Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Я сыграю марш... Мендельсона!


Я сыграю марш... Мендельсона!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Место: Вена, столица Австрийской империи
Время: август 1866 года
Участники: Пруссия, Австрия , Венгрия
Завязка: После окончания австро-прусской войны Пруссия приходит к Австрии с требованием отдать ему Гольштейн, там он встречает Венгрию, которая по старой дружбе просит Пруссию заставить Австрию дать ей свободу. Тем временем Австрия готовится  сделать ей предложение.
Итог:

+1

2

Он ещё раз убедился в своей крутости и в том, что он - Великий, Неповторимый и Самый-Самый, да-да, с больших букв. Нет, он, конечно, это знал и был свято в этом уверен, но лишние доказательства никогда и никому не мешали, особенно пруссаку, ведь так? И этим лишним доказательством сейчас служила победа над этим жалким аристократишкой Австрией. У Гилберта изначально было больше солдат, а, следовательно, победа была лишь вопросом времени. Как и ожидалось, Пруссия одержал верх и теперь прибыл в Вену, в дом Родериха с требованием отдать ему, Пруссии, Гольштейн. Как всегда, Гилберт явился без приглашения, а, собственно, зачем оно ему сейчас было? Байльшмидту было глубоко плевать занят ли сейчас Родерих или нет, важнее было получить земли.
Дорогу к австрийскому дому он знал хорошо, поэтому найти особняк этого аристократа труда и не составило. Байльшмидт шёл не спеша, будучи уверенным, что австрийский очкарик никуда не денется. А куда ему, собственно, деваться?
- "Засел опять в своём особняке и никуда выходить не хочет," - прусс цыкнул языком и чуть ускорил шаг, приближаясь к особняку. По пути рассматривая жилище Эдельштайна, Пруссия не то, что завидовал, да просто было интересно, на кой чёрт собственно, все эти украшения, завитушки и прочие архитектурные премудрости. Прошло немного времени, и вот Байльшмидт, вдоволь наругав вкус Родериха, без стука открывал большую деревянную дверь. Оказавшись в доме и слегка присвистнув - давненько он тут не был - Пруссия медленно пошёл, оглядываясь. Вдруг он остановился, поставив одну руку на бок, и крикнул:
- Эй! Родерих, что б тебя! Я пришёл за Гольштейном!
Видимо, ему просто было лень идти до кабинета этого аристократа, а, если его там и не окажется, то ещё и разыскивать его по всему дому. Нет уж, пусть он сам к нему спуститься. Не дело Великих ходить за поражёнными в боях.

0

3

В тот день Венгрия была на ногах ещё до рассвета: столько дел нужно было сделать!
Вот уже много лет она была служанкой в доме Австрии и привыкла много работать, поддерживая в порядке роскошный особняк Родериха, следя за тем, чтобы жизнь аристократа была комфортной. Австрия, даром что жил в обставленном дорогой старинной мебелью шикарном доме, построенном по проекту известного архитектора и блистал на приёмах, изысканно и элегантно одетый, но в быту был невероятным скрягой. Дома он ходил в старой одежде, залатывать и подшивать которую приходилось Венгрии, причём делать это надо было крайне осторожно, чтобы одёжка не разлезлась по швам. Питался сей "скупой рыцарь" тоже крайне скромно, а его слуги и подавно жили впроголодь. В общем вполне понятно, что прислуживать в доме Австрии было удовольствие сомнительное. Особенно если учесть, что он частенько надувался  спесью и принимался вещать о том какой он великий музыкант, какой он высокородный и культурный. Да Венгрия уважала Австрию за его происхождение и высокую культуру, а уж когда он играл свою любимую музыку она вообще могла слушать его, позабыв обо всём на свете. Но как же гордую мадьярку бесил его снобизм!
В общем говоря, жизнь слуг Австрии была не очень то весёлой. А уж когда герр Эдельштайн, в очередной раз решив потешить самолюбие, взялся объединять немецкие княжества "под своей рукой", из-за чего неосмотрительно ввязался в войну с сильным и агрессивным Пруссией, жизнь обитателей "австрийского дома" стала совсем тяжёлой. Именно тогда Венгрия начала задумыватся о том, что неплохо бы ей наконец получить свободу. Она конечно была благодарна Родериху, спасшему её от рабства у жестокого Турции, но всякая благодарность имеет свой предел и Венгрия уже отплатила Австрии с лихвой.
Венгрия наводила порядок в холле особняка, как вдруг услышала знакомый голос: - Эй! Родерих, что б тебя! Я пришёл за Гольштейном!
Да это же Пруссия! Венгрия часто с ним препиралась, но так давно его не видела, что захотела поговорить.
-Эй Гилберт, ленивая прусская задница, это ты!-крикнула она в грубоватой манере, как всегда общалась с пройсом, тоже любившим её подкалывать. Cтарый приятель, он, частенько выводил Венгрию из себя за что получал сковородкой по голове и прочим важным регионам. Но как бы ни не хотела Венгрия себе (а тем более ему) в этом признаться, она соскучилась.

0

4

У Родериха болело левое колено.
Не то, чтобы это доставляло ему особенные неудобства, например постоянно ныло или на него было сложно опираться. Просто с последней битвы все остальные раны уже успели затянуться, а вот колено, на которое австриец нечаянно упал в том же сражении, до сих пор неприятно покалывало при каждом шаге. Поэтому и так обычно не особо торопливый Эдельштайн последние дни был еще медлительней, угрюмей и раздражительней.
Австрия старался скрывать боль в колене от других всеми способами: тайно наматывал себе на ногу бинты с компрессом, как можно чаще сидел, во время ходьбы стоически переносил боль... Наверняка получалось у него это не ахти как и прислуга делала вид, что все так, как хочет хозяин. А может, как раз и получалось, Австрия не придавал этому значения.
В отличие от раздавшихся в дальнем конце дома криков. Даже здесь, даже в своем кабинете, Эдельштайн сумел расслышать два столь знакомых голоса. Господи, как же некстати это все... Закрыв ящик стола, он убрал все, требуемое для передачи земель, за пазуху, затем проверил карман на наличие кольца и неторопливо направился к главному холлу. Неожиданно Родерих почувствовал, что очень устал от всего этого: от бесчисленных европейских войн, от назойливых и не очень соседей, от этого огромного дома... В какой-то момент австрийцу захотелось иметь небольшое жилище далеко в горах. Чтобы быть там только с ней, самой заботливой в его жизни.
- Молчать! Вы, оба, находитесь в моем доме! Здесь мои законы и мои правила! - появившись наверху парадной лестницы, Австрия все так же неторопливо спускался по ней, держась за поручень, и продолжал громко говорить - Эржбета, у тебя много других важных дел, поэтому оставь нас с Гилбертом наедине и продолжай работать. Гилберт, надеюсь, мы сможем покончить с этим как можно быстрее.
Выдержав небольшую паузу, Родерих как раз успел спуститься с лестницы и остановился у самого начала ее, внешне не выказывая никакого желания подойти хоть немного ближе к Пруссии. А причина была, конечно же, проста - колено опять назойливо покалывало.

0


Вы здесь » Hetalia: 3rd World War | Хеталия: ВВ3 » Флешбэки » Я сыграю марш... Мендельсона!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC