Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Дурной пример заразителен (Шотл., Уэльс, С. Ирл., Косово)


Дурной пример заразителен (Шотл., Уэльс, С. Ирл., Косово)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место: Гайд Парк, Великобритания.
Время и Погодные условия: 28 октября, вечер, собирается дождь
Главные действующие лица: Шотландия, Уэльс, Северная Ирландия, Косово (отыгрывает Греция)
Второстепенные персонажи: Великобритания, Америка, Франция
Нежелательные страны: остальные не-англичане
Зачин: Великобритания приглашает Косово в гости, чтобы продумать возможности союза, но та теряет дорогу и попадает в Гайд Парк, где сидят Ш-У-И и ведут некоторый спор о 2012 годе. Косово к ним подключается и начинает подначивать к уходу из дома Великобритании, чтобы они снова поняли, что такое свобода.
Цели: разосланы по ЛС
Первыми стартуют: Шотландия-Уэльс-Ирландия о чем-то спорят, потом к ним приходит Косово.


Итог: 28 октября на территории Шотландии был задержан бывший Премьер-министр Косово Рамуш Харадинай. Напомним, что Г-н Харадинай долгое время являлся членом Армии Освобождения Косово, которая, в свою очередь, была не единожды замечена в связях с Аль-Каидой. Британская полиция тут же поспешила поместить бывшего косовского сепаратиста под арест. Однако Г-н Харадинай, уже находясь под стражей в Шотландском участке, обратился к правоохранительным органам с просьбой предоставить ему политическое убежище. Дело тут же было направлено Генеральному секретарю кабинета министров по вопросам юстиции, так как, по мнению должностных лиц Шотландии, отныне вопрос касался внутренних дел "исторической провинции" (что, согласно Шотландскому акту от 1998 года находится под автономным контролем Эдинбурга). Однако Правительство Великобритании незамедлительно потребовало выдать Г-на Харадиная для централизованного суда. Аргументом выступила все та же связь Армии Освобождения Косово с Аль-Каидой. Шотландия на уступки идти отказалась. После первый министр Шотландии Алекс Салмонд, будучи лидером Шотландской национальной партии,  весьма нелестно отозвался об англичанах, "сующих нос в наши внутренние проблемы". Стоит ли говорить о том, как это отклик пробудил дух национализма прежде всего в самой Шотландии, а уже после — по всему миру. Увы, грядет новый политический скандал.

0

2

Вечер медленно подбирался к своему концу. Чарльз задумчиво сидел на излюбленной скамейке в излюбленном парке и вертел в руках излюбленную сигарету. Но, как ни странно, курить совсем не хотелось. Честно говоря, шотландца уже долго не отпускали смешанные чувства. Мысли об отделении от Соединённого королевства Королевства никак не давали покоя. Рассуждать на эту тему было как-то стыдно и некрасиво, пусть даже с самим собой. Рядом на лавочке сидели Уэльс и Ирландия и спорили себе о чём-то своём. Чарли уже давненько потерял нить разговора, да и вмешиваться в такие оживлённые дебаты было бесполезно. День тянулся невыразимо медленно, отчего лень не желала выпускать из своих цепких лап.
Скотт в очередной раз откинулся от безделья на изогнутую спинку скамьи и задумчиво посмотрел на пасмурное небо. Ничего интересного он там не нашёл, а мрачные тёмные тучи ехидно улыбались прямо в лицо, грозя вот-вот пролиться дождём. И действительно, спустя некоторое время на лицо упали первые холодные капли. Скотт прижмурился, а затем оглянул братьев. Те же сидели на удивление тихо и упорно пытались разглядеть что-то в туманной дали. Приглядевшись, шотландец действительно приметил вдалеке чей-то невзрачный силуэт. Невзрачный, неприметный, но что-то в нём всё равно привлекало Чарльза, и тот даже прищурился, пытаясь разобрать детали. Вскоре было ясно, что силуэт приближается, и тогда, после всех сомнений, Шотландия, всё-таки, понял, что это девушка. Девушка-иностранка, - мимолётно пронеслось у того в голове. Судя по всему, эта самая иностранка заблудилась, и, точно, сейчас подойдёт, что бы спросить дорогу! Перед глазами Скотти сразу появились красочные образы: вот он целует даме ладонь, вот он ненавязчиво берёт её за руку и ведёт показывать свой любимый парк, город, достопримечательности... Для Уэльса и Ирландии, к сожалению, подходящего места не нашлось, так что они благополучно перешли в массовку. Тем временем, загадочная дама подбиралась всё ближе к месту предварительного назначения. Скотт уже явно чувствовал, что не один замечтался о полуночных приключениях, а воплотить планы в жизнь так хотелось... Поэтому он гордо поднялся со скамейки, поправил перемятую рубашку, галстук и перчатки - всё, как полагается, после чего принял мужественную позу. Да, Фортуна, вот ведь порадовала!

0

3

Свинцовые тучи вновь собирали над Лондоном, да нет, они уже тут просто живут, обосновавшись довольно-таки давно. Да и птицы летали достаточно низко, совершая немыслимые пируэты в воздухе, но это уже не так удивляло или же впечатляло. К дождю Северная Ирландия была готова всегда, зонт вечно при себе несмотря ни на что, он где-то там, в тех районах сумки, где прячется всё самое нужное и необходимое. «Кажется, дождь собирается». Сидя на лавочке Гайд Парка, которого она ненавидела, девушка вела спор с Уэльсем о возможности и самой реальности требования независимости. Конечно же, девушка  была абсолютно «за» эту идею, а что вы хотели?  Шотландия был как бы сам себе на уме ныне и вообще казался тем человеком, которого это вообще никогда не интересовало, но Северная Ирландия махнула на него рукой, так её затянул и увлёк спор с Ллиром. Сидя в рабочем костюме: белоснежная блузка, антрацитовый пиджак и средней длины юбка-карандаш. Девушка приводила в споре очевидные доказательства и аргументы, Мэри вообще казалась серьёзной на сей момент, но если девушку отвлечь на абсолютно другую тему, то она вновь станет собой. Но тут она увидела  явную иностранку, Ирландия видела чужеземцев, а точнее чувствовала  их свои нутром, хотя иногда ей помогали её леприконы, которые явно яро обсуждали, что иностранец делает на английской земле, когда Великая Ирландия прелестнее, чем эти неясные английские пейзажи. Иностранка была всё ближе, а Шотландия был уже готов орать что-то вроде: «О, милая дева, я весь ваш». На то он и Чарльз, кстати.
-Ей, будь осторожнее, а то наткнёшься на какую-нибудь агрессивную девицу, - бормоча под нос, сказала Ирландия, достав из сумки телефон и набирая смс-сообщение.
«Мне иногда кажется, что он специально нарывается на приключения?»
Мелодичный звук, который издал телефон, подтверждая то, что сообщение было отправлено, обрадовал девушку, и та вновь вернулась к спору с Уэльсом, не обращая больше внимания на иностранку, а вот её вовсе не воображаемые друзья на это только акцентировали внимание.
-Смотри, ну ведь зачем она тут? – сказал нерослый мужчина в зелёных одеяниях.
-Наверное, смерть себе ищет, не так ли? – сказала девушка с длинными белоснежными волосами, словно снег в солнечный день, в народе её кличут банши, как и многих подобных ей.
-Эх, не могли бы вы немного помолчать? – сказала достаточно требовательно Северная Ирландия. И вновь ещё мифические друзья, которых никто не видит, это что-то вроде побочного эффекта от жития рядом с Англией, что и ужасно, кстати. Родственники уже привыкли к этому, за столько бы лет было бы странно не привыкнуть, но всё равно…
«Хочу домой, вот что я делаю в этом  ужасающем Лондоне?»
Ирландия поникла.

+1

4

Снова дождь собирается, да? Задрав голову, валлиец без каких-либо эмоций наблюдал за серым осенним небом, хмурым и печальным, но уже ставшим привычным. Зонтик с собой, так что всё просто отлично. На губах заиграла лёгкая улыбка, правда, она возникала так часто, что уже было невозможно сказать, когда была проявлением чувств, а когда - простой обыденностью, вошедшей в норму поведения. Рядом на скамейке сидели самые родные люди, отчего хмурый денёк становился более светлым в душе. Тем для разговора было огромное множество, но Ирландия, как обычно, напала на свою самую обожаемую и самую злободневную. Вслушиваясь в слова девушки, Ллир иногда поглядывал на Шотландию. Себе на уме, непонятно, за он или против независимости от Англии. Сидя в Гайд-парке, в центре Лондона, в отличие от сестры Уэльс не испытывал никакого дискомфорта. Наоборот, это место даже нравилось ему, хотя, несомненно, родные края сердцу милее. Улыбаясь, он молча кивал и вникал в очевидные доказательства, приводимые в споре. Однако, в свою очередь, тут же парировал, пожимая плечами.
- Я привык и давно уже перестал думать о независимости. Мне так удобно. Не имею ничего против совместного проживания в Соединённом Королевстве.
Оживлённая дискуссия набирала обороты, и юноша не мог сдержать улыбки, наблюдая, как яростно отстаивала свою позицию МакКартни. Настоящий оратор. Несколько раз он пытался перевести разговор в другое русло, расспрашивая то о погоде в Белфасте, то о пополнении коллекции Британского музея, то о каком-то футбольном матче, но всё бестолку. Завелась. Тут ничего уж не поделаешь, и пришлось Ллиру продолжать спор, где поддакивая, а где и оспаривая мнение сестры. В конце концов, настолько втянулся, что окончательно позабыл о своём намерении сменить тему для обсуждения. Дебаты могли продолжаться и дальше, если бы в какой-то момент Ирландия не отвлеклась. Уэльс удивлённо вскинул брови и посмотрел в сторону, куда глядела Мэри. Незнакомку он приметил позже всех. Неужели они оба уставились на эту девушку? Озадаченно пожав плечами, валлиец перевёл взгляд на внезапно активизировавшегося Чарльза. Реакция брата повеселила, хотя к ней Дристэн успел давным-давно привыкнуть. Не впервой ведь. Для него самого же незнакомка не представляли ни малейшего интереса, и вскоре, после минутного перерыва, спор продолжился. Иногда странное поведение сестры также не вызывало никакого удивления. Казалось, это было семейным: Англия видел всяких фей и единорогов, Ирландия - банши и лепреконов, Шотландия - лох-несское чудовище, только Уэльс стоял несколько в стороне, лишь изредка замечая волшебных существ.
- Что тебе говорят твои друзья?
Ллир улыбнулся и ободряюще положил руку на плечо девушки.
- Не грусти. Лучше подари нам свою солнечную улыбку. Всё обязательно будет хорошо.

0

5

Отыгрываемая страна: Косово
Имя: Афэрдита(Боджена) Зорич
Возраст: девушка-подросток лет 15-17

И этот серый город является столицей? Да, видимо, я мало что понимаю в современных городах. Косово шла по улице близ Гайд парка и не переставала удивляться. Серые дома, серые улицы, серые люди, все… такое одинаковое, не то, что в родной Приштине. Пока осенние листья кружили в воздухе свой неповторимый вальс, она шла, погруженная в свои мысли. Мысли были о многом. Независимость, Лондон, признание, мама, Сербия. И почему этот остолоп не хочет понять, что я хочу жить отдельно? Я что, маленькая? Не справлюсь? Я вполне самостоятельная страна, могу сама справиться со многими проблемами! Меня правой в этом конфликте признала половина мира! И вообще, мне обещал финансово помочь Англия, так что иди в ж*пу, Сербия.
Пока она шла, погруженная в скандал с самой собой, вконец заблудилась. Порыскав в своем кармане, она нашла записку, на которой было написан адрес и имя-фамилия Англии как человека. Как назло, из английских слов она отчетливо помнила только fuck you, Serbia, а за остальными словами пришлось бы лесть в глубины своей памяти. Так что дороги ни у кого спросить было невозможно. Да и ладно бы лесть в пучины памяти, увидеть бы хотя бы один приветливый оскал, но даже таких не было. Все лондонцы сердито подняли воротники, которые делали их похожими на футляры для очков. Так, прямо передо мной….
- Х-аааа-йд п-ааааррррк, - сказала в полголоса Косово.
Пойду, поищу знакомые лица, может албанцев встречу. Косово знала, что Лондон уж слишком общеевропейский город, здесь живут черти какие диаспоры. Веря в то, что вот-вот она найдет милых албанских парней, она стремительно пошла по Гайд парку, отличаясь от всех своим нестандартным нарядом и уверенной походкой. Она вообще значительно отличалась ото всех англичан. Угольно-черные волосы, собранные в хвост, нестандартные, но очень привлекательные черты лица, большие и выразительные глаза. Такой тип глаз всегда заставляет поверить окружающих в доброту их обладателя. То, что шло ниже глаз, тоже было трудно не заметить. Демонстративные отказы от еды сделали её талию просто осиной, на ней впечатляюще выглядело, то же простенькое бордовое зауженное на талии платье, которое эффектно подчеркивало её стройность, делало её похожу на цыганку Эсмеральду. Но лишь на одно она сетовала безмерно – маленький размер груди. Она хотела быть как мама – эффектной, шикарной женщиной. Албания отличалась стройностью, отличной конституцией, чуть ли не идеальными параметрами. Иными словами, иноземку трудно не определить в серой массе.
Шла она уже буквально минут 7, никого не встречая в парке. Из «родных». Даже пресловутых сербов не было. Только пара пакистанцев, но она их язык не знала вообще. Но ещё вдалеке мелькали силуэты троих людей. Косово на секунду остановилась, не особо понимая, что ей делать. Время поджимало, её капитал может сгореть как на телепередаче Форт Боярд. Ладно, Афэр, либо сейчас, либо никогда.
Она пошла опять очень самоуверенной походкой, «сканируя» выбранных ей людей на предмет опасности. Живя с мамой, она многому от неё научилась в рамках знаний невербальных знаков. Уже подходя к этой тройке, она видела, что рыжий, блеклый, словно свечка, человек, отчаянно строит из себя галантного интеллигента, но таковым не является, рядом с ним рыжая бунтарка, которая чем-то недовольна, и ещё какое-то волосатое флегматичное чудо. Почему у меня такое впечатление, что это тоже страны? Надо как-то это проверить. Так, пока вспоминай английский, дура. Косово, не подавая признаков легкой паники, начала судорожно листать в своей памяти учебник за пятый класс. Приветствие, знакомство, вопрос, вер хав ю бин и прочее.
Через пару секунд Косово поняла, что её тоже троица активно сканирует. И, причем, рыжик посылал знаки, которые невозможно было не уловить. Старый педофил. Но ничего, посмотрим, кто ты есть такой.
И кстати, не заметить их активной дискуссии было крайне трудно. Ей показалось, что на общепринятом языке стран они обсуждали что-то о свободе и независимости. Что ж, тут я точно по адресу.  Итак, 3…2…1… Косово свернула к троице и, сделав лицо, которое излучало доброту, спросила.
- Хельоу кен ю хельп ми? Ми инглищ нихт ферштейн, ми льюк фот зис персонель!
Косово протянула трем людям визитную карточку Англии (Артура Киркленда), которую те просто не могли не знать

+1

6

Шотландия просто не мог поверить своему счастью. К нему приближалась девушка. Хотя это и не было неожиданностью, почему бы ей не подойти к такому привлекательному мужчине, как Чарльз? Дело явно было не в этом. С каждым шагом таинственная заморская гостья становилась всё красивее и моложе, тучи медленно расступились над скамейкой, где ютились британцы, и, казалось бы, с небес упал луч благодати. У кельта аж сердце подскочило, а затем замерло. Он никак не мог взять себя в руки, давно конченного нарцисса так не очаровывали женщины. Но шотландец всё-таки преодолел себя и сделал пару элегантных шагов навстречу своей неизбежной случайности. Та мгновенно остановилась и тут же толкнула непонятную речь не то на забытом английском наречии, не то вообще на немецком. Но суть высказывания Чарльз всё равно уловил... Интуитивно, что ли.
– Let me help you with that, my lady.
Он, как настоящий джентельмен, коим, в принципе, не особо-то являлся, подал таинственной незнакомке руку, на что в ответ та протянула визитку. По иронии судьбы это была визитка, да-да, самого сэра Кёркланда! Чёртов английский пёс! Нигде проходу не даёт! Везде его обсуждают, сплетничают, восхищаются и ненавидят! Похоже, каждая иностранка теперь будет ездить в Королевство исключительно к нему... Чарльз застыл. Лицо выражало крайнюю степень раздражения, как бы он не старался скрыть её, а в глубине бездонной души потихоньку разгоралась всепоглощающая агрессия. На плечо уселся непокорный горный дух, который мигом переполошил все мысли, нашептывая на ушко безумные идеи о разделе сакрального государства.
Нет, визитку Чарли, конечно, принял, не откажешь ведь даме в таком пустяке! Глаза несколько раз пробежались по аккуратным печатным буквам – “Arthur Kirkland”, и далее – адрес. Да, адрес, его Шотландия помнил наизусть, но решил раньше времени не подавать виду, мало ли, по какому поводу эта баба решила наведаться к бровастому, а впечатление портить не особо хочется, как-никак. Шотландец оглянулся. Родственники сидели тихо, внимательно рассматривая незнакомую девушку. Нависла неприятная пауза. Чарльз терпеть не мог таких вязких, неприятных моментов, поэтому пожал плечами и выдавил какую-никакую улыбку, после чего галантно протянул иностранке руку во второй раз, а визиткой махнул в сторону города:
–Идёмте, я, кажется, знаю короткую дорогу.

+2

7

В тот момент, когда Шотландия зачарованно вспорхнул со скамейки и подлетел к таинственной незнакомке, Уэльс перешёл в режим молчаливого сталкера. То, как Чарльз повёл себя с дамой было неожиданным, хотя Ллир уже привык к его выходкам. Его брат хоть и старался вести себя как джентельмен, с особами женского пола это не особо удавалось. Да и вообще не удавалось. А тут элегантная походка, элегантные движения...  Отвлёкшись от Ирландии, Дристэн с интересом наблюдал за действиями брата и его собеседницы.
Сильный акцент незнакомки не только резанул по ушам, но и постарался разодрать их в клочья. Терпеливо закрыв глаза, Уэльс соображал, что же могла сказать девушка на английско-немецкой ядовитой смеси. После нескольких секунд размышлений, он на подсознательном уровне понял, что же она хотела сказать. Молча позавидовав такому акценту, Ллир снова открыл глаза в тот самый момент, когда его брату протянули визитку.
Чарльз удивлял Дристэна уже второй раз за день. Шотландия как-то подозрительно застыл, а вместе с ним, будто бы, застыл и воздух. Уэльс буквально кожей чувствовал напряжение в воздухе и гнев старшего брата. Валлиец нахмурился - таким шотландца он видел очень редко, только в очень напряжённых ситуациях, в которых, чаще всего, был замешан только один определённый человек... Ллир насторожился.
После того, как Шотландия обернулся к остальным представителям Объединенного Королевства и выдавил какую-то убитую улыбку, кельт медленно встал со скамейки. Улыбнувшись так доброжелательно, как он только мог, Ллир жестом показал Ирландии, мол, сейчас вернусь, погоди минутку. Всё так же улыбаясь, он медленно зашагал к своему брату, фразу которого Уэльс решил проигнорировать. Когда валлиец подошёл на довольно близкое расстояние к Шотландии и его собеседнице, он, в знак приветствия, кивнул незнакомке, а затем, резким движением руки, выхватил у шотландца подаренную ему визитку. Ллир предусмотрительно отвернулся от Чарльза и, не давая ему вернуть кусок бумаги, быстрым взглядом изучил визитку. Вскинув брови, Дристэн вопросительно уставился на брата. Затем, повернувшись к Ирландии, указал ей на визитку, как бы спрашивая, какого чёрта? Причём тут Артур Кёрклэнд? Почему именно Англия? Уэльс опять повернулся к брату.
- Это она его ищет, да? - Вопрос, в принципе, был риторический, но валлиец хотел удостовериться.  Получив положительный ответ, Уэльс повертел визиткой в руках и решил задать вопрос, на который точно требовался ответ. - А зачем он понадобился леди, она не сказала?
Ллир незаметно ударил своего брата по ноге, как бы говоря, что никуда он не пойдёт, пока они хотя бы не получат ответ.

+2

8

- Хельоу кен ю хельп ми? Ми инглищ нихт ферштейн, ми льюк фот зис персонель!
После этих слов Ирландия отвлеклась от своих рассуждений и так посмотрела на незнакомку, словно она только что убила человека. Закрыв ладонью лицо, прокопировав фейспалм, девушка всем видом показала своё недовольство. «Чёрт, ну как так можно было извратить английский».
-Dia duit, кто вы? – Северная Ирландия никогда не отличалась какой-то чуткостью и пунктуальностью в подобных ситуациях. Голос звучал несколько неприветливо и грубо, но всё же не отталкивал. Открыв лицо, Мэри окинула взглядом девушку, которая выглядила симпатично, но всё же несколько непривычно. Да вообще, Ирландия любила больше рыжих или же каштановых людей, даже не любила, нет, точнее сказать, они были привычнее. Взяв визитку, МакКарти повертела её меж пальцами и прочла всё её содержимое про себя.
-Артур? Ох, эта тварь, что вам нужно от него, или почему он вас пригласил, я вас раньше не видела, - Ирландия, удерживая ещё визитку, прошипела эту фразу. Да, Северная Ирландия была не в духе. Посмотрев на своих братьев, девушка с нежностью посмотрела на Уэльса, с чьим поведением она была солидарна, хотя сама она себя так не могла вести, вот так вот флегматично. А вот Шотландия её немного раздражал, даже нет, просто было как-то неудобно за его поведение. Такое обычно называют «неприятном моментом». Наблюдая за всеми казоновными действиями Чарльза, девушка резко встала с лавочки и сказала:
-Ты смотри, не пугай гостью, строишь из себя джентльмена.
«Распушил хвост, ишь ты!»
Цокнув и лукаво улыбнувшись, Мэри встала в ряд со своими родственниками и начала наблюдать за поведением каждого, но и в стороне она не могла остаться. Потирая переносицу, девушка устремила взор на иностранку и, начиная говорить заговорщицким тоном братьям шёпотом, продолжила:
-А вам не кажется это странным? Сами посмотрите, мы её не знаем, а она идёт к Киркленду. Меня это дико настораживает.
«А ведь правда, она с югов – это точно. Сейшельские острова я знаю, они у меня вызывают только симпатию, а это что за существо…»
Прикусив себе большой палец левой руки, Ирландия начала мозговой штурм, обдумывая всю ситуацию в целом. Почему иностранка подошла именно к ним, ибо в Гайд Парке полно других людей, нет, надо была разрушить их идиллию, а что? При этом, они не являлись такой особо заметной троицей. Хотя, только Ллир был действительно незаметен.
-Вы как хотите, но я требую обоснуя, а что? – девушка сказала это с некоторой долей иронии в голосе, но на самом деле, у Мэри появился холодок в груди, непонятно ведь, как на её поведение отреагируют. На нагловатое поведение, которое всё-таки присуще Ирландии, но не настолько же.

+1

9

Отыгрываемая страна: Косово
Имя: Афэрдита(Боджена) Зорич
Возраст: девушка-подросток лет 15-17

Косово с интересом наблюдала за троицей, демонстративно не замечая топорного ухаживания своего собеседника.
— Идёмте, я, кажется, знаю короткую дорогу, — после стремительно сменившихся выражений на лице рыжего появилась вымученная улыбка. Визитка перешла ко второму молодому человеку, уже успевшему подойти поближе. Тот тоже отреагировал как-то странно:
—  Это она его ищет, да? А зачем он понадобился леди, она не сказала?
«Мдаа, какая нечеловеческая сообразительность.»
— Dia duit, кто вы? — в лоб спросила незнакомая девушка, игнорируя все правила вежливости. Визитка опять перекочевала из рук в руки.
— Артур? Ох, эта тварь, что вам нужно от него, или почему он вас пригласил, я вас раньше не видела? — задала второй вопрос девушка, не дожидаясь ответа. Впрочем, ответы ей как будто бы и не были нужны. Сразу же отвернувшись, она яростно что-то зашептала своим спутникам.
Косово хмыкнула и забрала визитку.  Теперь было понятно, что это… эм… страны? По крайней мере, что-то очень на них похожее.
«Ах-ха… Включим логику. Я приехала в Великобританию, в полном названии этой страны фигурируют слова «Соединенное королевство». Их и объединяет Кёркленд?»
Несколько областей, обладающие каждая собственным менталитетом. С одной стороны, объединение в одном доме было для них наилучшим решением, но с другой… Стоит ли того свобода и независимость?
«Так, как там их… Вот этот рыжий, наверное, Шотландия. Прямо на роже написано: «Я грубый, наглый горец, просто зачем-то надел неудобный приличный костюм». Взрывная девчонка — это наверняка Северная Ирландия. Да, когда-то я была такой же нетерпимой и капризной. Сейчас я уже самостоятельная страна, поэтому обижаться на хамоватый тон зависимых от сильного слабаков будет глупо.  А блеклый малый, скорее всего, Уэльс. Методом исключения.»
Губы Афэр растянулись в улыбке. Несколько снисходительной улыбке.
— Мне нужно увидеть Англию. У нас с ним назначена встреча, —произнесла она немного высокомерно. Пусть ее пока еще не все признали самостоятельной, но многие ведущие страны мира относились к ней почти как к равной. Всем своим видом Афэр пыталась продемонстрировать, что она на голову выше них. Все-таки у нее хватило пороху вырваться из-под опеки Сербии, а у них — нет… Впрочем, с некоторым опозданием ей пришло в голову, что в сложившейся ситуации не стоит ни с кем портить отношения.
— Я Республика Косово. Вы наверняка обо мне слышали, — представилась Афэр. —  Если, конечно, интересуетесь тем, что творится во внешнем мире. — добавила она, не удержавшись.

Отредактировано Greece (2011-11-05 18:04:09)

+1

10

Крайне извиняюсь за задержку. Вы имеете полное право поставить мне один плюсик вместо двух!

Невыразимая зависть и злоба овладела Скоттом, как только тот услышал, кем же на самом деле  является таинственная иностранная гостья. Дела обстаяли, как в дешёвой комедии: вот она, Косово, свободная несовершеннолетняя девушка, которая нашла в себе силы и дала Сербии отпор. У неё, естественно, всё получилось, и злой тиран-узурпатор и слова против не вякнул. А если и вякнул, то это всё равно уже ничего не значило. И вот Скотт. Взрослый мужик, видавший приличные виды, зависит от своего младшего сопливого брата и ничего не может с этим поделать. Или не хочет?
Осознание этого противно давило на горло и не давало сделать и вздоха, чтобы переосмыслить ситуацию. Тем более, Косово подняла в голове шотландца ещё одну больную тему: Артура. Да, Чарльз много раз подумывал, что единственный рациональный выход из этого лабиринта – убить брата. Но никогда ещё он не хотел придушить этого маленького подонка так сильно, как сейчас.
Скотт сделал глубокий вдох, затем ещё один, а после него – третий. Кровь в жилах начинала потихоньку закипать, что со стороны, должно быть, выглядело довольно-таки странно. На правом плече тут же устроился ангелок, который шептал слова о всепрощении и понимании, но на левом уже вальяжно развалился бесёнок, подзадоривающий Шотландию сделать выбор в его пользу. От этого мнимого шёпота в ушах звенело, а виски неприятно пулсировали, разжигая в свободолюбивой кельтской душе пламя. Напрасны были старания гласа совести, с первым осознанием неприятной действительности Чарли предпочёл путь разрушения. И он точно знал, что собирался разрушить...
Шотландец покачал головой, пытаясь прийти в себя от раздумий. К сожалению, он не был рад вновь увидеть перед собой довольно-таки симпатичную мордашку Косово. Но именно за красивые глаза он, всё-таки, решил помочь ей добраться до Кёркланда. Помочь?..
Чарльз взглянул в сторону города. Между блёклыми офисными высотками виднелся один статный, элитный небоскрёб. И вот, улыбнувшись, он с привычным лицемерием заговорил:
– It would be my pleasure to help you out, beautiful. Идите сначала до перекрёстка, затем влево до фонтана и поверните... – «налево», подумалось ему, всё-таки, дорогу он знал хорошо, но губы выдали нечто иное.  – Прошу прощения. Ступайте прямо и до самого конца.
Шотландец уже на этом месте явственно повеселел и не смог сдержать ехидной ухмылки, засиявшей на его довольной физиономии.
– Вот и всё. Довольно-таки простой маршрут. Чудесный сегодня день, правда?
И, уже искренне оскалившись, Скотт без лишних церемоний подмигнул и поцеловал «прекрасной» даме тыльную сторону ладони. И ведь правду люди говорят: сделал гадость – сердцу радость!
Когда девушка скрылась в суете большого города уже за оградой парка, Шотландия обернулся к своим родственникам, которые вдруг возникли ниоткуда. Вернее, да, они сидели здесь и наблюдали за злодеяниями своего старшего брата. За его жеманством, его лицемерием, злобой и завистью. Ему вдруг стало неимоверно приятно, что есть в мире такие люди. Люди, которым он может доверить себя всего целиком.
Несмотря ни на что, Чарльз совершенно не ощущал своей вины перед Косово. Впрочем , его никогда не терзало чувство вины после совершения чего-то плохого. Только в то время, когда он ещё мог передумать, пересмотреть своё решение... Но нет, не сейчас. Сейчас ему было чертовски спокойно и хорошо на душе.
С чувством собственного достоинства и однозначно выполненного долга он уселся обратно на скамейку поодаль Уэльса. В глазах ясно читалось что-то вроде «я – кретин и мерзавец, но мне это нравится», поэтому он умиротворённо их прикрыл. Обрёл гармонию, так сказать. Ещё долго его не беспокоили мысли об Артуре, о Королевстве... И вряд ли побеспокоят в сроком времени, ведь Шотландия уже решил эту проблему. Но уходить из союза с Англией в одиночестве ему не хотелось... Совсем не хотелось. Поэтому он потянулся и начал прислушиваться к разговору Ирландии и Уэльса, дабы вставить наконец свои веские пять копеек.

Отредактировано Scotland (2011-11-28 19:51:10)

+2

11

Брови Уэльса поползли вверх, когда тот услышал имя незнакомой ему леди. Республика Косово - точно что-то знакомое. Буквально до боли знакомое. Ллир много слышал о ней, но никогда не придавал особого значения её "подвигам". Ну получила независимость, ну и молодец. Зато валлиец прекрасно знал, как тема независимости больна для его брата. Итак, что мы имеем - внезапно появившаяся Республика Косово, который нужен Артур и которая со странным высокомерием обращается к британцам. А также Шотландия - любитель приударить за девушками, но жуткий нелюбитель Артура. Весьма гремучая смесь.
Ллира задело не само появление страны, не сама тема независимости, а что-то намного банальнее и приземлённее - то, как девушка старалась показать своё превосходство. Попросила о помощи, да ещё и к Артуру показать дорогу...ишь. Валлиец смерил Косово суровым взглядом. Девушка нравилась ему всё меньше и меньше. Но волнение за брата было намного сильнее ненависти – Уэльс не раз видел, на что способен Шотландия в гневе. Довольно-таки страшное зрелище. За Ирландию можно не волноваться. Она всегда такая, а раз быстро вспыхнула, то и успокоится тоже быстро.
Теперь Дристэну оставалось только гадать, как же поступит его брат. Громко материться? Рвать и метать? Пошлёт Косово на все четыре стороны? Сам от гнева улетит на луну?  Хотя, Уэльс сам был «немножко» в гневе. Валлиец едва сдерживался, чтоб не отбросить свою оболочку флегматика, не наорать на Косово и увести за ручку своих родственников подальше от этой особы. Но, что поделать? Надо стоять и терпеть, незаметно скрипя зубами. Как же мне хочется сказать ей неправильную дорогу... Одним очень знаменитым английским жестом...
Однако ситуация разрешилась сама собой. Как только Дристэн услышал, куда именно шотландец направляет Республику Косово, он широко, и как можно доброжелательнее, улыбнулся. Подтвердив правильность дороги коротким кивком, Уэльс молча помахал рукой девушке в знак прощания, развернулся на каблуках и, так же медленно, как и подошёл, стал возвращаться к уже столь «родной» скамейке.
- Da swydd! – почти что ликующе произнёс валлиец, и уселся на скамейку, закинув ногу на ногу. Мысли о том, как же хорошо быть частью Британии и иметь такое же тонкое чувство юмора, как и у Артура, будут вертеться у него в голове ещё долго. Всё же отделяться от настолько родной семьи ему никогда не хотелось, несмотря даже на то, сколько всего плохого и негативного произошло в Соединённом Королевстве. Поэтому, когда Ирландия и Шотландия вернулись на скамейку, Ллир незамедрительно продолжил столь важный разговор, который так неожиданно прервала Косово. И, разумеется, он уже привычно будет соглашаться с Ирландией и отрицать аргументы Шотландии. Своеобразная британская идиллия.

+1

12

"Наверное, ничего уже хуже быть не может." Артур глубоко и обречённо вздохнул, плотнее застёгивая ворот плаща. Однако, подняв взгляд, он тут же понял: "Очевидно, может..." На лицо англичанина опустилась тень, когда в нескольких десятках метров перед собой он внезапно обнаружил дружненько рассевшуюся на скамеечке британскую семейку в полном составе. "Нежданчик. Как приятно встретить вечерком истеричную ирландку и придурошного шотландца. Я просто в диком восторге. Тут есть где-нибудь поворот?" Юноша оглянулся и с прискорбием обнаружил, что, увы, никаких ответвлений не было. Внутри защемило от глубочайшего желания развернуться на все 180 градусов и обойти проклятое место. Англичанин остановился в размышлениях: с одной стороны, ой как хотелось избежать встречи с нелюбимыми родственниками, с другой - это походило на бегство. Кроме того, Кёркленд с неудовольствием осознал, что британцы уже заметили его. Так что второй вариант сам собой отпадал. Прикрыв глаза и озадаченно покачав головой, он внутренне собрался с силами и приготовился к возможным препирательствам с обожаемыми братьями и сестрицей. "Может быть, мне всё-таки удастся быстро проскочить мимо них, не задерживаясь?... Какая наивность. Эти истерики обязательно прицепятся."

Натянув на лицо маску безразличия, Англия двинулся вперёд (на месте простоял совсем чуть-чуть) и, подходя к обожаемой семейке, скупо поприветствовал их: - Добрый вечер. Пожалуй, только с Уэльсом он мог найти общий язык, но на данный момент картину явно портили два прочих региона, один из которых трепал нервы, другой в приступах властолюбия мог наставить "фонарей". В глазах Англии заблестело недовольство, приправленное презрением, когда взгляд наткнулся на Мэри МакКартни. Артур не желал видеться с ней, по крайней мере, сегодня. Чуть более недели назад в Северной Ирландии было совершено покушение на одного из видных английских чиновников. Подозрения сразу же пали на членов ИРА, но доказательств сего не было. А два дня назад в Белфасте арестовали предполагаемых исполнителей. В тот же вечер произошёл телефонный разговор между Северной Ирландией и Англией, закончившийся конкретным срачем и чуть ли не выставлением ультиматумов с обеих сторон. Казалось, Артур перегорел и вроде бы успокоился, но стоило ему увидеть эту наглую и беспардонную девчонку, как в памяти тут же всплыл их недавний обмен любезностями. Кёркленд быстро увёл взгляд в сторону, всем видом показывая, что не желает иметь с ней дела. Внезапно в голове зажглась невидимая лампочка: "Кстати, они вполне могли Косово тут встретить. Целыми днями халявят же." Хмуро - всё-таки настроение к вечеру были изрядно подгажено - британец поинтересовался: - Вы тут, наверное, давно сидите. Может, видели эту девчонку? Вытащил из внутреннего кармана плаща фотокарточку с какой-то официальной встречи, на которой вместе со своими политическими лидерами была запечатлена Афэрдита собственной персоной, и протянул её Уэльсу, как наиболее доверенному лицу. "Как мне хочется побыстрее свалить отсюда, отнести документы этому придурку и завалиться на хату. Тупость некоторых индивидов откровенно доставляет."

А всё началось пару часов назад, когда Косово так и не явилась на неофициальную встречу, которая была важна, прежде всего, для неё самой, а не для Великобритании. Опаздывать, в принципе, не вежливо, но когда задержка перевалила за час, это уже перешло в разряд настоящего хамства. Артур негодовал и пытался дозвониться до незадачливой девчонки, но в ответ получал лишь долгие гудки. "Что-то мне подсказывает, что эта мисс гениальность забыла мобильный в хостеле." Вообще-то, он хотел её лично встретить, но государственные дела не отпускали - и пришлось Кёркленду просиживать штаны на очередном заседании Парламента. Англия даже заранее сообщил об этом, детально описал, рассказал, кинул на "мыло" карту с изображением пути, как добраться до офиса, хотя, что скрывать, он упорно не мог отделаться от ощущения, что Косово обязательно где-нибудь да и накосячит. Прождав ещё двадцать минут, Англия решил, что это только её проблемы, а ему унижаться явно не по статусу. Перекинув через плечо рабочий портфель, англичанин пешком отправился по улице, ведущей к Гайд-парку. По пути он нередко осматривался: мало ли наткнётся на своего визитёра, но, увы, этого не произошло. Дорога вела в Speakers' Corner, где традиционно оттачивают свое красноречие разного рода ораторы и проповедники, а также свободно провозглашают и отстаивают любые идеи. Афэрдита как раз должна была, в теории, проходить через Гайд-парк, а самого Кёркленда заставило проследовать по тому же маршруту вовсе не беспокойство за судьбу подростка, а стремление сэкономить время и одновременно проветриться после насыщенного рабочего дня. Оставалось последнее: передать некоторые документы мэру Лондона, от которого Артура чуть ли не трясло в порывах злости. Как только он видел эту белесую морду, в голове тут же пробегало: "Ну и рожа, на лбу написано, что кретин." Недоброжелательное отношение к нему возникло, скорее, вследствие событий августа 2011 года, когда лондонское правительство беспомощно наблюдало, как охамевшая эмигрантская молодёжь грабила Тоттенхэм, Энфилд, Брикстон и прочие районы столицы. Именно тогда Англия разочаровался в способностях Бориса Джонсона и взъелся, ибо тот откровенно не справился со своими обязанностями. Параллельно с этим всплыли промахи, на которые Артур ранее закрывал глаза.

Отредактировано England (2011-12-04 23:35:24)

+2

13

Наблюдая за тем, как вспыхивает Шотландия, девушка  уселась на «родную» ей уже скамейку, обращая взгляд и на Уэльса, и старшего братца. Если Шотландия был страшён в гневе, то ничего определённого про Уэльса она не могла сказать, ибо под маской флегматизма кроется нечто для неё непонятное. Отметив то, что сама она уже упокоилась так же быстро, как и разозлилась, девушка даже продолжила разговор:
-А вам не кажется, что пора тоже браться за ум и быть самостоятельными? Шотландия, тебе вообще легче всех, между прочим, - пристально посмотрела Чарльза, после чего мимолётно окинула взглядом Ллира. Ей казалось, что именно эта беспардонная девчонка, которая младше их всех, но всё же наглая и упряма и есть доказательство, что и кельтским странам можно выйти из-под гнёта англосаксов.
-Мне или кажется, или правда стоит, наконец, предпринимать какие-то действия? Сколько лет уже прошло с тех пор, когда мы дышали свободным воздухом? Я, безусловно, была всегда настроена на подобное, но это всё обоснованно, вам не кажется?
«Мне надоело-надоело-надоело-надоело. И ныне существует негласная дискриминация ирландцев, пусть я уже территория не только для ирландцев, но и для шотландцев и англичан, но как только будет  объявлено то, что Северная Ирландия отделяется от Соединённого Королевства, то жизнь для англичан на моих землях будет опасна, ведь так? Если я проведу референдум по поводу «отделится от Великобритании, али нет», и если больше половины населения будет за отделение, то по законам я прекрасно могу выйти из Королевства… Но нужно набрать эти голоса…»
Но тут Ирландия затихла, увидев приближающегося Артура. Ничего общего она сейчас с ним иметь не хотела как минимум, а как максимум она хотела его разорвать в клочья, но ныне Мэри понимала, что разжигать ссору ни  к чему, ибо скоро она будет требовать у него деньги. Вообще, тот вечер телефонной брани она запомнила надолго, в последний раз она так ругалась с братом лет 10 назад, а тут опять началось. Великий англо-ирландский срач, что тут уж поделать, так сказать. Чем ближе оказывался Киркленд, тем больше темнело в глазах у МакКарти, а ноги пошатывались. Однако, когда их взгляды встретились, то всякий страх перестал на время существовать, ибо надо же показать, что «я тебя не боюсь, ты мне никто и звать тебя никак». Стандартный обмен любезностями не последовал, но, как минимум, всё было понятно из-за мимолётных жестов. Северная Ирландия хотела встать и уйти, ну, не выносила она Англию, что тут уж сказать, она уже могла вести курсы «Как потрепать нервы дальнему родственничку, или да здравствуют экономические и политические проблемы Англии!»
- Вы тут, наверное, давно сидите. Может, видели эту девчонку? – спросил раздражённо Англия, после чего Северная Ирландия откинула огненные волосы и сердито посмотрела на мужчину. Говорить она стала вполне спокойным тоном, что бы, как говорят, «не нарваться»:
-Нет, не видели, я, во всяком случае, внимания не обратила. Извольте, но я откланяюсь на время, пойду за кофе.
Девушка встала с лавочки и поправила свою юбку, после чего горделиво и немного поднятой головой направилась в нужную сторону, только вот незадача, она абсолютно случайно задела Англию плечом.
«Господи, прости, я не специально, ты же знаешь!»
-Прошу извинить, - глухо пробормотала Ирландия, после чего тяжко вздохнула, сложила руки на груди и направилась восвояси. Сейчас явно что-то произойдёт, а Мэри умная и понимает, что лучше ни во что сейчас не ввязываться. Если Шотландия в порывах ненависти и гнева развяжет драку, то начнётся скандал, при этом всё перерастёт в экономический и политический скандалы. Проблемы –проблемы, ор, крики, а если Уэльс опять останется ни причём, даже если будет учувствовать во всём этом, то Северную Ирландию потащат самостоятельно без её согласия.  «Вот за что мне такое…Ладно, надо купить кофе…»

+1

14

Персонаж: Шотландия.
http://s007.radikal.ru/i302/1201/5b/fdab6e290f8e.jpg

анон заранее извиняется за свое видение персонажа, на то он и анон

-О чем именно ты говоришь, сестренка? Легче может быть только на свободе.
Инцидент с Косово был исчерпан, и сейчас к Шотландии вернулся здравый ум и в меру трезвый рассудок. Наверное, сказалась маленькая месть над девушкой-подростком, что воплощала в себе символ того, чего они, кельты, не смогли добиться до сих пор.
-Думаю, что ты права – пора что-то предпринимать. И действовать нужно быстро и согласованно. Самое главное, чтобы с точки зрения закона мы не сели в лужу. Так или иначе, мы должны провести все это малой кровью.
Рассудительность – не та черта, которую можно было бы присудить Чарльзу, но сейчас что-то подсказывало ему, что такой вариант менее агрессивен, да и шанс его успеха будет гораздо выше, чем более радикальные меры.
-К слову, лично я свободным воздухом дышал в последний раз триста шесть лет назад, спасибо за напоминание.
Скотт ехидно осклабился. Злопамятность имеет поразительное количество положительных сторон. Возможность быстро и качественно просчитывать даты, например.
-Твои предложения?…
Чувство глубокого удовлетворения от того, что в приличном обществе принято называть тривиальным словом «подлость», охватившее шотландца, моментально треснуло и расползлось. С громким звоном рассыпалось осколками и резануло по нервам, когда взгляд-прицел выхватил до боли, до зубного скрежета и звенящей ярости знакомую персону. А если быть точнее, Чарльз заметил Артура. И он не слишком-то горел энтузиазмом и искренней братской любовью – по крайней мере, не настолько, чтобы воспринимать его присутствие спокойно.
«Артур, ну какого тебя черт принес именно в такое время?!»
Спокойствию пришел стремительный и неотвратимый, словно при блицкриге, конец. А вопрос о девчонке заставил интуицию просто верещать от ужаса – ситуация принимала опасный оборот. Если Англия узнает о маленькой шалости шотландца, то чья-то рыжая голова полетит по мостовой – в порицание общественности. Значит, основная задача менялась на более сложную и эмоционально затратную – не выдать себя.
-Неа, не видели,- беззастенчиво солгал рыжий, мельком глянув на фотографию, что покоилась в руках у Уэльса. Так и есть, опасения подтвердились. Ну да ладно, где бы наша не пропадала!
«А Мэри, похоже, решила слинять. Ничего, ей же спокойней»

0

15

Спор из шутки стал выливаться в серьёзные дебаты, поэтому Уэльс решил учтиво помалкивать, иногда вставляя свои едкие комментарии, мол, "а ты рискни" или "удачи вам в нелёгком деле". Если несколько минут назад беседа была между Ирландией и Уэльсом, то теперь спор был полностью во власти Мэри и Чарльза. Прерывать родственников ему не особо хотелось, хотя те и гудели ему в оба уха. Были, конечно, моменты, когда Ллир неодобрительно косился на своего брата, но тому было явно по-барабану, так что кельту-младшему оставалось только ждать у моря погоды.
Дристэн думал и надеялся, что встреча с Косово будет единственным нежданчиком, который преподнесёт этот интересный денёк. Но не тут-то было. Раз уж начался день забавно, то и закончится он должен весьма...неожиданно. Тому подтверждением стал Англия, которого Уэльс заметил пару секунд назад, чуть не вскочив со скамейки от неожиданности. Артур широкими шагами уже направлялся в их сторону, и Уэльс лишь подавил печальный вздох.  Вспомнишь г....кхм, вот и оно. Дело дрянь. Если вся Британия собралась в одном месте - жди беды. Хотя что ему от нас надо?
-Вечер добрый, - Ллир кивнул и приветливо, но в то же время нервно, улыбнулся брату. Напряженная атмосфера дала о себе знать. Чем дольше Англия рядом с ними, тем больше раздражаются остальные британцы. Это что-то вроде бомбы замедленного действия, поэтому Дристэн всячески старался оттянуть момент взрыва.
- Вы тут, наверное, давно сидите. Может, видели эту девчонку? - нетерпеливо и раздражённо спросил Артур, протянув младшему кельту фотографию. Ллир с интересом взял её в руки и стал рассматривать то, что на ней запечатлено.
И тут кельт завис. Он даже пропустил тот момент, когда Мэри покинула компанию, желая как можно дальше оказаться от Кёркленда. Осознав всю ситуацию в целом, Дристэн едва сдержался, чтоб не хлопнуть себя рукой по лбу. Если он сейчас скажет что-то типа "А, да, видели. Мы её послали далеко и надолго", Гайд Парк будет разнесён, а трупы валяться расчленёнными. Бросив многозначительный взгляд на Шотландию, Ллир решил дополнить лож старшего брата.
- Даже если и видели, то мимолётом. У нас была очень важная дискуссия, поэтому, не думаю, что мы были в состоянии кого-то заметить, - Ллиру показалось, что "отчёт" прозвучал более-менее убедительно. Уэльс встал со скамейки и отдал фотографию обратно Артуру, но удержаться от выходки просто не смог. Прожив с Кёрклендом сотни лет, они научились понимать друг друга, стоило им только кинуть мимолётный взгляд. Поэтому, Уэльс сначала посмотрел англичанину в глаза, затем едва заметно покосился на Шотландию, мол, все вопросы к нему, разбирайся с ним сам. Он понадеялся, что намёк будет понятен. Дристэн скрестил руки на груди и приготовился к самому худшему. Если что, я останусь...Мало ли, драку придётся разнимать.

0

16

Северная Ирландия встретила «братца» поразительно приветливо, особенно на фоне последнего скандала между ними. По крайней мере, именно так можно было охарактеризовать этот сердитый взгляд, горделивый взмах огненными волосами и на удивление спокойный голос: - Нет, не видели, я, во всяком случае, внимания не обратила. Извольте, но я откланяюсь на время, пойду за кофе. Если бы Англия не был так вымотан за этот рабочий день, то обязательно съязвил, ведь и подходящие фразочки уже вовсю крутились на языке. Но на этот раз Кёркленд ограничился лишь насмешливым выражением лица, явственно говорившим, мол, «сбегаешь, девочка?» Мэри поднялась с облюбованной британцами скамейки и, якобы случайно – ясен пень, случайности здесь было ни на грошь, - задела Артура плечом. - Прошу извинить. Англичанин скептически хмыкнул, даже не соизволив ответить привычное «Да ничего» или «Пустяки». Бросив короткий неприязненный взгляд на девушку, он тут же напрочь забыл о её существовании, переключив всё своё внимание на «братьев», если, конечно, их таковыми можно было назвать.

Откровенно говоря, Артур не любил пребывать в компании этих троих. И чувство было абсолютно взаимным! Всего за каких-то пару минут между ними уже успела воцариться неприязненная и напряженная атмосфера. Англия нутром чуял: ему здесь явно не рады. «Быстрее соображайте что ли, мне тут с вами тусоваться тоже не особо-то в радость». Кёркленд постарался усмирить своё непомерное раздражение, дабы оно так активно не выплёскивалось прямо на драгоценных родственничков. Не хватало только ещё одного скандала! Артур быстренько принял отчасти безразличное выражение лица. - Неа, не видели, - прохрипел шотландец. Странно, что он не начал ни задираться, ни делать вид, будто Англии здесь и в помине не было. «А ведь мог и наврать, так, из особой «любви» ко мне». Краем глаза он наблюдал за Уэльсом, который как раз и «прокололся». За долгое время знакомства со всей честной троицей Кёркленд прекрасно изучил водившиеся за ними грешки и привычки и, кроме того, чисто интуитивно уже догадывался, когда те врали ему. Не всегда, конечно, ведь и кельты не промах, но зачастую. Сперва Ллир «завис», потом бросил многозначительный взгляд на шотландца… «Очевидно же. За олуха что ли держат?... ДА. Мне бы ещё в этом сомневаться». На физиономии англичанина отразился дикий скепсис, хотя он вполне мог и ошибаться. - Даже если и видели, то мимолётом. У нас была очень важная дискуссия, поэтому, не думаю, что мы были в состоянии кого-то заметить, - поддержал старшего брата валлиец. Артур прикрыл глаза и негромко вздохнул. «Сказать-не сказать…» Между тем, Дристэн поднялся со скамьи и отдал фотокарточку обратно. Убрав её в карман, Кёркленд случайно наткнулся на выразительный взгляд Уэльса. Всё сразу же стало понятно. Еле заметно кивнув, как бы благодаря брата за подсказку, Артур обернулся к Шотландии. – Я, конечно, понимаю, что «важная дискуссия» опять сводилась к независимости от Англии и совместному обсиранию англичан, но эта встреча важна для всего Соединённого Королевства, поэтому… - приврал, несомненно, приврал о важности предстоящей встречи; британец сглотнул, явно пересиливая себя, - …пожалуйста, скажи, куда отчалила Косово, и я быстро свалю отсюда, дабы ни мне, ни вам зря не страдать от совместного общества. Проговорив это, Кёркленд в ожидании уставился на Чарльза. Конечно же, в компашке заправлял самый старый и наименее уравновешенный член британской семьи. Он сказал – остальные бодро поддакнули. Похоже, Уэльс уже приготовился к своей излюбленной роли арбитра, разнимающего сцепившихся Англию и Шотландию, но Кёркленд надеялся, что сегодня обойдётся без спектакля, и он всё для этого сделает. Например, если не получит вразумительного ответа, просто плюнет и уйдёт, в конце концов, это для Косово важна встреча, а Великобритании, мягко говоря, чихать с высокой колокольни Вестминстера.

+1

17

В этом круге Северная Ирландия пропускает очередь.
Следующим отписывается Шотландия.

0

18

«Неужели бывают случаи, когда закон, бормоча извинения, должен отступить перед преступником?»
Шотландия не мог поверить в то, что происходило. Теперь он не был готов вот так сгоряча, необдуманно объявить войну своему брату, каким бы отвратительным мерзавцем тот ни являлся. Кто знает, вдруг Уэльс просто-напросто испугается и не станет поддерживать мятежного шотландца? Впервые в жизни Скотт засомневался в тех сакральных вещах, что не давали ему пасть духом в тяжёлое время. На секунду ему показалось, что в мире больше не осталось ничего доброго и настоящего. И отчаяние в который раз уступило место гневу.
Всё-таки хорошо сначала думать, а потом делать. Всякий раз, когда Скотт так поступал, его вскоре охватывала невероятная гордость за то, как мастерски он иногда умеет держать себя в руках. Но сейчас его продолжали терзать смутные сомнения. Нужно было реагировать быстро, решить всё сразу и больше никогда не жалеть о том, что решил.
Что за дерьмо, а. Не жизнь, а сплошные разочарования. Сейчас было бы очень кстати завалиться в какой-нибудь паб, пропустить пару бокалов эля и устроить дебош. Порой Скотту казалось, что только старая добрая выпивка могла терпеливо выслушать красочную речь о его душевных невзгодах и облегчить его нелёгкую жизнь. Грустно это было, что, кроме алкоголя, никто не хотел слушать помятого судьбой шотландца. А может он просто не доверял такое никому, кроме себя да кружки пива.
Чарльза потихоньку уносило в шибко таинственные дали. Он припомнил всё. Как воспитывал эту неблагодарную бровастую заразу, как боролся с ним, как волновался и заботился о нём. Это навевало противоречивые чувства, от платонической любви до жгучей ненависти включительно.

Осознав, что он вот уже несколько минут стоит без движения, поглощённый собственными раздумьями, Шотландия украдкой поднял взгляд на объект своей безграничной неприязни и на объект своей безнадёжной любви. Выхода было два, и оба они не предвещали ничего хорошего. Оставалось только определиться, который из них симпатичнее. А может просто плюнуть на всё и повести себя так, как велит непокорный шотландский нрав?
В общем, время думать подошло к концу.
Скотт быстро размял кулаки и рывком набросился на Кёркланда, чтоб тот рухнул на асфальт и к чёрту разбил себе свою поганую морду. «Почему это отродье такое неблагодарное»? Стоило только шотландцу оказаться сверху, как начался мордобой. Старший брат бил младшего так осатанело, как не бил никого и никогда. Он вкладывал в свои удары всю злобу и ненависть, которые успели скопиться за те долгие столетия, что они враждовали. На некоторое время Чарли даже позабыл, что внизу, весь в кровоподтёках и ссадинах, трепетало тело его маленького Артура.
Ему очень хотелось, чтобы бровастая нечисть отключилась сейчас и проснулась нескоро. Пусть прохожие звонят в полицию и сообщают, что в парке кого-то избили и он плюёт кровью. Да, пускай льётся грязная английская кровь.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Дурной пример заразителен (Шотл., Уэльс, С. Ирл., Косово)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC