Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Нас много, нас рать!


Нас много, нас рать!

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Место: Секретная комната в музее, Салоники, Греция
Время и Погодные условия: 2 ноября, 2012, ранее утро, накрапывает мелкий дождь
Главные действующие лица: Греция (с Кипром), Россия, Сербия (вероятно с Воеводиной)
Второстепенные персонажи: Америка, Турция (Либо НПС, либо без него), Германия, Ирландия
Нежелательные страны: не европейцы
Зачин: Предчувствуя свое тяжелое положение, Греция решает встретиться на своей территории с собратьями по вере, а именно с Россией и Сербией, чтобы обсудить возможность заключения союза от агрессоров. Америка узнает об этом и старается разрушить их планы любыми возможными способами. Турция в этом тоже совершенно не заинтересован, поэтому может помочь американцу.
Первыми стартуют: Греция/Кипр -> Сербия/Воеводина ->Россия -> Америка


Итог: 02.11.12, дипломатическая встреча представителей братских государств: России, Греции и Сербии — в Салониках. Ход встречи был подорван внезапной вспышкой эпидемии холеры. Некоторые представители спецслужб Греции подозревают Турцию в срыве встречи. Никаких конкретных соглашений во время встречи заключено не было. Также стоит отметить, что экспорт из Греции сельскохозяйственной продукции резко сократился; иностранные послы депортированы; границы закрыты. Внимание! Эпидемия в скором времени может распространиться на партнеров Греции по внешней торговле.

0

2

Салоники, второе ноября, раннее утро. В это время музей спит, и в нем царит мир и тишина. Днем тут сам черт потеряется среди толпы туристов. Греции всегда было досадно наблюдать, что для иностранцев это всегда просто руины, которые остались от огромной империи, и не более. Для него же это было единственной памятью о его матери, которая, как оказалось, была безжалостно убита от рук Турции. Здесь все было пропитано памятью прошлого, поэтому Греция заходил сюда гораздо чаще, чем кто-либо. И место встречи было выбрано не случайно – Византия первые времена была настоящим союзом и домом для многих стран благодаря Юстиниану Великому. Греция понимал, что учитывая тяжелое положение, в которое он попал, может сыграть с ним злую шутку. Если выйти из ЕС, то в ту же секунду злыдни типа Турции и Албании сразу сбросят свои маски пусичек и откроют свое настоящее лицо. О выходе из НАТО было бы вообще лучше не заикаться, иначе участь Югославии будет ждать и Грецию, но если оставаться в нем, то тоже мало вероятности того, что оно поможет в случае беды. Хоть и говорят, что Христианство сейчас не занимает никакого места в политике, нельзя опровергнуть тот факт, что до сих пор католики с протестантами смотрят на православных как на иноверцев. Это незаметно чувствуется. Друзей в ЕС так и не нашел, как был один на краю Европы, так и остался. Его роднила только экономическая ситуация с той же Испанией, Португалией, Ирландией, Италией. Бедность – connecting people.
Последнее время доверять нельзя никому. Все, кто хотели что-то от меня, в конце концов кидали ножи в спину…, мысли Греции с каждым днем принимали все больше хаотичный характер, - и теперь я хожу по острию ножа, в буквальном смысле. Шаг влево, шаг вправо – расстрел..., - Греция взглянул на стену и увидел икону Богоматери. Они прижимала к щеке младенца Иисуса, и взгляд ей всегда был до боли в сердце печальный. В памяти Греции мелькнули ужасные картины прошлого…, - Мама… Если ты сейчас была рядом…, - Греция провел рукой по древней иконе, - возможно… все было бы по другому…
Отведя мысли в другую сторону, Греция подошел поближе к той самой комнате, где должны были встретиться страны, которым он больше всего доверял – Россия и Сербия. Дверь в эту комнату не была заметна, границы её еле виднелись за экспонатами. Греция встал около неё, держа в руке Ставрос – Крест, который всегда помогал ему в сражениях, и начал ждать визита гостей.

0

3

Опять брат что-то замышляет… ну сколько можно воевать непонятно за что?
Кипр, как обычно босиком, шел по мраморным залам Музея Византийской Культуры. В отличие от Греции, он куда меньше интересовался раскопками, поэтому на своем пути не задерживался. Его в этом мире беспокоила всего одна проблема – ТРСК. Он даже не так озлобленно к Турции относился, как его брат. Он всегда был за мир и верил, что дружба и любовь всегда будут творить добро во взаимоотношениях. Один герб Кипра чего стоит – белый голубь с оливковой веткой. Поэтому узнав, что брат замышляет чего-то не доброе, поспешил с ним на встречу. Только где он прячется?

0

4

- Кто рано встает, тому Бог подает, - думал Гордан, когда подъезжал к месту встречи с Грецией и Россией, - И все же, мне определенно нравится это предстоящее собрание. Здесь будут все родственные души, не то, что эти западные поборники справедливости! Ох уж и осточертел мне этот Альфред со своими идеалами общества. В гробу я видел эту демократию! Но сейчас я наконец-то окажусь в обществе нормальных стран. Ох, прямо как в былые времена, когда была одна Югославия. Тогда и трава была зеленее, и небо синее, и …, - Гордан в очередной раз отвлекся от своей изначальной мысли.
  А тем временем машина уже почти приехала к музею, где его должны были ждать друзья, настоящие друзья. С ними Гордан даже не разговаривал с акцентом, а это, по его мнению, много значило. Причем много значило хорошего, а не плохого. 
- А тройственный союз идея неплохая. Правда Америка, скорее всего, попытается эту встречу сорвать, ну да ладно!, - Гордан позволил себе поразмышлять над важной в данный момент темой. И погода этому способствовала, как могла – моросил мелкий дождь. А такая погода, по мнению Сербии – самая подходящая для разглагольствования и философских мыслей.
- Только вот как-то неприлично получается, - думал Гордан, - ведь я не предупредил о том, что буду с Воеводиной. А Злата все-таки ребенок, она может помешать конференции. Но не оставлять же ее с Боджэной (Косово)! Последняя воспитательная беседа закончилась воплями, криками и требованием независимости. И хотя Злата – не Боджэна, но она ребенок. А ребенок может сделать что угодно с каким-нибудь памятником искусства. А встреча ведь в музее!  Решив не откладывать дело в долгий ящик, Гордан начал объяснять Злате, как много этот музей значит для Греции.
- Злата, помни статуи не ломать и не толкать, витрины руками не трогать, пальцами ни на что не показывать. Договорились?
- Да, Голдан!
- Ну вот и молодец! Только не Голдан, а Гордан, а лучше папа.
И вот автомобиль остановился прямо перед величественным зданием, сомнений быть не могло – это музей византийской культуры. Гордан вышел первым и помог выйти Злате.
- Помнишь про наш уговор, Злата?
- Помню!
- Тогда пошли. Злата, аккуратно здесь ступеньки!
Сербии и Воеводине удалось подняться ко входу в музей без происшествий. А дальше они шли по большим и светлым залам. И наконец-то Гордан со Златой нашли Грецию, который их уже заждался. На удивление Сербии Россия все еще не приехал на это достаточно важное совещание.
- Здравствуй, Геракл! Как дела, как жизнь? Ты прости, что я с чадом. Просто Боджэне я не очень доверяю...Злата, поздоровайся с дядей Гераклом, - сказал Сербия извиняясь.
- Пливет, дядя Гелакл!
- Геракл, не обижайся, просто она до сих пор не выговаривает букву “Р”.

Отредактировано Република Србија (2011-06-23 13:20:30)

0

5

Климат Греции всегда благотворно действовал на Ивана, он любил солнце, не даром самыми красивыми цветами Россия именовал подсолнухи, эти «маленькие светила» дарили окружающим свет и здоровье. Что семечки, что масло, в разумных количествах были полезны всем людям на планете. Вот только в последнее время, управители, не радовали Брагинского, он кожей ощущал, паразитов на своей коже, которые были одержимы жаждой денег и славы, а их мечты были вовсе не о его процветании, а о том, как бы его в конец «оболванить» и сделать слугой таких господ как Англия и США. Уж кто-кто, а они всегда считали Россию «сырьевым придатком». Так же ситуация на востоке беспокоила мужчину, Китай и Япония, соратники-противники, присоединились бы к «всеобщему мародерству» на его территории.
Брагинский не стал брать машину и напиваться, как это делали, его разбогатевшие и продавшие собственный ум, честь и достоинство чада. Он просто вышел из аэропорта, и взяв такси тихо и мирно доехал до центра славного города Солоники. Дальше он решил идти пешком, Иван любил бывать в Греции, бродить по ее улочкам и впервые за несколько сотен месяцев, чувствовать себя «живым» и «думать» о том, как бы вернуть себе былое величие. Греция, его руины, вызывали на лице Брагинского горькую улыбку, его собственная держава, так же превратилась в руины. Врагам удалось уничтожить его «изнутри».
«Руины…. Уж, наш милый Альфред постарается обратить все в руины, всех тех, кто противостоит ему, кто не желает становиться марионеткой и разумеется чьи ресурсы весьма и весьма обширны…..»
В некоторой задумчивости Иван вошел в один из главных музеев славного града Солоники, где должна была состояться встреча его «родственников по духу». Тех, кого он в былые времена мог защитить от многих притеснений, давя на своих «родственников» авторитетом и былой мощью. Светлая память о судьбе Югославии по прежнему заставляла Брагинского горевать и ненавидеть себя самого, за тихое молчание, ведь он мог сделать…. Но паразиты, словно «яд» в его крови, сковывали и не давали молвить и звука.
Альфред был куда умнее, хитрее, предприимчивее Франции и Германии, впрочем подобному его поведению не стоило удивляться, ведь США и на своей собственной территории быстренько избавилась от коренного населения.
«По истине про США верна заповедь Господня: «Видишь сучок в глазе друга своего, и не замечаешь собственного бревна. Впрочем «не замечать» можно по разным причинам
- Калимэра,
Звучно произнес светловолосый мужчина, приближаясь к духовным своим родственникам.

0

6

Альфред Ф. Джонс непосредственно в квесте не участвует.

Как же в последнее время разочаровывала разведка! Повсюду масса агентов, шпионов, разведчиков, а толку ноль. Только лишнее финансирование. Да и подставлять страну не хотелось. Альфред постоянно ругался, устраивал выговоры и предъявлял обвинения в недостаточной преданности делу. Но ситуация не менялась.
Пока вдруг от его шпиона не пришло известие: Греция собирается на встречу с Россией и Сербией, при чем встречу крайне секретную и, по видимому, очень важную. Трудно сказать, расстроила Америку эта информация или наоборот, обрадовала. Событие безусловно крайне нежелательное. С другой стороны, стремление собрать друзей возникло у грека не случайно, на этот факт Джонс никак не повлиял бы. Но информация, да еще со всеми подробностями, была у него в кармане, как тут не радоваться американцу с повышенным содержанием хитрости в крови?
Приказы посыпались один за другим. Как позже смекнул Альфред, разведка могла пропустить события в Пруссии из-за чрезмерной нагрузки. На раздумья времени не было, но, хвала Богам, план созрел довольно-таки быстро. Пришлось напрячь множество структур, даже слегка подставиться, увеличив степень протекционизма в стране. Но что-что, а это было давно прописано в планах и не должно вызвать подозрений. Америка старался поднять как можно меньше шума, и это даже получилось. Правда, от российских агентов под прикрытием он не мог быть защищен - теоретически утечка информации оставалась возможной.
Анализируя план своей диверсии, Альфред пришел к выводу, что тот далеко не совершенен и требует доработки. Можно было бы прибегнуть к помощи Турции, только вот подобная диверсия предполагала доверительные отношения с партнером, а Джонс был не готов к открытому сотрудничеству на данном этапе. Сейчас он разрывался между огромным количеством проблем, лишнее вмешательство в его внешнюю манипуляторскую политику не устраивало США. Махнув рукой на все вероятные накладки, Америка отдал окончательный приказ.

Внимание гражданам и гостям: чрезвычайное положение, тревога! Телефоны разрывались от бесконечных встревоженных звонков, на уши было поставлено все руководство, все больницы и лаборатории, все посольства. Медицинские работники брались за голову: как можно было допустить?! Данные перепроверялись уже сотню раз, но результат не изменился, об ошибке не могло быть и речи.
Новость просачивалась на телевидение и в печатные издания. Об этом скоро заговорит весь мир.

Около музея послышался звук сирены, машина подъехала ко входу, работал громкоговоритель.
- Тревога! Тревога! В местных водоемах обнаружен возбудитель холеры! По данным СЭС бактерии просочились в почву! Тревога!
Что это значило? Это значило, что Греция депортирует всех иностранных граждан домой, в срочном порядке закрывает границы, прекращает экспорт. А всем странам-импортерам продуктов греческого сельского хозяйства (коих в мире масса) придется столкнуться с той же проблемой. Всемирная эпидемия, пусть не чума, но довольно серьезная инфекция. Из-за оплошности греческой СЭС в незавидном положении оказываются, в том числе, Россия, Сербия и Кипр.
Они могут догадаться, чьих это рук дело. Только вот ответственность за произошедшее не лежит на эфемерных шпионах.

0

7

Ну где же они?
Греция начинал потихоньку нервничать, ожидание никогда не доставляло удовлетворения. Больше всего его нарягали излишние переживания, что встреча может сорваться. Его часто преследовала паранойя, особенно последние месяцы со всеми кризисами, в которые он влип. Вдруг вдалеке показались два силуэта, один из которых поразительно смахивал на Сербию. Греция начал вглядываться, кто там пришел, но тут неожиданно сзади подлетел какой-то комар и больно укусил его прямо в шею. Греция сразу его прибил, но не уделил должного внимания, кто этот жук, поскольку вместе с Сербией к нему подошла маленькая его дочка - Воеводина.
- Здравствуй, Геракл! Как дела, как жизнь? Ты прости, что я с чадом. Просто Боджэне я не очень доверяю...Злата, поздоровайся с дядей Гераклом,
Греция мило улыбнулся подбежавшей к нему девочке. Маленькое щекастенькое создание, плохо выговаривая букву «р», застенчиво, но по-доброму сказала
- Пливет, дядя Гелакл
- Здраствуй, Воевовина, - улыбнулся в ответ Геракл, скрывая нарастающую боль в шее, - ты стала такой большой уже!
- Геракл, не обижайся, просто она до сих пор не выговаривает букву “Р”, - произнес извиняющимся голосом Сербия.
- Я? Я не обижаюсь, Гордан, все нормально. – соврал Греция, но больше по тому, что он вспомнил свою сестру, Понт, которая была до удивления похожа на Воеводину. А она, как известно, умерла во время турецкого геноцида., - как вы добрались, все хорошо прошло? – Похлопав Сербию по плечу, спросил Греция
Да что же это такое?! Укус в шею начал распространяться по всему телу, стало серьезно подташнивать. Но тут прямо перед ним появился всегда улыбающийся Россия, произнеся по-гречески какую-то фразу, которую он уже не разобрал. Тело Греции начало приобретать какой-то болезненно сине-зеленый цвет.
- П…привет… Росс….
В туже секунду Греция упал без сознания, в ту же секунду завопил громкоговоритель:
- Тревога! Тревога! В местных водоемах обнаружен возбудитель холеры! По данным СЭС бактерии просочились в почву! Тревога!

0

8

Кипр все шел и шел, шел и шел, ему даже все порядком наскучило. Более всего его насторожил мило сопящий во сне охранник. Такое ощущение, что он охранял не реликвии, а склад с протухшими продуктами. Кипр подошел к нему беззвучно, осмотрел стол, осмотрелся вокруг и увидел за охранником какой-то странный щиток и рядом карту, где было указанно, какая кнопочка чему соответствует.
Так, ладно, не до придурков сейчас.
На этой мысли Кипр продолжил путь. Сделав круг и подойдя к выходу, он заметил Грецию с команией прямо в зале напротив входа.
Вот именно, хочешь что-то спрятать, положи на самое видное место….
Но тут что-то пошло не так, Греции становилось хуже и Кипр это чувствовал.
Я н…не могу появиться… просто так! Он же… меня не звал… он наверно… ругаться будет… но ему же… хуже… почему у него шея такого… странного цве…
- Тревога! Тревога! В местных водоемах обнаружен возбудитель холеры! По данным СЭС бактерии просочились в почву! Тревога!
- Греция, неееет!!! – подняв панику, Кипр мало того, что спалил себя, так ещё переполошил все вокруг
Кипр поймал на себе недоумевающие взгляды
Что делать, что делать, что делать?! Как… как… ?! Что, Куда?! Блин!!! Срочно… Срочно!!!!
Тут он в панике вспомнил про щиток за охранником. Он помчался к нему и увидел, что охранник смыслся. Кипр подбежал к щитку и, нажав все кнопки и опустив рычажки, закрыл все открытые окна и двери, чтобы гадость не могла сюда просочиться.  В ту же секунду он вернулся к Греции и начал его приводить в чувства, но бестолку, тело вообще не дышало и не шевелилось

0

9

- Как вы добрались, все хорошо прошло?
- Нормально, только вот Злату не было с кем оставить, вот я ее с собой и взял, - Гордан опять извинялся, но его глаза не смотрели на пол, а смотрели в глаза Греции. И что-то ему в этих глазах крайне не понравилось, они были то ли слишком затуманенные, то ли слишком уставшие. И в ту же минуту появился Россия, поприветствовав другие страны. Выдавив из себя нечленораздельную фразу Геракл неожиданно упал на пол. Перед глазами Сербии все поплыло. Он присел на колени, обнял Злату крепко-крепко и стал всматриваться в лицо Геракла. И тут же стали разрываться громкоговорители около входа в музей:
-  Тревога! Тревога! В местных водоемах обнаружен возбудитель холеры! По данным СЭС бактерии просочились в почву! Тревога!
- Греция, Греция! Только этого не хватало! Бедный, бедный Греция, – несмотря на все происходящее мысли Гордана были четким и пугающими. Сербия уже забыл, что намечался саммит – все мысли были прикованы к лежащему на мраморном полу телу Греции. По его лицу потекла слеза, - Моя эмоциональность! Все больше я плачу и рыдаю, чем смеюсь и веселюсь. Геракл, держись! Ты нам всем сейчас очень нужен! Держись!
- Папа, а дядя Гелакл заболел? – голос Златы был испуганным и очень сильно дрожал. Гордан обнял дочку еще сильнее и Злата, уткнувшись носом в грудь Гордана, продолжала повторять:
- Дядя Гелакл, не умилай! Дядя Гелакл, не умилай!
- Да, Златка он заболел. Но очень скоро выздоровеет, он не умер, - сказав это, Гордан поцеловал Воеводину в лоб.
- Греция, неееет!!! – ко всему прочему появился Кипр, который, похоже, активировал всю систему защиты музея.
- Кипр, здравствуй! А как сюда попадут врачи, если все закрыто и заблокировано? Хотя... В музее есть аптечка? – Гордан отбросил все формальности, кроме приветствия, и сразу же перешел к делу. Голос у Сербии был, как у сумасшедшего. С последним же вопросом Гордан, буквально, набросился на Кипр.
- И все же, смерть Греции будет ужасным событием для меня, даже ужаснее якобы отделения Косово! Греция для меня лучший друг и соратник, который всегда поддержит в любом вопросе. Греция, держись ради Бога! – во время всей суматохи у Гордана в сознании даже не пронесся вопрос: «А кто это все устроил?»

0

10

Не успел Брагинский зайти в гости к родственникам «по духу», как события стали развиваться самым стремительным образом. Греция, выглядел больным, точнее отравленным. В мгновение ока, Иван оказался рядом с обеспокоеннным «родственниками».
- Без паники.
Только и смог произнести мужчина, лишняя трата нервов и ценного времени могда привести к большим осложнениям здоровья дорожайшего брата Греции. Оханьем и причитаниями делу не поможешь, вон когда он отравился забористыми грибочками английского производства и стал называться СССР, а всего то из-за того, что перебежал дорожку «дружку Великобритании» в Индии, да и стал не выгоден ему как «друг и союзник». А кто еще мог такие грибы то прислать, Германия? Да нет, тот только книжки слал, а из одник книг «каши не сваришь». Иван до сих пор слышал причитания его сестер, о его здоровье, панику и скорбь, а никто толком и не лечил, он сам потом выкарабкался но уже остался «без штанов» на мировой арене и уже, собственно, ничего не решал. Сидел сиднем в своей резиденции, да слово «кол, кол, кол» произносил.
- Нам бы место потише, мне бы болезного осмотреть без лишних свидетелей. Опыт, да лекарства у меня большой. Выходим его, но не здесь.
«Ныне у нас информационные войны, следовательно надо бы послать запрос один, дабы отвлечь внимание нашего дружочка, да в викиликс обратится. За скромное вознаграждение они такое отыщут, даже фотографию в пижамке с розовыми слониками в трехлетнем возрасте или срамоту какую…
Не особо долго думая, Иван взял на руки больного.
- Кипр, Сербия? Знает ли кто-нибудь из Вас, где здесь находится опочевальня, дорогого Греции. Его бы туда снести, или хотя бы в «комнату для гостей».
Брагинскому ничего не стоило, как мысленно заставить министров своих написать Ливии, да и вообще проявить некоторую активность, а в СМИ пустить слушок о том, что он возьмет да и навестит его, да подарит некоторое вооружение, так сказать на память. Сказано – сделано. А так же вновь запустить команию против «ножек», да так, чтобы люди боялись покупать их. Травиться то никто не хочет….
«Отвлекись, славный друг мой США, на твои проблемы…»

0

11

Большинство посетителей и работников музея успели эвакуироваться и уже стояли на улице рядом с машинами скорой помощи, но не всем так повезло. Из-за спонтанной выходки Кипра группа туристов оказалась заперта и сейчас металась по залам в поиске выхода. Половину из них уже тошнило, другая половина держалась за животы. Кто-то действительно был болен, остальные просто паниковали, но делать выводы без врачебного вмешательства было нельзя. Санитары тем временем продолжали оповещать округу о надвигающейся эпидемии.
- Внимание посетителям музея! Срочно дезактивируйте систему защиты. Вам необходим осмотр, чистая вода, продукты питания, лекарство. Вы можете быть больны или находиться в инкубационном периоде - т.е. быть переносчиком болезни. Инкубационный период длится от одного дня до пяти. Не подвергайте опасности себя и окружающих! Без лечения болезнь развивается стремительно, в 20% наступает полное обезвоживание.
Врачи брались за головы, пытаясь осознать, кому и зачем нужно было закрывать музей от посторонних. Кто-то из туристов, стоя возле запертой двери, прокричал, что мельком видел нескольких высокопоставленных особ сегодня еще до объявления тревоги. Узнав о том, что множество людей, в том числе иностранцев, находятся в замкнутом пространстве без чистой еды и воды, без медикаментов, правительство тут же напрягло несколько оперативных структур, которые в случае неповиновения должны были ворваться в музей и вывести всех силой. В то же время доктора все еще пытались взывать к разуму гостей Греции. Если турист не ошибся, разговор нужно было вести в другой манере...
- По данным Всемирной Организации Здравоохранения инфекция просочилась в продукты экспорта, у любого гражданина страны-торгового партнера Греции могут проявиться симптомы. Вам требуется срочный досмотр и депортация.
Это должно было подействовать.
- Просьба не забывать об ответственности, которую вы несете. В нормативных актах ВОЗ четко обозначено, что страны, заключившие договор, обязуются выполнять распоряжение местной СЭС.* В случае неподчинения нормам ВОЗ вы будете привлечены к международной ответственности! Даем вам две минуты, чтобы открыть дверь.

Позже выяснится, что мир отреагировал на эпидемию очень оперативно. Соединенные Штаты, как страна, далекая от очага и с высоким уровнем развития биотехнологий и медицины, выступят с предложением поставлять незараженные продукты питания в страны Европы. Большинству стран отказываться от предложения будет крайне невыгодно, так как протекционизм обеспечил Америке незаменимую защиту от подобных неприятностей. Предложение вскоре поддержат Канада и некоторые страны Азии. США предоставят множество своих специалистов для борьбы с инфекцией и даже будут готовы продать доселе неизвестную вакцину от холеры по крайне низкой цене. По инициативе ВОЗ начнется расследование, в ходе которого выясниться, что в тяжелых условиях войны возбудитель перекочевал из центральной и восточной Африки (где до сих пор широко распространен) на север, а оттуда был перенесен нелегальными мигрантами из той же таки Ливии в Европу. Частичная вина Америки в этой ситуации и мотивирует ее активность в борьбе с проблемой. По данным некоторых СМИ Альфред и сам был готов лететь на край света и спасать коллег, но из-за закрытия границ ему не позволили этого сделать.

__________________

* Документ искал в интернете очень долго, не нашел. Прошу поверить на слово, он действительно существует. И невыполнение его может привести к уголовной ответственности.

0

12

Греция лежит без сознания и видит страшные картины в своем воображении. Ход переходит Кипру

0

13

Кипра охватила самая настоящая паника, аж мурашки пошли по коже, он не мог просто смотреть на страдания своего дорого брата, но и помочь ему – оказалось не в его силах. Вся его семья отличалась непокoрностью нрава и воинственностью, ну кроме Крита, его давно почивший брат, был куда более миролюбив, возможно от того, что видел родных не часто, как и они его… А как всем известно, разлука лишь укрепляет чувства, но потом он всерьез заболел, да так, что Греции пришлось оформить над ним опекунство. Чувствовать собственную бесполезность было не приятно, равно как и видеть своего сильного брата – таким… Как некогда Крит.
«Что же теперь делать. Я не хочу чтобы брат захворал…»
Поведение России успокаивало, он вел себя куда более собрано, нежели чем сам Кипр, это немного раздражало, но ради здоровья брата, он мог и «поподчиняться».
- В подвалы…. Брата, лучше перенести туда, там тихо, комфортно и свежо. Ему нужен воздух…
Побледневший Кипр, поднялся и пошел к двери.
- Я укажу путь
«О нем никто не знает, мы с братьями использовали это место для своего тайника.»

0

14

- В подвалы…. Брата, лучше перенести туда, там тихо, комфортно и свежо. Ему нужен воздух…, - голос Кипра дрожал.
- А не окажемся ли мы в ловушке? – голос серба звучал неуверенно и тихо, но при этом в окружающей тишине его услышали все, Зорич был готов убить себя за вырвавшийся вопрос.
- Н-да ну и ситуация – Голливуд отдыхает! А ведь и правда нужна чистая вода, лекарства, еда и опытный персонал... Нет, я конечно в России не сомневаюсь, но все-таки врачи они на то и врачи... А с другой стороны Иван никогда не брался за дело просто так, без уверенности в выигрыше или победе..., - мысли Гордана блуждали где-то далеко от реальной проблемы, но в тоже время были близко к ней, и так большое волнение все нарастало, - А удастся ли России спасти Геракла, удастся ли... Какие страшные мысли в голову лезут... Греция, переживший турецкое иго и две мировых войны, не мог просто так умереть от какой-то заразы! Он сильный, он выдержит, - такие мысли не успокаивают, такие мысли пугают еще больше.
И хотя все мысли Зорича были о Греции, они были эгоистичны, ведь он только сейчас заметил группу паникующих туристов и экскурсовода, которые столпились у входа.
- А люди? Они напуганы, они не могут выйти... – и опять тихий голос серба раздался громом в тишине музея. Гордану было стыдно за создание еще одной паники, - Россия, а что делать с людьми? Успокоить? Организовать? Или еще что-то?, - голос Сербии стал звучать несколько увереннее, Гордан не любил оставаться бузучастным.
- Непонимаю я их, им лись бы поесть!, - с явным неодобрением действий туристов сказала Воеводина нахмурив бровки.

Отредактировано Република Србија (2011-07-23 18:24:52)

0

15

Где живут самые лучшие санитарные врачи в мире? Правильно, в России. Вертолеты МЧС уже вылетели на греческую землю, а христиане возносили молитву Богу, дабы он защитил греков от всякой хвори. Почувствовав, что его люди, словно маленькие микроорганизмы появляются в Греции, Брагинский улыбнулся, он не доставит Америке и шанса сорвать их встречу, пусть лучше займется насущными для себя проблемами, сходит в Макдак да поест чего.
Чрезвычайное происшествие в России, появились первые пострадавшие от «ножек Буша», в которых найдены шарики ртути. Что это? Неужели, помыслы американцев так темны. Отравить Россиян. Сеть ресторанов Макдональдс закрыта на проверку. Как оказалась, мясо из ножек поставлялось и в них.
- Идем, же. Не стоит открывать им дверь. Пока что. Мои люди скоро будут здесь, вот тогда и откроем двери и лучше людям духовенства, они не подкупны, да и лекари отменные. Бог с нами, братья мои.
Произнес Россия и понес свою ношу.
- Гордан, ловушки не будет. Он думает, что мы испуганы, а это не так. Мои средства массовой информации тоже не дремлют. Да и…. Идемте, у нас нет времени.
В голосе мужчины послышалось нетерпение, он не мог подвергать своих духовных братьев опасности, да его действия портили и без того натянутые отношения с США, но сейчас Брагинского это как то не волновало.
Продукты из США возвращаются обратно на родину, в России введен запрет на продукты и медикаменты из заокеанской страны. В то же время, в Мексику и Кубу доставлены первые боевые единицы техники, новейшие технологии, так сказать с любовью из России.
«Нужно, как можно сильнее отвлечь его от нашей маленькой компании. Пусть задумается о насущном.»
- Не стоит медлить. Быстрее, иначе мы упустим момент. Греку нужна помощь, и немедленно. Каждое мгновение может стоит ему здоровья. Соберитесь.
Брагинский приблизился к Кипру.
- Веди же.

0

16

Голова трещит, но сознание медленно возвращается к Греции. Он никогда не испытывал подобных чувств. Словно Сербия в пьяном угаре треснул его сливовицей по голове. Веки потихоньку стали открываться, но что-то было не то… что-то сковывало его, но постепенно ослабевало. Он не слышал диалогов, разговоров, жизнь протекала мимо него… какие-то странные ведения одолевали его, и лишь когда он понял, что ведения – это всего лишь ведения, а не кошмар наяву, он стал приходить в себя. Болезненный оттенок стал медленно-медленно отступать, и Греция с усилием заморгал. Он видел, что перед ним уже стоят все те, кого он ждал, Кипр, Россия, Сербия… минутку… как Кипр?! Я же его не звал сюда
- Каждое мгновение может стоит ему здоровья. Соберитесь.
Греция с трудом разобрал встревоженный голос России. Давно он не видел русского брата, проявляющим заботу о нем. Хотя и не было повода. ЕС держал Грецию на немецком поводке, шаг влево-вправо был невозможен. Тем не менее, то были и неожиданно, и приятно…
Собрав остатки сил, Греция приложил усилия, чтобы оторвать руку от земли и пальцем ткнуть в проход между экспонатами, именно то место он готовил для встреч
- … туда… -, на этой фразе рука Греции упала на пол, но он продолжал ощущать и слышать все вокруг
Забудьте про туристов, их и так вызволят…

____________________________________
Музеи начинаю работу минимум с 10-00, наша встреча состоялась ранним утром, туристов там быть не должно. Большая просьба на будущее, без согласований не вводить НПСных персонажей в игру. Эндакси?

И прощу прощения за столь крохотный пост, самочувствие жуткое

0

17

Александрос делал все возможное и невозможное, чтобы и вовсе не разнервничаться. Когда-то он и его могучие братья были самыми здоровыми в этом мире, а нынче, они все стали «сливаться» с соседями. От их права голоса в международных ассоциациях ничего не зависело, так словно они и не приезжали. Кипр помнил, как умерла мать и брат. Смерти Грека он не смог бы пережить.
«Я должен успокоится, мои нервы могут лишь ухудшить ситуацию. Иван прав, время фиесты прошло
Вот только подойдя к колоннам мужчина не мог никак сосредоточиться и посчитать их, чтобы вспомнить тот заветный проход. Каждый раз, начиная считать с первой колоны, Кипр от волнения сбивался на номере пятнадцатом.

«Справа - налево или слева направо? Один, два, три, четыре, пять, шесть
…»
Тихий голос брата, прозвучал, словно раскат грома среди ясного неба.
- Брат…
Произнес Александрос, он хотел было подойти ближе и убедиться, что с греком все в порядке, но вовремя вспомнил о своей задаче.
«Мы считали справа налево, другие бы не догадались и загадка не в номере, а в значении. Мне нужны номер десять и девять. Там в стене…»
Мужчина подошел к стене между десятой и девятой колоннами и чуть надавил на один из камней на уровне своих глаз. Камень и впрямь отодвинулся, а через пару мгновений стена разъехалась, пропуская внутрь гостей. На удивление, лестница, по которой им придется спуститься, оказалась освящена подвесными факелами.
«Вот наша работа. Ни в одном подвале мира, факелы не освящают подвальные помещения, и все они так кичатся своими разработками, а мы придумали эту безделицу за каких то пару столетий.»
- Факелы нам не потребуются, заходите.

0

18

Не смотря на все волнение Кипра Сербия, как завороженный следил за его движениями. С таким взглядом обычно детишки наблюдают за искусным фокусником, вытаскивающим кролика из волшебного цилиндра. В глазах Гордана каждый раз, когда Кипр сбивался со счета, это выглядело волнительно, устрашающе и таинственно одновременно. Серб следил за руками Кипра, вместе с ним про себя считал колоны, хотя и не знал ни расположения тайных рычагов, ни чего бы то ни было другого, но так было легче... Вот именно, что легче! На лбу серба уже начал проступать холодный пот. Обычно не склонный к скорби и волнению Сербия, если только дело не касалось его семьи, сейчас был буквально на взводе. Несмотря на все семейные узы, на все кровные связи, Греция всегда был ближайшим другом для Сербии, лучшим соратником, который всегда поможет и поддержит. И сейчас, только сейчас, как бы это не было прискорбно, Сербия осознал это во всей полноте. Осознал и ужаснулся.
- Какая же ты сволочь, Гордан! Бесчувственный! Но хоть когда-то ты это понял! – атмосфера была столь угнетающая, что серб под давлением обстановки смог сдержать приступ отчаянного и безумного хохота, - Да, хоть ситуация и паршивая, но хоть какой-то прок от нее есть – именно в такие времена осознаешь всю значимость человеческих отношений. Поразительно, что в нормальное и спокойное время об этом я как-то не думал! Эх, Геракл, простишь ли ты меня за такое пренебрежение? Эх, опять эгоизм, ему бы сейчас поправиться.
- ... туда... – как только последняя мысль промелькнула в сознании серба, послышался знакомый голос Греции. Только вот Греция сказал это и снова то ли провалился в тяжелый и глубокий сон, то ли потерял сознание.
- Геракл! – от удивления Гордан было приоткрыл рот, но тут же расплылся в улыбке, глаза Сербии приобрели прежние искорки и блеск.
- Значит живой! – такой радости Зорич не испытывал давно, на душе сразу же стало легче, - Жив и держится! Молодец, Геракл, молодец! От радости серб даже забыл, что он хотел сказать России, главное ведь то, что надежда до этого теплившаяся маленьким огоньком разгорелась до костра средних размеров, а то и до большого огнища!
- Все будет холосо? – уже с улыбкой на лице спросила Воеводина.
- Конечно же хорошо, Златка, - Гордан тоже радовался по-детски искренне, Греция будет жить и это уже хоть что-то. А там уже и Россия вылечит его.
И вот когда «колдовство» Кипра закончилось, взору Сербии открылась лестница, освещенная факелами, хорошее убежище, ничего не скажешь. Из подвалов повеяло холодным воздухом.
- Эх, ну хватит прохлаждаться. Россия, понесли? – осознание того, что Греция точно жив вернуло Сербии прежнюю решительность и некую самоуверенность.

0

19

МСЧ России прибыло, лучшие санитарные врачи спешили помочь грекам, оказавшимся в затруднительном положении. Людей роднили подобные ситуации, общие беды заставляли их пересматривать свою жизнь и понимать насколько они заблуждались в своем мнении, о том, что общие проблемы конкретно их, не касаются. Богачи часто были уверены в том, что чума сгубит лишь бедняков, а они, сидя в своих домах могут по прежнему придаваться безмятежности жизни, ведь проблемы бедных граждан остаются только их проблемами. Или князья, уверенные в том, что татарское иго к ним не явится, а лишь поможет «изничтожить» как можно больше братьев-претендентов на престол Киевской Руси. Не раз жизнь учила их и жестоко наказывала за подобные мысли и решения. Перед общей бедой нельзя оставаться в стороне, иначе рано или поздно она может стать и твоей. Русские люди давно усвоили урок «единства», хотя и старались в последнее время позабыть о нем, всячески «подражая» европейским «друзьям», точнее американским. Медики принялись за свою работу, не замечая усталости и собственных потребностей…
Грек очнулся внезапно, его слабый голос было тяжело слышать Ивану, он, не желал терять своего брата по вере и мировоззрению, лишь крепче ухватил его и был готов нести его хоть на северный полюс. Заминка, вызванная поиском прохода, чуть раздражала.
«У него на исходе последние силы, а они даже проход не могут точно определить. Времени может и не остаться. Если мы непременно не спустимся, могут возникнуть проблемы, с нашим дорогим США. Он мне этого так не оставит. Постарается примчатся как можно быстрее, весь в сияющих доспехах… Главное, чтобы нас уже и след простыл. Пусть ищет, в лабиринтах легко заблудится.»
  Слова Гордана порадовали Брагинского, Кипр и Сербия «пришли в себя».
«Это хорошо. Собраны, шутят, значит переживем сегодняшний день, а завтра и посмеемся над всем этим.»
- Что-то жарко здесь слишком, пора бы и охладиться, не так ли Гордан. А то от духоты я стал что-то медлителен.
Иван, чуть улыбнувшись, понес драгоценную ношу в сторону хода и уже зашел внутрь. Прохлада оказалась не такой уж «холодной», так градусов 28, в России в такую пору люди нежатся на пляжах, оголив все части своих тел.

- Нужно закрыть проход, чтобы Он не догадался.

Брагинскому так хотелось, чтобы США попал в лабиринт и познакомился хотя бы с Минотавром.

0

20

Греция, все ещё несколько в смятении, старался прийти в себя, напоминая себе, что это он был инициатором встречи, что на нем лежит груз ответственности за то, что и Россия, и Сербия смогли прийти сюда, поэтому ему нельзя даже падать в обмороки. Он прекрасно осознавал, что вся эта малярия неспроста, что кто-то старается расстроить его планы, но легче ему от этого не становилось. Взяв, наконец, себя в руки, он начал приходить в себя. Греция вдруг понял, что его уже внесли в тайный зал, где должна была пройти встреча. В этом помещении, в котором пахло старыми залежавшимися копиями экспонатов, которые, как обычно, работники собирались выкинуть, но никто так и не выкинул,  стоял стол (в самом центре), на котором лежала бумага, ручки, вода, все для гостей, если кому-что надо будет записать. Греция усадили на стул, где он уже почти полностью пришел в себя. Он взглядом указал Кипру на переключатель, чтобы он закрыл дверь, а сам, не смотря на тревогу стран вокруг него, залез в карман, где у него лежало немного святой воды, которую даровал ему Афон. Потом он, ничего никому не говоря, сорвал с себя клок одежды, где был укус «комара». Место укуса имело стойкий алый оттенок и довольно большую область поражения.  Не долго думая, Греция вылил весь флакончик воды на это место, что причинило некоторую боль. Но это, благо, заставило его, наконец, отойти от состояния сна, хотя боль с каждым мигом становилось все сильнее. Потом, стиснув зубы, он посмотрел на стоящих вокруг него стран, которые ждали действий и, видимо, волновались.
Ну вот… что за фигня…
- Простите меня, ребята… я не хотел…
[Пауза в действии, игрокам можно ею воспользоваться, чтобы описать разговор с Грецией как НПС персонажем перед старом конференции]
После всех действий, Греция, уже давно встав со стула, посмотрел на Сербию, Россию и Кипра. С каждым из них его связывало какое-то хорошее воспоминание. Кипр, его двоюродный брат, во все времена был рядом с ним, со времен Византийской Империи, тут даже коротко описать не получится, почему они так хорошо друг к другу относятся. Сербия. В далеком прошлом  они редко пересекались, но, живя в османском доме, они нашли общий язык. Во всех последующих годах она сражались на одной стороне и против общих врагов, Болгария, Турция, Германия… А когда Сербия познал весь ужас развала дома, Греция старался помочь ему. Крах страны это всегда горе, это крах мечты. Сербия, в представлении Греции, познал ту же участь, что Византия, Киевская Русь в далеком прошлом и СССР в суровом настоящем. Югославия, словно знаменитая русская матрешка, разбилась и разлетелась на отдельные страны, которые не перестают между собой гавкаться. А когда свершилась проблема Косово, Греция стал на сторону Сербии. Возможно, кто-то увидит здесь политический подоплек, но только не он. История выхода Косово из состава Сербии да ужаса схожа с историей раздела Кипра. И там, и там меньшая государственная диаспора решила заявить свои права на исторические земли. И, в обоих случаях, ситуация получалась с абсолютно умопомрачительным эффектом. Как сейчас многие простые люди считают ТРСК отдельной страной, также и Косово скоро станет с таким «общечеловеческим» статусом. Надо приложить все усилия, чтобы Косово вернулась к Сербии, она уже провоцирует все меньшинства к сепаратизму. С такими темпами запросто в мире может появиться на Мировой карта Сицилия, Каталония, Великое княжество Рязанское и прочий политический бред. Россия. Россия – это тот, кто всегда стремился помочь Греции практически безвозмездно, но Греция, вечно находясь в зависимости, не видел этого. Они знали друг друга со времен Византии, но им обоим страшно не повезло. Можно даже начать проводить параллели. Византия подверглась атакам османов, Киевская Русь – татарам, Византия раздробилась на множество унитарных государств, Киевская Русь также, Греция попал в зависимость от Османской Империи, в последствии став её частью, Московия оказался в страшной долговой зависимости от Золотой Орды… можно ещё долго перечислять, что же ещё их связывать, но Греция знал одно – если его мама отдала право считаться наследником православия России, это многое значит. И она как всегда была права. Россия очень быстро встал с колен рабства, в отличие от него… Россия до сих пор является одной из самых могущественных стран мира, хоть с ним перестали считаться. Россия помог ему объявить независимость в прошлом, постоянно опекал после, за что весь греческий народ полюбил Россию. Даже будучи разделенным между Англией, Францией и Россией, он все равно смотрел на Россию как на единственную страну, которая может стать лучшим другом и союзником, а не просто охотником за выгодным географическим положением. Последние события отодвинули их друг от друга… Попав в ЕС, Греция совсем не ожидал, что станет негласным рабом и козлом всего ЕС. Конечно, по началу эту было интересно и многообещающе, но что стало происходить впоследствии, стал его душить. ЕС запрещал Греции сотрудничать с Россией, что влекло за собой страшные экономические последствия. ЕС управлял Грецией так, как считал нужным. Даже ребенку было бы очевидно, если бы Греция открыла безвизовый режим и начала торговлю с Россией, Греции ЕС был бы уже не нужен. Развитие отношений, которое бы последовало за этим, составило бы угрозу не просто целостности ЕС, а появился уже бы прецедент на конкурента. Но нет. Этого, к счастью ЕС, не случилось вовсе. Поэтому Россия начал сотрудничество… с Турцией. Скребя сердцем, Греция наблюдал за этим, но пора это закончить. Греция проснулся от векового сна, он взял ситуацию в свои руки. Он – первый и единственный наследник Византии, он имеет веру в себя и свои силы, он будет инициатором нового союза.
Отойдя от мыслей, он, подойдя к доске с мелом, сказал
- Я вас собрал здесь… не просто для того… чтобы посмотреть на экспонаты… и музей Византийской культуры был мной выбран неспроста… Вы же все помните Её…
Греция сделал паузу, сам между тем вспомнив маму.
- Грядут тяжелые времена… и мне кажется, что нам следует держаться вместе…

+1

21

Одной из главных бед некогда сильных держав, в ныне ослабленных, так как им буквально на «пятки» насттупали молодые родственники, Александрос считал этакое чувство собственной значимости. Ложное и неправильное ощущение, ведь мнение этих самых «малышей» в новом мировом порядке играло куда большую роль чем их собственное. «Почивать на лаврах» былого могущества опасное занятие. Тот Рим который был хорошо знаком Византии, да и им всем, стал «жертвой» собственного ума.
«Ума ли? Просто не понравилось ему с нами жить, захотел свой край, что называется «с победами и нимфами». До сих пор помню, как после его ухода мы не досчитались в библиотеке ни одной сотни книг. Все на что он был хорош, так это на создание сухих законов, да и на ораторство. Бррр. Да законы ему нужны были лишь на то, чтобы оправдывать собственную значимость. Поделил свой народ, пограбил где-то в дальних далях, да нагулял своих бастардов. И что? Расслабился. Стал верить в собственное «я», да и не заметил, как заболел и умер. Все его дети наследовали ему, и в конце концов захватили мир. Мы не должны сдаваться, и не только мои братья, но и Египет. Мы многое пережили, и мой брат, должен подняться с колен, и объединиться с теми, кто родственен нам по духу. Пришло время бороться за место на мировой арене, иначе нас ждет рано или поздно участь Рима. Да, будут восхвалять наш гений, но уже после смерти…»
Кипр ощущал себя слабым, он не мог быть «полноценным игроком», так как не все его признавали и мужчина постоянно ощущал легкую слабость. Многих с кем он праздновал за одним столом, больше не было. Они исчезли, рассыпались в прах. Собственная бесполезность действовала на нервы.
«Мой брат сильнее, он не позволит им «стереть» себя, а Иван…»
Внутренняя сила, исходившая от России успокаивала, Кипр особо не интересовался словянином, хотя он и представлялся ему воином, которого способен пройти сквозь строй и выжить, сохранив свои лицо. Он оказался достойным преемником Византии, хотя в послденее время от него так же желали избавится.
Полутемное и «интимное» помещение, благотворно подействовало на Геракла, его брат уже не выглядел таким болезненным. Александрос сел поодаль от него, и закрыв глаза, вслушивался в голос брата, ловя каждую слово и интонацию.
«Ему легче.»
Кипр чуть улыбнулся.
- Мой брат говорит дело. Мы все для НИХ обломки дряхлого прошлого. Что до меня, то мое здоровье подорвано, по всем Вам известной причине.
Горько улыбнувшись, проговорил Александрос.

0

22

Ура! Все теперь хорошо, с Грецией все в порядке, все успокоились, все отлично! Но это все сводится к одному «но» и «но» это будет сказано Сербией. Все-таки движение о неприсоединении дает о себе знать и политика неприсоединения ни к одному из блоков  чертовски нравится Сербии. А теперь уже будет «но» для Сербии – Россия хочет возродить свой блок и надеется на Сербии. Конечно,  все-таки братские страны и народы, старая дружба, посильная помощь России. И Сербии было стыдно. Да-да, именно стыдно, Сербия сам от себя не ожидал такой подлянки, но, увы, сейчас он сгорал со стыда. Почему со стыда и почему прямо-таки сгорал? Ну, совесть имеет обыкновение просыпаться неожиданно, а тут такое событие, конечно же, она проснулась, совести тоже что-то, а в данном случае кого-то грызть надо. Так вот, Сербия сейчас готовился заявить всем собравшимся, что с его стороны может быть подписан лишь какой-то торговый договор, договор о безвизом режиме или договор о каком-то незначительном сотрудничестве в какой-то незначительной сфере. В общем, заявление Гордана явно будет для России, Греции и Кипра как снег на голову. Ну, что же, Сербии к серьезным, но необдуманным поступкам не привыкать, ничего, прорвется. Еще во времена Первой Мировой Сербия уяснил, что шаткий и хрупкий мир все же лучше, чем ужасная война. И даже тот факт, что недавно был этот конфликт вокруг Косово, никак не повлиял на мнение Сербии, очень нейтральное мнение Сербии. Нет-нет, балканской Швейцарией Сербия точно не сможет стать, географическое положение подкачало, но стараться поддерживать мир в регионе это ему не мешает. Очень удивительно для Сербии, который и нейтральную позицию избрал только из вредности, неправда ли? Конечно же, удивительно, а вот упорство, с которым Сербия будет рьяно отстаивать свое мнение, будет для него очень и очень привычным и стандартным. Итак, преступаем к развязке.
- Греция, я бы хотел тебе сказать... – голос Сербии сначала был непривычно тихим, но потом Сербия таки смог взять себя в руки и уже более уверенным голосом сказал, - И вообще, все здесь присутствующие! Я просто хочу вам сказать, чтобы иллюзий по поводу меня не строили. Нет, я, конечно, понимаю, что больно оно вам надо, но все же. И прошу, не давите на меня! Я просто хочу остаться нейтральным, и Косово хватило, знаете ли, - все, сказал и замер... А потом оказалось, что не замер, а почувствовал головокружение и слабость всего тела, а потом... А потом Сербия понял, что уже находится в состоянии кратковременного полета и посадка не обещает быть мягкой, а потом Сербия ощутил бы холодный мраморный пол, если бы не потерял чувств. Вот так вот, зараза добралась и до Сербии и никакие комары тут не виноваты. Эх, только Греция оправился, как Сербия вышел из строя. Ну надо же какая неприятность!
А вот Воеводина... А что Воеводина? А Воеводине  в силу своего маленького роста даже и падать не пришлось, ножки просто подкосились и она с мягким «Плюх!» приземлилась на совсем не мягкий пол. Вот таким вот образом сербская делегация в скором времени будет признана недееспособной.

0

23

   Зачем о  Он  Это  Делает?
Мысль, которая уже не первое десятилетие мучила Россию. Только не думайте, что Иван ждал ответа. Он знал его, причем во всех подставных и честных ответах. Независимый материк, всем нужно выживать, всем хочется что-то значить... Разве кто-то сомневался в этом? Эти же строки могла бы продублировать каждая страна, включая и его самого. До недавнего времени. Топить всех и каждого. Это ведь верная тактика для мира, подобному этому? Забыть про людей, про радость, про счастье... Наверное, Россия был слаб уже тогда. Когда принял Коммунизм. Идея абсолютного счастья, которая снилась ему в редких снах и которую тот, согласившись со своим Боссом, незамедлительно исполнил. Давя на всех и каждого, кто не хотел следовать этой идеи. Делал точно так же, как этот расчетливый гамбургероед. И все бы шло так и далее: СССР бы существовал, формально поддерживая отношения с США, Китай бы развивался, при том что в воздухе витала бы тихая нотка ненависти и желания разодрать друг-друга...  Но тогда он дал слабину. Захотел выйти из этого угнетающего политического бреда, в который был обязан затянуться. Освободиться, дать волю и счастье другим... Ради этого был готов, и, к с лову, таки пережил предательства своих, остался один. И сейчас, желая мира, вновь был растерзаем со всех сторон? Вновь политика этого времени?..
  Иван с ней не согласен. Пора бы, наверное, выпустить шипы, но... А, впрочем, не важно. Сейчас перед ним стояла другая задача. Решить то, что есть. Здесь сейчас.
  Греция, Кипр, Сербия... Теперь, выходит, каждый из них пожертвовал чем-то, чтобы попасть сюда. И, к слову, в перспективе для них же это выйдет в весьма плачевные последствия: Греция, на время, а может, теперь, и на всегда, из-за сложившейся ситуации не будет иметь возможно покинуть ЕС, положение ее усугубиться, а о поведении ООН лучше и вовсе умолчать. Сербия вновь дождется Альфреда в гости, давление с его стороны и  повернет его в другую полярность. В Антимир. Воеводина, которую тот привел с собой, и вовсе обречена. А Кипр... Кипр... Его участь самая предсказуемая. Но что же тогда будет с ним, с Россией? Признаться, ничего. В последнее время на него навалилось столько проблем, что это - очередная пчела к общему рою. Стоит ли обращать на это внимания? Стоит ли отнекиваться перед мировым сообществом. которое и без хочет порвать, и лишь ждет повода? Для тех, кто мечтает его разорвать - это очередной маяк. Для тех, кто хочет восстать против них - точно такой же маяк. Для таких же, как он. Знак: пора выбирать. Брагинский не привык судить обо всем однополярно и, возможно, именно поэтому его существование все еще продолжалось. Во всем есть польза, как говорится, со слезами на глазах.
   На минуту Иван впал в раздумья, выбивая из головы многочисленные планы. Да. Удивительно, но в его уже далеко не молодой голове имелись таковые, и сейчас, видать, придется осуществить один из низ. Неразумный, с невероятно плачевными для него же последствиями, и...
... Греция моментально вывел Россию из своего внутреннего мира и заставил действовать, судя по всему, почти так, как было первоначально запланировано. Он очнулся, что уже само по себе было фактом несомненно благоприятным. Это позволило Ивану сделать небольшой выдох облегчения. Да. Греция не сломается так просто. Возможно даже, сам Россия этого не позволит.
-... Грядут тяжелые времена… и мне кажется, что нам следует держаться вместе… - начал было Греция. Иван остановил все процессы, что до этого шли у него в мыслительной системе, и теперь просто слушал. Нарочно забыл где они, в каком положении, что здесь делают. Слушал. Всех. Внимательно. С серьезным лицом, не мигая и не улыбаясь.
- Мой брат говорит дело. Мы все для НИХ обломки дряхлого прошлого. Что до меня, то мое здоровье подорвано, по всем Вам известной причине. - его идею подхватил и Кипр. Россия что-то отметил в своем воображаемом списке. Теперь дело бы за Сербией.
-И вообще, все здесь присутствующие! Я просто хочу вам сказать, чтобы иллюзий по поводу меня не строили. Нет, я, конечно, понимаю, что больно оно вам надо, но все же. И прошу, не давите на меня! Я просто хочу остаться нейтральным, и Косово хватило, знаете ли, - Иван даже не успел выразить то, что навеяло ему это недолгое выступление, в купе с другими высказываниями; он даже не успел прочувствовать это; даже не успел ни обрадоваться, ни удивиться, ибо... Пришла очередь Сербии. Теперь и он подхватил заразу, а вслед за ним и малышка Воеводина.
А вот это уже не есть хорошо. Про себя отметил Брагинский. И глупо говорить, что теперь причин волноваться было еще больше: он, Россия, единственный, кто пока "здоров". Хвалить за это водку, иммунитет, свои размеры или еще что-то в этом роде, но это был факт - его свалить трудно. Но возможно, тянуть более нельзя. А это означало, что ему придется отвлечься от того, что только что сказал Греция. Больше не было тех средств, что были при помощи Греции.
Но есть что-то, в чем я могу им помочь. У Ивана была одна лишь вещь, которую он носил с собой, под самым сердцем - небольшая бутыль с водкой. Насколько она может помочь в этой ситуации - вопрос относительный, но Брагинскому казалось, что все же да, может. Русскую душу никто не отменял.
Я знаю, что тебе, в твоем состоянии, будет трудно это сделать. Но сейчас это не важно, нужно попробовать хотя бы это сделать сообща.
-Греция, ты не поможешь мне? - он указал на бесчувственного Сербию, с намеком, что нужно приподнять его голову и влить в него немного водки (Не смейтесь! Я слышу ваш смех! НЕ СМЕЙТЕСЬ! Лекарство, альтернатива воды, и вообще почти что спирт. Какой-никакой, а антисептик и вирусобойник. Вторая Мировая полностью показала все чудо этого средства). Воеводину, к сожалению, ждала эта же участь.
А еще пришлось им щеки набить... слегка намочив водкой. Жаль, наверное, что ее так мало, но хорошо, что она есть, что им хватит еще на несколько малюсеньких глотков.
Теперь оставалось ждать, когда все дойдет туда, куда нужно. У России же появилась возможность поговорить с Грецией и Кипром, пока сам он еще не впал в подобное состояние(впрочем, если на Россию не действует главное оружие Англии, то возьмет ли его такая "мелочь"?)
- Я понимаю, чем вызвано такое предложение. Я соглашусь, что то, что вы говорите - так. Но, - Россия посмотрел на Сербию, дабы не упускать его состояния из виду, - Греция, ты все еще связан с ЕС и НАТО. Ты ведь понимаешь, к чему я клоню? Если же Кипр решит сотрудничать со мной вот так, только вдвоем, это приведет к кое-чему очень плохому. Тоже самое касается и сотрудничества с тобой. - Иван поправил шарф, став еще более серьезным.
Несомненно, Греция должен понимать, к чему я клоню. НАТО и ЕС не позволят ему подобного. Выход приходится слишком трудным, а нарушение устава - почти что заявление о создании военного блока. Это будет затруднительно, но ему придется принять решение. Оно будет нелегким в любом случае, но будут различны результаты. Иван вновь осмотрел присутствующих, возвращая водку "к сердцу". И Сербии также пора определиться. В этой войне не будет нейтралитета... Это не то, что видел мир ранее. Впрочем, я могу лишь позавидовать его наивности.

***
А пока они здесь, Брагинский не намерен опускать руки и молча следить за тем, что происходит. МЧС - да, они уже были здесь, но можно ли назвать это помощью? К тому же, сейчас от этого зависит и его жизнь. Тот эпизод, когда почти плевать на последствия, можно сказать, настал. Вслед за МЧС в Грецию направились эксперты вирусологи, микробиологи и прочей специалисты, для устранения источника и его последствий. Плевать, что был кто-то еще. Россия часто помогал Греции в подобных ситуациях, и теперь, пока он сам еще здоров, он сделает это вновь. Неудивительно, что эксперты также отправятся и на Кипр - вирус, несомненно, проникнет и на соседа, а формально и негласно - они есть одно целое.
Было и еще кое что, он сделал Россия, однако это то, о чем умолчат СМИ, о чем Америка может догадываться, но не знать наверняка. Но Иван поможет, совершив эту глупость. В миллиардный ущерб, но.... тогда он будет... не один. Греция поймет это позже, а пока... можно почувствовать себя в состоянии упадка.
***

-Отсюда есть запасной выход? В таком состоянии находиться здесь опасно. Считайте, что я приглашаю вас.
Я могу увести вас отсюда. Пока я не чувствую, что болен, нет смысла более запираться здесь. Они ничего не решат в таком состоянии. Место выбрано... не верно. И символика слишком печальна... теперь. Если сейчас мы расстанемся, то можно считать, что пошло все к черту. Нельзя допустить. А этот чертов гамбургероед... я более не желаю слышать комментарии. Он уже наполнил мою чашу, и вскоре я буду вынужден ответить ему. Соваться же ему сюда... заявить всему миру, какова его роль на самом деле. Слишком ранний очаг, мир еще не до конца сформирован для начала новой волны. Мы же не должны прятаться здесь. Ваня, признайся себе... ты знаешь, что это бессмысленно.

Отредактировано Russia (2011-12-27 14:12:03)

+2

24

Перед глазами мельтешили бесцветные мушки, иногда окрашиваясь в разные оттенки красного и бордового, в ушах шумело. Но Греция вполне мог вести беседу, совершать осознанные действия.
«Как не вовремя. Господи, почему так не вовремя?»
Столько надежд и сил возлагалось на эту встречу, а теперь… Теперь не могло быть и речи ее продолжать. Ни России, ни Сербии, ни даже Кипру нельзя было здесь оставаться. Геракл чувствовал, что зараза еще здесь, что от нее так просто не избавиться. Кто следующий? То, что это обязательно случится, он не сомневался. Впрочем, он успел сказать. Намекнуть. Кто понял?
— Мой брат говорит дело. Мы все для НИХ обломки дряхлого прошлого.
Кипр. Да, он всегда был близок греку, хоть и отличался более идеалистичными взглядами.
— И вообще, все здесь присутствующие! Я просто хочу вам сказать, чтобы иллюзий по поводу меня не строили. Нет, я, конечно, понимаю, что больно оно вам надо, но все же. И прошу, не давите на меня!
Греция со вздохом кивнул. Это было предсказуемо. Надо как-то вспомнить ораторское мастерство древних и сказать, что  и он тоже навоевался, навоевался по уши, по самое не могу, что и ему тоже не хочется ввязываться ни в какой военный или любой другой союз. Но время настало такое… Если сейчас не сделать хоть что-нибудь, то потом будет слишком поздно. А учитывая общую заторможенность грека в принятии решений, возможно, поздно уже сейчас.
— Я просто хочу остаться нейтральным, и Косово хватило, знаете ли…
Пауза, и едва Геракл открыл рот,  чтобы ответить, Гордан мешком осел на землю. Рядом мягко повалилась Воеводина. Вот и сказывается игнорирование постулатов ВОЗ: не хватало, чтобы его привлекли к ответственности еще и за это. О чем он думает?! Его соседу и другу плохо, а он стоит столбом и ничего еще не сделал. Впрочем, наверное, еще не совсем поздно что-то предпринять…
Тем не менее, Греция так и остался стоять, тупо открыв рот. 
— Греция, ты не поможешь мне? — голос России вывел его из ступора.  Стараясь не шататься и держать себя в руках, он  насколько смог быстро подошел к бесчувственному сербу, приподнял тому голову. Пахнуло спиртом и российская панацея от всех болезней прозрачной струйкой отправилась уничтожать болезнетворных микробов. Немного помедлив, Греция так же приподнял голову маленькой девочки. Пусть ребенок, но она тоже имеет право на жизнь. Россия действовал быстро и умело, невольно Геракл задумался о том, что происходило в то время, пока он сам был в холерной отключке.
— Я понимаю, чем вызвано такое предложение. Я соглашусь, что то, что вы говорите — так. Но…
Греция положил руку на покрытый испариной лоб Сербии и перевел взгляд на Россию.
—  Греция, ты все еще связан с ЕС и НАТО. Ты ведь понимаешь, к чему я клоню? Если же Кипр решит сотрудничать со мной вот так, только вдвоем, это приведет к кое-чему очень плохому. То же самое касается и сотрудничества с тобой.
Он понимал. Он даже слишком хорошо понимал, потому и сделал эту встречу тайной. Это была большая ошибка, но ничего уже не поделаешь. Все, все летело в тартарары. Знаете, как бывает: загнанная в угол мышь может броситься на кошку. Греция был загнан в угол. В такой угол, из которого не было уже никакой надежды выйти прежним. Долги, с которыми он надеялся рассчитаться уже в ближайшее время, вновь замаячили черной тучей: весь его туризм с этой эпидемией накрылся медным тазом, сельхозпродукция на экспорт тоже уже не продашь. Единственный выход — дефолт. И стать зависимым от кого-то очень сильного. Все опять упиралось в вопрос доверия. Был ли Россия тем, кому можно доверять? Методом исключения получалось, что да — был. Только он еще ни разу не сделал подлости по отношению к греку. Да, порой был жесток, но по-своему честен. Но надо принимать решение. Оно уже было, только Геракл пока еще боялся о нем подумать. Выход из ЕС… Нет, это не страшно. После случившегося он станет лишь еще большей обузой. В данном случае это ему не выгодно покидать союз, потому что тогда он останется совсем один. А вот Еврозоне сбросить с плеч уже совсем бесполезную Грецию было бы весьма неплохо… Гораздо сложнее было с НАТО. Военный союз, хоть и миротворческий. Если из него выйти, и Албания, и Турция не останутся в стороне, это ясно даже такому политическому идиоту, как он. Но выбора все равно нет. Условия диктует не он.
— Конечно, я все понимаю, — Греция прямо и твердо посмотрел в фиалковые глаза России. — Я думаю, что смогу уладить это затруднительное… положение.
Немного помолчав, он добавил:
— Я верю тебе. Если я ошибусь, то пусть это будет последняя ошибка в моей жизни.
Все. Все было сказано. Остались формальности.
— Отсюда есть запасной выход? В таком состоянии находиться здесь опасно. Считайте, что я приглашаю вас.
Греция поднялся и взял на руки легкое тельце девочки:
— Да, есть, конечно. Нет смысла оставаться здесь дольше. Как только пройду профилактическую работу, разгребу эту ЧС, поеду к тебе. Со всеми полагающимися санитарными  предосторожностями, разумеется, — Геракл выразительно посмотрел на Россию. — Нам же нужно обсудить год Греции в России и, соответственно, твой год у меня. Столько всего запланировано, что я, боюсь, все не успею… Надо пересмотреть план мероприятий и  перечень сфер сотрудничества. Да и вообще, учитывая мое нынешнее положение у нас скопилось много вопросов, которые необходимо решить.
С этими словами он направился к выходу.

_________________________________________________________________

Все, давайте заканчивать этот бред. Все разъехались/перенаправились по домам. До лучших времен.

+4


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Завершенные эпизоды » Нас много, нас рать!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC