испании и Португалии порадовала Грецию. Хотя, разве могло быть иначе? Соседи же, они точно понимали его позицию и были в курсе его проблем.
— Вы осуждаете нас в том, что мы не поддерживаем вас. Так, чёрт побери, докажите нам, слепым, что вы достойны этого.
Франция… Греции очень не хотелось с ним ссориться, но вот сейчас он чувствовал, как этот весь из себя идеальный красавчик начинает его раздражать. Создавалось впечатление, что весь Евросоюз в целом и Француз в частности даже не обратили внимания на недавнюю болезнь Греции. Нет, бесконечные беспорядки, ставшие уже привычной головной болью, были ни при чем. Стараясь ограничивать себя во всем, Греция действительно старался не стать тем камнем, что увлечет вслед за собой всех европейцев в яму. Он искренне считал, что его уход будет для них скорее благом. И вот такое игнорирование его стараний, его катастрофы, которая произошла не более 10 дней назад, приводило Грецию в непривычное состояние… нет, это была не ярость, не злоба, а просто разочарование. По правда говоря, до сего момента он по-настоящему не верил, что Евросоюз — это плохая идея. А вот теперь он понял, что это действительно так. Более успешные и развитые страны просто не обращают внимания на то, что творится у их товарищей по союзу. Их волнует только идея объединения Европы и формальное распределение обязанностей, невзирая на то, что не всем странам удается справляться с отведенной им ролью, что у них могут возникнуть и другие проблемы…
— Греция, твой выход из ЕС фактически повлечёт за собой серьёзный дефицит товаров; голод, нищета и безработица разорвут тебя.
При этих словах Геракл дернулся, как от пощечины, и обернулся к Нидерландам. Он что, вообще не следит за тем, что творится в мире? Холера полностью перекрыла экспорт Греции, уничтожила возможность оказывать туристические услуги,  и единственным, кто в эту трудную минуту помог ему был Россия. Европейцев слишком много, пока всех соберешь, пока объяснишь, пока все выскажутся, пока решат…
— Мы готовы оказать поддержку, но от тебя требуется ещё немного терпения.
— Ты, наверное, шутишь? — Греция не мог поверить своим ушам. — Дело даже не в том, что мои долги растут, что ЕС не может справиться со своими задачами. Я уже сейчас нахожусь на таком дне, что дальше уже некуда. Вы не сможете, да и не хотите мне помочь. — Он устало потер виски и продолжил, обращаясь ко всем. — Недавняя эпидемия лишила меня последних шансов восстановиться. У меня нет денег. И не предвидится в ближайшее время. Для ЕС куда выгоднее вышвырнуть меня за порог Еврозоны, пока не стало совсем поздно. Спасайте тех, кого еще можно спасти, а я с этого момента буду пытаться сам решить свои проблемы. Любой ценой.
«Все правильно, — думал он. — Они же не дураки, они должны понять. Возможно, план был хорошим, возможно удалось бы спасти ЕС без потерь. Но случилось непредвиденное… И все-таки, какой точный удар этой холерой: не только по мне, но и всей Европе. Слишком удачный, чтобы оказаться просто совпадением. Но интересно, кому это понадобилось?»

+2

10

Германия вошёл в конференц-зал, не опоздав ни на секунду. Он был готов ждать опаздывающих, благо, было чем заняться.
Германию тревожили различные проблемы, в том числе, конечно, и та, которая непременно будет сегодня обсуждаться: кризис. Всеобщий.
«Как же мне это надоело», - в сотый раз подумал Людвиг, - «приходим, обсуждаем, пытаемся как-то помочь несчастненькой Южной Европе, а сама она ничего делать не желает, неужто они и впрямь такие бестолковые? Ведь они в первую очередь от своего бездействия страдают».
Однако опоздавших не было.  «Видимо, всем очень хотелось побыстрей закончить и вернуться к своим, личным проблемам, которые решаются внутри государства, а не на саммитах ЕС», - подумал немец, - «что ж, я тоже не против».
Вот конференция и началась, предположение Германии подтвердилось – большинство стран слушало в пол-уха. Нидерланды даже не скрывал того отсутствие интереса: то вращал бутылку, то засыпал, откинувшись назад.
Англия хоть и слушал, явно скучал. Последнее время он всё больше отдалялся от континентальной Европы, что, впрочем, не мешало ему поучать Германию и Францию. «Хорошо устроился», - вздохнул немец про себя, - «и с нами, и против нас».
За окном бушевала непогода, а здесь было так уютно и тепло – в общем, вчуже, но Германия понимал засыпавших: в конце концов, действительно, большую часть информации уже успели обсудить в прошлые разы.
Наконец перешли к «Разному», немец аккуратно перелистнул страницы своего блокнота, открыв в нём соответственный раздел.
- Итак, последнее. У Греции есть для стран Союза какое-то сообщение, - «Греция» подписал Германия в начале страницы.
Однако слова Греции повергли Германию в шок. Ненадолго, конечно, всё-таки Германия руководствовался рассудком и логикой в жизни куда больше, чем эмоциями.
- Я покидаю Евросоюз.
Германия не один пребывал в ступоре – мигом проснулись все страны. Уютная атмосфера, царившая в зале, казалось, лопнула, уступив место напряжённой, звенящей тишине.
Первым очнулся Англия. Несмотря на все разногласия, которые были у него с Германией, немец, слушая Кёркленда, не мог не восхищаться его аргументацией.
- … Твой выход из еврозоны спровоцирует эффект домино, заденет Ирландию и Португалию, которые в итоге также могут оставить валютный блок, и вызвать финансовый крах Италии и Испании…
«Именно», - подумал Германия, - «если все дойдут до твоего, Греция, положения, то всё, считай, экономика ЕС изжила себя. Экономика ЕС… Наша с Францией экономика».
Нервно поддакнула Англии Бельгия. «Хоть кто-то более-менее ответственный среди них есть», - подумал Германия, окинув взглядом всех должников, - «уверен, сейчас кто-нибудь из них да одобрит Грецию. Если не последует его примеру».
Немец оказался прав – Португалия сообщила всем собравшимся, что от ЕС нет никакой пользы, а потому она уходит. Сказано это было с весьма обиженным видом.
«Не мы виноваты в вашей проблемной экономике. Вы сами!» - Германия устало посмотрел на девушку, - «Говоришь, с внешним долгом разобрались? Ну-ну, ждём».
«Как интересно», - подумал немец, - «Должники только жалуются, когда как все остальные приводят логичные аргументы; как дети малые, ей-богу», - грустно усмехнулся немец, выслушав Испанию.
Вступил Франция, начав с комплимента Англии. Всегда изящный, разумный, но слегка ехидный, Франц строил свою речь на том, что он-де понимает взбунтовавшихся должников, но всё же… Всё же не одобряет.
«А вот я не понимаю», - нахмурился Германия, - «Это почему им плевать на Евросоюз? То есть, им плевать, я знаю, но из-за чего? Они что, слепые? Что, и впрямь считают, что ЕС им никак не помог?»
Нидерланды был ещё более понимающ и добр. Германия закатил глаза – «сколько можно их жалеть? Надоело, честное слово!».
Снова поднялся Греция. «Может, хоть сейчас что дельное скажет», - задумчиво посмотрел на грека Германия.
Ан нет, снова привычное нытьё, правда, смешанное с геройством.
- Спасайте тех, кого ещё можно спасти, а я с этого момента буду пытаться сам решить свои проблемы. Любой ценой.
«Спасибо, Греция», - немец раздражённо хмыкнул, - «ты нам, оказывается, одолжение делаешь».
- Итак, - Германия понял, что пришёл его черёд высказать накипевшее, - Посмотрим, что у нас выходит. Послушайте, многоуважаемые, разве можно вот так вот запросто уйти? Значит, когда вам нужна помощь, вы бежите к ЕС; мы помогаем вам, но, в конце концов, у нас и тоже кризис – своих проблем хватает. Вы же, поняв, что просто так вытягивать из нас деньги не получится, - «не получится потому, что не очень хочется нам пускать деньги на ветер: вы же их мигом растрачиваете, ничуть не сокращая расходов», - говорите нам, что у вас, видите ли, глаза открылись на бессмысленность ЕС, что мы вам не помогаем, и без нас куда лучше. Прекрасно, господа, считайте так, Франция припомнил тебе твой народ, Греция, - меня он не волнует. Но твой выход из ЕС не может не отразиться на нашей экономике – а он, в свою очередь, заденет моих людей.

+3

11

Англия, конечно, ожидал, что среди стран найдёт не одну только поддержку. Почти что сразу полетели камни в его огород и - откуда бы вы думали? - прямиком из Южной Европы! Правда, Кёркленд скорее грешил на испанца, нежели на Португалию. - Уж не тебе ли, Англия, говорить что-либо?! От Евросоюза нет никакой помощи, и вряд ли он будет тратиться на кучку мелких стран, оказавшихся в таком положении. Мужчина скептически вздёрнул брови и одарил девушку неоднозначно-презрительным взглядом. "Вообще-то, я как бы в ЕС ещё состою, так, на заметку. Хм... "Нет никакой помощи, не будет тратиться..." Какая же чёрная неблагодарность! Только и могут, что вечно ныть, а экономить - это, конечно, им не дано." Британец подпёр голову рукой и скользнул острым взглядом по остальным южанам. Заявление Греции спровоцировало эффект домино. Раздались одиночные аплодисменты. Со своего места поднялся испанец, ещё кое-как держащийся на плаву, но имеющий все шансы в скором времени последовать за греком. - Я тоже ухожу. Кёркленд чуть было не подскочил с кресла, собираясь заткнуть за пояс страну страсти, но, прикинув, остался, сидя всё с той же крайне осуждающей физиономией. "Научитесь работать для начала."

Наконец-то голос подал Франция, один из экономических лидеров ЕС на ряду с Германией. Усмехнувшись, Артур одарил его по привычке ироничным взглядом. "Ну, давай, вставь своё веское слово, "Меркози". - Не люблю этого признавать, но доводы у Англии железные. Британец коротко и самодовольно ухмыльнулся. Позиции двух стран по данному вопросу полностью совпадали, поэтому, одобрительно глянув на соседа, Артур тихо произнёс, правда, в голосе проскакивали обыденные насмешливые нотки: - Молодец, хоть что-то дельное сказал. "Мне одному так только кажется, или речь уже идёт преимущественно о еврозоне? Тогда извините, мне пора." Все развитые и более менее стабильные страны ЕС придерживались единой точки зрения, самой разумной и наиболее рациональной в данной ситуации. Как только этого не понимала Южная Европа? Если они не справились с кризисом и долгами при условии помощи извне, то как будут потом, выйдя из ЕС? Вряд ли кто-то другой пойдёт им навстречу.

- Вы не сможете, да и не хотите мне помочь. Даже Великобританию, которая, в общем-то, никаких денег Греции не выделяла, начинало бесить такое отношение. Он видел, как Франция и Германия хоть как-то пытались выправить положение дел, не приходили к единому мнению, расходились, потом вновь собирались и обсуждали, обсуждали и ещё раз обсуждали. Рядовые немцы и французы уже негодовали, почему они должны содержать греков, которые ради собственного же блага не готовы отказаться от тех или иных удобств? Живут в долг, и при этом даже не пытаются хоть как-то переломить ситуацию и банально начать экономить! - Спасайте тех, кого еще можно спасти, а я с этого момента буду пытаться сам решить свои проблемы. Любой ценой. Англия приложил ладонь ко лбу и только покачал головой. Создавалось впечатление, что он присутствует на каком-то театральном представлении, где главный герой жертвует собой ради спасения других. "Как благородно... Аж тошно становится."

Не хватало разве что мнения "локомотива" Европы. - Значит, когда вам нужна помощь, вы бежите к ЕС. Скрестив руки на груди и откинувшись на спинку стула, британец с неподдельным вниманием вслушивался в слова Германии: уж кто-кто, а фриц имел полное право на жёсткую позицию. В конце концов, южане, в первую очередь, выманивали немецкие денежки из его же немецкого кармана. И правда, когда нужна помощь, эти лентяи галопом несутся в Евросоюз выпрашивать очередные кредиты. Но, видимо, выделенных средств им показалось мало, а самим потуже затянуть пояса - как-то не по нраву. Естественно, в такой ситуации намного проще сказать, что, дескать, передовой Европе плевать на южан, чем признать собственные ошибки и нежелание подчиниться требованиям ЕС, которые могли бы стабилизировать положение. - В конце концов, проблемы Южной Европы не в самом Евросоюзе, а, прежде всего, в еврозоне. Раз уж вы так хотите разгребать долги в одиночку, то, пожалуйста, выходите и возвращайтесь к своим бесценным валютам, сохраняя при этом членство в ЕС. (бесценные в смысле "без цены") - Но вряд ли с ними вы сумеете хоть как-то исправить собственное положение, - с несколько ироничным выражением лица произнёс англичанин. – И, кажется, вы упорно забываете одну весьма примечательную подробность. Во всём мире ясно прослеживаются тенденции к консолидации, а так называемая передовая Европа упорно прёт в обратную сторону. Между прочим, наиболее развитые и сильные европейские государства вполне способны успешно существовать вне этого союза, а вот остальные – ещё под вопросом. Более обоснованным будет выход, скажем, меня, Германии или Франции, но никто этого не делает. Пока что. В ЕС есть своя, причём очень весомая выгода. Единая Европа представляет собой серьёзную силу, как политическую, так и экономическую - несмотря на все проблемы - способную составить паритет США и БРИКС. По отдельности наше будущее уже не выглядит таким радужным. Что греха таить, в некоторых словах Артур явно слукавил. Кто ещё из европейцев так сильно повязан с Соединёнными Штатами, как не он сам? И когда вообще Англия считал себя частью Европы?... В этом-то и вопрос. Хотя, несомненно, британец был крайне заинтересован в сохранении и дальнейшем функционировании ЕС.

+1

12

Персонаж: Румыния, Тудор Титулеску 

И знаете, вот сидел румын, слушал, слушал. Вступать в разговор не планировал - он же всю Европу раздражает и прекрасно знает, что еще немного и, сделай он что не так, и его пнут ко всем чертям - не очень-то и нужен. Поводы уже были, нужно было время. С другой же стоны, ЕС практически достиг пика своего развития - у него не было ни достаточно ресурсов, ни других возможностей, кроме как через Восток, поднимать свой уровень. А раз Румыния был принят в Еврозону - значит, он полноправный член. Имеет там свое право для "повякать", покорчить понты и все такое. Ведь он - страна немаленькая, а выход его из ЕС, в связи с массовым кризисом и выхода Греции (в этом Титулеску не сомневался не на минуту) этот союз добьет окончательно. И пусть это понимают остальные, пусть знают! Каждый здесь способен прожить и без евро, если брать радикально, и может выйти, но будет ли результат классным? Ну а раз так, то он-таки типа может вставить свое слово, ибо вопрос: "Этим придуркам больше думать не о чем?" Все продолжал давить на румына так, что в итоге тот не выдержал и, как и подобает его нации , голосисто и резко вскочил со своего места, сложил руки у грузи и звонко вступил в разговор:
- Ce pacalesti sunteti! Nu-i Grecia - nu-i probleme! Doanme fereste, marea treaba!*- Тудор развел руками, не без гордости осматривая всех присутствующих. Плевать хотелось на то, что он - почти банкрот, что ТАК смотрит на Благодетеля-Германию, Англию, которого вся Европа тихо ненавидит, и прочих братьев. Он - почти банкрот, как и многие здесь. А ведь румын - работал. Да, его нация базарна и ленива, но обвинять их в том, что они не работают... Находясь в том положении, что "исключите еще пару стран, и я стану конем отпущения" он мог позволить сказать себе многое - бедных больше. Титулесуку же, чтобы попасть в ЕС, провел колоссальную работу, еще более сильнее запачкал своих и без того нечестных политиков, наступил на религию ради принятии пидара... терпимости, переписал историю, провел финансовые реформы и прочее и прочее, что говорило о том, что ему и вправду нужен этот союз, он ему важен. Да, чтобы его рабочие работали в Италии и Венгрии! Но да разве это - плохо? Кто-то должен выполнять грязную работу, зато взамен Европа получала еще одну большую землю для сбыта своего товара(к слову - в основном немецкого, ибо именно его продукция заполоняет европейский рынок, после китайской) и укрепления Евро.
- Есть еще мы! Да-да: Я, Болгария, и даже Прибалтика. Я знаю, что вы все не любите меня и гнобите за то, что я с болгаром тянем вас ко дну, что Латвия почти банкрот, а Эстония и Литва с ним заодно в яме. Но вы задумайтесь! Зачем, зачем этой **** Грецией заводить нас еще дальше?! АУ, ЕВРОСОЮЗ, МЫ ЕЩЕ НЕ В ДЕФОЛТЕ! У НАС ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО! НАС ЕЩЕ 20 С ЛИШНИМ СТРАН! Грека не вытянуть - и вы прекрасно понимаете, что экономика - не единственный повод его уйти, а отговорка. Мы приняли все ваши обязательства по защите прав человека, а его это не устраивает, пусть идет! Крах Евро? Скажите, dragi prieteni***, в чем он заключается? Все вливать в страну, которая итак выйдет... - румын сел, взявшись за голову и упершись руками о стол. - ... если ли в этом.. смысл?.. Спасать нужно то, что осталось. Я тоже плачу за чужие, и за свои, и за все-все-все кредиты. Если вы - богаче, то не стоит относиться к нам подобным образом. Я готов работать на благо Евросоюза и своего народа, и то, что я в вашем составе - лишь доказательство. Но... Греция... Если вы так хотите, чтобы он остался, то дайте ему те же права, что последнему пакету вступивших - хочет драхму? У болгара - левы и евро, у меня - леи и евро.. пусть у него будет драхма, что вы все ходите вокруг до около... Или назовете меня дураком? - румын едко усмехнулся, оглядывая всех цыганскими глазами. - Вы знаете, я всегда лизал и буду лизать зад каждому из вас, и именно поэтому я хочу, чтобы это давало свои плоды.. Можете говорить, что я несу бред и все такое, но если речь пошла о траншеях и кредитах, если пошла речь о выходе, о РАЗВАЛЕ.. то.. может ли такой союз существовать и далее?.. зря ли мы все это строили... Знайте: если все пойдет также, с такой же реакцией и прочим, то я не намерен быть конем отпущения - мне хватило Второй Мировой, а с нынешним подходом оно так только и пойдет. Я готов лечь под другую сторону и вновь все перестроить, но готовы ли на это вы, как вернете мировое доверие, и вернете ли его в ТАКОЕ время?... Воспринимайте это как хотите.
Хоть как заявление об выходе из ЕС, хоть как оскорбление, хоть как провокацию, хоть как предложение помочь и взаимодействовать.. у меня от этого уже голова болит, хуже babele din sat**. Пока это касается моего зада - а оно несомненно касается - я терпеть не буду. Слишком трудно мне каждый раз падать и подниматься, а я хочу жить хорошо! И скандалить буду со слюнями у рта.

*Какие вы кривосочные! Нет Греции - нет проблем! Боже мой, большое дело!
*** дорогие друзья
** бабы из деревни

0

13

Персонаж: Болгария, Живков Борис

Болгар сидел тише некуда, ниже некуда, и вообще усердно делал вид, что его здесь нет. Первую часть "собрания" он благополучно прокукарекал, смотря туда-сюда, на того-на этого, а незадолго до того, как заговорил англичанин, вообще уснул. Нет, ну что вы! Собрание не казалось ему скучным: чтобы сделать о нем выводы, надо слушать. А Бориска знал, что говорят о проблемах, а раз проблемы - плохо, лучше ему не слушать и соглашаться с тем, что происходит. Типа хорошее. Тем более, что на собрании присутствовал Германия - первый из двух источник света для его страха и все в этом духе. Вообще странно, что болгар сегодня-таки дополз до места сбора еропейцев. Обычно он либо работал, чтобы выплатить долги и хоть что-то заработать (что получалось у него не очень-то успешно), либо отдыхал, чтобы набраться сил и просто приятно выспаться, увидеть сны о своем нехилом прошлом, о прекрасном светлом будущем. Вот и сейчас брюнет продолжал тихо и сладко сопеть, уже на автомате делая это практически незаметно - навострился же, зараза! А то наругают еще. Зато какой собеседник хороший, а как решения принимать удобно: что ни скажи, что ни предложи, за что ни наругай - а он тебе в ответ "храп!". Это тебе и да, и нет, и "подумаю", и вообще все вместе взятое.
Однако услышав слово "болгар", что означало, что говорят о его персоне, Бориска нервно встрепенулся, чуть подскочив на месте, и обеспокоенно осмотрел всех беглым взглядом, остановившись  на том, кто посмел упомянуть о существовани бомжэ-Бори.
О нет, нет.. НЕТ! Кто угодно. ТОЛЬКО НЕ ОН! Бедолагу ударило в пот - говорил румын. А Борис точно знал: говорит румын - либо будет жопа, либо кто-то сдохнет, либо где-то что-то потрясет, либо.. о Болгарии вспомнят и жопа наступит и на его улице. Он как-то невольно вжался к свое кресло, теперь был вынужден слушать то, о чем идет речь. Это, знаете, когда по голове ударят, сразу понимаешь, что проспал (сознание выводит запись услышанного краем уха), мозг начинает работать, вникаешь в суть вещей.. Вот то же самое произошло с болгаром: он прямо сразу все понял и начал думать, что таки-да.. раз уж  О НЕМ говорит румын, а не он о себе сам, то промолчать - значит быть солидарным с ним. Оно и хорошо, если бы не непонятная позиция Тудора. Черт с этим кипежником, но что может сказать Борис?! У него нет позиции, а если мозг выдает подобную, но он ее автоматом вырубает - это пока не привело его ни к чему хорошему. По крайней мере, за последние лет сто. Вякнет, небось, еще его во всех грехах обвинят. А ведь итак не любят, ну там денег нет и все такое...
Стоп! Румын что, говорит вновь слишком яростно, но даже что-то внятное и со смыслом? Болгар напрягся. Кажется, это вызывало в нем самом неожиданные шевеления. То ли влияние чужого мнения, то ли понимание того, что да - кажется, кто-то уже вышел из ЕС, и ему теперь придется что-то менять, наконец высказаться...
Мужичок потупил, посомневался, в воображении уже испепелялся взглядом немца и презрением британца, получил удар от Венгрии и вздох от француза. Ну а остальные, ну... не так страшно. Они его гнобят не так сильно, и кормушка - не они, можно релакснуться.
- Раз уж есть возможность говорить всем, то, пожалуй, и я скажу, - чуть икнул, под конец предложения болгар окончательно взял себя в руки и вернулся из мира полу-сна в реальность. - Я ни в коем случае не говорю, что поддерживаю Грецию или кого-то из тех, кто вышел из Евросоюза... Я прекрасно понимаю, что мне, если говорим каждый о себе, без нее будет трудно, что в ней много преимуществ и поодиночке мы мало что значим, потому что все, кроме трех-четырех стран - банкроты. И даже больше этого - богачи у нас, ну.. ну... - на секунду осекся, мимолетно посмотрев на Германию, - тоже в проблемах и долгах. И, полагаю, целесообразнее укреплять тех, кто остается и делать зону Евро меньше, но крепче, чем больше, но на грани обвала. И можете обвинять меня в чем угодно, мол "мало работаете и сами себя в яму гоните", а тянуть мы вас не будем, но... Я знаю, что я много должен, но я уже давно почти не беру долгов, вкладываю все в развитие и стараюсь возвращать все. Как и вы, плачу в ЕС, плачу в НАТО, ни в  чем не перечу и, признаться, вообще бы ничего не менял и оставил бы это на вас - куда мне лесть, я понимаю. Но, пусть мне и не нравится подобное действие, я все же вижу, что все идет не так. Кажется, кое кто, - Борис все никак не мог назвать их своими именами, хоть в любом случае думал, что все синяки достанутся ему. Или, в крайнем случае, большая их часть, - сказал, что если он нас оставит, то нам будет плохо.. Да, да, да, это так, я даже и не думаю спорить. Тут вот еще в чем дело: если большая часть уже не тянет существующую систему, может, что-то у старой не то, изменить надо?  И вообще, если объединяться все банкроты, с одинаковыми проблемами,  с похожими позициями в войнах и политике, лояльные и прочее, со слабой валютой... то.. не смогут ли они все же создать что-то удачное и относительно стабильное? И не будут ли в минусе те, кто были сильнейшими: слабые начнут производить сами, им не нужен будет импорт в таких количествах, а экономика возьмется в руки самих стран... - болгар заметно осмелел, даже его лицо наполнилось какой-то решимостью. - Я хочу сказать, что, пожалуйста, не надо давить на всех на... на меня, конкретно на меня. А я знаю, что претензий ко мне много. Но пугать выходом верхушки не надо - у меня довольно крепкая валюта и есть то, чем я могу кое-как сводить концы с концами. К тому же, если уж на то пошло, мой босс имеет неплохие отношения со странами бывшей Югославии, а в последнее время отношения с Россией тоже улучшились - а там есть то, чего нет в Европе. У меня, как и у многих здесь, есть перспектива. Я говорю это к тому, чтобы на мою слабую экономику не давили и не обвиняли в бездействии на фоне тех, кто да, "работает", иэто несомненно так!.. а я мол нет! Или кто-то там еще. Я тоже полноправный и не потерянный член ЕС. Только, пожалуйста, не воспринимайте это как угрозу. Я, как и каждый из вас, хочу лучшее для своих людей, а лучше - Евросоюз и интеграция! Не зря все было сделано! Поэтому, пожалуйста, я прошу - давайте не будем винить друг-друга, а придумаем что-то.. ну.. решающее проблему, или останавливающее, а не разваливающее союз. Я не хочу краха Еврозоюза. Тут я согласен с Англией и всеми, кто высказался подобным образом,, - с какой-то долей надежды болгар резко завершил речь и быстро сел, потупив  глаза над кем-то из "не важных" стран. Ему на минуту показалось, что он такой крутой, выступает в роли миротворца, и вообще прямо несет истины! Но, конечно, большая их часть была очевидна. А с другой стороны - всеобщие мысли нужно кому-то озвучить. И Бориска гордился тем, что это сделал он. Даже подфортило, что после неудачника-соседа.
Знаю я , что моя экономика это очень тяжко переживет. Крах ЕС - и меня будут спасать только туристы СНГ и буржуи, хранящие деньги в Швейцарии или еще где-то вне Европы. Ну зачем, зачем оно все на мою головушку.. нельзя разве просто тихо, мирно, ну там всякое.. ну.. в общем.. наверное, не стоит соваться. Пусть сами решают, если меня не услышат. А румын, цыган фигов, подлец! Затащил меня в порыве этом своем окаянном.. ну ничего, я хоть и не такой большой, но тоже имею вес значимый, и тоже кое-что, да могу! 

0

14

Родерих никогда особо не гордился своей пунктуальностью, да и гордиться особо было нечем: австриец старался рассчитать прибытие к самому началу события, на котором намеревался присутствовать. Вообще, за последние семьдесят с лишним лет Австрия так много уделял времени чужим делам, что опоздать на любое из них было бы равным очень большому унижению, падению репутации, да и просто тяжелым осадком залегло бы в душу. Так что - не опаздывать. Впрочем, заранее Родерих тоже старался не приходить: лишняя трата драгоценного времени. Ведь чтобы прийти пораньше, надо выйти пораньше, а значит закончить другие дела пораньше, возможно даже поспешно; и потом время, которым можно было бы воспользоваться для в спешке законченных дел, будет потрачено на пустые ожидания. Так что - не торопиться. Только вовремя.
Конференц-зал был уже полон, когда австриец с испортившимся от непогоды настроением вошел в него и занял свое место. Эдельштайн не обратил внимания, был ли он последним, да и задуматься об этом как следует не успел: буквально через минуту после его прибытия началась пресловутая конференция. И Родерих приготовился слушать.
Вот только по-настоящему послушать было нечего. Дело было даже не в разговорах об одних и тех же проблемах, не в предложении ранее высказанных решений, и даже не в попытках выставить новым старое, попутно обернув в отвлекающую обертку, нет. Дело, как посчитал Австрия, было в общем безразличии. Выражали его практически все, осознанно или бессознательно, и каждый - на свой лад: кто-то подремывал, а кто-то откровенно спал, кто-то витал в облаках мечтаний, а кто-то задумывался о личных тревогах, кто-то делал вид, что вчитывается в дискуссионные документы, а кто-то - абсолютное большинство - смотрел со скучающим видом в Бесконечность. Сама по себе эта ситуация даже навела новоявленного имперца на поверхностную мысль о печальном состоянии всего Евросоюза, однако обмозговать он ее решил позже, уже после окончания конференции.
А он, этот конец, приближался, медленно, но неизбежно, как... "Как что? Фантомы прошлого? Пора бы перестать их бояться, Родерих, на этот раз все будет иначе, ты знаешь это." Эдельштайн не сразу понял, что к финалу конференции сам отвлекся на мысли, и поймал себя на левых мыслях уже только под самое рассмотрение последнего вопроса тематики "Прочее". Собственно, именно заявление Греции и вывело австрийца из созерцания внутреннего мира.
— Я покидаю Евросоюз.
Австрия нервно дернулся и замер, направив удивленный взгляд в сторону высказавшегося. Первое, что хотелось сделать - переспросить, так как Родерих неожиданно засомневался в качестве своего превосходного слуха. Но лучше слов ответом на незаданный вопрос была мало чем отличающаяся от родериховой реакция остальных. И только вместе с первыми словами речи Англии Эдельштайн позволил себе цыкнуть и недовольно сложить руки на груди. "Ох и дурак ты! Слишком рано еще, куда так торопишься, Геракл?" - подумал он и занял выжидательную позицию, желая услышать все многообразие мнений.
Не ждать его было бы глупостью. Стоило только Керкленду высказать ключевые доводы в пользу сохранения стабильности и целостности Евросоюза, как вслед за эмоциональным согласием Бельгии с такой позицией голос взяла - чуть ли не буквально, как показалось австрийцу -  Португалия, резко высказав свое противоположное мнение. И не только мнение, а и аналогичное греческому желание. "Еще одна!.." С рукоплесканиями ее поддержал единственный сосед по полуострову - Испания, изъявив аналогичное желание выйти из Евросоюза. "И ты туда же!" И только стоило Франциску внести в полемику рациональное зерно, стоило Нидерландам как-то попытаться поддержать, удержать грека от резкого шага... Но последний заупрямился.
— Спасайте тех, кого еще можно спасти, а я с этого момента буду пытаться сам решить свои проблемы. Любой ценой. "Герой всея Европы... Не верю, что ты придумал дельный план." И тогда заговорил немец. В свойственной ему манере тот свел свои рассуждения, как показалось Родериху, к межгосударственной ответственности, что, в принципе, не было удивительным: почти сто лет Людвиг так или иначе расплачивался за прошлое и вполне резонно старался огородить других от подобной ошибки, какой большой бы она ни могла быть. А вот последующие слова Англии австрийцу не понравились. Мало того, что  больше всего это выглядело как какой-то шантаж, так и, "черт возьми", звучало дельно, и оттого не нравилось еще больше. В контексте всего импульсивная речь Румынии показалась австрийцу пустой и совершенно неправильной, больше похожей на желание прикрыть зад собственный. А слова болгарина вообще походили на никому не нужное оправдание, пусть и в русле сохранения ЕС. Видя, что все чаще в дискуссии возникают какие-то лишние слова, Родерих наконец-то решился внести свою лепту.
— А теперь скажите мне, господа, кто из вас помнит что такое Европейский союз? — Австрия встал, задавая вопрос, и сам же начал отвечать, — Видимо, мало кто, если все вы так сильно разволновались из-за экономической составляющей. Евросоюз, насколько я помню, всегда был в первую очередь политическим союзом, строился как политический союз и, в конечном итоге, как самодостаточная мировая сила. А ввод еврозоны и прочие технические моменты — это уже цемент, скрепляющий кирпичики Европы, нас с вами, а кирпичиками мы стали благодаря ЕС. И если все предшествующие появлению евро меры были относительно хороши, то сейчас мы должны, я настаиваю на этом — должны признать несостоятельность единой европейской валюты. В начале века нас кормили обещаниями экономических выгод, введение евро, говорилось, должно было способствовать экономическому росту, снижению инфляции и, что на сегодня главное, защите от любых мировых экономических сбоев. И вот он, результат: мало того, что за последние двенадцать лет темпы экономического роста стран еврозоны снизился в два раза по сравнению с предыдущим двадцатилетием, так и при первом же экономическом кризисе вся система затрещала по швам. Да что там — даже выравнивания инфляции не было! Система свелась к двухполярности во всех смыслах: должники и богачи, экспортеры и импортеры, перечислять можно и дальше, суть от этого не поменяется. Но! — тут австриец заговорил громче, — Не смотря на кажущиеся основными функции связывающих Евросоюз мер, все они, и еврозона тоже, несут сугубо политический характер. Да, еврозона не является оптимальным экономическим пространством, но не просто же так на ввод и поддержание ее постоянно вносятся баснословные суммы, и просто так развалиться ей не дадут, я надеюсь, — голос Австрии принял прежний тон, — Очень надеюсь, но не уверен. Потому что смотрю на вас, и вижу по поведению, что многим, в конечном итоге, нет дела до проблем других. Скучно, скучно, скучно... С таким отношением, я считаю, система долго не продержится. При всей ее крепости, при всех вложенных в нее силах — нет, не продержится. Но сейчас она рухнуть не должна. Пусть Греция решил нас покинуть совсем, это не значит, что за ним сразу последуют все, как мы слышали только что. Посмотрите на Геракла: он заранее готовился к своему заявлению, наверняка у него есть какой-то план. Хотя, я лично в это не верю... Но он не просто так упирается, он принял решение. А вот господа с Пиренейского полуострова импульсивно торопятся, у них реального плана нет, и их я хочу предостеречь от необдуманных поступков, — Родерих негромко вздохнул, так как собирался произнести главную часть речи. Мельком оглянув присутствующих, он продолжил, — Потому что в таком случае развал Евросоюза выглядит намного более реальным, и как нам тогда заново объединять Европу? Придумывать новый альянс? Это займет время, которого у нас поодиночке не будет. Надо помнить, что Европа не кончается линией "Финский залив — Азовское море", есть еще огромная Восточно-Европейская равнина, и последней ее гарницей служит Уральская гряда. Не только западноевропейцы претендуют на объединение континента, там, на востоке, есть товарищ со своими взглядами на единую Европу. К тому же, есть еще заатлантический Запад, который тоже не упустит своего. И история повторится. Мне этого хватило в свое время, я не собираюсь снова быть разменной монетой. Поэтому я категорически против выхода Греции из Евросоюза, и категорически же против тенденциозности выхода стран из ЕС. Все равно никого не отпустят сразу и просто так. Так что если желание выйти из Евросоюза сохранилось, давайте повременим и расставим все точки над i до выхода любого из государств, дабы не усугублять и без того проблемные вопросы. А затем и обсудить новую возможную схему европейской интеграции.

+1

15

Антонио пытался слушать внимательно. Упрекающие нотки возникали от всех стран! Как же надоело это все слушать! Да, он знает, что после выхода из ЕС жизнь не станет лучше, может, даже и хуже, но по крайней мере он больше не будет полагаться на лживые обещания, и будет выходить из кризиса самостоятельно. Самостоятельно?... Мечта. Тони приподнял голову и  посмотрел по сторонам. Некоторые смотрели с сочувствием, некоторым было безразлично, а некоторые смотрели даже с упреком. Пересекаясь взглядами с Англией, испанец скривил рожу, мол, противно того слушать, и ухмыльнулся. Надо же было как-то отыграться, хоть это и было по-детски. Следом взгляд остановился на Франции, и тут Испания расстроился. Его лучший друг совершенно другого мнения о данной ситуации! Правда, из-за этого Тони и не собирался разрывать с ним дружеские отношения, боже, да оно того не стоило! Но то, что друг не поддержал его в этой ситуации, мягко говоря, разочаровывало его. Стоит подумать, а если бы он поступил иначе? Какова бы была реакция других стран?... Возможно, так и должно быть, да.
Продолжая слушать россказни стран о том, какие же южные страны плохие и ленивые, Тони почувствовал небольшой стыд. Как же они смеют их упрекать во всем этом, сами при этом живя припеваючи? Будь на месте южных стран, все запели бы иначе. Стало как-то жарко и совсем неуютно. Отстегнув верхнюю пуговицу на рубашке, парень совершенно никак не почувствовал облегчения. Тогда за помощью он обратился к графину с водой. Придвинув его поближе  к себе, налил в стакан воды и отпил немного. Стало немного лучше, но все равно практически состояние осталось прежним. Испанец облокотился на руку, прикладывая её ко лбу, и уставился в одну точку. С одной стороны все правы, но с другой стороны и нет. Хотелось наконец-то решить этот вопрос и больше никогда к нему не возвращаться - оскомину набил. “Что же делать? Что?”- крутились вопросы в голове и не давали покоя южной стране. Тони понял, что давно повседневные вопросы не ставили его в такой тупик. Грубо говоря, никогда. Тупик. Или же и тут найдется выход, устраивающий всех?
- Австрия и те, кто придерживаются похожего мнения правы. Было бы не плохо придумать новую схему, пока не слишком поздно. Тони поднял голову и посмотрел на Германию. "Ну же, скажи, что ты не против, черт подери".

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Драхма, только драхма, и ничего, кроме драхмы (Грец., ЕС)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC